Читать онлайн Зов сердца, автора - Лермэн Рода, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов сердца - Лермэн Рода бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов сердца - Лермэн Рода - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов сердца - Лермэн Рода - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лермэн Рода

Зов сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Пораженная силой гнева, прозвучавшего в тихом предупреждении Джейсона Халлорана, Дана смотрела ему вслед, когда он уходил, хлопнув дверью. Ее сердце дико забилось, а собственный гнев поднялся до уровня его гнева. Самое высокомерное ничтожество из всех, какие ей встречались! Она не устраивала эту встречу! И ни с кем не вступала в заговор. Неужели он не понял, что ей просто велели прийти, так же, как и ему? Неужели он не видел, что она поражена не меньше его, когда они оказались один на один?
Наконец сердце чуть успокоилось, и она обернулась к Брендону Халлорану — посмотреть, как он воспринял взрыв своего внука. Явно, это он подставил их обоих, но на его лице не было и намека на раскаяние. А если что и было, так это уверенность.
— Я думаю, хорошо вышло, правда? — спросил он довольно.
Дана посмотрела на него так, словно поняла, что он раскрыл еще не все свои карты.
— Хорошо? Вы думаете — хорошо? — покачала она головой. — А где же Лесли Бейтс? И где были вы? Вы ведь обещали прийти.
— Нет, — поправил он. — Я обещал взять на себя Джейсона. Поэтому я попросил Лесли не приходить.
— И как вы думаете, чего вы достигли? Он откинулся на спинку стула и засиял.
— Чего хотел, того и достиг. Джейсон никогда раньше не выходил из себя.
— Неужели? Ну что ж, у меня для вас потрясающая новость. Похоже, благодаря мне он приобрел эту привычку.
— Точно, — кивнул Брендон.
— Я не могу, конечно, полностью винить его, — сказала Дана, прежде чем до нее дошел смысл слов Брендона. — Вы хотели, чтобы он вышел из себя. Зачем?
— Мужчина скучает. Его надо растормошить.
Тут до Даны стало кое-что доходить. И скрытый смысл сказанного ей пришелся не по вкусу.
— О, нет, — сказала она, засовывая эскизы как попало в папку. Забудьте об этом. Я нанимаюсь не для того, чтобы развлекать вашего внука.
— Конечно, нет, — успокоил он. — Вы прекрасный график, и Джон Лэнсинг будет счастлив взять вас в штат.
Работа в типографии стала ей казаться все лучше и лучше, Она может nqr`r|q там, брать дополнительные заказы, а со временем найдет работу в другом агентстве, где, во всяком случае, не придется иметь дело со сводничеством.
— Я свяжусь с вами. — сказал старик, когда Дана схватила свою папку и направилась к двери.
— Нет, не надо, — в голосе ее прозвучало отчаяние. — Если вам нужны эскизы, они ваши. Я оставлю их в агентстве Лэнсинга. И можете делать с ними, что угодно.
— А работу вы не хотите?
Дана подумала о том, что значит для нее работа в маленьком престижном агентстве. Поколебавшись еще секунду, сравнивая преимущества и то, что ей придется терпеть от Халлорана, она твердо сказала:
— Нет. Я не хочу работать там, где мне придется видеть этого человека, — и посмотрела туда, куда ушел Джейсон — на тот случай, чтобы не было никаких сомнений, кого она имеет в виду.
И даже это вызвало улыбку на лице Брендона Халлорана. Почему в глубине у нее появилось чувство, что именно за ним останется последнее слово?
— Мисс Роберте? Джон Лэнсинг. Мои поздравления!
Дана опустилась на стул перед чертежной доской.
— Поздравления? С чем?
— «Халлоран Индастриз» принимает ваш логотип, и работа — тоже ваша.
Где чувство ликования, удовлетворения? Единственное, что она ощущала паника.
— Я так не думаю, — сказала Дана, заставляя себя не вникать в то, какую возможность она отвергает.
Будущее. Деньги. Может быть, она такая же ненормальная, как Брендон Халлоран с внуком?
