Читать онлайн Ровно в полночь, автора - Леоне Лаура, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ровно в полночь - Леоне Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ровно в полночь - Леоне Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ровно в полночь - Леоне Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леоне Лаура

Ровно в полночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– Ба-бах! Умри! – сказал Эли.
Бандл радостно тявкнул и завилял хвостом.
– Хорошо, – подбодрил его Эли. – А теперь упади и притворись, что не дышишь.
Бандл снова тявкнул и лизнул Эли руку.
– Я в восторге от твоих занятий. В тебе погиб великий дрессировщик, – сухо проговорила Фиона.
Эли круто обернулся. Было позднее утро, и он сидел с Бандлом в комнате отдыха.
– Он просто медленно схватывает, – объяснил Эли. Плечом он прижимал к уху телефонную трубку, ожидая ответа билетной кассы аэропорта.
– Ну что, удалось заказать билеты? – спросила Фиона. Избегая его взгляда, она нагнулась погладить Бандла. Собака перекатилась на спину и замахала лапами в воздухе.
– Артур воспользовался своими связями, я сейчас жду подтверждения рейса.
– И когда вылет?
– Сегодня вечером.
Волосы Фионы были стянуты в конский хвост. Эли намотал его на руку и легонько потянул вверх, заставив девушку встать на ноги и посмотреть ему в лицо.
– Может быть, хватит ходить с таким видом? – ласково пожурил он ее, чувствуя себя немного виноватым. – Сколько раз тебе повторять, что я вернусь?
Фиона понимала, что тревожится раньше времени. Ведь некоторые люди и правда возвращаются. Может быть, Эли один из них. Она заглянула в глубину его золотисто-карих глаз и сделала над собой усилие, пытаясь вести себя как взрослый человек.
– Вечером? Значит, ты успеешь посидеть с нами за столом. У нас сегодня будет праздничное застолье для сотрудников. – Ее принужденно-спокойный тон не смог бы обмануть никого, тем более Эли.
Ласковый свет вспыхнул в его глазах.
– О, Фиона, как тебе удается вить из меня веревки? – пробормотал он.
Она почувствовала, как все ее тело обмякло, и прислонилась к Эли. Губы ее раздвинулись, и она как зачарованная следила за сменой выражения его необыкновенного лица.
Не отпуская телефонной трубки, он медленно наклонился к девушке. За секунду до того, как их губы встретились, спросил:
– Где Брайан?
Фиона фыркнула:
– Я послала его проверить дренажные канавы.
Эли расслабился и здоровой рукой обнял ее за талию. Мягко привлек к себе и поцеловал в губы, разжигая ее аппетит для более смелых и жарких ласк. Фиона вздохнула и прижалась к нему бедрами, давая понять, что ей недостаточно одних поцелуев.
Эли застонал и запечатлел горячие интимные поцелуи на ее щеках и шее.
– Вот как должно быть по-настоящему, – прошептал он.
Она что-то промурлыкала в ответ и потерлась лицом о его шею, тут же наткнувшись на телефонную трубку, которую он продолжал прижимать к уху. Фиона удивленно отодвинулась, но он прижался губами к ее рту, и мягкая настойчивость его языка заставила ее забыть обо всем на свете. Она обняла Эли за шею и открыла рот, уступая нежному напору. Потом запустила пальцы в золотистые волосы и потерлась набухшими грудями о его твердую грудь. Приглушенный стон наслаждения, вырвавшийся у Эли, подарил ей сладкое ощущение своей женской власти. Через секунду он накрыл ее грудь ладонью забинтованной руки. Возбуждение его было так сильно, что он забыл даже про боль, и мысль об этом взволновала ее сильнее любых ласк. Эли начал тихонько поглаживать пальцами вершинки мягких холмиков, Фиона ахнула и задрожала.
– Почему каждый раз, когда мы занимаемся этим, на тебе столько одежды? – пожаловался он.
Она улыбнулась и по-кошачьи потерлась о его плечо лбом.
– Тебе хорошо? – спросил он, целуя ее в волосы.
