Читать онлайн Ровно в полночь, автора - Леоне Лаура, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ровно в полночь - Леоне Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ровно в полночь - Леоне Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ровно в полночь - Леоне Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леоне Лаура

Ровно в полночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Эли разбудил холод, но, несмотря на физический дискомфорт, он чувствовал себя совершенно счастливым. Он прислонился к теплому нежному телу женщины, лежащей под ним, зная, что именно ей обязан этим чувством.
Однако заснуть ему больше не удалось. Холод окончательно прогнал остатки сна, и Эли поднял голову. Фиона спала, лицо ее было ясным и безмятежным. Эли улыбнулся ласковым лучам утреннего солнца и поцеловал бледную, нежную, как у ребенка, щеку Фионы. И вдруг до него дошло. Солнце!
Осторожно, чтобы не потревожить Фиону, он сел и свесился с дивана, потянувшись к окну. Солнце ярко сияло в кристально чистом небе, словно и не было ночной метели. Снег укрыл окрестности толстым одеялом и слепил глаза. Эли прикинул, что уже примерно половина девятого. Выходит, они всю ночь спали, вместо того чтобы ежечасно проверять животных!
Хлопнула входная дверь, и Эли вскочил как ошпаренный. Первая мысль была о таинственном незнакомце. Но он тут же сообразил, что это пришел на работу кто-то из сотрудников пансиона.
– Есть тут кто-нибудь?
По коридорам разнесся голос Брайана. Он позвал снова, теперь уже ближе. Эли начал натягивать джинсы. Фиона тоже проснулась.
– Эй! – кричал Брайан. – Эли! Фиона!
Фиона сонно заморгала и села. От шеи до колен она была практически голой, и Эли быстро набросил на нее свою джинсовую куртку, услышав голос Брайана совсем близко. И почти в ту же секунду в комнату вошли Брайан и Джинни.
– Вот вы где! – воскликнула Джинни.
– Да, привет, – сказал Эли, пытаясь держаться непринужденно.
– М-м, – только и могла пробормотать Фиона, сделавшись совершенно пунцовой.
Брайан смело протопал на середину комнаты в своих высоких охотничьих сапогах.
– Старик, ты только выгляни в окно! Там настоящая сибирская зима!
Фиона смотрела на них раскрыв рот, поэтому Эли перехватил инициативу.
– А как вы сюда добрались?
– На своем автомобиле, – ответила Джинни.
– Да, почти полпути мне пришлось толкать эту проклятую штуковину вручную, – проворчал Брайан.
– Как думаете, еще кто-нибудь сможет преодолеть этот путь? – спросил Эли.
– Через час все начнут собираться, – уверенно ответил Брайан. – На дорогу уже выехали снегоуборочные машины. Ну и Рождество выпало в этом году, а?
Эли отделался незначительной репликой. Фиона заглянула под куртку, наброшенную на нее, ахнула и плотнее прижала ее к себе. Брайан с интересом следил за ней.
– А чем вы здесь занимались все это время? – хитро улыбаясь, спросил он.
– Спасали животных от холода, – поспешно ответил Эли. Потом взял Брайана и Джинни под руки и вежливо вывел из гостиной, повествуя о героической борьбе за жизнь и здоровье четвероногих постояльцев Оук-Хилла. Подробности того, что за этим последовало, он опустил, стоически проигнорировав испытующие взгляды, которые бросал на него Брайан.
Оставшись одна, Фиона расправила одежду, кое-как стянула волосы в хвост и пошла на кухню варить кофе.
– Ну как ты? – тихо спросил Эли.
Фиона вскинула ресницы. Он стоял в дверях. Она встретилась взглядом с его золотисто-карими глазами и почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. В его взгляде она прочитала, что он тоже помнит прошедшую ночь и дорожит каждой ее секундой.
– Нормально. – Голос ее прозвучал на две октавы ниже, чем обычно.
– Ты огорчилась оттого, что он понял?
– А он понял?
Эли криво усмехнулся и кивнул:
– О да. Конечно, он не стал ничего говорить в присутствии матери, но ему все было ясно. Думаю, он догадался еще раньше нас.
Фиона не нашла в себе сил продолжать этот разговор и занялась приготовлением завтрака. Эли помог ей, она застенчиво поблагодарила, потом изложила ему свои планы на день.