Ее ответ был встречен молчанием.
— Я не понял. Вы не хотите получить работу? Вас не устраивает зарплата? У вас есть предложения получше? Думаю, мы уладим это дело, я проконсультируюсь о высшей ставке, которая существует в других компаниях.
— Дело не в деньгах, — сказала она, едва не задохнувшись.
— А в чем тогда?
— Просто я думаю, что не подхожу для этой работы, — соврала Дана.
— Конечно, вы подходите! Я даже не могу вам передать, какое впечатление вы произвели на Брендона Халлорана!
— Не сомневаюсь, — пробормотала она.
— Я не хотел бы на вас давить, мисс Роберте, но, честно говоря, Брендон очень хочет заполучить именно вас на этот заказ, — сказал Лэнсинг и потом добавил еще один убедительный аргумент:
— Если вы не согласитесь на эту работу, мы можем потерять «Халлоран Индастриз».
Дана раскрыла рот, догадавшись, какую карту припрятал Брендон Халлоран. Козырную карту.
— Так это же смешно, — сказала она. — Компания — ваш постоянный клиент.
— Бизнес жесток. И все, касающееся качества — главное. Он пойдет в ту компанию, где будете вы. Все очень просто.
— Он чокнутый! — с чувством воскликнула Дана. — Со справкой Полоумный!
— Он — один из умнейших бизнесменов, которых я когда-либо встречал. И он прекрасно ведет торговлю. Он хочет именно вас на этот заказ. А я хочу, чтобы вы согласились.
— Но почему же? — спросила она, прекрасно зная ответ. И этот ответ не имел никакого отношения к ее эскизу.
Брендон Халлоран подцепил ее для своего неуравновешенного внука. Но она была уверена, что об этом он ничего не сказал Джону Лэнсингу.
— Может, я смогу его отговорить? — спросила она, но, вспомнив упрямый и решительный взгляд, засомневалась, что он прислушается к ее аргументам.
— А не проще ли принять мое предложение? — сказал Лэнсинг.
Может и проще, подумала Дана. Внезапно в памяти возник образ Джейсона Халлорана. Как раз тот тип мужчины, от которого у женщин, даже против их воли, учащается пульс. Конечно, проще сказать «да», но умнее ли?
Ни в коем случае. Она и Джейсон Халлоран — как масло и вода. Они никогда не могут смешаться.
— Может, это единственный шанс в вашей жизни, — напомнил Лэнсинг. Дана вздохнула.
— Я подумаю, — пообещала она, пойдя на компромисс. Ей, казалось, не хватало сил во второй раз выдавить из себя отказ.
— Я позвоню завтра. Надеюсь на положительный ответ, — сказал он так же уверенно, как Брендон Халлоран, который был уверен, что все пойдет, как он задумал.
Почти полчаса Дана напрасно просидела над афишей очередного собрания в книжном магазине. Но почему-то все детишки, выходившие из под ее пера, — они сидели вокруг рассказчика — были уменьшенной копией Джейсона Халлорана.
В нем гвоздь проблемы, призналась она себе, а не в его дедушке. Брендон, конечно, хитрец, но главное — их отношения с Джейсоном. Они не с того начали, и все пошло хуже некуда.
А что если ей пойти к Джейсону и рассказать, как важно для нее получить эту работу? Может, они найдут вариант, как поладить? Может, они сумеют договориться избегать друг друга? В конце концов, именно этого, как он сказал, хочет и он. И хотя трудно себе представить, как она, дизайнер, сможет не попадаться на пути руководителя маркетингом, ей отчаянно хотелось попытаться. По крайней мере, она почти может гарантировать, что вне офиса их дороги никогда не пересекутся.
Дана нашла телефон «Халлоран Индастриз» и позвонила.
— Извините, но мистера Халлорана сегодня уже не будет, — ответила секретарша. Дана посмотрела на часы.
— Ведь еще только половина пятого.
— Да, — ответила та с явным неодобрением. — Передать ему, кто звонил?
