Читать онлайн Полночное признание, автора - Леннокс Уинифред, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полночное признание - Леннокс Уинифред бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полночное признание - Леннокс Уинифред - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полночное признание - Леннокс Уинифред - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леннокс Уинифред

Полночное признание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

В Оксфорд и обратно
Майкл припарковал свой темно-синий «ягуар» у здания аэропорта и взглянул на часы. До прибытия рейса из Венеции еще четверть часа, если, конечно, самолет прилетит по расписанию. Он откинулся на сиденье, бросил пристальный взгляд в зеркало заднего обзора и, не удержавшись, улыбнулся своему отражению. Грешно, наверное, ловить кайф от собственной внешности. Потрясающе красивое молодое лицо, дерзкое и пленительное, со смеющимися ярко-синими глазами, сверкающими из-под черных, вразлет, бровей. Прядь темных прямых волос упала на лоб, подчеркнув то небрежное, редкостное обаяние, которое всегда и повсюду приковывало женское внимание.
Через несколько минут Джулия будет здесь. Интересно, какие чувства я увижу на ее лице? Ведь Джулия в полной уверенности, что в аэропорту ее встретит мать. Мы с Лесли решили устроить ей подобный сюрприз, чтобы занять выгодную позицию в предстоящей игре: застать человека неподготовленным к определенному повороту событий – верный способ лучше узнать его. Даже если Джулия рассердится, ничего страшного. До Оксфорда полтора часа неторопливой езды. За это время я сумею расположить девушку к себе и, возможно, нащупаю ее слабые места.
Любопытство и ожидание возбуждали Майкла, как хорошее вино. Посмотрим, кто кого, моя бесценная кузина, думал он, запирая машину и направляясь к зданию аэропорта, когда объявили прибытие рейса из Венеции. Входить Майкл не стал, незачем торчать в толпе встречающих и привлекать к себе излишние в этой ситуации взгляды прекрасного пола. Остановился у самых дверей, внимательно наблюдая за выходящими пассажирами, но сохраняя при этом свой обычный раскованно-безразличный вид.
Наконец появилась Джулия. Она оживленно переговаривалась с высокой светловолосой девушкой, катившей тележку с чемоданами. Джулия была в элегантном брючном костюме цвета корицы, очень шедшем к ее глазам и волосам.
Интересно, с кем это она? Познакомились в самолете или подруга? Первое вряд ли. Общаются так, словно знают друг друга тысячу лет. Дело принимало несколько иной оборот, чем он предполагал. Майкл двинулся к девушкам, отметив про себя, что спутница кузины тоже весьма недурна. Что ж, если он снова, сам того не ожидая, очутился в цветнике, ему не привыкать.
Джулия заметила его прежде, чем он подошел. Пока она приходила в себя от изумления, Майкл поприветствовал:
– Здравствуй, сестричка. Не удивляйся. Я здесь, чтобы доставить тебя в Оксфорд.
– Майкл?.. – Ее мелодичный голос не изменился. В нем были та же глубина и загадочность, что и в голосе Лесли. – А где мама? Что-нибудь случилось?
– Она с нетерпением ждет тебя дома. Тетушка не успела закончить какие-то приготовления и попросила подбросить тебя, благо я все равно еду в Оксфорд.
Джулия с удивлением подняла брови. С каких это пор мать затевает особые приготовления к моему приезду, думала она, представляя Майкла и Джейн друг другу.
– Познакомься, мой двоюродный брат Майкл Деворгейл. Майкл, это Джейн Харден, моя подруга.
– Очень приятно. – Джейн улыбнулась самой обворожительной улыбкой из своего арсенала.
– Мне тоже. – Ответная улыбка Майкла была под стать ее.
Выражение их лиц нисколько не противоречит произнесенным словам, отметила про себя Джулия. Только у меня сегодня все будет наоборот: придется улыбаться и быть любезной вопреки желанию. Она подавила вздох и сказала:
– Джейн тоже едет в Оксфорд. Мы собирались взять такси.
