Читать онлайн Разлучница, автора - Леманн Кристина, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разлучница - Леманн Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разлучница - Леманн Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разлучница - Леманн Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леманн Кристина

Разлучница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

«И откуда мне взять миллион?» — думала Николь, закрывая за собой дверь в комнату Жасмин. Она брела по коридору, направляясь к ее с Северином спальне, и чувствовала, как нарастает внутреннее напряжение. Выписать чек с такого счета, чтобы Жасмин, решив забрать деньги по чеку после свадьбы, ничего не получила? Да, так она и сделает.
Наконец-то Жасмин раскрыла свои карты.
Само собой разумеется, что ей тоже хотелось отхватить кусок пирога. В принципе, давно пора было бы обо всем догадаться и предложить Жасмин денег. Каждый человек по своей природе алчный и завистливый. С того самого момента когда Жасмин окончила школу, она мечтала о красивой жизни. А в этом мире нет ничего, что нельзя решить за деньги. Николь успокоилась.
Но когда она вошла в спальню, ей вспомнилось другое, и это ее действительно беспокоило. Жасмин и Северин?
А если все это правда? Она разбудила Северина и устроила ему скандал. Он категорически все отрицал.
— А это ваше любовное шушуканье сегодня на яхте? Думаешь, я слепая? — кричала Николь.
Но он настаивал на своем.
— Ну хорошо, — через некоторое время сказала Николь. — Сейчас мне придется поверить тебе на слово. Я только одно тебе скажу: если выяснится, что у тебя есть что-то с Жасмин, я больше не буду покрывать все твои выходки. Сразу же пойду к твоему отцу и все ему расскажу. Тебе это понятно?
Шел восьмой час. За окном пели птицы и всходило солнце.
Умирая от голода, Жасмин только что вылезла из постели. Она спала как младенец, а теперь чувствовала невероятный аппетит. Ощутив прилив бодрости, она быстро приняла душ, натянула джинсы и футболку и спустилась вниз.
По дороге она встретила Адельтрауд, которая собиралась на два дня в Берлин, чтобы посмотреть, как идут дела в агентстве. Жасмин знала, что в этом не было особой необходимости. Вероятно, ей просто хотелось подышать берлинским воздухом, увидеть людей, окунуться в повседневную жизнь большого города. Кроме того, она испытывала желание заняться обычными делами, например базой данных своих клиентов, пока не началась свадебная суета с целой кучей всяких родственников, которых никто не знает.
Потом в кухню ворвался Северин, он был в пижаме и не до конца запахнутом халате.
— Вчера ночью Николь устроила мне скандал, — упрекнул он ее. — Она говорит, что ты призналась ей, будто мы позавчера переспали с тобой здесь, в кухне.
Жасмин засмеялась.
— Северин, не стоит принимать все так близко к сердцу. Николь просто сильно переживает перед свадьбой. Один раз ты уже бросил меня из-за нее. А тут я снова появилась. У нее просто разыгралась фантазия, и она решила тебя проверить.
— Это был блеф? — удивился Северин. — Неужели она не доверяет мне?
Жасмин сняла сковородку с плиты, так как омлет был уже готов, и пошла к шкафу с посудой.
— Хочешь что-нибудь съесть?
— Нет, утром я не могу есть, ты ведь знаешь.
Жасмин улыбнулась и, выложив омлет на тарелку, поставила сковородку в мойку. В мокрой мойке она зашипела. Потом Жасмин снова отправилась к кухонному острову, чтобы взять вилку. Наконец она села за стол напротив Северина.
— Жасмин, можно у тебя что-то спросить?
— Смелее.
— Ты меня сильно любила?
Она молчала, уткнувшись в тарелку.
— Ты меня все еще любишь? — настаивал Северин.
Жасмин подняла на него глаза и спокойно посмотрела на него.
— Не стоит задавать подобные вопросы, Северин. Любовь для меня не тлеющая соломинка, которая сгорает, как только любимый мужчина совершает ошибку. Конечно, любви присущ эгоизм. Я хотела быть с тобой счастливой, но ты решил по-другому. Несмотря на это, я желаю тебе огромного счастья и от всей души надеюсь, что ты обретешь его с Николь.
Северин накрыл руку Жасмин своей ладонью, нежно погладил ее и задумался. Через какое-то время он отвлекся от своих мыслей и, пристально посмотрев на нее, улыбнулся.