— Это Дана Роберте. А не могли бы вы подсказать, где его можно найти?
— Попытайтесь в «Вашингтон Таверн».
Дана чуть не застонала. Бармен, едва завидев, выставит ее за дверь.
— Спасибо. Я попытаюсь поймать его там, — сказала она.
Почему-то у нее возникло ужасное предчувствие, что возвращение на место их первой встречи не сулит ничего хорошего.
Джейсон допивал третью порцию скотча. Мозги прочистились, и он подумал, что надо отделаться от «Халлоран Индастриз» прежде, чем он совсем рехнется. У него есть ученая степень по маркетингу, но до сих пор все важные решения принимает только дед. И судя по тому, как по сей день идут дела, Брендон фактически собирается планировать каждый шаг его жизни. Еще одно доказательство — попытка подцепить на крючок Дану Роберте. Одна только мысль о жизни с этой хрупкой порывистой женщиной заставила его вздрогнуть.
— Мистер Халлоран?
Знакомый женский голос пробился сквозь безмятежность, навеянную скотчем.
— Нет, — сказал он твердо, не поднимая глаз. — Уходите.
Она ударила его коленом, когда, оставив без внимания его просьбу, протиснулась за стол. И сразу же на него нахлынула горячая волна.
— Нам надо поговорить, — сказала Дана. Джейсон застонал.
— Я уже сказал вам, кажется…
— Я знаю, что вы сказали. Поверьте, если бы был другой путь, я бы сюда не пришла. Но надо что-то сделать, чтобы остановить вашего деда.
Он поднял глаза и встретил ее решительный взгляд.
— Оказывается, есть что-то такое, в чем мы можем сойтись. Что вам сделал этот старик?
— У него сумасшедшая идея, чтобы вы… Чтобы вы и я…
Она была так смущена, что Джейсон не удержался и захихикал.
— Да, я понимаю, о чем вы.
— Его надо остановить. Сейчас он заявил Джону Лэнсингу, что если я не соглашусь на работу, то он заберет заказ «Халлоран Индастриз» и переведет счет туда, куда я пойду работать.
Джейсон уставился на нее.
— Что он?..
— Вы слышали, что я сказала: Джон Лэнсинг потеряет заказ только потому, что ваш дед вбил себе в голову идею соединить нас. Так что или вы отговорите его от этого, или мы должны разобраться между собой и работать вместе.
— Черта с два! — промямлил он с обидой, — простите, но вы же сами знаете, что у нас ничего не выйдет.
— Но мы же можем попытаться. К своему удивлению Джейсон услышал в ее голосе тоску. И он подумал: чего они не должны делать, так это встречаться.
Он, сощурясь, смотрел на нее через стол и видел, как она уязвима. Он понял, сколь велико желание Даны получить эту работу. Она казалась похожей на девочку, которая, проснувшись рождественским утром, узнает, что кукла под елкой, о которой она так долго мечтала, предназначена не ей. И его обычно глухое сердце затрепетало. Может, это ненормально, но он почти завидовал ее стремлению.
— Эта работа очень много значит для вас, Дана? — спросил Джейсон, размышляя, на что будет похоже его участие в становлении карьеры, не подготовленной традицией поколений.
А он сам чувствовал когда-нибудь подобное волнение и ожидание? Он слабо помнил нечто подобное, когда впервые совершил экскурсию по «Халлоран Индастриз» на дедовских плечах, и слушал о богатейшей истории компании. Но это было слишком давно. Слишком. А сейчас его работа в компании казалась не более чем обязанностью и заблуждением, но в этом он должен винить только себя: за то, что разрешает воспринимать свои способности и преданность как само собой разумеющееся. Все надо менять. Он готов бросить вызов судьбе. И может, если он найдет себя, то почувствует прилив энергии, хотя бы отдаленно похожий на тот, который движет Даной Роберте.
— Я даже не могу объяснить вам, как много я отдала бы за то, чтобы работать у Джона Лэнсинга, — призналась Дана так чистосердечно, что ему стадо неловко.
