Читать онлайн Поймать призрака, автора - Леклер Дэй, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поймать призрака - Леклер Дэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поймать призрака - Леклер Дэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поймать призрака - Леклер Дэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леклер Дэй

Поймать призрака

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вечером того же дня Рейчел открыла свой почтовый ящик. Письма хлынули обвиняющей волной розового прибоя и пирамидой улеглись ей на босоножки. Не шевелясь, смотрела она на грозную кучу. Содержимое конвертов было слишком очевидно. Счета. Множество, множество, множество счетов. Глаза б на них не глядели.
Нахмурившись, взирала она туда, где следовало быть ногам, и взвешивала варианты. Их было два. Можно собрать письма и внести в дом. Этого не хотелось. А можно было проштамповать конверты с первого до последнего пометкой «покинула планету, в направлении ближайшей галактики» и бросить в первый попавшийся почтовый ящик. Над этим стоило подумать.
Было бы время. Были бы силы. У нее не осталось ни того, ни другого. После встречи с профессором она стремилась только к одному. Спать.
Сдаваясь неприятному, но неизбежному, она стряхнула оцепенение, сунула под мышку местную газету и нагнулась, чтобы собрать почту.
– Просрочено! Последнее замечание! Предупреждение! – чуть слышно бормотала она. – О'кей, сообщение принято. Вам нужны деньги. Значит, мы в одинаковом положении. Поверьте, я дала бы, если б имела. К несчастью, у меня денег нет. Значит, и у вас нет. Значит, кто-то из нас залез в долги.
Собрав досадный груз, она отперла дверь. В полутемной прихожей Рейчел наступила на нечто большое и пушистое, отчего все счета немедленно полетели на пол. По чистой случайности ей удалось удержать газету. Из-под ног раздался возмущенный, но несколько сдавленный вопль Сникзифа
type="note" l:href="#n_2">[2]
, бродячего кота, недавно поселившегося у них.
– Извини, Сник, – проворковала она и щелкнула выключателем. Ничего не изменилось. – Что происходит? Почему так темно? Нет света?
Кот зашипел, и Рейчел услышала, как когти-бритвы распарывают бумагу. Гора конвертов извергла лаву бумажного конфетти. Из жерла вулкана показалась голова Сникзифа с единственным, израненным в боях, бешено дергающимся ухом. Один желтый глаз сверкал в ее направлении, другой был скошен к носу. Кот выражал неудовольствие всеми доступными ему способами. Рейчел, не давая себя запугать, погрозила газетой.
– Будь свет, я бы на тебя не наступила. И не похоронила бы под счетами. А так, спасибо по крайней мере, что разобрал почту. Но где Нана и что происходит в доме?
Сникзиф выпрыгнул из-под бумажного одеяла и крадущимся шагом двинулся вперед. Его огромный раздутый живот волочился по ковру, а огрызок хвоста дергался из стороны в сторону. Рейчел последовала за ним, затаенно предчувствуя, что он понял вопрос. Внезапно изогнувшись, кот прыгнул к блестящему кусочку черной эмали. Промах. Осознав неудачу, он завизжал в неистовой ярости.
– Вперед наука, – безжалостно сказала Рейчел. – Нечего тебе играть с сережками тети Франциски. Три дня их найти не можем. Теперь понятно почему. – Не обращая внимания на протестующий вой, она убрала сережки на книжный шкаф.
Она обнаружила сережки! Вот это удача. По сравнению с этим найти Нану – пара пустяков. Дом не такой уж большой, а комнат, в которых может быть бабушка, и вовсе немного. Логичнее всего начать с кабинета. Она поскребла кота под подбородком.
– Иди и займись своими игрушками, – посоветовала девушка и вошла в холл.
Свет, пробивающийся через закрытую дверь в конце коридора, подтвердил догадку о кабинете. Она осторожно обошла раздвижной стол, плетеный стул и лучшего друга Сникзифа – огромного механического тарантула. Помедлив у двери, она заглянула внутрь и моргнула от удивления.
Благовоний искурили тонну, дыму напустили – дышать нечем. Рейчел недовольно сморщила носик. В центре комнаты мерцал огонек, будто висевший прямо в воздухе. На самом деле это была свеча, стоящая на покрытом черной тканью столе.
Вокруг стола сидели четыре фигуры. Их руки с растопыренными пальцами, соприкасаясь мизинцами, образовывали широкий круг. Судя по отсвету свечи на ярко-фиолетовых волосах, Нана была среди участниц. Но чем же это занимается ее бабушка?