– В этом нет необходимости. Надеюсь, вы позволите мне подвезти вас. Прошу. – Майкл жестом пригласил их к машине и любезно распахнул дверцы.
Джулия уселась на заднее сиденье. Джейн, мгновение, поколебавшись, присоединилась к ней. Джулия окинула подругу взглядом из-под ресниц и улыбнулась, словно говоря: «Если хочешь, можешь сесть впереди». Джейн задорно вздернула подбородок: «За кого ты меня принимаешь?». Пока между ними происходил этот безмолвный диалог, Майкл убрал чемоданы в багажник. Сев за руль, он обернулся к дамам:
– Не хотите заехать куда-нибудь пообедать?
– Спасибо, я не голодна. – Джулия улыбнулась, надеясь этой улыбкой дать понять Майклу, что в гробу она видела все эти его любезности.
– Мы перекусили в самолете, – поддержала Джейн, хотя было ясно, что ей очень хотелось принять приглашение этого красавца.
Искренняя любезность Майкла почему-то начинала раздражать Джулию. Странно, ведь раньше я никогда не испытывала к нему антипатии. Скорее, наоборот.
Майкл вырулил со стоянки, и «ягуар» влился в поток машин, движущихся к автостраде. Несмотря на мрачное настроение, Джулия не могла не признать, что он прекрасно водит машину. Сама она вождением не увлекалась, поскольку терпеть не могла перегруженных транспортом городских улиц. Однако это не помешало ей по достоинству оценить мастерство Майкла.
Понемногу она начала расслабляться, предоставив кузену вести беседу в основном с Джейн. Самой ей хотелось просто смотреть в окно и отрешиться на время от всего на свете: от предстоящих забот по устройству на новом месте, от неизбежной тоски по Франко, которая уже жила в ней и которую она скоро почувствует в полную силу. Совершенно бесполезно играть в прятки с этим чувством и бесполезно сопротивляться ему.
Майкл, надеявшийся застать кузину врасплох, был слегка озадачен. Болтая с Джейн, он внимательно поглядывал на отражение Джулии в зеркале. Она вовсе не казалась растерянной или смущенной, какой он ожидал ее увидеть. Да, грустна, рассеянна и сосредоточена на чем-то своем, но держалась спокойно и естественно. Наверняка уже тоскует по своему итальянцу, подумал Майкл.
Он до сих пор не мог заставить себя серьезно отнестись к сопернику и, несмотря на осторожный пессимизм Лесли, не сомневался в успехе. Ведь несколько месяцев Франко будет от Джулии далеко, а он, Майкл, близко. Девушка не останется равнодушной к моему обаянию, я в этом уверен.
Он продолжал наблюдать за кузиной. Цвет лица такой ровный и яркий, что оно совсем не нуждается в гриме. Кожа тонкая, почти прозрачная. Рот, возможно, слегка великоват, но чудесных очертаний – рот взрослого ребенка, нежный и беззащитный. Глаза, конечно, совершенно бесподобны – теплые, бархатные, хранящие тайну. Нет, моя милая Джулия, у женщины с такими глазами не может не быть темперамента. И я постараюсь разбудить его в тебе.
У меня масса возможностей, чтобы завоевать ее любовь. Фантазией и воображением я, слава Богу, не обделен. Деньгами тоже. Разнообразные курорты, старинные поместья в самых прекрасных уголках Англии и Шотландии, любые красивейшие места – все к моим услугам. Надо создать романтическую, легкую атмосферу, пленить Джулию разнообразием. Лесли сделала все от нее зависящее, чтобы облегчить мне задачу. Теперь мне известно о Джулии очень многое – ее вкусы, привычки, музыкальные и литературные пристрастия, даже такие детали, как любимые цвета и предпочитаемый по утрам сорт чая. Познакомлю ее со своими оксфордскими друзьями, буду водить на праздники и вечеринки в самые интересные места. И конечно, покажу Эйшем-хаус – лучшее поместье на свете, а о Левенс-холле расскажу такое, о чем она даже не догадывается.