– Разве ты не видишь? – еле слышно прошептала она. Сердце ее заколотилось о ребра как сумасшедшее, когда он приподнял ее свитер. Дрожа от нетерпения, Фиона слегка отклонилась назад и опустила руки, чтобы облегчить ему доступ к обнаженному телу.
– Так, – прошептал он. Они снова слились в поцелуе, глубоком и требовательном, жестоком и жадном.
– Мистер Беккер! Мистер Беккер, вы слушаете? – послышался женский голос откуда-то издалека.
Они услышали его одновременно. Фиона открыла глаза и растерянно захлопала ресницами. Потом поняла, что голос доносится из телефонной трубки, которая выскользнула из руки Эли.
Сдерживая вспышку раздражения, Эли опустил голову, потом приложил трубку к уху. Другой рукой опять притянул к себе Фиону.
– Да? Отлично. Это все, что мне нужно было знать. – Положив трубку, он повернулся к Фионе: – Итак, на чем мы остановились?
Девушка холодно уклонилась от поцелуя.
– Ты подтвердил свой рейс?
– Да. Я говорил тебе, что мне безумно нравится как ты целуешься?
– Счастливого пути, Эли. – Она высвободилась из его объятий и пошла к выходу.
– И что это значит? – спросил он.
– Ничего. Мне надо работать.
– Фиона…
Дверь захлопнулась. Эли встретился взглядом с Бандлом, который лежал на полу. Пес вскочил и подошел к нему, выпрашивая ласку или угощение.
Эли порылся в кармане джинсовой куртки и достал кусочек сухого корма, который Фиона посоветовала ему всегда иметь при себе. Он угостил собаку и задумчиво наблюдал, как та работает челюстями. «Как было бы здорово, – подумал он, – если бы все мое счастье состояло в том, чтобы меня покормили и погладили по голове».
В настоящий момент ему казалось, что даже эту собаку Фиона любит больше, чем его. Эли вздохнул.
– Поэтому, Бандл, расскажи мне, что ты думаешь о женщинах.
Бандл встал на задние лапы, требуя новой порции угощения. Ах, если бы так же легко можно было приручить Фиону!


В канун Рождества пансион закрывался раньше обычного. Праздничное застолье для сотрудников было намечено на день, и Фиона хотела, чтобы вся работа была закончена до полудня. Люди должны полностью расслабиться и насладиться отдыхом, считала она. Именно поэтому девушка раздраженно отмахнулась от Брайана, когда тот начал приставать к ней со своими жалобами.
– Говорю тебе, я в жизни не видел ничего подобного. Рокки нужно перевести в другое место, Фиона, – упрашивал он. – На дезинфекцию его вольера уйдет несколько часов.
Наконец с большой неохотой Фиона оторвалась от медицинских карт, которые просматривала, и пошла с Брайаном смотреть вольер Рокки Снайдера. Едва взглянув на него, она тут же согласилась с требованием Брайана.
– Ты прав. В такой грязи невозможно жить. Я распоряжусь, чтобы его перевели. А ты, – сурово добавила она, – как следует продезинфицируешь его вольер.
– Слушай, ведь наверняка миссис Снайдер оставила тебе свой телефон. Почему бы не позвонить ей и не предложить пристроить Рокки к кому-нибудь из ее родственников или друзей? – предложил Брайан. – Это семейство вместе со своей собакой обходится нам дороже, чем мы берем с них за свои услуги.
Фиона уставилась на Брайана, рот ее невольно приоткрылся. Глаза стали круглыми от ужаса.
– Фифи! Что с тобой? Ты больна? – испуганно воскликнул Брайан.
– Нет-нет, ничего, – пробормотала она, удаляясь от него на нетвердых ногах. – Спасибо, Брайан. Это очень хорошая мысль.
То, что эта мысль не пришла в голову ей самой, являлось тревожным сигналом. Фиона знала, что работает слишком много. Частично это было связано с тем, что ей приходилось управляться со всем в одиночку, но в значительной мере потому, что она впервые осталась без Вики и отчаянно боялась ударить в грязь лицом. Да и загадочные события, происходившие в Оук-Хилле, добавляли ей беспокойства. А мысль о том, что до Рождества осталось всего несколько часов, лишала ее последних сил и присутствия духа.