— Жасмин, Жасмин…
Она быстро провела рукой по его пальцам.
— Северин, через четыре дня ты женишься. Все уже решено.
Он слегка наклонился к ней.
— Ты права. Все решено. Но если бы это зависело от меня… — Казалось, он испугался, услышав собственный голос.
Он замолчал и выдавил из себя улыбку. — Жасмин, давай поедем с тобой куда-нибудь. Только ты и я.
— А как же подозрения и ревность Николь?
Он засмеялся.
— Я с удовольствием проведу пару часов со своей старой подругой. Тем более что ты тоже этого хочешь.
Жасмин не сопротивлялась. Сегодня она собиралась купить электронные шахматы для Рони, а ее сумочка до сих пор не нашлась. Значит, у нее не было ни денег, ни кредитки.
— Прекрасно! — сказал Северин. — Тогда, так сказать, мой нравственный долг — сопровождать тебя.
Когда приехал Фальк с сумочкой Жасмин, они уже давно были в дороге, направляясь к Ростоку. Он положил сумочку на кухонный стол и поднялся наверх. Кабинет отца был пуст. Скорее всего, он тоже был в Ростоке.
Адельтрауд уехала в Берлин. Комната, которую в шутку называли ее кабинетом (мать здесь обычно писала письма и разговаривала по телефону с сестрами), тоже была пуста. Фальк достал мобильный и позвонил в брачное агентство в Берлине. Ему сказали, что фрау Розеншток еще не приехала и он может, если хочет, оставить для нее сообщение.
Тогда он набрал по мобильному телефону номер станции техобслуживания в Нойруппине, куда он в пятницу сдал свою поломанную машину. Оказалось, что его «Пагода» уже готова и в течение первой половины дня ее пригонят в Кюлюнгсборн. Неожиданно взгляд Фалька упал на открытый секретер Адельтрауд. Там возле стопки женских журналов и газет лежали анкеты, которые мать предлагала заполнить своим клиентам, подыскивающим себе партнеров. Фальк потянулся за этими бумагами и стал просматривать их, читая отдельные фразы. Он по привычке читал все, что попадалось ему на глаза. Он не искал каких-то определенных сведений, но если натыкался на что-то интересное, то старался запомнить.
В самом низу лежал еженедельник, открытый на странице с объявлениями брачных агентств. В одном из них сообщалось о Quickdate — так называлась вечеринка тридцати мужчин и женщин, которая напоминала одну детскую игру со стульями: кто не успел, тот опоздал. У каждой пары было пять минут, чтобы задать друг другу вопросы и заполнить анкету: внешность, черты характера, привычки. Потом они столько же времени общались с другими партнерами. В конце встречи организаторы вечера обрабатывали анкеты.
Если ответы совпадали по многим пунктам, то мужчину и женщину сводили в пару.
«Тест на мгновенное определение характера», — прочитал Фальк один из заголовков и подумал: «Неужели моя мать интересуется такой белибердой?» Он уже отвел взгляд от статьи, как вдруг в нижней части страницы ему в глаза бросилось объявление:
Если Ваша дочь попала невте руки, если Ваги сын хочет жениться на девушке, которая заинтересована только в Вашем семейном имуществе, мы решим эти проблемы за Вас. Профессионально и анонимно. Электронный адрес…
Хорошенькое дельце. Фальк взял газету, пошел в кабинет отца и включил компьютер. Просмотрев и ответив на свои электронные письма, он перечитал это объявление. Некоторое время он смотрел на чистый экран компьютера, потом напечатал: «Я хочу воспользоваться Вашими услугами. Пожалуйста, перезвоните мне». Затем он указал номер своего мобильного телефона и, чуть помедлив, отправил письмо. Не успел он спуститься в кухню, как зазвонил его мобильный.
— Да.
— Агентство по расторжению отношений «Геран» слушает, — сказала женщина на другом конце линии. Судя по голосу, она была в возрасте.
— О, здравствуйте. Я… — Фальк замялся. Он не был готов к такому быстрому развитию событий. — Э-э… Я прочитал ваше объявление в газете и подумал, что вы могли бы мне помочь.
— А о чем идет речь?
