Читать онлайн Принцесса с собачкой, автора - Леннокс Марион, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принцесса с собачкой - Леннокс Марион бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принцесса с собачкой - Леннокс Марион - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принцесса с собачкой - Леннокс Марион - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леннокс Марион

Принцесса с собачкой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Уотер, метрдотель, встретил Ника как старого знакомого:
– Добрый вечер, мистер де Монтезье. Выходной сегодня?
Выходной? Ах да, он же сменил свой обычный строгий костюм на более свободную форму одежды. Ну, пусть будет выходной. Ник редко отдыхал. Свободное время он обычно использовал, чтобы съездить в Австралию, к своей приемной матери Руби. Иногда катался с важными клиентами на лыжах. Но большую часть времени отдавал работе.
Эрхард уже ждал его.
– Прошу прощения, что заставил ждать, – извинился Ник. Взглянув на официальный черный костюм Эрхарда и на себя, добавил: – И за это тоже.
– Вы решили, что Роз-Анитре будет неловко в официальной обстановке? – улыбнулся Эрхард.
– Да, – согласился Ник. У него было время рассмотреть снимок Роз, сделанный частным детективом месяц назад. Роз застигли на работе – на фотографии она стояла рядом с потрепанным фургоном, разговаривая с кем-то, оставшимся за кадром. Темно-коричневый комбинезон, сапоги, заляпанные грязью. Бледное лицо с редкими, веснушками. Единственное яркое пятно – густые, волнистые, золотистого цвета волосы, заплетенные в косу.
Довольно привлекательная, хоть и провинциалка, решил Ник. Женщины его круга обладали большей утонченностью. Вот почему, одеваясь сегодня, он решил, что излишняя официальность будет ее смущать.
– Возможно, вы ее недооцениваете, – заметил Эрхард.
– Она – деревенский ветеринар.
– Да. Прекрасный специалист. И, судя по моим источникам, достаточно образованная женщина. – Он замолчал, увидев, что Уотер ведет кого-то к их столу.
Роз-Анитра? Дама в комбинезоне? Сходство есть, но самое отдаленное. Темно-красное платье превосходно подчеркивает изящную фигурку. Волосы собраны в простой пучок, из которого выпадают мягкие локоны. Макияжа – самая малость, только чтобы скрыть веснушки.
И красные туфли на шпильках, в которых ее роскошные ноги кажутся еще длиннее.
– По-моему, я был прав, – тихо поделился с ним Эрхард и, крякнув, поднялся навстречу гостье. – Миссис Маккрэй?
– Роз, – ответила она и лучезарно улыбнулась. Вздернутый носик чуть сморщился. – Думаю, я вас помню – мсье Фриц. Вы были советником моего дяди.
– Был, – обрадованно улыбнулся тот. – Прошу вас, зовите меня Эрхард.
– Рада вас видеть. Прошло почти пятнадцать лет, но я вас помню. – Она повернулась к Нику. – А вы, вероятно, Николай? Мсье де Монтезье?
– Ник.
– Мы вроде с вами не встречались?
– К сожалению.
Уотер придвинул стул, и она села, лишив Ника возможности и дальше любоваться ее ногами. О чем она думает, пряча их в комбинезон? Это просто преступление! Пока Уотер суетился вокруг них, принимая заказы, Ник не переставал разглядывать девушку, искренне восхищаясь ее красотой.
– Да, пожалуйста, – просияла Роз в ответ на предложение принести шампанского. И когда оно прибыло, она с наслаждением пригубила бокал, зажмурив глаза от удовольствия, словно пила его впервые за долгое время.
– Вы так любите шампанское?
– Даже не представляете, как. Куда там хересу.
– Мы очень рады, что вы сумели приехать, – заметил Эрхард. – Верно, Ник?
– Да, – немедленно согласился тот.
– Прошу прощения за то, что не могли сразу со мной связаться. Семья моего покойного мужа испытывает несколько нездоровое желание оберегать меня от всех и вся.