– Фран-цис-ка! – произнес низкий женский голос. Рейчел взглянула в сторону, откуда донесся голос, и улыбнулась. И голос, и огромный, раскачивающийся из стороны в сторону тюрбан на голове могли принадлежать только Мадам Зуфало. – Ответь нам, Фран-цис-ка. Я приказываю. Мы ждем твоего знака из загробного мира.
Будто услышав команду, стол задрожал. Ножки напротив Мадам приподнялись. Затем стол начал пританцовывать.
– Боже мой! – воскликнула Нана.
– Духи сегодня активны, – возбужденно сказала помощница Наны, Энн. – У нас может получиться настоящий контакт.
– Отец небесный! – продребезжала третья, в которой Рейчел узнала компаньонку Мадам, Глэдис.
– Тишина! Вы спугнете духов. – Мадам Зуфало склонила голову и застонала, но вынуждена была подхватить сползающий тюрбан. Кольцо рук разомкнулось, стол со стуком опустился на пол, снова став твердым, неподвижным, неодушевленным предметом мебели. – Фуй, – раздраженно отреагировала Мадам.
Нана огорчилась.
– Если так будет продолжаться, мы никогда не наладим контакт с Франциской.
– Попробуем еще раз, – провозгласила Мадам. Она надвинула тюрбан поглубже, засучила рукава кафтана и положила руки на стол. – Мизинцы! Соединить мизинцы. И горе тому, кто разорвет круг.
– Но, Мадам, – нерешительно заметила Глэдис, – это вы разорвали круг.
– Не отвлекайте меня своими глупостями. Мы заняты серьезным делом. Замрите все! Я ощущаю присутствие. – Стол снова начал раскачиваться. – Фран-цис-ка, приди к нам.
– Она отвечает? Она там? – возбужденным шепотом спросила Нана.
– Мне кажется… Кажется… Да… да… Приди ко мне. Приди, говорю я. – Дыхание Мадам участилось, тюрбан начал раскачиваться в такт движению стола. – Это женщина. Она молода. Миловидна. Я чувствую ее рядом. Ближе. Ближе. Она здесь! Ответь мне, дорогая. Мадам Зуфало приказывает тебе!
Рейчел кашлянула. Очень не хотелось мешать, но ей нужно было поговорить с Наной.
– Послушайте.
– Я вызвала ее! – возопила Мадам. – Фран-цис-ка. Мы твои друзья. Мы хотим говорить с тобой. Ответь нам!
Рейчел прикусила губу. Как неловко получилось.
– Нет-нет. Вы не поняли. Я не Франциска.
– Черт, – пробормотала Мадам Зуфало. – Это, наверное, дух-проводник.
Остальные трое простонали в один голос:
– Нет, нет. Это хорошо. Дух-проводник – это почти так же хорошо, – звенели восторженные возгласы.
– Думаю, что должна вам сказать… – еще раз попыталась Рейчел.
Мадам Зуфало перебила ее:
– Тихо, милочки. Дух-проводник говорит! Эх-хм. О, великий дух-проводник. Мы ищем Франциску Аристу. Ты можешь обратиться к ней? Нам нужно сообщить ей лично нечто важное.
– К сожалению, я… – слова потонули в общем стоне.
– Дух-проводник, – резко произнесла Мадам Зуфало. – У нас жизненно важное дело к Франциске. Ее прапраправнучатая племянница должна сообщить ей нечто. Поможешь ты нам или нет?
– Я бы с удовольствием, – торопясь объяснить, Рейчел подошла ближе, – но я не могу.
– Я вижу ее, – пискнула Глэдис. – Она здесь, в комнате, с нами. О, небо!
Расшитый серебром тюрбан засверкал в неверном свете.
– Я сделала это. Я в самом деле это сделала. Я подчинила духа, – бормотала медиум. Потом добавила громче: – Ну конечно, я это сделала. Я же Мадам Зуфало, в конце концов.
– Я, кажется, упаду в обморок, – слабым голосом сообщила Глэдис.
– Не сметь! – отрезала Мадам. – Это миг моего триумфа, и я требую всем находиться в вертикальном положении.
– Мне очень неприятно разочаровывать вас, но это я, Рейчел. – Она прошла через комнату, бросила на стол газету, и женщины застонали. Рейчел опустилась на колени возле бабушкиного инвалидного кресла и крепко обняла Нану. – Что здесь происходит?