Всякий раз, когда Майкл вспоминал об этих усадьбах, приходило чувство, куда более сложное и сильное, чем наследственная гордость. В его сердце жила страстная, несокрушимая любовь к этой земле. Все в ней казалось ему бесценным даром: уникальная красота гор, лесов и долин, веками вдохновлявших поэтов и живописцев; древнее, овеянное легендами прошлое, продолжающее жить в старинных фермах и поместьях, замках и развалинах монастырей, величественных соборах и домах старинных городков; вереск горных пустошей, густая трава пастбищ на склонах холмов, звенящие родники и речки, шумные водопады и множество озер, в прозрачной глади которых отражается вечно изменчивое небо…
Майкл был уверен – поэтическая красота этих мест покорит воображение и сердце Джулии. Он вообще был невысокого мнения о людях, равнодушных к природе. Если бы хоть одна из бесчисленных добивавшихся его внимания девиц догадалась, что на самом деле он предпочитает всему на свете, и сыграла на этом, возможно, он был бы уже женат.
Этот неожиданный вывод развеселил Майкла. Как мало знают о нас женщины, воображающие, что знают нас прекрасно, подумал он.
Машина приближалась к Оксфорду.
– Когда-то я тоже жил неподалеку, – болтал Майкл, внося чемоданы Джейн в прихожую ее дома, симпатичного особнячка на Мэг-пай-лейн. – Теперь у меня квартира на Мертон-стрит. Буду рад видеть вас у себя в гостях.
– О, благодарю. – Весь облик Джейн так явно свидетельствовал о еще одной одержанной Майклом победе, что Джулия решила положить конец этому обмену любезностями.
– Майкл, ты не мог бы подождать меня немного в машине? Мне нужно перекинуться с Джейн парой слов наедине.
Он лучезарно улыбнулся.
– Конечно. Всего хорошего, Джейн. Приятно было познакомиться.
– Мне тоже.
Майкл поклонился и вышел. Девушки прошли в гостиную.
– Ну, подруга, на твоем месте я чувствовала бы себя как медведь в малиннике, – мечтательно произнесла Джейн, бросаясь на диван. – Там – такой друг, здесь – такой кузен! Даже не знаю, кто из них привлекательнее. И не пытайся убедить меня, что ты никогда не была влюблена в Майкла. Не поверю ни за что. Ни одна женщина не может остаться равнодушной к такому парню. Господи, какое лицо, – со вкусом и знанием дела продолжала она. – Глаза, губы… И бездна обаяния!
– Дорогая, остынь, пожалуйста, – поморщилась Джулия, возвращаясь из кухни с двумя банками кока-колы. От бесконечного ритуала английских любезностей у нее пересохло в горле. Она подала одну банку Джейн, открыла свою и с наслаждением глотнула холодную жидкость. – Должна тебя разочаровать. Наши отношения с Майклом всегда отличались полным отсутствием взаимного интереса. Я понятия не имею, чего это он вдруг решил проявить ко мне внимание и примчался в аэропорт. Джейн хитро прищурилась.
– Не думаю, что только из желания угодить твоей матери. Он так на тебя смотрел!
– Господи, да он на все так смотрит, – отмахнулась Джулия. – Он родился с таким взглядом.
– Ну, тогда это просто дар небес, – заключила Джейн.
Джулия улыбнулась и подсела к ней.
– Ладно, если Майкл тебя зацепил, разрешаю заняться им. Ты ведь у нас известный специалист по сокрушению мужских сердец. Только смотри, будь осторожна. Этот, как ты выразилась, «дар небес» может представлять определенную опасность. Я мало что знаю о Майкле, – добавила она серьезнее. – Виделись мы редко, и вряд ли я смогу помочь тебе ценным советом относительно его личности.
В глазах Джейн заплясали чертики.
– Дорогой мой дружочек, неужели ты думаешь, что я не в состоянии сама кое-что разузнать о столь интересном предмете? Неужели ты настолько плохо меня знаешь?