– А вас оберегать не требуется? – спросил Ник.
– Нет, – она вызывающе мотнула головой. – Определенно нет.
– Вероятно, мне стоит обрисовать ситуацию, – сказал Эрхард, сочувственно улыбнувшись Нику, словно понимая причину его замешательства. – Не знаю, Роз, многое ли вам известно.
– Почти ничего, – подтвердила она. – Похоже, весь городок объединился ради того, чтобы наша встреча не состоялась. Меня не подзывали к телефону и не передавали сообщений. Не будь Бен, работающий на почте, столь честным человеком, я бы вообще о вас не узнала.
– Чем Эрхард их так напугал? – удивился Ник.
– Родители мужа пользуются в городке большим авторитетом, и они знают о моем происхождении. Мой муж даже гордился им. Но после его смерти родственники стали бояться, как бы я не уехала. А приезд Эрхарда, с его акцентом и аристократичными манерами, заставил их забеспокоиться. Прошу прощения.
– Это не ваша вина, – заверил ее Эрхард. – И потом, вы сейчас здесь, а значит, цель все-таки достигнута. Возможно, услышанное вас удивит…
– Сильно сомневаюсь, что бы вы ни сказали… – загадочно заметила Роз. – Прошу вас, продолжайте.
– С Ником я уже имел беседу, но теперь мне, вероятно, надо начать сначала.
– Сначала так сначала. – Роз отпила еще один глоток шампанского и улыбнулась.
Улыбаясь, она становилась просто неотразимой.
Эрхард насмешливо взглянул на Ника. А он весьма проницателен, этот мсье Фриц, подумал тот. Или встреча с Роз так его потрясла, что все мысли отражаются на лице?
– Не знаю, знакомы ли вы с историей Альп-де-Монтезье, – продолжил Эрхард. – Началось это в шестнадцатом веке, у правящего тогда короля было пять сыновей. Братья не ладили между собой, и король принял, как ему казалось, верное решение. Выделив рядом со своими границами четыре области, он поставил во главе каждой одного из сыновей с условием, что все княжества будут в вассальной зависимости от королевства, которое унаследует их: старший брат. Но, хоть и разделенная границей, вражда никуда не исчезла. Непрерывные войны и междоусобицы довели четыре чудесных страны почти до полного уничтожения.
– Но две из них оправились, – заметил Ник.
Эрхард кивнул.
– Да. Они взяли курс на демократические реформы и сейчас пришли к конституционной монархии. Из остальных Альп-де-Монтезье в наиболее плачевном состоянии. Старый принц – ваш общий дедушка – еще при жизни утратил контроль над страной. Сейчас всем заправляет глава совета Жак Сент-Ив. Ситуация критическая. Налоги непомерно высоки. Страна на грани банкротства, люди бегут.
Несколько лет назад Ник, интересуясь страной – родиной его матери, – был там в турне. И его неприятно поразила бедность, царившая повсюду.
– Я многие годы был советником старого принца. И видел, как власть постепенно ускользает из его рук в руки Жака. Старый принц умер в прошлом году. У него было четверо сыновей и дочь. Жиль погиб молодым, не оставив детей – несчастный случай, произошедший во время катания на горных лыжах. Годфред умер от передозировки наркотиков в девятнадцать лет. Кифер спился, а его единственный сын Конрад две недели назад разбился в автомобильной катастрофе. Эрик – твой отец, Роз, умер давно. И Зия, твоя мать, Ник, младшая из пятерых, мертва. Остаются три внука – три претендента на трон. Дочери Эрика: ты, Роз, и твоя сестра Джулиана – первая и вторая в списке, и ты, Николай, – третий.
– Вы знали это? – спросил Ник у Роз.
– Что отец умер – да, но наследовать трон я и не надеялась. Мы с мамой уехали из Альп-де-Монтезье, когда мне было пятнадцать. А вы там бывали?
– Как-то катался на лыжах, – признался Ник.