Когда после завтрака она сказала, что пора приступать к своим обязанностям, и собралась выйти из комнаты, Эли поймал ее за руку.
– Подожди минуточку, – улыбнулся он, – ты забыла самое главное.
Фиона посмотрела в его смеющееся лицо, и внутри у нее все перевернулось.
– Что же это? – выдохнула она.
– Утренний поцелуй, – с серьезным видом ответил он. – Целуй хорошенько, потому что потом у нас целый день не будет для этого времени.
– Что значит «хорошенько»? Ты сомневаешься в моих способностях? – возмущенно воскликнула она и, схватив его за воротник рубашки, притянула к себе. – Получай же…
Она поцеловала его медленным нежным поцелуем, стараясь пробудить в нем воспоминание о волшебных минутах прошедшей ночи.
Но как бы им ни было хорошо вместе, работа не ждала. Обменявшись еще одним коротким поцелуем, они расстались. Эли задумчиво смотрел ей вслед.


Отопительная система заработала только к вечеру. Фиона спокойно выслушала объяснения мастера, но не стала перебивать Брайана, когда тот пригрозил подать в суд на ремонтную компанию, если система отопления снова выйдет из строя.
К тому времени как начало смеркаться, Фиона с удивлением обнаружила, что Рождество, которого она ждала с таким страхом, почти закончилось. Этот день был полон стольких событий и испытаний, что она и не заметила, как он прошел. У нее даже не было времени вспомнить о своем одиночестве. До тех пор, пока Эли не позвонил родителям.
Фиона так утомилась, накладывая повязку с лекарством на ногу одной из собак, что решила пойти просто посидеть в комнате отдыха и выпить чашечку кофе. Там она нашла Эли. Он разговаривал по телефону с отцом, в ногах у него сидел Бандл.
Увидев Фиону, Эли прикрыл трубку рукой и сказал:
– Не волнуйся, счет за звонок придет к моим родителям.
– Я верю тебе. Но ты мог бы звонить и за наш счет, мы в состоянии себе это позволить.
Секунду спустя она услышала, как он говорит:
– Да, передай ей трубку. – Судя по тому, как изменился его тон, Фиона поняла, что он говорит с ребенком. – Я знаю, что обещал приехать, милая, но так уж вышло.
Он выслушал ответ, поморщился и заерзал на стуле.
– Я так говорил? Ты уверена? – Он провел рукой по лицу. – Я знаю, что нельзя нарушать обещания. Но иногда мы не можем выполнить обещание по не зависящим от нас причинам. – Наступила короткая пауза. – Твой папа нрав. Я очень хотел быть с вами сегодня. – Эли улыбнулся. – Нет, дядя Эли далек от совершенства. Можешь спросить у бабушки.
Фионе показалось, что грудь ее налилась свинцом, ей стало трудно дышать. Ей было невыносимо слушать, как он оправдывается перед племянницей. Она безумно завидовала всем его родственникам за то, что он у них есть. Глаза ее заволокла мутная пелена.
– Да, а теперь дай мне бабушку. Привет, ма. Извини… я знаю. Я тоже. – Эли начал расспрашивать мать о знакомых. Засмеялся, когда она стала перечислять всех родственников, собравшихся на Рождество. Под конец он вздохнул и сказал: – Нет, лучше ты сама им скажи, так будет легче. Я постараюсь, ма. Взаимно. Я тоже тебя люблю. Пока.
Он повесил трубку и секунду смотрел на аппарат. Улыбка еще не сошла с его лица. Потом он взглянул на Фиону.
Когда глаза их встретились, Фиону начали раздирать противоречивые чувства. Ей хотелось подойти к нему, но еще больше хотелось убежать.
– Мне жаль, что так вышло, – сказала она единственное, что пришло ей в голову.
– Ничего, – тихо ответил он.
Эли гладил собаку и не отрываясь смотрел на Фиону, так что она наконец не выдержала.
– У тебя большая семья? – дрогнувшим голосом спросила она.
Эли кивнул:
– Родители, две сестры, два брата, четыре племянника, племянница и множество кузенов и кузин.
– О-о.
– А у тебя большая семья?
– Нет.
– Ну да, я ведь, кажется, уже задавал этот вопрос. И сколько же вас?
Она неопределенно пожала плечами. Эли продолжал молчать, ожидая ответа.