Фиона знала, что мысли об Эли отвлекают ее от работы, и в конце концов запретила себе думать о человеке, который через несколько часов бросит ее. Даже если он вернется, то только затем, чтобы довести до конца расследование.
Остаток дня Фиона самозабвенно работала, безжалостно заглушая в себе бурную радость, охватывавшую ее, когда она видела Эли, слышала от него слова сочувствия или предложение помочь. Все это время она старалась не оставаться с ним наедине и, даже когда весь штат сотрудников собрался в гостиной, чтобы отметить наступающее Рождество, предпочитала держаться на расстоянии.
Все сложили свои подарки под елку и занялись приготовлением стола – продукты и напитки Фиона заказала в местном кафе. Сама она присоединилась к веселью немного позже – ей хотелось разделаться с оформлением документов.
Войдя в гостиную, девушка убавила звук орущей стереосистемы и посмотрела на Брайана.
– И зачем только я назначила тебя ответственным за музыку? – громко посетовала она.
Брайан не стал оправдываться и в очередной раз наполнил свою тарелку. Фиона объявила, что подписала последний контракт в этом году, и сообщила, что за недолгую историю Оук-Хилла у них сейчас наибольшее количество клиентов. Правда, праздничное настроение несколько омрачил прогноз погоды. Синоптики по-прежнему обещали метель, и темное небо не предвещало ничего хорошего. Ветер гнал тяжелые черные тучи с нарастающей скоростью, деревья угрожающе гнулись, их ветки стучали в окна.
– А ты не боишься, что из-за погоды отменят твой рейс? – спросил Брайан у Эли.
Тот неопределенно пожал плечами. Ему не хотелось думать об этом, потому что он уже и сам не знал, чего хочет: остаться или уехать. Ему было неприятно оставлять Фиону одну, и в то же время он знал, что она не может оставить пансион. Он с радостью остался бы с ней, но не мог разочаровать своих домашних. Однако чем больше крепилась Фиона, стараясь не выдавать своего огорчения, тем труднее ему было смириться с мыслью, что девушка будет встречать Рождество в одиночестве.
Неожиданно где-то наверху раздался громкий хлопок.
– Что это? – спросил Эли.
– Отопительная система, – объяснила, нахмурившись, Джинни. – Я думала, мастер починил ее.
– Во всяком случае, так он мне сказал, – неуверенно проговорила Фиона. – Вчера днем он провозился с ней целых два часа.
– Давайте смотреть подарки! – радостно воскликнула Надин, призывая всех к вниманию.
На День благодарения они тянули жребий, кто кому будет покупать подарки. Вики и Рейс заранее оставили свои подарки и попросили Фиону вручить всем конверты с вознаграждением за хорошую работу. У Фионы подкатил комок к горлу, когда она увидела размер своего вознаграждения. К конверту прилагалась открытка: Вики и Рейс писали, что ее присутствие в Оук-Хилле очень много значит для них, и благодарили за отличную работу. Она часто-часто заморгала, опасаясь показаться слишком сентиментальной.
Пришла пора дарить подарки. Со всех сторон слышались радостные возгласы, поцелуи и смех. У Фионы зарделись щеки, когда к ней подошел Брайан и робко сказал, что ему выпал жребий покупать подарок для нее. Он вручил ей комплект тончайшего прозрачного белья, которое скорее обнажало, чем скрывало самые интимные части тела. Фионе выпало дарить подарок Надин, она купила ей новинку сезона: набор средств по уходу за волосами и лак с блестками, о котором Надин давно мечтала.
Когда наступило относительное затишье, Джинни вышла на середину и объявила, что сотрудники решили сделать Фионе общий подарок от себя в знак любви и благодарности за усердную работу. Фиона была потрясена. Не в силах вымолвить ни слова, она молча начала распаковывать огромную коробку, чувствуя на себе взгляды всех присутствующих.