— О свадьбе. Есть ли возможность помешать ей? — Он подошел к кофеварке и включил ее.
— Расскажите немного подробнее, — попросил голос на другом конце.
— Ах да. Я хотел бы знать, какими методами вы пользуетесь.
Последовала непродолжительная пауза, и Фальк услышал, как женщина рассмеялась.
— Молодой человек… я могу понять ваше недоверие. Но надеюсь, вы тоже понимаете, что мы не можем говорить о деле, которого пока нет.
— Ну хорошо. Что вам нужно знать, чтобы мы могли продолжить разговор?
— Для начала представьтесь. Как вас зовут?
— Фальк Розеншток.
— Розеншток?
— Да, тот самый, с кухнями, — сказал он и поставил чашку для кофе, после того как зеленая лампочка кофеварки перестала мигать и просто горела. — А дело касается моего брата. Через четыре дня он женится. А я этого не хочу.
Пауза, последовавшая после этого, была невыносимо долгой.
— Вы еще слушаете меня? — поинтересовался Фальк и нажал кнопку для двух чашек кофе. Так как кофеварка тотчас же начала громко перемалывать зерна, он поспешил в другую часть кухни, к столу.
— Да, господин Розеншток, — отозвалась женщина. — Скажите, это вы недавно отправили нам письмо?
— Да, конечно. Это я, — ответил Фальк. В его голосе сквозило удивление.
В конце концов, ему из-за этого и позвонили. Или, возможно, это тоже относится к странной манере фрау Геран делать из всего тайну.
— Могу ли я задать вам еще один вопрос? Как зовут невесту?
Изумление Фалька прошло.
— Николь Тиллер.
— А почему вы не хотите, чтобы ваш брат женился на ней?
— Я… Э-э… Мне неловко об этом говорить, но я сам хочу жениться на невесте.
— Тогда без проблем.
— Прекрасно.
— В этом случае, господин Розеншток, я могу вам сообщить, что мы уже работаем над вашей проблемой. Одна из наших сотрудниц получила задание осмотреться на месте и решить, что делать дальше. К сожалению, ей пока так и не удалось разыскать конкретного заказчика. Но тут объявились вы, значит…
Тем временем кофе был готов и Фальк взял чашку.
— А кто эта ваша сотрудница? — спросил он.
— Вы узнаете об этом сразу же, как только мы заключим договор. Откуда вы звоните? Из Ростока?
— Да, почти.
— Могли бы вы сегодня или завтра приехать в Берлин?
— Конечно. Я ожидаю свой автомобиль, который должны перегнать из автомастерской, и после этого у меня не будет никаких проблем, чтобы встретиться с вами.
— Хорошо. Тогда до встречи сегодня вечером. — Она назвала ему адрес, вежливо попрощалась и положила трубку.
Фальк сделал большой глоток кофе и обжегся. Скривившись от неприятного ощущения в горле, он присел на стул.
Неужели это правда? Жасмин — сотрудница агентства по расторжению отношений? Осторожно сделав еще три глотка, Фальк снова открыл ее сумочку и вытащил оттуда мобильник Он сравнил список набранных ею телефонных номеров с номером, высветившимся на его дисплее, когда ему позвонили из агентства «Геран», и нашел один номер, который, за исключением двух последних цифр, совпадал.
Доказательство было очевидным и неоспоримым.
Фальк выглянул из окна и уставился на подъезд к дому, окаймленный клумбами с тюльпанами и нарциссами. Стройные кедры, возвышаясь над лужайкой, как всегда, радовали глаз.
Но почему, размышлял он, Жасмин была уже здесь до его звонка? Кто ее нанял? Эта фрау Геран спросила о каком-то электронном письме, которое, вероятно, было послано раньше, но анонимно.
Фальк поставил чашку в раковину и собрался уже покинуть кухню, как вдруг мобильный Жасмин издал короткий гудок.
Он лежал открытым возле ее сумочки. Фальк совсем забыл спрятать его, и это было грубой ошибкой. Он поспешил к столу. На дисплее высветилось, что пришло сообщение.
Фальк поначалу даже колебался, но не смог устоять перед соблазном. Он нажал кнопку и прочитал: «Заказчик нашелся».
Ему больше не нужны были другие доказательства.