– Нисколько. Я одна.
Эли наклонился вперед.
– У тебя никого нет? – тихо спросил он.
Она покачала головой:
– Нет. – Видя, что Эли ждет более подробного ответа, она прокашлялась и добавила: – Все думают, что я воспитывалась при монастыре… на самом деле это был обычный приют для сирот.
Не переставая гладить собаку, Эли продолжал смотреть на Фиону.
– А я-то все удивлялся, почему ты за все эти дни ни разу никому не позвонила и не поздравила с Рождеством. Значит, ты сирота?
Фиона кивнула.
– Вики с Рейсом знают, а остальные думают, что монастырская школа была прихотью моих экстравагантных родителей.
– Почему ты делаешь из этого секрет, Фиона?
– Да я не делаю из этого секрета. Просто… мне не нравится, как люди начинают на меня смотреть, когда узнают.
– И как же они на тебя смотрят?
– С жалостью, – коротко ответила она.
Эли медленно кивнул. Кровь гулко стучала в ушах у Фионы; она и сама не понимала, почему с таким волнением ждет, что он скажет. Но он продолжал молчать, поглаживая собаку.
Все реагировали по-разному, когда узнавали, что она выросла в сиротском приюте. Некоторые начинали с любопытством расспрашивать, походила ли ее жизнь там на детство Оливера Твиста. Другие начинали жалеть ее, и это было еще хуже. А третьи старались отмахнуться от этого факта,
так, словно ее сиротство было мелкой неприятностью, которая случается со всеми. Пожалуй, Вики была единственной, кто отнесся к этому сообщению безразлично. Позже Вики призналась Фионе, что выросла в неблагополучной семье и чувствовала себя сиротой при живых родителях.
Но Эли ничего не говорил и даже не смотрел на нее; он просто молча сидел и обдумывал услышанное. Лицо его оставалось бесстрастным, и Фиона не могла угадать по нему его мысли. Когда терпение ее было уже на исходе, он вдруг тихо сказал:
– Прости, что я так много говорил о своей семье, Фиона.
Фиона часто заморгала:
– Ну… это так важно для тебя. Сегодня они собрались все вместе. Если ты намерен относиться ко мне по-другому только потому, что у меня нет родителей… уверяю тебя: мне это не нужно.
– Я догадываюсь, – мягко проговорил он. Он уже забыл о своем отвращении к этому пансиону и о том, что хотел провести Рождество с семьей. Теперь он по-настоящему радовался, что остался с Фионой. Неожиданно это стало для него очень важным. Он неловко повел плечами, пытаясь разобраться в нахлынувших на него чувствах.
Внезапно тишину нарушило рычание. Они услышали, как с грохотом распахнулась дверь, после чего раздались проклятия, шлепки, лай, визг и завывание.
– Держи его! – услышали они голос из коридора.
– Это Брайан! – Эли вскочил.
Фиона с Бандлом ринулись за ним в коридор.
Дальше все произошло очень быстро. Фиона завернула за угол как раз тогда, когда небольшой коричневый клубок метнулся в ноги к Эли и тот пошатнулся. Брайан прыгнул, чтобы схватить собаку, но наткнулся на Эли. Они вцепились друг в друга в отчаянной попытке сохранить равновесие, но не удержались и завалились на металлические полки, уставленные банками с собачьей едой. Банки с грохотом повалились им на головы.
– О Боже! – простонала Фиона.
Брайан и Эли поднялись с пола и, осмотрев друг друга, убедились, что никто серьезно не пострадал. Правда, Фиона подозревала, что Эли опять повредил укушенную руку, но он так ругался и дергался, что она не смогла как следует осмотреть се. Кроме того, он опять начал прихрамывать, но наотрез отказался даже обсуждать этот вопрос. До чего же странные люди эти мужчины, сердито подумала Фиона.
Брайан окончательно пришел в себя и вспомнил:
– Нам же нужно поймать Гудини, а то он опять сбежит!
– Какой еще, к черту, Гудини?
– Он у нас частый гость, – сказала Фиона. – И вечно норовит убежать.
– Да ну, не стоит беспокоиться, – равнодушно бросил Эли.