– Думаете, этого достаточно, чтобы претендовать на трон? – лукаво спросила Роз.
– Я почти добрался до сути, – сказал Эрхард, и Нику пришлось проглотить уже готовую сорваться ответную шутку и изобразить внимание. – Нам нужен коронованный монарх. Конституция Альп-де-Монтезье такова, что без его согласия в стране ничего не сделаешь. И провести реформы можно, лишь получив одобрение коронованной особы.
– И тут появляемся мы, – сказала Роз.
– Да.
– Но я – не королевская особа. Эрик не был моим отцом. – Она коснулась своих золотистых волос. – Вы ведь помните ту шумиху, Эрхард? Эрик назвал мою мать шлюхой и изгнал из страны, хотя дедушка и защищал нас, не придавая значения этим обвинениям. Он знал, что его сын – бабник, и мама поступила так только из постоянного чувства одиночества. Отец смог выслать нас, только когда дедушка сильно заболел.
– Следовательно, вы уступаете трон Джулиане?
– Мы с мамой думали, что его наследуют Кифер и Конрад. Откуда нам было знать, что они умрут.
– Значит, официально вы не отрекались?
– В этом не было необходимости, ведь я не королевской крови…
– Ошибаетесь, вы королевской крови и рождены в законном браке.
– У меня светлые волосы. Ни у кого в семье таких нет. И мама призналась…
– Никаких официальных признаний не было.
– Но анализ ДНК…
– Половина королевских династий Европы может лишиться прав на корону, сделай им анализ ДНК. Ваша мать вышла замуж не по любви, но такие вещи происходят сплошь и рядом. Ваши родители мертвы. Никаких доказательств нет.
– Джулиана – королевской крови.
– Думаете? – Эрхард хитро улыбнулся. – Тут тоже нет никаких доказательств, и никто не посмеет предложить анализ ДНК. Поэтому обратимся к специалистам по международному праву. Независимые эксперты могут решить, чьи притязания более обоснованны. Как я говорил в письме, Джулиана вышла замуж за Жака Сент-Ива. Она единственная из вас троих, кто проживает в стране и кто замужем за местным жителем. Суд решит дело в пользу Джулианы, если им не предоставить альтернативы. Вы, Роз, старшая. Мать Николая определенно королевской крови. Нужно выступить общим фронтом. Женатая пара – номер один и номер три – занимает трон.
Что там Эрхард ни написал в письме, Роз имела возможность подготовиться, подумал Ник, видя, что она не выказывает особого изумления. Его-то предложение поразило, а она реагировала вполне спокойно. Сидела и смотрела на пузырьки в бокале. Она не болтает попусту, подумалось ему. Молчание сейчас очень его устраивало.
– Брак по расчету, – наконец задумчиво сказала она.
– Да.
– Я предполагала нечто подобное, прочитав письмо. Что ж… А вы уверены, что Джулиана и Жак не станут хорошими правителями?
– Разве вы не знаете свою сестру? – с любопытством спросил Ник.
– Маленькими мы дружили. Но старый принц почему-то предпочитал меня. Баловал. Называл меня своей маленькой принцессой, и Джулиана жутко злилась на меня. Так же, как отец. После моего отъезда она никогда не отвечала на мои письма и звонки. Откуда мне знать, какая она стала теперь?
– Может, я смогу тут помочь, – ответил Ник. – За последнюю неделю я провел кое-какие исследования. Альп-де-Монтезье в серьезной беде, смена власти пошла бы стране на пользу. Правительство не проявляет никакого интереса к возрождению страны. Ни Жак, ни подконтрольный ему совет, ни Джулиана. Кругом сплошная коррупция.
– О, – тихо произнесла Роз. И сделала видимое усилие, чтобы встряхнуться. – Еда великолепная.
Действительно. Ник выбрал бифштекс. К его удивлению, Роз последовала его примеру. Он привык, что женщины заказывают нечто типа рыбы с салатом – или просто салат, – а потом вяло ковыряют еду, но к Роз это не относилось. Она с удовольствием налегла на мясо. Им подали жареную картошку, и она расправилась с ней раньше его.