Он закрыл сообщение, но с этим, к сожалению, исчезло и оповещение о сообщении на дисплее. Еще одна ошибка, но ее никак нельзя было уже исправить. Фальк долго жал красную кнопку, пока телефон полностью не выключился. Потом он снова бросил его в сумочку Жасмин, оставив ее на кухонном столе.
В прихожей он наткнулся на полураздетую Николь в распахнутом утреннем халате. Под ним на ней ничего не было.
— Куда же они все подевались? — жаловалась заспанная Николь.
— В Берлине, Ростоке — разъехались по всему свету, — пошутил Фальк, придерживая кухонную дверь. — Кофеварка включена.
— А ты? Ты тоже уходишь?
— Мне должны пригнать машину.
— Ах да. Твою старенькую «Пагоду». Кстати, а почему ты хочешь продать свою яхту? — Николь настолько пришла в себя, что даже завязала халат.
— Мне тяжело объяснить, — сказал Фальк — Во-первых, мне нужна квартира, где бы Роня могла посещать своего отца.
— И для этого ты продаешь любимую яхту?
Фальк улыбнулся.
— Николь, я не миллионер. Мне моя бабушка по отцу не завещала никаких домов в Берлине. И я могу тратить только то, что у меня есть.
Николь надула губы.
— Но ты, как Розеншток, всегда можешь воспользоваться кредитом. Если не хочешь говорить об этом, не говори. Меня это вообще не касается. — С этими словами она подошла к кофеварке.
Фальк быстрым шагом шел по подъездной дороге. У ворот его уже ждало такси. На «Santa Lucia» он переоделся, облачившись в темные брюки, фиолетовую шелковую футболку и бежевый пиджак. Ко всему этому он надел туфли из London House в Цюрихе. Около одиннадцати доставили его темно-синий «Мерседес-280 SL». Только что заправленный автомобиль почти бесшумно мчался по дороге в сторону Ростока, потом выехал на автобан. Фальку предстояло два часа раздумий, и он надеялся, что никто ему не будет мешать.
— А, вот она где! — радостно воскликнула Жасмин, когда вошла на кухню и увидела свою сумочку на столе. —
Всё-таки Фальк нашёл её.
— Вот видишь, — сказал Северин, — а ты переживала.
Жасмин отложила коробку с электронными шахматами и вытащила мобильник из сумочки. Он был выключен. Облегченно вздохнув, она снова включила его и сказала:
— Тогда я могу сразу отдать тебе деньги.
— Ах, оставь ради бога.
— Северин, но это неправильно. В конце концов, электронные шахматы — это мой подарок Роне. И я должна сама заплатить за него.
Северин не очень сопротивлялся, и Жасмин протянула ему купюру в пятьдесят евро.
— Ну наконец-то вы здесь, — послышался голос за дверью, когда они еще стояли с кошельками в руках. Это была Николь.
— И как там в Ростоке? Вы хоть в «Рефлер» заехали, чтобы заранее позаботиться о мальчишнике?
Лицо Северина помрачнело.
— Николь, только не заводись снова. Я пока еще не женился на тебе. А даже если и так, я не должен отчитываться перед тобой за каждый свой шаг.
— Но я не завожусь! Мой будущий муж проводит время за четыре дня до свадьбы с одной… одной девкой…
— Николь! — предупредила Жасмин. — Следи за тем, что говоришь, а то, может случиться, и я начну говорить вещи, которые тебе не понравятся.
Николь сжала губы. Ее глаза превратились в узкие щелочки. Не сказав больше ни слова, она упала на стул. Северин с удивлением поглядывал то на одну, то на другую.
— Лучше посмотри, что мы купили, — взяв себя в руки, оживленно сказала Жасмин. — Это для Рони. Дорожные электронные шахматы Мефистофеля с обучающей программой, которая содержит более шестидесяти уровней сложности. — Сделав паузу, она добавила: — Северин был так любезен, что предложил сопровождать меня, поскольку вчера на яхте потерялась моя сумочка с деньгами и всем остальным.
— Но вот же твоя сумочка, — заметила Николь.
— Наверное, это Фальк нашел ее и принес сюда.
Николь не могла не учесть этого объяснения. Она выглянула из окна и продолжала стоять к ним спиной, пока Жасмин прощалась, чтобы поехать в Кюлюнгсборн и отдать электронные шахматы Роне.