– Спиритический сеанс, конечно, – ответила та. – Мадам Зуфало предложила провести, потому что близится осеннее равноденствие. – Она доверительно понизила голос: – В это время духи наиболее доступны. Сейчас и в следующем месяце, в канун Дня всех святых.
Мадам соизволила пояснить:
– Твоя бабушка надеялась узнать, как сработало твое медальонное желание. Я согласилась помочь вызывать Франциску. Это самое малое, что я могу сделать, учитывая мои новые силы.
– Я так вам благодарна, – поторопилась вставить Нана. Потом поцокала языком. – Ах, Рейчел, ты так старалась с этими желаниями. Я знаю, какой несчастной ты себя чувствовала, когда ничего не произошло. Вот я и подумала, что, если чуть-чуть поболтать с Франциской, глядишь, поможет.
Мадам Зуфало исторгла долгий сердитый вздох.
– Кончено. Духи покинули нас, милочки. Энн, зажги еще свечей. – Она поднесла руку к виску и со стоном закрыла глаза. – Я совершенно опустошена. Глэдис, скорее. Мое тонизирующее. Я чувствую, что уже пора.
Стулья заскребли по деревянному полу, и через мгновение ожили огоньки полдюжины свечей, бросив на стены огромные бесформенные тени. Глэдис стояла возле стула Мадам с чайной ложкой и серебряной фляжкой.
– Одну ложку или две?
Один глаз открылся.
– Я должна беречь себя. Дай три.
– Извините, я вам помешала, – сказала Рейчел, обращаясь ко всем. – Я очень ценю то, что вы пытались сделать. Нам действительно нужна помощь, любая.
– Однако мне пора, – сказала Энн. – У меня занятия рано утром, так что я закругляюсь.
– Так мило, что ты участвовала в сеансе, – любезно обратилась к ней Нана. – Спасибо за помощь. Жду тебя завтра.
– Боюсь, у меня плохие новости, – сказала Рейчел, когда Энн вышла. Она показала на газету. – Вы еще не читали? Профессор Зак Кингстон намерен попытаться разоблачить бабушку Франциску.
Мадам Зуфало побледнела.
– Зак Кингстон? Тот самый Зак Кингстон? – пробормотала она, затем вырвала у Глэдис фляжку, поднесла ко рту и сделала изрядный глоток. Явственный запах бренди пробился сквозь ароматический дым. – Пора идти, – сказала она, вздохнув. – Бьюла, это было великолепно. Мы обязательно должны повторить это когда-нибудь в далеком будущем.
Она поднялась на неверные ноги и прошаркала вон из комнаты. Шитье на ее пурпурном тюрбане сверкало, как дорога, полная предупреждающих сигналов. Глэдис потащилась за ней. Минуту спустя донесся сдавленный крик Мадам.
– Сникзифов тарантул, наверно, – пробормотала Нана. – По дороге сюда Мадам тоже на него наступила.
– Надеюсь, она не наступит на Сника, – сказала Рейчел, вспомнив, как сама входила в дом. – Ему это не нравится. Пожалуй, пойду включу свет.
– Ничего не выйдет. Мадам отключила электричество, чтобы оно не мешало общаться с миром духов…
Яростно заорал Сникзиф, а мгновение спустя завыла от боли Мадам. Из холла послышался звук раздираемого шелка.
– О Боже, – вздохнула Нана. – Она так любила этот кафтан. Он шел к ее глазам.
Глэдис и Мадам закричали вместе, и Рейчел побежала к двери.
– Фу-ты ну-ты, – укоризненно сказала Нана. – Как же она выражается. Когда Мадам соберется позвонить в следующий раз, надо будет сказать, что у Сникзифа все в порядке с родословной. – Потом заколебалась. – Надеюсь.
Рейчел успела увидеть, как Мадам и Глэдис одновременно пытались протиснуться во входную дверь. Сникзиф, вздыбив шерсть и изогнув спину, шел на парочку.
Мадам Зуфало сверкнула глазами на Рейчел.
– Скажи Бьюле, что я пришлю счет за кафтан. И пусть не пытается дозвониться до меня. Я меняю номер! – Она увернулась от Сниковых когтей, перебралась через порог и засеменила по дорожке.
– О'кей. Ждем вас на будущей неделе, – крикнула вдогонку Рейчел. – Спасибо, что навестили. Всего хорошего. – Она закрыла дверь и повернулась к коту, уперев руки в бока. – Как тебе не стыдно? Я же говорила тебе не трогать эту компанию. Фу, как неприлично. И им, между прочим, не понравилось.