– Нет, правда, – сказал Брайан. – Он убегал уже четыре раза. До него это не удавалось ни одной собаке, но он убегает практически каждый раз, как его сдают к нам. Он обладает прямо-таки сверхъестественными способностями. А Фиона, – пожаловался он, сверкнув на нее глазами, – опять поместила его в мое крыло.
– Пойдемте лучше поищем его, – предложила Фиона, игнорируя яростные взгляды, которые бросал на нее Брайан.
Они так долго искали Гудини, что Фиона начала опасаться, что пес действительно снова сбежал. Но наконец они обнаружили его в гостиной: пес пытался протиснуться в каминный дымоход. Минут десять ушло на то, чтобы усмирить его. Несмотря на все протесты Фионы, Эли связал его, как опасного преступника, и оттащил в крыло Брайана. Фиона догнала его и показала, где находится вольер беглеца.
– Постой, – прокричал Эли, пытаясь перекрыть собачий лай. – Разве это не вольер Рокки Снайдера?
– Вчера я перевела его по просьбе Брайана. Мы обработали вольер и поместили в него Гудини.
Еще двадцать минут Эли распутывал Гудини от веревок, после чего выскочил из вольера, захлопнув за собой дверь. На трясущихся ногах он доплелся до гостиной и упал на диван.
– Ты ужасна, – сказал он Фионе.
– Ты тоже, – резко ответила она. – Можешь ты посидеть спокойно хоть одну минуту? – Девушка схватила его за волосы и начала осматривать рану на лбу.
– Ты не врач, – прорычал он.
– Ах так! В таком случае я вызываю «скорую помощь» и…
– Нет!
– Может, вы наконец заткнетесь? – подал голос Брайан.
Фионе было немного стыдно за то, что она накричала на больного человека, поэтому грубость сошла Брайану с рук. Все трое были с ног до головы перепачканы золой и сажей. В эту минуту в гостиной появилась Джинни и начала кудахтать над Брайаном. Фиона оставила Эли в покое и занялась уборкой.
– Когда праздники закончатся, нужно будет сдать ковер в чистку, – сказала она. – Брайан, не забудь проверить перед уходом, хорошо ли заперт Гудини.
Остаток дня прошел в повседневных делах. Отправив сотрудников по домам, Фиона пошла искать Эли. Он сидел в гостиной, обхватив голову руками. Она улыбнулась и пригладила его взъерошенные волосы.
– Может, пойдем ко мне? – предложила она. – Ты сможешь принять душ и отдохнуть. Я даже приготовлю тебе ужин.
Глаза его устало блеснули, когда он удержал ее ладонь и запечатлел на ней поцелуй.
– Одного ужина мне от тебя мало.
Девушка лукаво улыбнулась:
– Я постараюсь доставить тебе удовольствие не только своей кухней.
– О, Фиона, – выдохнул он, усаживая ее к себе на колени. – Ты заставляешь меня забыть о том, что я стою на краю могилы.
– Ну-ну, – подбодрила его она, – вот увидишь, ты почувствуешь себя значительно лучше, после того как примешь душ и поужинаешь.
Они оделись и, взявшись за руки, вышли из дома. Фиона впервые за время своего пребывания в Оук-Хиллс заметила, как романтично выглядит дубовая роща.
– Я хожу этой дорогой каждый день, – сказала она, шагая под аркой из заснеженных ветвей, – но сегодня эта роща кажется мне по-настоящему сказочной.
– Это потому, что я с тобой, – скромно заметил Эли. Он остановился и повернул девушку к себе лицом. Потом обвил се талию руками. – Тебе кто-нибудь говорил, что в лунном свете ты кажешься богиней любви? – Он приложил палец к ее губам. – Нет, не отвечай. Оставь мне надежду, что я первый сказал тебе об этом.
Она засмеялась, и Эли поцеловал ее долгим, страстным поцелуем.
– Как мне хотелось стать героем в твоих глазах, – с горечью пробормотал он. – А вместо этого меня покусала собака, от которой ты же меня и спасла, побил шестилетний ребенок и окончательно доконал этот проклятый сенбернар.
– Но ты…
– Только один-единственный раз я сумел защитить тебя, да и то от Брайана.
Фиона нежно улыбнулась и прикоснулась к его щеке рукой в перчатке.
– В сущности, тебе не от кого было меня защищать, – напомнила она ему.
Он усмехнулся:
– Пожалуй, так.