Жасмин нужно было время, чтобы подумать. Первые полдня, проведенные с Севериной в Ростоке, не оправдали ее ожиданий. Они посетили готическую ратушу с фасадом в стиле барокко, которая стала почти незаметной на огромной рыночной площади. А потом, как и тысячи других туристов, они с Северином бродили по улочкам с множеством магазинов, любовались старинными ганзейскими зданиями и побывали в могущественной Мариенкирхе, с крыши которой сыпалась штукатурка и камни. Город простирался между лугами и океанским портом Варнемюнде и был известен своими амбарами из красного кирпича, голубыми трамваями, мостовой из брусчатки и старинными парусниками.
Все это время Северин вел себя как старый школьный товарищ, который за годы их расставания успел жениться. Он был нежным, внимательным, чуточку меланхоличным и даже влюбленным, но без всякой страсти. Жасмин не раз как бы невзначай касалась его, потом уже делала это с явной настойчивостью, но так и не смогла зажечь в нем искру. У нее просто ничего не получалось.
Ничего не вышло даже тогда, когда она неожиданно повернулась на перекрестке, чтобы столкнуться с ним, и почти упала ему на руки. Жасмин нежно поцеловала его, и он ответил на поцелуй, но как! Это был поцелуй супруга, десять лет состоящего в браке, который, торопясь на работу, прощается у двери с женой.
Еще вчера он принадлежал ей, а сегодня она уже потеряла его. Что такого могла наговорить ему ночью Николь? Что могло превратить Северина в послушного болвана, который коротает вечера не с одной бутылкой спиртного?
В Кюлюнге, оказавшись в светло-зеленых горах с влажным весенним воздухом, можно было на пару минут забыть, что ты на Балтийском побережье, но уже через несколько мгновений снова увидеть голубизну моря.
С коробкой в руках Жасмин вошла в «Хус Ахтерн Бум» и спросила у служащего за регистрационным столом, где она может найти Роню. Мужчина, словно онемев, указал ей на дверь с надписью: «Посторонним вход воспрещен».
Жасмин постучала, прислушиваясь к шуму за дверью, и вошла. Комната поразила ее своим беспорядком. Набитая мебелью — креслами, обеденным столом, шкафами и стульями, — она казалась очень тесной. В креслах стояли корзины с бельем. За столом напротив огромного телевизора сидела Лаура и крутила пальцами локон. Перед ней стоял чайник с подставкой для подогрева и чашка.
— Доброе утро, — вежливо сказала Жасмин. — Извините, но я ищу Роню.
С медлительностью улитки Лаура вытащила палец из волос, которые были уложены в замысловатый крендель. Жасмин было интересно, как у молодой женщины получалось растягивать во времени даже такое мимолетное явление, как взгляд.
— Что вам от нее нужно?
— У меня для нее подарок — электронные шахматы.
— Что?
— Для своего возраста Роня хорошо играет в шахматы.
Лаура продолжала все так же пристально смотреть на Жасмин. Рука, которой она только что крутила локоны, повисла в воздухе.
— И вы хотите подарить ей электронные шахматы?
— Да.
— Но почему? Я имею в виду… — Ее рука плавно опустилась на стол. — Почему именно вы?
— В выходные я играла с ней в шахматы — я знакомая семьи Розеншток — и заметила, что у Рони светлая голова.
Чтобы она могла сама тренироваться, я подумала, что… — У Жасмин было ощущение, будто все ее объяснения наталкиваются на стену и Лаура никак не хочет понять ее.
— А вы вообще кто?
— Меня зовут Жасмин Кандель, я жила здесь в гостинице в ночь с пятницы на субботу. Помните?
— Ну конечно, я же не дура.
Жасмин вздохнула про себя.
— Разумеется, вы ее мать и я должна была спросить сначала вас. Я об этом не подумала.
— Почему вы должны были меня спрашивать?
— Потому что… Потому что вам, возможно, не понравится, если кто-то незнакомый сделает подарок вашей дочери.
— Вы ведь от нее за это ничего не хотите?
— Нет, конечно, нет. Я просто хотела доставить Роне небольшую радость.
— Вы думаете, у нее мало в жизни радости?
Жасмин подступил комок к горлу.