Никто из друзей Джейсона не осмелился бы признаться столь откровенно в переживаниях из-за какой-то работы. Многие, как и он сам, с рождения знали свое будущее. Всем было привито еще со школы правило: «Никто не должен видеть, как ты потеешь». Только скрывая свои истинные чувства, можно спастись от унижения быть отвергнутым.
Дана же раскрыла перед ним все свои надежды, доверившись ему. По какойто причине — Джейсон и сам бы не смог объяснить, по какой, — ему захотелось сделать нечто, чтобы доказать: он заслуживает ее доверия. Может, и правда они смогут найти вариант?
— А как насчет обеда? Вы ели? Если им и впрямь удастся пообедать, ни разу не поссорившись, он сочтет это добрым знаком.
— Нет.
— Тогда я рекомендую взять суп из моллюсков.
Оба, казалось, не знали, что делать дальше. Они молча ждали своих моллюсков, и, когда суп появился, Дана с готовностью принялась за него, а Джейсону не хотелось даже притрагиваться. Но, заметив, что она наблюдает за ним, он притворился, что ест, и стал копаться в моллюсках ложкой. Но прежде чем хоть что-то проглотить, он решил задать все вопросы, которые не задал в прошлый раз. Может, если бы он понял ее, то и она побывала бы в его шкуре. И тогда перестала бы мучить его в снах, как мучила последние несколько ночей.
— А почему вы так хотите именно это место? Вы хороший, — выдавил он из себя нехотя, — художник. И любому агентству повезет, если удастся заполучить вас.
— Когда я была маленькой, то место, где я жила, не было, конечно, ужасным, — сказала она таким тоном, что легко угадывалось, каким ужасным оно было на самом деле, — но я никогда не забуду, как впервые попала в музей. Краски, столько красоты! И после этого мне всегда не хватало красок. К сожалению, мои портреты никогда не походили на тех, кого я рисовала. А пейзажи не были так хороши, как я задумывала. Подростком я поняла, что не буду художником, хотя у меня верный глаз. И я продала все краски — и акварельные, и масляные. Купила кучу журналов. Стала делать вырезки, а из них — совершенно новые рекламы.
— А потом пошли в школу дизайна. Правильно?
Она покачала головой.
— Не-а, не было ни денег, ни времени. Я походила в один или два класса, у меня даже был учитель, который давал советы, помог собрать портфель работ, но я не могла позволить себе большего. С тех пор я училась самостоятельно. Я очень много прочитала, мой босс в типографии разрешил начать маленький левый бизнес. Я беру заказы у его клиентов и большую часть денег, которые получаю, nrd`~ ему.
В душе Джейсона шевельнулось чувство, похожее на вину.
— Значит, работа у Лэнсинга стала бы первым прорывом, броском? Она кивнула.
— Но я не смогу согласиться, если при этом на каждом шагу будут стычки с вами. Ведь нам обоим дай только случай поцапаться. Ни одна работа не стоит такой нервотрепки.
Джейсон удивился: он-то думал, что Дана получает удовольствие от каждой стычки. Она как раз и поразила его тем, что показалась скандалисткой. В конце концов, ведь именно она затеяла субботнюю сцену, решив, что угроза брату исходит от него.
— Вы меня озадачили, — признался он наконец. — Глядя на вас, я решил, что вы из тех, кто никогда не отступает без борьбы.
— Это из-за кожаной куртки, — сказала она.
— Да. Никто из моих знакомых не осмелился бы надеть такую и уж тем более носить ее так, как вы. Но дело не только в ней. У меня сложилось впечатление, что вы выбрали ее и все остальное — ботинки, джинсы специально, чтобы бросить вызов миру. Чтобы громко заявить о себе и в то же время скрыть, насколько вы уязвимы на самом деле.
— И все это вы определили по одной куртке? — насмешливо спросила Дана. — На самом деле, доктор Фрейд, я ношу ее из-за тепла и из-за прочности — ее хватит больше чем на один сезон. Я купила ее на последней распродаже с большой скидкой.