– Вначале дамы, – улыбнулась она ему, и его вновь обдало жаром.
Эрхард, единственный из троих выбравший рыбу, тихо хмыкнул, глядя на них:
– Пара получится отличная.
Эй, не так скоро, одернул себя Ник. Отставь гормоны в сторону и сконцентрируйся.
– Мы пока ничего не решили, – буркнул он. – В целом история похожа на сказку.
– Никто из нас не считает ее невозможной, иначе бы мы здесь не сидели. Роз тоже так думает.
– Роз ничего не обещает, – фыркнула Роз. – Я только согласилась повидаться с Ником.
– И повидалась. И он заставляет тебя улыбаться.
– Потому что я обставила его с картошкой. Сомнительная основа для брака.
– Общий круг интересов – хорошая основа для брака, – спокойно парировал Эрхард. – И участие в одном деле. Познакомившись с вами обоими, я понял, что предприятие возможно.
– Разве нет другого пути? – благоразумно поинтересовался Ник. Благоразумным он себя не чувствовал. С тех пор как Эрхард впервые вошел в его контору, возбуждение в нем росло. Вначале оно связывалось с возможностью изменить судьбу нации. Но теперь…
Никогда он не думал о браке. Отчего эта идея внезапно приобрела неслыханную привлекательность?
– Давайте говорить прямо, – сказал он. – Почему не одна Роз?
Эрхард кивнул. Он явно подготовился к ответу.
– За – она первая из претендентов, и когда-то люди любили ее. Против – с тех пор как старый принц перестал Эрику мешать, тот кричал на каждом углу, что Роз – не его дочь.
– Почему не Джулиана тогда?
– За – Джулиана живет в стране, люди ее знают. Но ее не любят. Или они не любят ее мужа, а Джулиана делает так, как он ей велит.
– Тогда почему не Ник? – спросила Роз.
– Его не знают. Я сам его не знал неделю назад. Он был в стране как турист, и все. Люди его не примут.
– Возможно, я могу помочь Роз, не женясь. – Ник услышал, как неохотно произнесены им эти слова. Тихий внутренний голос твердил «хватай ее и сматывайся». Усилием воли он подавил его. – Я ведь могу поддержать Роз просто так?
– Как и президент нашего совета, – резко сказал Эрхард. – Он поддерживает Джулиану. Требуются очень значительные доводы за Роз, чтобы получить перевес над Джулианой. Единственным решением может стать бракосочетание.
– А вы? – Ник обернулся к Роз. – Вы правда рассматриваете брак как возможность пробиться к трону?
Она застыла. Улыбка слетела с ее лица.
– Полегче. Не надо изображать меня охотницей за легкой поживой.
– Я не говорил…
– Именно говорил. Сокровища короны меня не интересуют. Принцесса крови – это из репертуара Джулианы. Но скажите, часто ли вам выпадает случай творить добро в таких масштабах? – Она улыбнулась Уотеру, убирающему тарелки. – Ваши десерты так же хороши, как основные блюда?
– Несомненно, мисс, – просиял Уотер.
– Мне хотелось бы чего-нибудь густого и тягучего.
– Уверен, это можно устроить, мисс.
Уотер горел желанием услужить. Она словно околдовала его. Почему бы нет? – подумал Ник. Он и сам ею околдован.
– Вам тоже десерт? – все еще сияя, обратился к нему Уотер. Ник кивнул, не успев понять вопроса.
Зачем он это сделал? Он редко заказывал десерт. Нет, надо взять себя в руки. А не то мозги откажут окончательно.
– Я ничего о вас не знаю, – обратился он к Роз, в то время как Уотер понесся за десертами. – Как в таких условиях рассуждать о браке?
– Вы обеспокоены? – спросила она. – Я не кровавый убийца. Мужа обещаю не бить. А вы?
Он игнорировал ее вопрос:
– Эрхард сказал, вы вдова.