— Я не могу ничего сказать. Я никогда не задумывалась над этим. Просто сегодня в Ростоке я увидела в витрине эти шахматы и подумала: «Наверняка это бы понравилось Роне». Вот и все. А сейчас я хотела бы увидеть девочку и передать ей свой подарок.
— А что у вас общего с Розенштоками?
— Будущая жена Северина — моя старая школьная подруга.
— А что вы думаете о Фальке?
— Что за вопрос!
— Но ведь это вполне ясный вопрос. Что вы думаете о Фальке? — настойчиво повторила Лаура. — Вы влюблены в него?
Растерявшись, Жасмин засмеялась.
— Слушайте, как вас там…
— Меня зовут Лаура Эппен. Разве вам этого не сказали? Неужели вы ничего не слышали обо мне?
— Честно говоря, нет.
Лаура выпрямилась и слегка повернулась в кресле, чтобы лучше видеть Жасмин.
— Правда? И никто не доложил о стерве, которая постоянно требует у супруга деньги?
— Ради бога, нет!
— Как вы считаете, Фальк хороший отец?
— Я не могу судить об этом.
— Вы лжете. Вы можете об этом судить, если провели выходные у Розенштоков. А вы хитрая. У вас это на лбу написано.
«Вот те на! — подумала Жасмин. — В какую игру я вляпалась на этот раз?»
— Спасибо за комплимент, — ответила она как можно более вежливо и в то же время сдержанно, — но вы сейчас предъявляете ко мне слишком высокие требования. Я всего лишь хотела отдать Роне шахматы.
— Я понимаю. Вы не хотите говорить то, что думаете. И почему люди никогда не говорят то, что думают? Тогда бы жизнь была намного проще. — Лаура медленно подняла руку и снова начала крутить завитки волос. Ее оживившийся на несколько минут взгляд постепенно потух.
— Роня наверху, в своей комнате, — сказала она, — третий этаж, прямо по коридору. — И отвернулась, направив свой взгляд на экран выключенного телевизора.
— Спасибо.
В фойе Жасмин столкнулась с постояльцами гостиницы, которые торопились на прогулку. Хотя в некоторых землях Германии уже начались каникулы в связи с празднованием Троицы, гостиница не была заполнена. Поднимаясь по лестнице, Жасмин думала о том, что «Хус Ахтерн Бум» кажется ей каким-то безнадежным. Конечно, ковры в коридорах могли быть не такие потертые, мебель не такая старомодная, лампы поярче, а шторы на окнах из современных тканей. Разумеется, все это не обязательно должно быть сверхмодным и новым-преновым, как раз совсем наоборот. Но вещи времен социализма никак нельзя назвать комфортными, как и этот серый отель, возвышающийся на неровной булыжной мостовой за городским лесопарком, который мог привлечь только тех, кто испытывал ностальгию по временам ГДР. Жасмин поднялась на третий этаж и постучала в дверь последней комнаты.
— Да! — выкрикнула Роня.
Когда Жасмин вошла, на лице Рони появилась застенчивая улыбка.
— Как дела? — спросила Жасмин. — Как ты? Отошла оттого, что случилось на «Santa Lucia»?
Роня тихо ответила:
— Да.
— Посмотри, что у меня для тебя есть.
— О! — Роня выскочила из-за детского письменного стола, за которым делала уроки, с недоверчивым взглядом разорвала коробку и радостно воскликнула: — Это просто супер! Спасибо, Жасмин! — Она вдруг бросилась Жасмин на шею, прижалась к ней и снова взяла шахматы в руки.
Жасмин показала ей, как управлять этой маленькой штуковиной.
— Ты можешь настраивать до шестидесяти различных уровней. Кроме того, тебе сначала покажут, как играть, и познакомят со всеми хитростями. Если ты сделаешь необдуманный шаг, то тебя тут же поправят и предложат более рациональный ход.
Роня внимательно слушала и серьезно кивала головой.
— Это было не очень дорого?
— Нет, Роня. Кроме того, когда получаешь подарки, не принято спрашивать об их стоимости.
— А можно я прямо сейчас сыграю?
Пока Роня расставляла шахматы и проверяла кнопки, Жасмин окинула взглядом ее комнату. Она была маленькой и располагалась под уклоном крыши.