Подарком оказалась большая картина в красивой раме с изображением четверки шотландских овчарок на лоне природы; собаки выстроились в ряд и пристально вглядывались вдаль. Все собаки очень отличались друг от друга и были необыкновенно выразительно написаны. Эли решил, что художник использовал в качестве натуры чьих-то животных. Такая картина будет великолепно смотреться в гостиной Фионы, подумал он.
Эли заулыбался, когда Фиона начала благодарить за подарок. Он был тронут знаком внимания к ней, тем более что подарок выбирался тщательно и стоил больших денег. Запинаясь и сглатывая слезы, Фиона отвечала на поздравления.
Вскоре погода сильно ухудшилась, и праздничное застолье пришлось прервать. Брайан бросил случайный взгляд в окно и заметил падающие снежинки. Через несколько секунд легкий кружевной хоровод превратился в мощный снегопад. Фиона сразу же отослала всех, кто был свободен от дежурства, по домам, пока не занесло дороги. Оставшиеся сотрудники вернулись к работе.
– Эли, если ты хочешь успеть на самолет, тебе надо отправляться прямо сейчас, – сказала Фиона. – Еще немного, и по нашим дорогам нельзя будет проехать.
Сейчас, когда все разошлись, она опять почувствовала тяжесть на сердце. Для нее празднование Рождества уже закончилось, и она знала, что без Эли ей будет очень одиноко.
Эли раздирало двойственное чувство. Сейчас, услышав ее спокойный совет, он вдруг понял, что хочет остаться. У него появилось подозрение, что она заразила его своим безумием.
– Какой смысл ехать в аэропорт, если полеты отменены?
– Ты можешь здесь застрять.
– Если я застряну здесь из-за метели, то и самолеты не полетят.
– Но…
– Фиона, это мои проблемы, и позволь мне решать их самому, хорошо? – сказал он более раздраженно, чем собирался. Черт, он и себе-то не в состоянии объяснить, почему совершает очевидную глупость; как же объяснить это ей?
Фиона смиренно приняла его вспышку раздражения, понимая, как сильно он должен быть разочарован. Потемневшее небо и мощный снегопад почти не оставляли надежд на то, что он встретит Рождество в Висконсине. И причиной тому была она.
Девушка опустила голову и тихо отошла от него. Эли моментально пожалел о своей несдержанности. На нее и так свалилось столько проблем, а он еще и кричит на нее. Ему захотелось догнать ее и извиниться, но тут подошел Брайан, сунул ему в руки совок и потащил на улицу. Оставшуюся часть дня он был так замотан работой, что перестал думать вообще.
Когда начали сгущаться сумерки, Фиона пришла к решению немедленно распустить всех по домам. Брайан проявил благородство, как это иногда с ним случалось, и предложил остаться, но Фиона не смогла принять его жертвы.
– Мы не знаем, сколько времени будет идти снег. Вдруг случится, что ты не сможешь выбраться отсюда?
– Да, но если к утру наметет сугробы, никто не сможет прийти к тебе на подмогу, – возразил Брайан. – Одной невозможно накормить двести пятьдесят животных, не говоря уж о том, чтобы убрать за ними.
– Ну не совсем одной, – напомнил о себе Эли.
Брайан отмахнулся от него:
– Ты вряд ли можешь претендовать на звание лучшего работника гостиницы для собак, Эли.
– К утру обещают ослабление снегопада, – сказала Фиона, предупреждая очередную бессмысленную свару. – В худшем случае народ просто опоздает к началу рабочего дня. – Она бестрепетно встретила подозрительный взгляд Брайана.
Наконец он вздохнул и сдался. Только когда он и все остальные попрощались и ушли, до нее вдруг дошел смысл сказанных Эли слов.
– Ты остаешься? – спросила она.
Эли кивнул:
– Час назад я звонил в аэропорт, мой рейс отменили. Но даже если бы не отменили, я все равно не смог бы добраться туда по такой погоде. – Он посмотрел в окно, за которым бушевала метель. – Кстати, я позвонил и Артуру, чтобы он не присылал сюда никого. Не дай Бог, ребята сломают себе шею, добираясь сюда из города. С тобой останусь я.