– Бедная киска, – сюсюкала Нана, вкатывая кресло. – Он же не со зла, правда, мое сокровище? Он просто еще не привык у нас. – Кот прыгнул ей на колени и ткнулся мордой в плечо. Нана принялась баюкать его, почесывая жирный живот. Сникзиф замурлыкал, что удивительно напоминало звук циркулярной пилы.
– Я ничего не понимаю, Нана. Я думала, Мадам Зуфало приходила погадать на картах таро и проверить твою ауру.
– На прошлой неделе она закончила курсы медиумов и теперь вызывает духи мертвых. Любых. – Нана улыбнулась. – Хочешь, попрошу ее вызвать для тебя какого-нибудь покойника? Элвиса Пресли собственной персоной, хотя и не думаю, что она доберется до Элвиса. Мы не верим, что он умер. Да что там, Глэдис клянется, что видела его…
– Нана, – мягко перебила Рейчел. – Нам нужно поговорить об этом Заке Кингстоне. Я была у него. Он не верит во Франциску. Он приехал доказать, что ее не существует.
Нана тихонько фыркнула.
– Ну и как же он может это сделать? Ты-то знаешь, что она существует. И я знаю. Нельзя доказать, что нет того, что есть.
Рейчел вынуждена была согласиться.
– Это верно. Но дело в том, что у него все эти научные приборы. Он даже получил разрешение установить их на Ранчо.
Нана все баюкала кота.
– Как мило.
– Но…
– Увидишь, все уладится. – Она успокаивающе махнула рукой. – Он приедет. Франциска позвонит в колокола. Огоньки появятся. И он поверит.
Рейчел ее уверенности не разделяла. Вспоминая прощальную сцену в домике профессора, она усомнилась, что все выйдет тихо-мирно.
– Он не похож на человека, способного поверить во что-то. Он такой… упорный.
Нана покивала.
– Ну а мы еще упорнее. Я уверена, что это очень доброжелательный молодой человек. – Она вскрикнула от удивления. – Гляди-ка. Я нашла сережки Франциски. Я знала, что они сами объявятся. – Она взяла сережки со стола и покачала ими над Сникзифом.
Рейчел улыбнулась, когда кот лениво цапнул лапой блестящую черную эмаль.
– Сник играл ими, когда я вошла, вот я и убрала их на… – она в замешательстве переводила взгляд с книжного шкафа в другом конце комнаты на стол рядом с Наной. – Как странно. Я могла поклясться…
– По-моему, хорошо, что этот профессор Кингстон едет доказать существование Франциски, – перебила Нана, давая свою собственную, уникальную интерпретацию событий. – Так мило с его стороны побеспокоиться о нас. Я уверена, что с его помощью твоя книга хорошо разойдется.
Рейчел нахмурилась. К сожалению, они не могли рассчитывать на помощь профессора. Скорее наоборот. При его-то намерении выявить обман. Что будет с книгой, если он объявит, что Франциска не является на Ранчо? Вряд ли какое-нибудь издательство купит историю о разоблаченном духе.
Она тревожно взглянула на Нану. Им так нужны деньги. Если книгу не купят, они не смогут оплатить счета. А если они не оплатят счета, Нана потеряет дом и должна будет отправиться в заведение для престарелых. Они не смогут больше жить вместе. Руки невольно сжались в кулаки. Родители Рейчел умерли, когда она была совсем крохой. Нана оказалась единственной ее родственницей. Мысль о том, что их разлучат, привела Рейчел в ужас.
В конце концов, Франциска на самом деле существует. И никакой гадкий, мерзкий – и, как ни странно, красивый – циник не сможет доказать обратное. Слишком многое поставлено на карту. А значит, кто-то должен остановить Зака Кингстона. И этот кто-то – она. Брови ее сошлись в одну линию. Остался один вопрос – как?
Пресс-конференция, решила она. Она поговорит с ним перед пресс-конференцией. И на этот раз он выслушает. На этот раз они поймут друг друга.


Был обычный жаркий сентябрьский день. Рейчел опоздала. Ранчо де ла Белла Мадонна гудело от возбуждения. За все годы работы здесь ей не приходилось видеть, чтобы на центральный двор Ранчо набивалось столько народу. Холодная суровость мощенного камнем внутреннего двора растворилась в ярком блеске видеокамер и гомоне толпы.