— Правильно. А если бы могли себе позволить, выбрали бы кашемировое пальто?
Она протянула руку и дотронулась до его пальто, перекинутого через спинку диванчика. Глубокая почтительность появилась на ее лице.
— Вот такое? Он кивнул.
— Очень мягкое.
— Но вы бы его носили?
Она снова погладила пальто жестом настолько чутким, что Джейсону показалось, что она коснулась его кожи. Пока ее пальцы пробегали по ткани, его пульс участился, а дыхание остановилось. Если на него так действует только созерцание того, как она трогает его пальто, то что будет, если она когда-нибудь станет подобным образом ласкать его?
— Но в нем не хватает стиля, — призналась она.
— Точно.
— А если оно вам не нравится, почему вы его носите?
— Потому что ткань сделана «Халлоран Индастриз». Считается дурным тоном, если владельцы компаний не носят одежду из собственных тканей. Как уверяет мой дед, мы все должны быть ходячей рекламой. Он специально держит закройщика, который работает на нас.
— Для вас так много значат условности? Джейсон задумался над вопросом. Ответить на него не так просто, как кажется. В его мире условности значили все. И ничего. Он попытался объяснить ей и, в то же время, себе:
— Меня воспитывали в вере, что мир существует благодаря определенным правилам. Некоторые из них кажутся мне глупыми и устаревшими. Но я не могу отрицать, что они слишком глубоко сидят во мне. И разве только последние несколько недель я почти не вспоминал о них, более того — бросал им какой-то вызов.
Подперев рукой подбородок, Дана смотрела на него с очевидным восхищением.
— А что человек вашего круга считает вызовом? Кожу вместо кашемира? Обед с наемным работником?
Джейсон не мог не заметить цинизма в ее словах, хотя в глазах девушки светились удивление, интерес и терпение.
— Смешно, — сказал он, — не могу точно определить.
— Я, как бы ни оделась — как сейчас или в джинсы — знаю, кто я такая. А вы, мне кажется, не можете сказать то же самое о себе.
Джейсону не понравилось, что эта женщина, похоже, способна легко читать его мысли.
— Да, видимо, я не могу этого отрицать. Я о многом спрашивал себя в последнее время.
— Почему? У вас же есть все, что только может пожелать человек.
— Со стороны, это, пожалуй, так и выглядит. Но не делайте ошибку, полагая, что из-за принадлежности к Халлоранам моя жизнь сама собой складывалась гладко. Это не так. Разве вы не слышали выражение — на деньги счастье не купишь?
— Слышала. Но никогда не верила. Во важном случае, из самого необходимого в жизни второе — деньги. Уж в этом вопросе я — эксперт.
Поскольку она чуть приоткрылась и потому что он не хотел погружаться слишком глубоко в собственные неприятности, Джейсон осмелился прозондировать почву.
— А какие у вас проблемы с финансами? Он имел в виду ее реакцию на утрату нескольких сотен долларов, украденных Сэмми.
— Никаких. У меня нет даже долгов, — Дана улыбнулась. — Я сразу плачу за все. Я давно поняла, что кредит — опасное дело. Когда мой папаша слинял, он оставил нас с кучей счетов, которые мама не смогла бы оплатить, работай она без остановки до восьмидесяти лет. И поэтому она просто умерла. Что смогла — я заплатила.
У Джейсона сжалось сердце.
— А сколько вам тогда было лет?
— Шестнадцать.
Он не мог скрыть смущения.
— Господи Боже! Как же шестнадцатилетняя девушка способна заработать, чтобы заплатить долг отца?
Лицо Даны помрачнело. Она уловила какой-то подтекст в его словах.
— Не на спине, если вы подумали об этом, — сказала она ледяным голосом. — Я была не в столь отчаянном положении.
Злой ответ ошарашил Джейсона. Ярость постоянно была у нее на поверхности. Почему бы это? — подумал он. Может, слишком многие мужчины пытались предлагать ей небольшую помощь в обмен на более близкие отношения? Его тон смягчился.