Они снова поцеловались, прижавшись друг к другу в тесном объятии.
– Пошли домой.
Фиона кивнула и взяла его под руку. Дома она первым делом отослала его в ванную, а сама занялась собаками. Когда Эли вышел, она тоже быстро сполоснулась под душем и начала готовить ужин. Разомлев от тепла, Эли сидел за кухонным столом и расслабленно наблюдал за ней.
– Конечно, это не настоящий рождественский ужин, – извинилась Фиона, поставив перед ним спагетти с фрикадельками. – Брысь! Брысь! – прикрикнула она на кошку, которая прыгнула на стол и начала принюхиваться к тарелке. Фиона резко хлопнула в ладоши. – Марш отсюда все! Давай, давай, Сильвестр. И ты тоже.
С упреком поглядывая на хозяйку, четвероногая команда неохотно покинула кухню. Девушка захлопнула за ними дверь и закрыла ее на задвижку.
– Ну наконец мы одни, – недовольно бросил Эли, когда Фиона тоже села за стол. Они так проголодались, что некоторое время ели молча. Эли не стал возобновлять волновавшую его тему до конца ужина и, только когда они перебрались в гостиную и расположились на ковре у зажженного камина с бутылкой ликера «Айриш крим», задал вопрос, не дававший ему покоя:
– А тебе известно, что стало с твоими родителями?
Плечи девушки напряженно застыли. Он уже решил, что она оставит его вопрос без ответа, но Фиона подняла голову и, встретившись с ним глазами, сказала:
– Меня бросили, когда мне было семь лет.
Эли недоверчиво смотрел на нее. Теперь он уже хотел знать все. Он пересел к ней поближе и бесстрастным тоном, чтобы Фиона, не дай Бог, не заподозрила его в жалости, спросил:
– Как это случилось?
Обычно она ни с кем не делилась своей тайной. И ему не было никакой необходимости знать об этом, а то, что он переспал с ней, не давало ему права устраивать ей допрос. Но сейчас Фионе вдруг самой захотелось рассказать ему все.
– Как-то раз мать пошла со мной в церковь. Она усадила меня на лавку и велела ждать ее возвращения. Мне было страшно оставаться одной, но она обещала вернуться и уверяла, что беспокоиться не о чем.
Фиона глубоко вздохнула и смотрела на огонь, вспоминая.
– Она дала мне письмо. Я тогда еще плохо читала и не смогла разобрать, что там написано. Потом она ушла. А я стала ждать. – Девушка взяла на руки Тидбита и тихо гладила его. – Я ждала ее очень долго. Люди приходили и уходили, но моя мать не возвращалась. Наконец кто-то заметил, что я давно сижу одна. Вышел священник и заговорил со мной.
Фиона невольно поежилась:
– Наверное, тогда я начала понимать, что произошло что-то ужасное. Я плакала и не хотела отвечать на вопросы. Священнику удалось отобрать у меня письмо. Он не сообщил мне о его содержании, а я не спросила. Выражение его лица ясно сказало мне, что меня ждут плохие новости.
– Она написала там, что оставляет тебя на попечение церкви? – хрипло спросил Эли. Ему представилась маленькая темноволосая девочка с широко раскрытыми от страха глазами, сидящая одиноко в церкви в ожидании матери, которая никогда к ней не вернется.
Фиона кивнула.
– Это была долгая отвратительная ночь. Отец Маккарен пощадил мои чувства и не сказал, что мать меня бросила. Он сказал, что мне придется пожить несколько дней в монастыре. Когда несколько дней растянулись на несколько недель, а мою мать так и не удалось отыскать, он был вынужден объяснить мне, что теперь монастырь будет моим постоянным домом.
– Ты поняла, что произошло?
– Нет. – Она вздохнула. – Прошло много лет, прежде чем я поняла. Долгое время мне казалось, что мою мать похитили или силой разлучили со мной. Я подозревала отца Маккарена и считала, что он прячет меня от нее. Потом, когда поняла, что она по собственной воле оставила меня, я стала винить во всем себя.
– Тебя не пытались удочерить?
– Нет.
– Почему? Я не хочу показаться циничным, но ты наверняка была красивой девочкой. Почему никто не захотел тебя удочерить?
Она подняла на него угрюмый взгляд.