Энн, студентка, живущая в маленькой пристройке за их домом, которая ухаживала за Наной в обмен на квартиру и стол, опоздала с утренних занятий. Поэтому Рейчел не смогла приехать на Ранчо так рано, как хотела. И возможности переговорить с профессором Заком Кингстоном у нее не было. Пока.
Она оглядывала толпу в поисках каштановых волос, широких, мускулистых плеч и привлекательного лица. Несколько минут личной беседы – вот все, что ей нужно. Она объяснит, что он делает ошибку… если сможет пробиться сквозь толпу.
– Ба! Новейший ас репортерства нашего города, – раздалось над ухом.
Рейчел знала, кто это. Густой мускусный аромат духов выдал репортера раньше, чем ленивая манера растягивать слова. Она машинально поднесла руку к разваливающемуся узлу волос на макушке и повернулась, придав лицу радостное выражение.
– Привет, Опал. – Интересно, как могла мать, находясь в здравом уме, дать своему ребенку такое дикое имя! Хотя нельзя сказать, чтобы журналистка не старалась жить на уровне этой странной и экзотической причуды.
– Это правда? – напористо поинтересовалась Опал. – «Новости родного города» поручили тебе освещать это событие?
Рейчел мертвой хваткой сжала сияющий новизной стенографический блокнот и свежезаточенный карандаш.
– Мистер Харпер лично.
– Лично? – пробормотала бывалая газетчица, чиркнув в записной книжке. – Интересно. Должно быть, он подобрел с тех пор, как я ушла из газеты.
– Я бы не сказала.
Острый взгляд темных глаз задержался на ней.
– Слушай, что я тебе скажу. Если мы сейчас и работаем в конкурирующих газетах, это еще не значит, что мы не можем помогать друг другу. Это ведь твоего фамильного призрака собирается разоблачать старина проф. Я бы хотела услышать твою версию. – Она ждала с ручкой над блокнотом.
– Он ошибается, а я права, – в сотый раз повторила Рейчел. – Но не трудись записывать. Как только я поговорю с профессором Кингстоном, недоразумение прояснится, и он сможет вернуться к своему профессорствованию, оставив Франциске ее призрачность. Конец цитаты.
Опал рассмеялась.
– Маловероятно, крошка. Сделав официальное заявление, он не сможет идти на попятную. Не то ему конец. Все сочтут его дураком, если он внезапно переменит решение.
Рейчел нахмурилась. Об этом она не подумала, нужно перегруппироваться. Срочно.
– Думаю, мне придется переубедить его, прежде чем будет сделано заявление.
Карандаш нетерпеливо дрожал в репортерской руке.
– В самом деле? И как же ты намерена это сделать?
– Как угодно и каким угодно способом, – выпалила она.
Взгляд Опал стал хищным и переместился куда-то за плечо Рейчел.
– Вы станете отвечать на это, профессор?
Рейчел крутнулась на месте и уставилась в арктические глаза Зака.
– Упс, – сказала она.
– Упс? – повторил он.
Она заставила непослушные лицевые мускулы сложиться в улыбку. Или нечто, что сошло бы за улыбку. Не лучшее начало для второй беседы. И все-таки еще можно найти способ сыграть на этом. Можно… рассмешить его. Точно. Быть обезоруживающе забавной.
– «Упс» не годится? А как насчет… «вы берете взятки»? – решилась пошутить она.
Его глаза сузились, потемнели от гнева, и Рейчел готова была откусить себе язык. Очевидно, у этого человека нет чувства юмора. Неужели нельзя было догадаться раньше? Более того, профессор Зак Кингстон напоминал заряд динамита, ожидающий спички. И она только что подожгла запал.
– Вы позволите? – сказал он Опал (вот уж кто откровенно веселился). – Думаю, такое предложение требует разговора наедине. – Он сомкнул железные пальцы на руке Рейчел и поволок ее в дальний угол веранды возле отгороженного помоста.
Она нервно оглядывалась. Разговор наедине, это как раз то, что нужно. Вот только жаль, что он начался так неудачно.
– Мне не стоит предлагать взятку? – кротко спросила она, надеясь ослабить, если не предотвратить, приближающийся взрыв.
– Нет, если вам жизнь дорога, – подтвердил Зак и взорвался в полную силу: – В свое время я встречал вдоволь дешевых, подлых, аморальных…
– Лживых? – услужливо подсказала она.
– Благодарю вас. Лживых, лицемерных, изворотливых…
– Для протокола: я возражаю против термина «изворотливых».