— Вы слишком спешите с выводами, не так ли? Даже на секунду я не подумал, что вы делали что-то подобное.
— Даже ни на секунду? — не скрывая недоверия, переспросила она. — А что еще может делать необразованная женщина, нуждающаяся в деньгах? Может, вы расскажете деду о своих подозрениях? Уж это наверняка способно его разочаровать.
Он посмотрел ей прямо в глаза.
— Я думаю, что такая решительная и такая замечательная женщина, как вы, может заработать на многом, помимо секса, — сказал он тихо. — А как вы выжили?
Очевидно, его тон успокоил Дану. Она пожала плечами.
— Вообще-то бывали дни, когда я думала, что придется… Ну, вот то, о чем вы сказали… Но я должна была думать о Сэмми. Я не хотела, чтобы он вырос с искаженным пониманием того, как пробивать себе путь.
— Это тот самый Сэмми, который украл ваши сбережения?
Она кивнула. Но на ее лице появилось страдание; она признавала свою неудачу в качестве воспитательницы.
— Я так старалась. Просто сейчас у него трудный возраст, как у всех подростков, — добавила она больше с надеждой, чем с убеждением. — Но он выправится.
— А сколько лет ему было, когда все это ссучилось?
— Девять.
Джейсон был потрясен. И поражен. Хулиганка с обостренным чувством гордости и диким темпераментом имеет такой опыт! На таком фоне он со своими жалобами показался мелочным. Видимо, Дану никогда не пугала ноша, которую она на себя взвалила. И, похоже, она никогда ни капельки не боялась того, что навалилось на нее, она просто справлялась с этим. Хоть одна из женщин, известных ему, способна на такое? Несмотря на их силу и очарование, он знал, что многие из них пропали бы без своих богатых папочек, без их глубоких карманов, из которых оплачиваются учеба в колледже, разработанные специальными дизайнерами гардеробы и выдаются деньги, чтобы основать их бизнес. Уважение к Дане выросло.
— А почему вы не попросили помощи? — спросил он. — Есть же специальные программы, продовольственные карточки…
— Разумеется. И в ту же минуту, как стало бы известно, что у нас нет взрослого опекуна, они бы разделили нас с Сэмми, а я не хотела этого допустить. Мы, конечно, не в прямом смысле, но семья, — горячо сказала Дана. — И я хотела, чтобы Сэмми это знал.
— А где вы жили? Как вы сводили концы с концами?
— Сначала я нашла меблированные комнаты. В этом нам помогла мамина подруга. Никого не волновало, кто там живет. Почти все время я работала в двух местах. Я врала про свой возраст, это нетрудно — я всегда была выше своих сверстников. Там, где я работала, никто особенно не присматривался, их больше интересовало, не украду ли я что-нибудь из кассы. Но я никогда не трогала ни дайма, всегда приходила вовремя и не проливала кофе на посетителей. А хозяев только это и волновало.
Дана стала понимать, что разговор делается слишком откровенным, и Джейсон увидел, как на ее лице снова появилась маска, желание установить дистанцию, которую она обычно сохраняла между собой и внешним миром. Она глотнула кофе и еще одну ложку супа. Джейсон ждал, расскажет ли она еще чтонибудь о себе или спрячется за броней.
И снова Джейсон поразился сочетанию детской горячности и неприступного внешнего облика.
В первый раз он заметил, что пальцы, держащие ложку, короткие, ногти неухоженные, без лака, а на косточках — царапины. Наверное, следы от драки. Руки девочки, а несколько минут назад, когда она гладила ткань, они были совершенно женскими.
Что нужно привнести в жизнь Даны, чтобы соединились эта невинность и женская чувственность? Что-то подсказывало Джейсону, что если он разделит с ней этот труд, он справится со своей скукой. Ему необходимо восстановить в себе способность благоговеть перед кем-то, чувствовать свои неограниченные возможности так, как Дана. Вероятно, она могла бы научить его этому.
Большие голубые глаза, полные нерешительности, наконец встретились с его взглядом.