– У твоих родителей было пятеро детей. Кто-нибудь из них был приемным?
– Нет.
– Очень редко люди, имеющие собственных детей, изъявляют желание взять чужих. А те, кто берет, как правило, хотят получить младенцев, а не больших детей. Чем старше сирота, тем меньше у него шансов обрести семью. Кстати, первые несколько лет своего пребывания в приюте я была совершенно невозможным ребенком и только потом, став уже подростком, примирилась со своим положением и попыталась приспособиться к новой жизни.
– Этот приют… он стал для тебя домом?
Эли вырос в нормальной семье и имел весьма смутное представление о жизни в сиротском приюте.
– Нет, пожалуй, нет. Конечно, мы там не голодали, и никто нас не мучил, как это пишут в книгах и показывают в фильмах. Это было что-то вроде школы-интерната, только жили мы там постоянно. Мне повезло: сестра Мэри Элизабет проявляла ко мне особенное внимание. У нее было столько дел, что она не могла стать мне настоящей матерью, но она очень старалась. Я до сих пор иногда пишу ей. А еще у меня была подруга, мы любили друг друга как сестры.
– И где она теперь?
– В Массачусетсе. Она очень рано вышла замуж, в основном ради того, чтобы иметь собственный дом. Но они до сих пор живут вместе.
Фиона больше ничего не добавила, но Эли показалось, что замужество ее подруги было не особенно удачным.
– И чем ты занялась, выйдя из приюта?
– Благодаря отцу Маккарену мне представилась возможность изучить гостиничное дело, и я рассудила, что с этой профессией у меня всегда будет крыша над головой. – Девушка невесело улыбнулась. – Для меня было настоящим шоком, когда управляющий отелем, в котором я работала, поставил меня перед выбором: либо я избавляюсь от своих животных, либо увольняюсь с работы.
– А тебе когда-нибудь показывали письмо, оставленное твоей матерью? – поколебавшись, спросил Эли.
Фиона кивнула:
– Когда мне исполнилось восемнадцать, отец Маккарен дал мне его прочитать. – Фиона продолжала гладить Тидбита. – Там просто говорилось, что она больше не может заботиться обо мне и поручает меня заботам церкви. Вот и все.
Сердце Эли преисполнилось жалости к девушке.
– А ты помнишь ее хоть немного?
– Совсем немного. Улыбку, запах. Помню, как мерзла по ночам. Ее звали Бриджит Ларкин.
– А ты не пробовала разыскать ее? – Хотя бы в этом он мог ей помочь. – Я бы…
– Сомневаюсь, что это возможно, Эли. Прошло уже двадцать лет. Отец Маккарен пытался найти ее, но безуспешно.
– Но…
– Нет, – решительно отказалась она.
– В твоей метрике говорилось что-нибудь об отце?
– Там было только имя – Майкл Джонс. И больше ничего – ни адреса, ни рода занятий, ни места рождения. Он мог быть кем угодно.
– Значит, она не оставила тебе никакого прошлого, – тихо сказал он.
– Да. В тот день, когда она бросила меня, моя жизнь началась с чистого листа.
Эли смотрел на собак и кошек, развалившихся на ковре по периметру всей гостиной. Всех их она приняла в свою семью.
– Теперь мне понятно, почему ты так огорчаешься, когда бросают животных.
– Это должно огорчать любого человека. А тебе не приходило в голову, сколько детей было бы брошено, если бы избавиться от них было так же легко, как от кошки или собаки? А сколько животных каждый год выбрасывают на улицу? – Голос ее звенел от волнения. – Я по крайней мере, став взрослой, сумела осознать, что мать меня бросила, и смирилась с этой мыслью. Но мои собаки никогда не смогут понять, почему их бросили. Поэтому они всегда будут бояться, что и я могу поступить с ними так же. Они припрятывают еду, очень страдают, когда их наказывают, и впадают в панику, когда теряются в роще или когда я отсутствую больше одного дня.
Эли до боли сжал ей руку.
– Я верю тебе, – сказал он.
Она опустила глаза и привалилась к его плечу.
– Прости меня, – прошептала она.
– Не извиняйся. – Он погладил се волосы и мягко привлек к себе. – Правда, я не скажу тебе: «не извиняйся никогда», потому что иногда ты бываешь совершенно невозможной женщиной, но никогда не извиняйся за то, что была откровенна со мной.