– Занесено. Вероломных аферистов…
– Грустно слышать. Это объясняет происхождение вашего цинизма.
– …но ты, милашка, побила их всех. Если тебе хоть на минуту пришла в голову мысль, что я буду сидеть сложа руки, пока ты надуваешь американскую публику…
– А вам не кажется, что цинизм мешает открытому взгляду на реальность?
– …то вот тебе еще одна мысль. Я берусь за тебя. Как следует. Ты вместе с твоим привидением уже история.
– Я и не собираюсь вас ни в чем убеждать. Предоставляю это Франциске.
– Ты пожалеешь, что на свет родилась.
– Она заставит вас съесть эти слова.
– А на свою затею с книгой можешь плюнуть и растереть.
– Попробуйте забраться на эту кобылку, да не жалуйтесь, если сбросит.
– Надеюсь, ты по крайней мере умеешь проигрывать.
– Взаимно. – Использовав все банальности, какие удалось вспомнить, она воткнула карандаш в узел волос. Или в то, что осталось от узла. – Думаю, наши взаимные позиции достаточно прояснились, вы согласны?
Зак сложил руки на груди и кивнул.
– Согласен.
Рейчел колебалась. Она любила честную игру, но так хотелось посмотреть на его реакцию, когда Франциска покажет себя. И все же, ради Наны, она в последний раз попытается переубедить его, заставить посмотреть на вещи ее глазами. Надо испробовать на нем женские штучки, о которых столько пишут в романах. Она открыла глаза, насколько оказалось возможным, и затрепетала ресницами.
– У вас еще есть шанс проявить благоразумие и смыться отсюда, пока не поздно.
Он не шевельнулся, хотя в его глазах зажегся веселый огонек. Благоразумием здесь и не пахнет, но она не могла не отдать должное его великолепному упрямству.
– Война? – спросил он.
Она одарила его самой ослепительной улыбкой.
– Война.
Естественно, Франциска выбрала именно этот момент, чтобы устроить представление.
В башне требовательно зазвонили колокола, и один из работников Ранчо побежал туда. Минуту спустя он высунулся из окна.
– Эй, там никого нет, – закричал он.
В остальных окнах замелькали ослепительные вспышки света. Толпа во дворе взревела и заметалась. Рейчел наслаждалась. Спасибо, Франциска. Лучше не придумаешь! Она скосила самодовольный «говорила-же-я-вам» взгляд на профессора. Пусть теперь попробует сказать, что на Ранчо нет привидения.
Неистово застрекотали фотоаппараты, и операторы с водруженными на плечи телекамерами принялись неистово кружить, отыскивая наилучший угол съемки. Шум в замкнутом пространстве приближался к критической отметке.
Тяжелые руки, Заковы руки, упали ей на плечи. Он рванул ее к себе, прижав спиной к каменным мускулам груди и живота. Узел развалился, и карандаш упал на каменную дорожку. Она почувствовала себя как-то на месте в его объятиях – странное и тревожное чувство. Не следовало бы природе играть в такие игры. Отлить двух людей в совпадающие половинки, а потом вселить в эти половинки непримиримые души – жестоко и несправедливо.
Затылок касался его квадратной челюсти, и девушка боролась с желанием расслабиться. Боролась с мыслью, что стоит закрыть глаза, как кольцо его объятий покажется защитой, а не пленом. Смятение охватило ее. Самым разумным казалось не двигаться. Не двигаться, кажется, было единственно возможным.
Он пригнулся, приблизив губы к ее уху – иначе не услышит: шум вокруг стоял немыслимый.
– Сюрприз, сюрприз, – прорычал он, шевеля дыханием рассыпавшиеся пряди волос. – Леди – трюкач.
– Качка. Трюкачка, – поправила она, заставляя себя иметь дело с фактами, а не с иллюзиями: его злость против ее фантазий. В тщетной попытке собрать упавшие на плечи локоны рука коснулась его груди и тут же отдернулась. У них и так достаточно пикантные отношения, и без романтических сложностей. – Говорила же я вам, что мой призрак существует.
Крики вокруг утихли, и Зак сказал нормальным голосом:
– Если раньше у меня оставались какие-то сомнения, теперь они исчезли.
Ей понравилось такое спокойное признание. Она повернулась, и ладони на плечах разжались. Самым неожиданным и странным было то, что она огорчилась.
– Теперь вы верите, что Франциска посещает усадьбу?