В комнате не было даже мансардного окна, выходившего на крышу. Жасмин увидела только одно глухое окно, у которого стояла кровать. Шкаф занимал целую стену, письменный стол приткнулся у другой стены. В углу лежал довольно потертый школьный ранец. Комната давно не убиралась, повсюду валялись вещи: куртка, пара брюк, свитер. Из маленького шкафчика выглядывали переполненные ящики с игрушками. Но все вместе это выглядело… убого. Создавалось впечатление, будто ребенок был из бедной семьи. К тому же Жасмин уже приходилось видеть детские комнаты у Лизелотты и ее подруг, сделанные за счет комитета социальной помощи. И они выглядели лучше, уютнее, там было больше игрушек.
Когда Роня проиграла компьютеру свою первую игру, ее глаза не утратили азартного блеска. Совсем наоборот, после поражения на ее круглом лице появилась твердая решимость и желание победить. Но вскоре Жасмин заметила, что девочка заерзала от усталости и напряжения, и предложила ей выйти на улицу и сходить куда-нибудь поесть мороженого. Они прошли мимо игровой площадки в городском лесопарке, прокатились на карусели, а потом отправились в сторону Остзе-штрассе, которую от пляжа отделяла посадка деревьев. Погрузившись с головой в свои мысли, Роня шла, разбрасывая ногами песок.
— Я хочу тебя кое о чем спросить, — сказала Жасмин, когда они сели на скамейку под деревьями недалеко от начала морского моста. Она посмотрела, как Роня облизывала два шарика мороженого, шоколадный и ванильный, и улыбнулась. — Твоя бабушка говорила, что недавно ты показывала ей, как написать и отослать электронное письмо.
Роня кивнула.
— Ей было стыдно, что она до сих пор этого не умеет. Однажды она ходила по магазинам и зашла к нам в гостиницу.
Пока мамы не было, я показала ей, как это делать, на нашем компьютере в бюро. Это ведь очень просто.
— Но сложно для бабушек, — вставила, улыбаясь, Жасмин.
— Она тогда все поняла, и мы с ней потренировались, — продолжала Роня. — Адельтрауд хотела написать электронное письмо, но не знала кому. Под рукой была газета, а там объявление одного агентства, которое брало на себя все заботы, если кто-то хотел выйти замуж или жениться не на том человеке. Вот мы им и написали. Бабушка написала первое предложение, я — второе. Мы еще хотели подписаться как дочь разбойника, но бабушка случайно нажала кнопку «Отправить». Но так тоже нормально, ведь с таким письмом ничего и не придумаешь.
— А у тебя есть подруги, с которыми ты переписываешься по электронной почте?
Доедая мороженое, Роня покачала головой.
— Нет, я научилась этому сама. Мама дает мне писать ответы, когда люди интересуются, есть ли у нас свободные комнаты. Мама не любит всякие изобретения техники, ей больше по душе аюрведа.
Они еще долго болтали. Роня рассказывала о школе, учителях и одноклассниках, и Жасмин поняла, что девочку частенько ругают за ее рассеянность и неусидчивость. Арифметика была ее любимым предметом, хотя она и не всегда правильно считала, решая задачки. Рассказывая, Роня весело болтала ногами. Казалось, что ребенок мог пребывать только в двух состояниях — медлительно-безразличном или нервозном. И то, и другое было тяжело вытерпеть взрослому человеку.
— Это ты из-за Кико не хочешь быть на яхте отца, я права? — спросила Жасмин, как только Роня умолкла.
— Да. Когда попугай меня видит, он кричит как ненормальный. А у меня от этого болят уши. Один раз он даже сел мне на голову. А потом, когда я попыталась согнать его, он ударил меня клювом. Но папе об этом не нужно знать.
— Почему?
— Потому что… — Казалось, ноги Рони не знают устали. — Потому что Кико — это все, что у него есть.
Эта фраза, похоже, была подслушана девочкой в разговоре взрослых людей.
— Но у него же есть ты, — возразила Жасмин.
Некоторое время они молчали. Роня была занята пережевыванием вафли. Было видно, что эта тема не особо интересовала ее. Возможно, и не было никакой необходимости продолжать беседу. Жасмин начинала догадываться, что проблема маленькой Рони таилась в чем-то другом.
Около трех часов дня зазвонил ее мобильник. На дисплее высветился номер бюро Глории. Жасмин ответила.