Он положил руки ей на плечи и почувствовал, как они вздрогнули от его прикосновения. Фиона с жадностью откликнулась на его поцелуй и с готовностью позволила ему унести себя в спальню. Эли мягко опустил се на кровать с пологом и вернулся к двери.
– Марш отсюда! – приказал он Тидбиту и еще трем собакам, вспрыгнувшим на кровать. Собаки недовольно удалились, и Эли закрыл за ними дверь.
– Я не намерен терпеть их общество в такие минуты, – сказал он, укладываясь рядом с Фионой.
Он медленно раздел ее и восхищенно разглядывал ее тело. Еще ни одна женщина не будила в нем такого острого желания и такой нежной страсти. Сегодня ночью он хотел воплотить все ее смелые фантазии и подарить ей самое большое наслаждение на земле. Он разделся сам и посадил ее перед собой так, что спина девушки оказалась прижатой к его груди. Ногами он обхватил ее бедра.
Поглаживая тонкие руки, Эли стал целовать ее гладкие плечи. Фиона задохнулась, почувствовав жар его открытого рта у себя на плече, на шее, на щеке. Темные волосы внизу его живота щекотали ее ягодицы.
Он что-то шептал ей в ухо, разжигая в ней огонь и освобождая от условностей, обещая выполнить вес, что она пожелает, чтобы доставить ей удовольствие.
Эли потер ладонями ее соски, и грудь Фионы начала часто вздыматься.
– Розовый – мой любимый цвет, – сказал он, ущипнув возбужденные бугорки. – Причем именно этот оттенок.
Она впилась ногтями в его бедра.
– Я так рада.
Он продолжал дразнить ее груди.
– Тебе нравится, когда я так делаю?
Она издала неясный звук и энергично закивала.
– Покажи, где еще ты хочешь, чтобы я тебя потрогал, – сказал он. – Ну же, не стесняйся меня, любимая. Ведь ты же призналась мне прошлой ночью, что любишь смотреть на мой…
– Здесь, – хрипло сказала она, положив его руку у себя между ног. – Потрогай меня здесь.
– Так? – шепнул он.
– Да. – Она вздохнула и начала ритмично двигать бедрами. – Так, так. Да, да, да… О-о-ох…
– А ты хочешь потрогать меня? – спросил он, тяжело дыша.
Она не стала отвечать, а просто приподнялась и нашла то, что искала. Эли крепче обнял ее и что-то шептал ей в ухо, умоляя, возбуждая и обещая. При этом он не забывал доставлять ей удовольствие своими нежными и дерзкими пальцами.
Наконец, чувствуя, что теряет над собой контроль от того, что делает с ним Фиона, Эли взял ее за талию и мягко толкнул вперед, так что девушка уткнулась лицом в толстый пушистый плед. Вцепившись в него, Фиона уперлась локтями в матрас и застонала в сладком томлении, когда он провел рукой по ее спине, ягодицам и снова погладил между ног. Больше он не мог уже сдерживаться и вошел в нее сильным глубоким толчком.
Наслаждение накатило на нее неожиданно, и ей показалось, что она проваливается в какую-то бездну. Фиона закричала и выгнулась, приглашая Эли войти еще глубже и слиться с ней в экстазе, и почти в то же мгновение почувствовала, как внутри ее тела разлилась влага, и Эли в изнеможении упал на нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ровно в полночь - Леоне Лаура

Разделы:
АннотацияГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Ровно в полночь - Леоне Лаура



Неплохо.Очень легко читается.
Ровно в полночь - Леоне ЛаураОльга
6.09.2011, 22.52





Читается легко, но жаль бедняжку Гг-я бился и бился.
Ровно в полночь - Леоне Лаураиришка
19.04.2016, 22.42





Рождественская сказка-детектив с юмором и приятным послевкусием: 7/10.
Ровно в полночь - Леоне ЛаураЯзвочка
20.04.2016, 11.09





Прикольный роман, я бы фильм посмотрела с удовольствием, комедия получилась бы замечательная, да-а-а парню явно суждено было остаться на рождество в пансионе для животных с гг-ей. На нем по моему живого места не осталось))))). 10/10
Ровно в полночь - Леоне Лаурамэри
22.04.2016, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100