– Не угадали.
Больше гадать не приходилось. Она порывисто отступила.
– Вы все еще думаете, что я… – она наморщилась, вспоминая, – дешевая, подлая, аморальная, лживая, лицемерная – против «изворотливая» я возражаю, – вероломная аферистка?
– Впечатляющая память.
– Наследственное, – отмахнулась она, не отводя озадаченного взгляда. – Так, значит, огни и колокола не заставили вас переменить мнение?
– Напротив, убедили, что я был прав с самого начала. – Он нетерпеливо дернулся. – Неужели вы думали, что меня так легко переубедить? Позвонить пару раз в колокола, зажечь пару огоньков, и я пойду собирать вещи?
– Уверена, что Франциска так и думала, – пробормотала она.
– Стало быть, она ошибалась.
– Ладно, профессор. Я не обескуражена. Честно, я бы очень удивилась, если бы вы так быстро сдались. Выходит, Франциске потребуется время, чтобы убедить вас в своем существовании. Но она это сделает.
– Одно из двух: либо вы невероятно наивны, либо адски хитры.
Она просияла.
– Видите? Дело сдвинулось. Пять минут назад выбора еще не было. Подождите несколько дней, и все проблемы решатся.
– Не надейтесь, – спокойно возразил он, хотя она видела, что слова подействовали. Он непринужденно прислонился плечом к колонне. – Вряд ли вы соизволите поведать, как это было устроено.
Она захлопала ресницами.
– Что было устроено?
– Огни и колокола.
– Ах, это.
– Поймите правильно. Рано или поздно я все равно вычислю. Вам же меньше мучиться, если расскажете прямо сейчас.
Меньше мучиться? Она сжала губы. Вовсе ей не обидно. Ни капельки. Вот еще! Он хочет правды? Хорошо. Он ее услышит.
– О'кей. Я расскажу. Все очень просто.
Она воровато оглянулась. Он тут же напружинился, как дикий кот перед прыжком, и действительно прыгнул, в результате чего позиции переменились – теперь она была прижата к колонне, отгорожена от всех упершимися в перила руками. Поза его была угрожающей… по крайней мере должна была выглядеть так. Слабый запах кедра дразнил ее чувства, отгоняя все мысли, кроме одной: каково было бы оказаться в его настоящих объятиях, если бы он поцеловал ее, прикоснулся к ней страстно, а не враждебно?
– Говорите. Рассказывайте, как вы это сделали, – грубо требовал он, отгоняя бесплодные грезы.
Он пригнул голову, и ей пришлось прошептать в самое ухо:
– Мне помогла Франциска.
Дернулся желвак. Медленно повернулась голова, их лица почти соприкасались. Глаза встретились.
Он долго всматривался с такой пристальностью, что у нее перехватило дыхание и сильнее забилось сердце. Рейчел нервно облизнула губы. Он близко. Так близко. Стоит на дюйм поднять голову, и губы коснутся его губ.
– Вы… вы же спросили, – пролепетала она. В этом дюйме было неизведанное искушение.
– А вы и ответили. Если можно так выразиться. – Юмор высветил зелень его глаз до цвета свежей листвы. Потом губы изогнулись, и он тихонько вызывающе хмыкнул: – «Франциска помогла». Смешно.
Она метнула взгляд исподлобья. Нечего смеяться над Франциской. Лучше бы ему быть повежливее с бабушкой, не то потом хлопот не оберется.
– Я не шучу.
Глаза перестали смеяться.
– Эту сцену можно пропустить.
– Какую сцену?
– Которую собираетесь сейчас разыграть. Вы, помнится, сказали той репортерше, что используете все средства, чтобы переубедить меня. Поскольку колокола и огни не сработали, вы, видать, решили попробовать соблазнение. Предупреждаю честно. Амурами вы со мной не справитесь. – Он холодно улыбнулся. – Впрочем, можете попробовать.
Она сжала кулачки, разозлившись, как никогда в жизни. Более всего тем, что невольно выдала свои чувства.
– Вот уж спасибо! Я в эти игры не играю. Что с того, что вы привлекательны? Я умею не обращать на это внимания. – И не надо бы обращать, ох, не надо бы!
– Простите, профессор, – перебил их симпатичный молодой человек. – Все ждут начала.
– Спасибо, Курт. – Зак, сузив глаза, обернулся к Рейчел: – Договорим позже. Поверьте мне, договорим. – Невинные слова прозвучали угрожающе.