— Почему ты не звонишь? — с места в карьер начала Глория. — Ты разве не получила мое сообщение?
— Какое сообщение?
— У нас есть заказчик, тот, что послал анонимное письмо.
— Что?
— Да, представь себе, он объявился сегодня утром. Угадай, кто это.
Даже если Жасмин догадывалась, о ком идет речь, она не могла произносить имена, которые знала Роня. Но ей не хотелось прерывать разговор с Глорией, вновь упомянув чаек на берегу.
— Это Фальк Розеншток, — довольно сказала Глория, раскрыв карты.
— О!
— С минуты на минуту он должен появиться здесь, чтобы подписать договор. Ты что, удивлена?
Жасмин действительно не ожидала этого. Ее пульс участился. Сердце билось так сильно, что она не могла осознать сообщение Глории. Фальк уехал в Берлин! Значит, так или иначе, Глория узнает, что Николь — ее старая школьная подруга, которая когда-то увела у нее Северина. Пока она с Роней шла мимо сувенирных магазинов, кафе и ресторанов, страшные картинки одна за другой возникали перед ее глазами. Она отвела Роню в гостиницу, села в машину, достала из сумочки мобильный телефон и стала искать сообщение, о котором говорила Глория. Жасмин нашла его среди прочитанных сообщений с пометкой, что оно было доставлено в десять тридцать семь утра. Но в это время ее телефон был выключен. Или нет? Если сообщение было сохранено среди прочитанных, то его должен был кто-то прочитать.
И этим человеком мог быть только Фальк. А потом он выключил ее мобильный, чтобы она не успела сразу что-то заподозрить и, например, предупредить Глорию. А это означало, что Фальк все знал. Теперь он знал не только о том, что она хотела расстроить свадьбу Николь и Северина по личным причинам, но еще и том, что она была профессиональной интриганкой. К тому же теперь ему стало ясно, почему в последнее время некоторые свадьбы, организованные агентством его матери, срывались в самый последний момент.
По тротуару мимо нее прошла молодая женщина с большим черным псом. «Как хорошо все-таки иметь собаку», — подумала вдруг Жасмин, набирая номер бюро Глории.
Трубку взяла Петра. Жасмин попросила позвать Глорию.
— Это сейчас невозможно, — категорично заявила Петра. — Она с клиентом.
— Я знаю, — поспешила объяснить Жасмин, — поэтому я и звоню. Это экстренный случай. Ты должна соединить меня с ней.
Петра для проформы что-то пробурчала, но через несколько секунд соединила ее с начальницей.
— Да? — недовольно произнесла Глория.
— Привет, Глория. Это я, Жасмин. Я знаю, что у тебя сейчас клиент и ты не можешь спокойно говорить. Это Фальк Розеншток?
— Да…
— Я должна предостеречь тебя от него. Он точно не отправлял то анонимное письмо, которое нам прислали неделю назад. Это сделали Адельтрауд Розеншток и ее внучка Роня. Это письмо было своеобразной шуткой.
— Понятно.
— Хорошо. Я предполагаю, что Фальк Розеншток только разыгрывает перед тобой клиента. Его мать, Адельтрауд, управляет брачным агентством «Золотая Роза», и мы, ничего не подозревая, расстроили им несколько свадеб.
— Вот так! Спасибо. Тогда я жду доставку завтра в одиннадцать. До свидания, — сказала Глория и положила трубку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Разлучница - Леманн Кристина



очень интересно.Затягивает в интригу.прочитаю до конца!
Разлучница - Леманн КристинаМарина
24.07.2010, 19.14





Чушь, читать не комфртно , слишком много раз вставлены названия мест, не интересные имена типа роня, да и вообще какой то скучный роман, моя оценка 6/10
Разлучница - Леманн КристинаИрина
3.08.2012, 8.56





Добрий день. Адміністрація сайта скажіть будь ласка чому з 08,05,2012 необновляють головну сторінку.
Разлучница - Леманн Кристиналюда
3.08.2012, 17.45





Еще 6 глав до финала, но мое терпение исчерпалось. Отсутствие динамики испортило вконец весь сюжет, учитывая, что персонажи при этом теряют свою привлекательность, как и все остальное, впрочем.
Разлучница - Леманн КристинаOksana
18.11.2013, 20.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100