– Да, – ответила она голосом, предостерегающим: «ни шагу дальше».
– Помех браку нет, – бросился в бой Эрхард.
– Кроме той, что я не слишком хочу жениться, – сказал Ник. Или думает, что не хочет.
– Как и я, – жизнерадостно ответила Роз. – Разве не удачное совпадение? Нам ведь не обязательно оставаться женатыми, верно, Эрхард?
– Конечно нет, – сказал Эрхард. – Я не требую от вас «любви и верности до гроба». Идея в том, что вы вступаете в брак немедленно. Я подготовлю необходимые документы, и мы представим вас в стране как альтернативный вариант. С советом договариваюсь я. Ник, вы остаетесь в Альп-де-Монтезье на несколько недель, пока страсти не улягутся. Может быть, на месяц. Потом под предлогом того, что не можете бросить свою профессию, возвращаетесь в Лондон. Роз останется в Аль-де-Монтезье, пока мы не сформируем приличное правительство. После этого вы можете спокойно развестись.
– Вам нужна Роз, чтобы держать ситуацию под контролем?
– Вы юрист-международник. Уверен, вы и сами понимаете, что нам следует сделать.
Ник понимал. Обдумывал это всю неделю. Свой шанс повлиять на положение в стране.
Ни одну страну в мире он не мог назвать своей. Его мать, беременная им, прибилась наконец к Австралии. Уже тогда она страдала от наркотической зависимости. Его детство до восьми лет стало сплошной борьбой за выживание – и тогда, когда он жил с непредсказуемой материю, и когда его отдавали в приемные семьи.
Потом была Руби. Она подобрала его на одной из улиц Сиднея, и с тех пор он вошел в ее семью приемных сыновей. Руби дала ему защищенность, но корней своих он так и не обрел.
В какой-то момент предложение Эрхарда оглушило его. Как сказала Роз? Возможность творить добро в широких масштабах?
Он вспомнил испуганную девочку, бывшую его матерью. Она хотела бы этого. Она отчаянно желала вернуться, но семья, исполненная отвращения к ней, не желала ее принять.
Теперь он может вернуться вместо нее. Рука об руку с этой женщиной.
Брак. Не так уж он страшен, если заключается по верным мотивам. Верные ли мотивы у Роз? Как может женщина хотеть выйти замуж за совершенно незнакомого человека?
Она его кузина.
Нет. Даже не так. Она продукт связи жены его дяди неизвестно с кем.
Все равно. Она великолепна.
– А что с Джулианой? – спросил он, ища ловушку. – Не можете вы образумить ее?
– Джулиана со мной не разговаривает.
– А с вами? – обратился он к Роз. – Вы ее сестра.
– Со мной она тоже не разговаривает, – грустно сказала Роз. – Знаю, это глупо, но это так.
– Значит, предложение действительно серьезное.
– Похоже на то. – Роз грустно улыбнулась в пустой бокал. – А я поклялась себе никогда больше не выходить замуж.
– Ну это зря.
– Кто бы говорил, сам никогда не был женат, – неожиданно разозлилась она.
– Извините. – Мысли его приобрели другое направление. – Мне не понадобится оставаться в Альп-де-Монтезье?
– Вы останетесь на несколько недель, – сказал Эрхард. – Можете взять отпуск?
Отпуск. Хорошенькое дело. С Роз? Никогда не встречал такой удивительной женщины. Сногсшибательной.
– Пожалуй, смогу. А вы? – обратился он к Роз. – Как надолго вы можете бросить вашу ветеринарную практику?
– На год, – ответил вместо нее Эрхард. – По меньшей мере. Сожалею, Роз, но от вас требуется больше, чем от Ника. Вы первая из претендентов. Разве что-нибудь случится с Джулианой…
– Ничего не должно случиться, – Роз вздрогнула. – Не волнуйтесь. Мне все равно придется закрыть клинику. Есть… причины.