– Ты неисправима, – рассмеялась Джулия. – По тебе наверняка давно плачет чья-нибудь разведка.
Подруги еще немного поболтали, условились встретиться на следующий день, и Джулия вернулась к машине, Майкл стоял, небрежно прислонившись к капоту. Опять сесть на заднее сиденье она сочла невежливым и села впереди. Ее кратковременное оживление исчезло, уступив место печали. И девушка была благодарна Майклу за то, что он не стал втягивать ее в разговор. Машина неспешно ехала по оксфордским улицам. Джулия смотрела в окно и размышляла.
Конечно же, я покривила душой, утверждая, что отсутствие интереса друг к другу было у нас с Майклом обоюдным. Но угрызения совести меня не мучают. К чему теперь вообще обсуждать все это – ведь прошло столько лет.
… Она была тогда юной, неопытной девочкой, живущей в мире своих грез. Разве могла такая заинтересовать Майкла? Вспоминая о том времени, Джулия удивлялась: как Майклу удавалось смущать ее? Ведь он не добивался этого специально, никогда не бывал с ней ни груб, ни высокомерен. Но она всегда испытывала почти паническое волнение, стоило кузену оказаться рядом. Конечно, всячески старалась не подать виду, но это давалось с трудом. Иногда с каким-то отстраненным восторгом она думала, что простой смертный не может обладать таким немыслимым, фантастическим обаянием. Оставшись одна, то и дело представляла себе его чудесные глаза, улыбку, его манеру пристально смотреть на собеседника…
Да, Джулия была влюблена в Майкла. Влюблена по уши, безумно и безнадежно. Он был для нее человеком из другого мира, и она не помышляла о том, чтобы когда-нибудь в этот мир проникнуть. Не потому, что считала его недоступным или плохим, нет. Просто в самой глубине души она не хотела разрушать ту непостижимую, бесконечно волнующую загадку, которой являлся для нее Майкл.
Наверное, это и есть высшая степень романтической любви: любоваться своим объектом на расстоянии, боясь прикоснуться к нему. Какая глупость. Какое детство. И какое чудо!
Потом ей пришлось научиться любить, как любят взрослые, и сколько горечи доставила ей на первых порах эта наука! Поэтому и сейчас Джулия была рада, что пришлось познать всю ту горечь и разочарования не с Майклом. Ни за что на свете она не пожелала бы для себя крушения своих детских надежд и мечтаний. Хотелось сохранить их в неприкосновенности как память о прекрасной поре жизни, которая никогда не вернется. Вряд ли в реальной жизни Майкл смог бы подарить ей такую любовь, какую подарил Франко. Вряд ли он, с юности избалованный женским вниманием, способен на это. Так что, если Джейн решит испробовать на Майкле свои чары, то на здоровье.
Они подъехали к особняку в северном пригороде Оксфорда. Лесли вышла им навстречу. Джулия, как могла, постаралась изобразить радость. Она не испытывала к матери антипатии, скорее та восхищала ее, но это было какое-то холодное восхищение, без глубокой сердечной привязанности. Мы ведь во многом похожи, часто повторяла себе Джулия, но почему я этого не чувствую? В глубине души она уже смирилась с отсутствием душевной близости с матерью, что далось ей не без горечи.
Они расцеловались, обменялись дежурными фразами о перелете и дороге. Как и ожидала Джулия, мать пригласила Майкла остаться пообедать, и он с благодарностью принял приглашение. Потом она, загадочно улыбаясь, сказала дочери:
– Пойдем, я покажу тебе твою комнату.
Джулия удивленно посмотрела на мать: неужели та думает, что она забыла дорогу в свою детскую? Но Лесли взяла ее под руку и повела совсем в другую сторону.
– Это сюрприз, – шепнула она, вводя Джулию в комнату для гостей.