Он зашагал к отгороженному пространству, где для пресс-конференции были установлены микрофон и подиум. Громкий взвизг микрофона привлек внимание Рейчел к сцене. Постепенно улегся возбужденный гомон во дворе. Она видела, с каким нетерпением все ожидают его слов. Зак выдернул микрофон из штатива и стоял молчаливый, неподвижный. Наконец он заговорил:
– Удивлены?
Только одно это слово, тихо произнесенное хрипловато-бархатным голосом, разорвало мертвую тишину. Оглянувшись, Рейчел была поражена тем, как один этот простой вопрос загипнотизировал толпу. В ней шевельнулось беспокойство. Как он это сделал? Как ему удалось так легко и быстро завоевать аудиторию?
– Ну так как же? Удивлены? – повторил он требующим ответа тоном. Донесся негромкий утвердительный ропот, но он, прежде чем продолжить, выдержал показавшуюся бесконечной паузу. – Пустое. Хотите удивиться по-настоящему? Хотите призрака? Увидеть призрака хотите?
Ответ прозвучал немедленно – утвердительный. Зак наклонил голову.
– Прекрасно. Будет вам призрак. – Рука взметнулась к небу, хотя взгляд не покидал публику. – Лаура! – властно приказал он. – Приди ко мне.
Толпа ахнула единой грудью. На красной шиферной крыше Ранчо стояла потрясающая брюнетка с локонами до пояса. На ней была прозрачная хламида, трепетавшая на ветру.
Изумленная Рейчел осознала, что видит сквозь женщину. И прежде, чем она успела перевести дыхание, призрак, помахав рукой, исчез. Рейчел перевела взгляд на Зака.
Собравшиеся изумленно зашептались. Заку потребовалось несколько минут, чтобы угомонить толпу. Но он снова легко овладел аудиторией.
– Ну, а теперь удивлены? – Толпа взревела, а он лишь презрительно покачал головой. – Пустое. Я для того и вызвал своего призрака, чтобы доказать это. Доказать, что… не всегда можно верить своим глазам.
На этот раз он указал на выгороженный угол, который Рейчел раньше не замечала.
– Позвольте представить моего призрака. Лаура!
Занавес раздвинулся, и женщина, та, что была на крыше, вышла на сцену. На этот раз не было сомнения в ее земном происхождении. Она сорвала с головы длинный темный парик и вскинула его, тряхнув собственными короткими волосами. Струясь шелком, она подбежала к микрофону, обняла Зака и влепила ему роскошный поцелуй. Толпа восторженно аплодировала.
– Как видите, – продолжал он с кривой ухмылкой, – Лаура так же реальна, как вы и я. Это местная актриса, любезно согласившаяся помочь мне в маленькой… демонстрации.
– И у него хватило совести назвать меня трюкачкой? – пробормотала Рейчел.
– Наука действительно достойна удивления, – говорил Зак. – Подумайте о фильмах, которые видите каждый день. Поставить призрака на крышу – пустяк по сравнению с некоторыми специальными эффектами, создаваемыми режиссерами, – специальными эффектами, которые стали возможны благодаря современной технике. Иногда мне кажется, что способный инженер может сделать почти все.
– Подделать почти все, вы хотели сказать, – пробормотала Рейчел чуть громче.
Зак глянул в ее сторону и продолжал:
– Я пришел к выводу, что создать призрака может только человек. В данном случае мой специалист по электронике Курт Моррис.
Курт вышел из-за кулис.
– Утверждаете ли вы, что огни и колокола были специальными эффектами? – спросил один из репортеров.
– Я здесь для того, чтобы выяснить это, – ответил Зак.
Рейчел смотрела, как репортеры, кивая, строчили в своих блокнотах. Боль и разочарование пронизывали ее. Это нечестно. Это неправильно. Франциска действительно существует. Зак устроил из пресс-конференции шоу и склонил публику на свою сторону. Он сделал из нее дуру и представил все так, что Франциска – лишь плод расстроенного воображения в лучшем случае, а в худшем – намеренная мистификация.
Так кто же сказал, что она должна молча сносить это? Она сжала кулаки, нагнула голову и начала протискиваться сквозь толпу. Добравшись до сцены, она подошла к Заку, локтем отодвинула «привидение» и встала прямо перед профессором.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поймать призрака - Леклер Дэй

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Поймать призрака - Леклер Дэй



не плохо
Поймать призрака - Леклер ДэйМарго
13.10.2012, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100