– Думаю, возможность годик поиграть в принцессу выглядит заманчиво, – рискнул высказаться Ник.
Роз нахмурилась.
– Вы перешли к оскорблениям.
Как она сказала? Не так уж часто представляется возможность творить добро в широких масштабах.
Она встретила его взгляд с холодным безразличием, даже презрением. Он опустил глаза на ее руки. Вот еще отличие – громадное отличие – от женщин, с которыми он встречался раньше. Ее руки явно успели хорошо поработать.
Роз тоже смотрела на его руки, и внезапно он понял, о чем думает она. У него были руки юриста. На них следов тяжелой работы не осталось.
Возможно, она и заслужила годик отдыха, подумалось ему. Все-таки потеряла мужа…
В дальнем конце ресторана ожил оркестр. К удивлению Ника, Эрхард встал. Но не танцевать.
– Нет, – сказал он, когда Ник поднялся тоже. – Прошу прощения. Я не совсем здоров. Вы меня извините… Может, пока потанцуете?
– Я не… – начал Ник, но Эрхард покачал головой.
– Мои информаторы сообщали, что танцуете. И Роз тоже. – Эрхард неуверенно улыбнулся им обоим. – Простите меня. – Прижав к губам салфетку, он направился к выходу.
Роз с тревогой проводила его взглядом.
– Он кажется надежным человеком. Но, похоже, болен. Что с ним может…
– А если он надеется таким образом повлиять на нас? – предположил Ник.
– Не думаю. Если и так, не вижу тут ничего постыдного.
Оба помолчали. За их спинами оркестр заиграл зажигательную латиноамериканскую мелодию.
Ник приподнялся, потом хотел было сесть снова, но подумал, что это выглядело бы грубо. К тому же сидящая перед ним женщина невероятно хороша собой. А эти обнаженные плечи…
– Вы сейчас не похожи на сельского ветеринара, – его слова прозвучали почти упреком.
– Я всегда такая, – улыбнулась она.
Любая бы так сказала, выгляди она столь же красивой. Даже если бы целый день перед тем прихорашивалась. Возможно, его мысли были написаны у него на лице, потому что ее улыбка сменилась гневом.
– Перестаньте так смотреть. Я имею право носить все, что хочу.
– Конечно.
– Мой муж купил мне это платье в медовый месяц, – все еще зло сказала она, и он замер.
– Следовательно, это некий символ.
– Может, и так.
– Говорящий о вашей доступности?
Ее глаза неожиданно стали похожи на кусочки льда.
– Не думаю, что смогу выйти за вас замуж. Вы чрезвычайно грубы. Если вы надеваете красивый костюм, это тоже символ доступности?
– Нет, – в ужасе попятился он. Земля у него под ногами пошатнулась. Как он мог задать ей подобный вопрос? Помимо его оскорбительности, такой вопрос еще и ранил ее. Он понял это по тому, как она отпрянула от него. – Роз, простите меня. Сам не пойму, почему я так сказал. Черт, заключим мы брак или нет, в какой-то момент мы перешли границу, за которой я утратил понятие о любых правилах. Знаю, это не оправдание. Но, пожалуйста, простите.
Ее лицо смягчилось – слегка.
– Действительно, предприятие выглядит безумным, – признала она и оглядела свое платье. – Возможно, это впрямь некий символ. Потому вы так разозлили меня. Знаете, последние пять лет это платье не доставали из шкафа. Такое ощущение, что я тоже… хранилась под замком. Сегодня я надела его в знак того, что… нет, не того, что я доступна, а того, что свободна. Да, пожалуй, так. – Она помотала головой. – Хотя последнее, чего мне хочется, – опять связывать себя с кем-то. Семьей я сыта по горло. Я свободна.
– Борьба за трон Альп-де-Монтезье – сомнительный путь к свободе, – осторожно заметил он.
– Все зависит от того, в какой тюрьме вы были раньше, – ответила она. – Вы хотите пригласить меня танцевать?
– Я… Какого черта?
– Да.