Девушка прикоснулась к марлевой повязке у него на лбу, потом провела кончиками пальцев по его гладкой худой щеке. Она встретилась взглядом с его потемневшими золотисто-карими глазами, и у нее мгновенно пересохло во рту.
– Извини, если бы не я… – пробормотала она.
– Не говори так.
И он припал губами к ее рту. Крепко обняв ее, Эли жадно впивался в ее губы и никак не мог насытиться их вкусом, вкусом женщины, о которой мечтал дни и ночи, которая незаметно вошла в его сердце и рвала его на части.
Если бы не она… Он вздрогнул. Если бы не она, его не сжигал бы сейчас огонь желания, не душила бы такая дикая неутоленная страсть. Сердце его не переполнялось бы нежностью от ее улыбки и слез. И его самолюбие не страдало бы оттого, что он выглядит перед ней клоуном, а не благородным рыцарем.
Она приникла к нему со страстью, удивившей его еще в прошлый раз, и отвечала на поцелуи с еще большим пылом, чем ему виделось в мечтах. От нее исходил нежный женственный аромат, что было удивительно после тяжелого рабочего дня; она была мягкой и аппетитной и…
Взрыв заставил их обоих подпрыгнуть и вцепиться друг в друга.
– Что за чертовщина? – вскричал Эли.
Лицо Фионы выражало отчаяние.
– Фиона? – настойчиво спросил он, когда еще несколько громких хлопков сотрясли воздух.
– Котел обогрева, – простонала она. – Ну почему все это выпало именно мне?
– Спокойно, спокойно, – сказал Эли. – Проводи меня в котельную.
– Зачем?
– Затем, что мы не можем стоять здесь и ждать, пока котел взорвется.
– Нет, – отшатнулась она. – Я не хочу этого видеть. Не хочу ничего знать. Я просто не представляю, что делать.
– Ну же, Фифи, возьми себя в руки. – Он схватил ее за руку и потащил в сторону, откуда раздавались хлопки.
– Не называй меня Фифи, – машинально попросила она.
Худшие их опасения подтвердились, когда они вошли в котельную, наполненную паром и дымом. Систему отопления пришлось отключить.
Остаток вечера превратился в сплошной кошмар. На улице стояла метель, мороз крепчал, и обогреть всех обитателей Оук-Хилла было не так-то просто.
К счастью, благодаря какому-то чуду электричество пока работало, поэтому они смогли установить по всему пансиону небольшие электрические обогреватели. Когда запас обогревателей был исчерпан, Фиона принесла из парикмахерской специальные фены для сушки шерсти и расставила по вольерам.
После этого Фиона и Эли носились по пансиону с одеялами и полотенцами и укутали ими собак, кошек, кролика и даже птичку. Потом отправились в коттедж Фионы и под бдительным наблюдением ее питомцев собрали там все коврики, одеяла и полотенца и взяли даже покрывало с кровати. После этого, еще часа два ходили по вольерам, растирая замерзшие лапы и хвосты.
Каждую свободную минутку Фиона бежала к телефону, пытаясь вызвать мастера по паровому отоплению. Но все, кому она смогла дозвониться, отказывались выехать, ссылаясь на снегопад. Естественно, никому не хотелось покидать свой дом в такую погоду, да еще под Рождество.
К двенадцати часам Эли заявил, что они предприняли все необходимые меры и теперь могут немного отдохнуть. Фиона была бледна и дрожала от холода, ее состояние вызывало у Эли тревогу. Он затопил в гостиной камин, которым до этого никогда не пользовались, и уговорил ее сесть у огня.
Согревшись, Фиона сняла свою объемную зимнюю парку и закрыла глаза. Разомлев от тепла, она чувствовала, как на нее наваливается усталость, и ей хотелось, чтобы кто-нибудь позаботился о ней, приласкал и утешил добрым словом. Она почувствовала прикосновение руки Эли к своей склоненной голове. Девушка подняла к нему лицо. Эли осторожно убрал с ее щеки свесившуюся прядь и сунул ей в руку дымящуюся кружку горячего шоколада. Потом скинул ботинки и сел рядом с ней на диван.
– В каких только местах мне не приходилось встречать Рождество, – сказал он, – но такой экзотики я себе даже представить не мог.