Интерьер помещения полностью изменился. Теперь он был решен в любимых Джулией светлых тонах. Французские живописные обои девятнадцатого века, мебель ручной работы в стиле ампир, старинный ковер и огромное зеркало над камином, отражающее продуманное до мелочей элегантное великолепие, – все создавало ощущение покоя и благополучия. Джулия обернулась к матери.
– Я подумала, ты выросла из своей детской, – улыбнулась Лесли, – и тебе нужно что-нибудь попросторнее.
– Ах, мама, – Джулия обняла ее, – это великолепно! Спасибо тебе. – Она медленно обошла комнату, рассматривая вышитые вручную диванные подушки, полированное дерево, изящную скульптуру на мраморной доске камина.
– Если помнишь, тут царило запустение. Вот я и решила обновить. Сложнее всего, оказалось, восстановить лепной фриз на потолке. – Лесли явно была довольна произведенным впечатлением. – Ванная оборудована по последнему слову техники. – Она указала на почти незаметную на фоне обоев дверь. – Прими душ и присоединяйся поскорее к нам.
Оставшись одна, Джулия опустилась в кресло, откинула голову и подняла глаза к потолку, по которому вился изящный узор лепного фриза в стиле модерн. Да, отреставрировать такое – очень сложная работа. Франко как-то рассказывал, что ему пришлось иметь дело с чем-то подобным на одной из римских вилл. Девушка глубоко вздохнула. Все здесь прекрасно. Только нет главного. Нет его.
Джулия приняла душ, переоделась и вышла в столовую к празднично накрытому столу. В течение всего обеда Майкл продолжал проявлять к ней исключительное внимание. Она с удивлением выслушивала его изысканные витиеватые комплименты и предложения помочь освоиться в Оксфорде. Она, дескать, всегда может рассчитывать на его опыт и осведомленность в университетских делах. Кстати, у него прекрасная библиотека, и если что-нибудь понадобится… Он знаком со многими букинистами, и найти нужную редкую книгу не составит труда. Он был бы счастлив как-нибудь показать ей антикварный магазин, совладельцем которого является. Бассейн в его здешней квартире всегда к ее услугам. Когда ей наскучит в Оксфорде, они с Лесли могут приехать к нему в поместье, он будет очень рад двум столь очаровательным гостьям…
У Джулии слегка шла кругом голова от вороха предложений. Кажется, Джейн была права – Майкл почему-то решил взять ее, как та иногда выражалась, «в оборот». Впрочем, свое внимание он проявлял исключительно мягко и ненавязчиво, с истинно английским аристократическим шармом. У Джулии мелькнула мысль, что при других обстоятельствах она получила бы от этого обеда огромное удовольствие: непринужденная и жизнерадостная атмосфера, масса новой и полезной информации плюс общество кузена, по праву считающегося одним из самых обворожительных мужчин высшего общества, в которого она когда-то была без памяти влюблена, и чье обаяние с тех пор ничуть не потускнело. Но тоска по Франко мешала ей чувствовать себя по-настоящему легко и весело.
Дни шли за днями, но Джулия едва замечала, что происходит вокруг. Сосредоточиться на учебе стоило ей огромных усилий. Она почти не спала, плохо ела и извела Джейн тем, что была не в состоянии говорить ни о чем другом, кроме Франко. Впрочем, и думать ни о чем другом она тоже не могла. Ложась спать, вставая с постели, перемещаясь по городу, сидя в аудитории, она чувствовала лишь свое одиночество, свою тоску, которая с каждым днем усиливалась, давя невыносимой тяжестью и отгораживая от мира. Ей хотелось только одного – увидеть Франко, снова ощутить прикосновение его рук, его губы, слиться с ним навсегда, навечно и никогда не разлучаться.
Подходила к концу вторая неделя ее жизни в Оксфорде, но Джулии казалось, будто прошла целая вечность. Время тянулось убийственно медленно. Дни были такими бесконечными, серыми и похожими один на другой, что все ее пребывание в Англии сливалось в один нескончаемый холодный кошмар. Ей нужен только Франко. Она должна его увидеть. Любой ценой.