– Отлично. – Поднявшись, она взяла его за руку. Его вроде бы простили. – Надо немного покрутиться – выветрить запах нафталина из этого платья.
Нафталином от нее не пахло.
Роз двигалась с интуитивной непринужденностью, ноги сами несли ее – легко и грациозно. Ника основам танца обучала приемная мать, танцевать ему нравилось. При хорошей музыке и чуткой партнерше он вполне мог забыться в танце.
Но не сегодня. Танцуя с Роз, забываться он не намерен.
Эрхард все не возвращался. Ник прижал ее крепче, повел, чувствуя, как ладно подошли друг к другу их тела.
И она не пахла нафталином. Она пахла Роз.
Что она делает? Платье из шкафа она достала случайно. Но когда свекровь воздела руки и завела: «Роз, ты не можешь уйти. Ты наша дочь. Что подумает Макс?» – она отставила сомнения в сторону, снова разозлившись.
Платье и туфли лежали на полке, казалось, целую жизнь. Прежде чем закрыть дверцу, она взяла со стола фотографию Макса и положила в шкаф на их место. И захлопнула дверцу.
Пять минут спустя Эрхард вернулся к столу. Музыканты сделали перерыв. Повода оставаться на танцевальной площадке не было, но, ведя ее обратно, Ник ощутил сожаление.
Лишь потому, что ему нравится танцевать, решил он. Лишь поэтому.
Эрхард улыбнулся им навстречу.
– Два прекрасных танцора. Понимаете теперь, что все может получиться? Ну так как?
Ник взглянул на Роз и встретил ее пристальный взгляд.
Похоже, пора принимать решение. Означает ли это, что Роз уже решила?
– Вы должны положиться на меня, – тихо произнес Эрхард. – Очень вас прошу. Нам надо доверять друг другу.
– Отлично, – сказала Роз со внезапно прорвавшимся раздражением. Казалось, ей не терпится хоть немного продвинуться вперед. – Я согласна попробовать. Дело за вами, Ник. Если вы против, Эрхард будет искать другой выход.
– Другого выхода нет, – невыразительно заметил Эрхард.
Она, следовательно, решилась. Решилась выйти за него замуж, зная его чуть больше часа.
Мысли его лихорадочно заметались. И виной тому не только бредовое предложение, на которое его уговаривают согласиться. Ощущение, испытанное во время танца с Роз. Ощущение от нее…
Ему требуется холодный душ, а затем – совет хорошего юриста.
– Вы приставляете мне нож к горлу, – огрызнулся он, и старик покачал головой.
– Именно этого мы пытаемся избежать. Вооруженного решения конфликта.
– Вы серьезно?
– Абсолютно.
– Так что, – обратилась Роз к Нику, больше не оглядываясь на Эрхарда, – с нами вы или нет?
– Я бы хотел еще немного изучить обстановку.
– Отлично. Я сама неделю копалась в Интернете. Если вы придете к тому же заключению, что и я – а вы придете к нему, – готовы ли действовать?
– Вы серьезно просите меня на вас жениться?
– Я думала, это вы просите меня выйти за вас замуж.
– Похоже, предложение взаимно.
– Только я согласна, а вы нет. Решайтесь же. Повеселимся.
– Я не гоняюсь за развлечениями.
– Я тоже. Вот уже много лет. У нас стопроцентная совместимость. Я желаю рискнуть. А вы? Да или нет?
Они ждали. Что может сказать человек в таких условиях?
– Да.
Мгновение царило изумленное молчание, потом Роз и Эрхард просияли.
– По рукам, – удовлетворенно сказала Роз наконец. – Предложение принято. Нас всех можно поздравить, вот и десерт несут. Как думаете, могу я выпить еще шампанского?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Принцесса с собачкой - Леннокс Марион

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Принцесса с собачкой - Леннокс Марион



Концовка скомкана а так неплохой роман
Принцесса с собачкой - Леннокс Марионкот
15.05.2016, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100