Фиона улыбнулась, расслышав нотки сожаления в его голосе.
– В этом году все идет не по плану, – признала она.
– Ты впервые осталась одна, и на тебя столько всего навалилось.
Фиона колебалась только одно мгновение, потом взяла его руку и сжала ее.
– Но я не одна. Со мной ты. Если бы не ты, Эли, не знаю, как я пережила бы эти шесть часов. Спасибо.
Эли встретился с ней глазами. Ее голубые как море глаза призывно сияли, и он забыл, что хотел сказать. Языки пламени отражались в ее густых каштановых волосах, кожа казалась прозрачной. Манящие нежные губы слегка раскрылись, и розовый язычок скользнул по ним, заставив его вздрогнуть от пронзившего его желания.
У Фионы, которая уловила это движение, перехватило дыхание. «Вот оно, – подумала она вдруг. – Если сейчас я не убегу, потом будет поздно». Но когда он начал медленно, дюйм за дюймом, притягивать ее к себе, она поняла, что упустила свой шанс бежать давным-давно.
Она положила руку ему на грудь и услышала сильное биение сердца, почувствовала жар его тела сквозь шерстяной свитер и фланелевую рубашку. Нестерпимое желание сковало его мышцы, дыхание участилось, и длинные густые ресницы опустились, погасив золотое сияние темных глаз.
Эли слегка откинулся на диване, осторожно взял ее за талию и приподнял так, чтобы она села у него на коленях. Ее груди дразняще уперлись ему в грудь, ноги интимно обхватили бедра.
– Ты замерзла? – прошептал он.
– Да. Нет. Не знаю. – Она провела кончиками пальцев по его теплым губам. – Эли…
Он поймал ее пальцы и поцеловал их, потом провел по ним влажным шелковым языком. Улыбнулся, услышав ее возбужденное восклицание, запустил пальцы в ее волосы и приблизил ее лицо к себе.
– Слушай меня, – пробормотал он.
– Я слушаю. – Она напряглась в его объятиях, стараясь прижаться к его рту и чувствуя его жаркое дыхание на своих губах.
– Это не совсем то, что я планировал для первого раза, – проворчал он, – но сейчас мне уже все равно.
Слова застряли у нее в горле, она только покачала головой в знак согласия.
– Сейчас мы займемся любовью, – прошептал он в самые ее губы. Потом поцеловал ее быстрым поцелуем и отстранился снова. Дыхание его стало прерывистым и частым. – Пусть небеса разверзнутся, и этот чертов пансион провалится сквозь землю – мы будем заниматься любовью, и больше ничто не имеет значения. Ты согласна?
Она кивнула.
Его губы были горячими, требовательными и жадными. Вкус его поцелуя был именно таким, о каком она тосковала долгими одинокими ночами: в нем были любовь и нежность, самоотречение и страсть и воплощение всех ее грез. Она с готовностью отвечала на каждую ласку и требовала все новых и новых. «Желай меня, люби меня, останься со мной!» Его лихорадочные, почти болезненные ласки словно отвечали на ее безмолвную мольбу.
Фионе казалось, что она растворяется в жарком пламени их взаимного желания, становится бесплотной и, подхваченная буйным вихрем страсти, погружается в темные глубины плотского наслаждения, которое он дарил ей, продираясь сквозь одежду к истомившемуся по его рукам телу…
– Бр-р-р! – взвизгнула она и подскочила.
Эли схватил ее за плечи:
– Что? Что?
– У тебя ледяные руки. – Она передернулась. Секунду они смотрели друг на друга, потом расхохотались. Он опять притянул ее к себе и крепко обнял.
– Интересно, как же я могу их согреть? – провоцирующим шепотом спросил он.
– О нет, только не здесь, – взмолилась она.
– М-м, какая жалость. – Эли потерся лицом о ее волосы и стал покрывать ее шею поцелуями, в то время как его пальцы боролись с застежками на ее одежде. – А здесь?
– Здесь?… М-м… о-о… – Фиона закусила губу и тесно прильнула к его груди.
– Дай я расстегну крючки… А-ах. Так удобно?