— Извините, но вы пришли сюда не за тем, чтоб выслушивать историю моей жизни.
— Нет, почему же? Думаю, теперь я понимаю, отчего вы накинулись на меня в субботу. Если бы я был человеком, который пытался втянуть вашего брата в торговлю крадеными вещами, я бы, безусловно, этого заслуживал. Вы нашли его?
— Нет еще, — сказала Дана, но в голосе ее была решимость. — Но я этого так не оставлю. Рано или поздно я его найду.
— А почему бы вам не передать дело в полицию? — но Джейсон знал ответ до того, как она начала говорить. — Ну ладно, неважно. Вы не хотите втягивать в это дело брата. Да? А может, как раз стоит? Может, ему надо узнать, как допрашивают преступников, чтобы он прикинул, какое будущее может его ожидать, если он глубже завязнет в делах с тем парнем?
— Нет, я не отдам своего брата полиции, — яростно бросилась она на защиту. — Но, похоже, мы отклонились от темы разговора. Можете ли вы простить меня за субботу? Можем ли мы попробовать работать вместе?
В какой-то момент он искренне хотел сказать «да», но потом представил себе будущее, полное конфликтов. Они такие разные, практически — антиподы. Они готовы сцепиться по малейшему поводу. И что бы ни думал его дед, она совсем не подходила ни для «Халлоран Индастриз», ни для него.
— Вам когда-нибудь доводилось составлять маркетинговый план компании? — строго спросил он.
— Нет, но…
— Вы знаете что-нибудь о рекламе?
— Не совсем, но…
— Вы можете купить время на телевидении? Место в журнале или газете для объявления?
— Это не…
— Скажите мне, к каким слоям населения должна обращаться «Халлоран Индастриз»?
Лицо ее пылало, а в глазах из искр готово было разгореться пламя. Вдруг его осенило, что она, видимо, хотела ответить на эти его вопросы, но он не дал ей.
— Извините, но я думаю, что, совершенно очевидно, эта работа не для вас.
Она зло моргнула, чтобы не дать пролиться слезам, а Джейсон почувствовал себя негодяем. Он прекрасно понимал, что половина вопросов, которые он обрушил на нее, касались того, о чем ей не было необходимо знать. Опытный художник-график, конечно, нашелся бы, что ответить. Но к тому, кто делает качественный дизайн, это вряд ли имеет отношение. Поэтому в штате агентства есть разного рода специалисты, планирующие успешную рыночную стратегию.
— Но я могу подсказать вам что-нибудь еще, — пообещал он в порыве чувства вины. — Я даже порекомендую Лэнсингу взять вас на другие заказы.
— Я не хотела бы вас утруждать, — голос Даны напрягся, на лице появилась упрямая гордость. — Я лучше пойду. Вижу, что приход сюда был ошибкой.
Она выбралась из-за столика, схватила сумку и выбежала из ресторана.
Странное чувство пустоты охватило Джейсона.
— Именно так я должен был поступить, — пробормотал он.
— Сэр, — обратился Джилс, сосредоточенно собирая со стола посуду, — все в порядке?
— Нет, — сказал Джейсон. — Все совсем не в порядке. Принеси мне, пожалуйста, еще один скотч. А впрочем — черт с ним, — тащи целую бутылку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зов сердца - Лермэн Рода



Добрая, милая, слегка наивная вещь.Еще одна сказа про Золушку , но не раздражает. Может попала под настроение, но прочла с удовольствием.
Зов сердца - Лермэн Рода.luboznaika-1647
26.05.2011, 17.57





8
Зов сердца - Лермэн РодаНаталья
26.11.2013, 22.14





Офигенный
Зов сердца - Лермэн РодаВика
15.06.2014, 23.04





Хрень!
Зов сердца - Лермэн Родаирчик
2.09.2014, 22.07





Читается легко, что сейчас нам и нужно в нашей сумасшедшей жизни
Зов сердца - Лермэн РодаТатьяна
30.10.2014, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100