Джулия едва дождалась пятницы. После окончания дневных занятий, ни о чем более не думая и чувствуя, что сполна оплатила двухнедельной пыткой любое свое будущее безумство, она выскочила из аудитории и прямо у колледжа поймала такси. Упав на заднее сиденье, выдохнула:
– Аэропорт Хитроу. Побыстрее, пожалуйста.
Когда такси тронулось с места, девушке показалось, что тяжеленный камень, давивший грудь, свалился и она может, наконец, дышать свободно. Хотелось плакать и смеяться. Она глубоко втягивала в себя воздух – всеми легкими, всем существом. На глазах блестели слезы.
Билет на рейс в Венецию она забронировала по телефону заранее, но Франко об этом не сообщила из какого-то странного суеверия. Две недели мучений сделали ее мнительной. Решила позвонить уже из аэропорта.
Отдышавшись и немного придя в себя, Джулия обрела некоторую способность соображать и стала следить за дорогой, поглядывая на часы. По мере приближения к аэропорту Англия постепенно представлялась ей все менее и менее противной и, возможно, даже пригодной для жизни страной. Только бы не попасть в пробку! Ей повезло, такси успело проскочить к аэропорту до наступления часа пик. Безмерно благодарная водителю, Джулия щедро расплатилась, вылетела из машины, пулей понеслась к кассам. И лишь схватив билет, перевела дух. Наконец-то! У нее в запасе еще полчаса. Можно звонить Франко.


У телефонного автомата что-то внутри нее опять сжалось от страха. А вдруг его нет дома? Сегодня пятница, он должен пораньше вернуться с работы, но его могли задержать… Отругав себя за трусость, Джулия набрала номер. Дома Франко или не дома, позвонить она должна. Если его нет, она позвонит еще раз, уже из аэропорта Марко Поло в Венеции.
Гудки в трубке прервались, и голос Франко сказал: «Я слушаю». Боже, его голос! Схватившись за сердце и чувствуя, как подкашиваются колени, Джулия выдохнула:
– Франко, это я. Я в Хитроу. Через два с половиной часа буду в Венеции. – Оно чем-то спрашивал, но она не слушала, а все твердила: – Как хорошо, что ты дома! Франко, я так хочу тебя видеть. Я умираю без тебя. Я так счастлива, что скоро тебя увижу.
– Джулия, милая моя, не волнуйся так, пожалуйста. Я люблю тебя. Я тоже извелся без тебя и умираю от тоски. Все будет хорошо. Садись в самолет и расслабься. Я уже еду тебя встречать. Любимая, целую тебя крепко-крепко. До встречи.
Джулия почувствовала, как жизнь возвращается к ней. Уже окрепшим голосом она отозвалась:
– До встречи. Целую. Люблю. – И медленно повесила трубку. Мир снова становился для нее миром, а не тюрьмой. Все теперь казалось прекрасным, исполненным света и покоя. Все, наконец, стало таким, каким и должно быть. Она летит к Франко.
Джулия посмотрела в окно. Самолет оторвался от взлетной полосы и постепенно набирал высоту. Стюардессы разносили напитки. Джулия взяла стакан с минеральной водой, заглянула в него и засмеялась. Казалось, даже в обычной воде таилось теперь то же чудо бесконечного совершенства, что и в ней самой, и во всем окружающем мире… Джулия глубоко вздохнула и с улыбкой закрыла глаза. Теперь она отдохнет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полночное признание - Леннокс Уинифред



интересный роман... читать можно....)))
Полночное признание - Леннокс УинифредМариана
18.02.2012, 22.09





средне
Полночное признание - Леннокс УинифредМарго
25.10.2012, 15.41





Зря потраченное время
Полночное признание - Леннокс УинифредНИКА*
18.06.2013, 23.26





Полностью согласна: зря потраченное время. Часть романа как путеводитель по Великобритании.
Полночное признание - Леннокс УинифредАнна
9.06.2014, 13.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100