Она кивнула, судорожно вздохнув.
– Какие они мягкие и теплые. – Она ахнула, когда он обхватил ее груди ладонями и сжал. Потом поцеловал и добавил: – Прелестные.
Фиона обхватила Эли за шею и приникла к ней лбом, позволив его рукам дразнить ее груди и восхищаться ими. Он провел по гладким округлостям костяшками пальцев, потом накрыл их ладонями. Подразнил нежные соски кончиками пальцев и сдавил напрягшиеся болезненные бугорки. Фиона застонала и потерлась бедрами о его колени.
– Какого они цвета? – прошептал он ей в ухо.
– Не помню, – пробормотала она, желая, чтобы он взглянул на них, невзирая на холод.
Он улыбнулся и потянул ее свитер вверх.
– Подержи, – велел он. Потом вытащил из джинсов ее фланелевую рубашку, футболку и сдвинул бюстгальтер. – Это напоминает мне поиски зарытого клада. – Эли осторожно потрогал ее. – Ты стала горячей.
– Хм-м, – выдохнула она.
– Розовые, – сказал он охрипшим голосом. – Настоящего кораллового цвета, маленькие и очень хорошенькие. – Его руки некоторое время массировали ей спину, подготавливая, потом легонько приподняли.
Когда она почувствовала влажное, томное, медлительное прикосновение его языка, с губ ее сорвалось его имя, дыхание стало частым и прерывистым. Он поглаживал и перекатывал языком ее возбужденные соски, заставляя ее стонать и выгибаться от нетерпения.
Издавая тихие страстные восклицания, она начала стаскивать с него одежду, желая прикоснуться к его телу и доставить ему такую же радость. Коснулась его живота и почувствовала, как он вздрогнул под ее рукой.
– Мы сошли с ума, – прошептал он, поднимаясь, чтобы поцеловать ее губы.
Фиона кивнула и проговорила между горячими яростными поцелуями:
– Как жаль, что ты не можешь раздеться.
– Как жаль, что ты не можешь раздеться. Но я не хочу, чтобы ты схватила воспаление легких, – ответил он, расстегивая ее джинсы.
– Но ты же сказал…
– Фи-о-на… – его лицо стало жестким от вожделения, – кое-что придется все-таки снять, если, конечно, тебе не известен какой-то новый, революционный способ.
– Тебе наверняка известно значительно больше способов, чем мне. – Она попыталась сказать это холодным тоном, но вряд ли это было возможно, учитывая, что в этот момент Эли стягивал с нее джинсы.
Он приподнялся и попросил:
– Помоги мне расстелить твое пальто на диване.
– Зачем? – Она потерлась лицом о его шею и глубже засунула руки ему под рубашку. Его грудь была покрыта мягкими волосками.
– Они у тебя светлые или каштановые? – лукаво прошептала она.
– Чтобы ты могла лечь на него. Кровать такая же холодная, как ковер.
– Сам расстели. Я занята. – Она подтянула его одежду кверху, удовлетворяя свое любопытство. Волосы на груди были темно-золотого цвета.
Эли снял ее со своих колен и положил на пальто, которое с трудом расстелил на диване, пока она исследовала волосы на его груди. Глаза их встретились. Его взгляд был полон обещаний. Он лег на нее, согревая ее своим телом, потом просунул руку между ее ног в расстегнутые джинсы и стал поглаживать там медленными завораживающими движениями. Фиона задышала часто и глубоко.
– Какая ты здесь горячая, – прошептал он с довольной улыбкой. Они обменялись долгим, страстным поцелуем. Эли просунул руку дальше. – Тебе нравится?
– Не дразни меня, – взмолилась она, желая только одного – чтобы он продолжал ее дразнить как можно дольше. Она никогда не испытывала ничего более приятного и волнующего, чем давление его ладони в сочленении ее бедер.
Пальцы Эли скользнули под тонкое кружево трусиков и бесстыдно исследовали влажный жар ее плоти. Фиона вскрикнула и выгнулась дугой.
– Да, любимая, – прошептал он, – покажи мне, как тебе хорошо.
Она крепко сомкнула ноги вокруг его руки и извивалась под ним, неосознанно двигаясь в такт ласкающим движениям его пальцев, отчаянно желая большего, всего, что он мог ей дать. Фиона нашла пряжку его ремня и торопливо расстегнула трясущимися пальцами. Потом глубоко вздохнула и накрыла его плоть рукой.
Эли издал громкий прерывистый стон и дернулся вверх, чтобы ей было удобнее. Хрипло попросил:
– Расстегни молнию. – Он дышал так, словно пробежал двадцать миль.
Она потянула застежку молнии вниз, потом просунула руку в джинсы и, сомкнув вокруг его плоти пальцы, вытащила наружу.


Эли начал стягивать с Фионы трусики, останавливаясь, чтобы поцеловать, потрогать и восхититься. Потом тяжело опустился, пристраиваясь у нее между ног. Голова Фионы пошла кругом, когда он стал осыпать страстными поцелуями ее лицо и шею, когда она ощутила давление его живота, внезапное напряжение тела и дрожание пальцев, которые она поймала, помогая ему найти цель.
Потом она ощутила, как ее плоть медленно раздвигает горячий твердый ствол его мужского естества, и все ее мысли и чувства сосредоточились на этом ощущении. На мгновение они оба замерли, и из уст Фионы вырвалось умоляющее восклицание продолжать. Она обвила его руками, Эли выгнул спину и для большего удобства подложил руки под ее ягодицы.
Фиона ахнула и рванулась ему навстречу, помогая войти на полную глубину.
– О Боже, какая ты там сладкая, Фиона, – пробормотал он.
– Не останавливайся, – дрожащим шепотом попросила она.
– Нет. – Он стал целовать ее лицо, губы, волосы. – Нет, я так долго ждал, что хочу насладиться тобой сполна.
Фиона всхлипнула: от его слов огонь разлился по ее телу, и она хотела, чтобы он погасил его прямо сейчас, немедленно. Она стала двигаться под ним, побуждая его к действию.
Эли задрожал и придержал ее за ноги, желая прекратить это поддразнивание.
– Так нечестно, – сказал он.
– Мне все равно. – Грудь ее тяжело вздымалась. Но он заставил ее подождать, пока не насытился ее ласками, поцелуями и страстными мольбами. Наконец, когда она начала вскрикивать, не в силах больше терпеть этой сладкой пытки, он уступил и начал входить в нее сильными ритмичными толчками. Этот древний примитивный ритм постоянно звучал в ее теле с тех пор, как она встретила Эли.
Наслаждение начало накатывать на нее волнами, и она заметалась под ним в исступлении, пока сладкий жар не поглотил ее полностью, разлившись по всему телу и закружив в водовороте огня.
Когда Эли в изнеможении упал на нее, обессиленный, удовлетворенный, она обняла его и тихо гладила по спине. Он поймал ее руку и поцеловал. Не открывая глаз, она нежно улыбнулась. Только Эли мог превратить Рождество в самую прекрасную ночь в ее жизни.
– О Эли, – прошептала она, вздохнув.
Он зарылся лицом в ее волосы.
– С Рождеством, дорогая.
И через секунду провалился в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ровно в полночь - Леоне Лаура

Разделы:
АннотацияГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Ровно в полночь - Леоне Лаура



Неплохо.Очень легко читается.
Ровно в полночь - Леоне ЛаураОльга
6.09.2011, 22.52





Читается легко, но жаль бедняжку Гг-я бился и бился.
Ровно в полночь - Леоне Лаураиришка
19.04.2016, 22.42





Рождественская сказка-детектив с юмором и приятным послевкусием: 7/10.
Ровно в полночь - Леоне ЛаураЯзвочка
20.04.2016, 11.09





Прикольный роман, я бы фильм посмотрела с удовольствием, комедия получилась бы замечательная, да-а-а парню явно суждено было остаться на рождество в пансионе для животных с гг-ей. На нем по моему живого места не осталось))))). 10/10
Ровно в полночь - Леоне Лаурамэри
22.04.2016, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100