Читать онлайн Поймать призрака, автора - Леклер Дэй, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поймать призрака - Леклер Дэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поймать призрака - Леклер Дэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поймать призрака - Леклер Дэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леклер Дэй

Поймать призрака

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Рейчел Эйвери стояла у двери офиса своего боса и пыталась найти в себе силы постучать. Как это так вышло, что она сумела побороть свою природную застенчивость? Не надо бы ей приходить. Не умеет она спорить с людьми. Решимость неизбежно превращается в упрямство, а это почему-то всех раздражает.
Она взглянула на газету и, преисполнившись гневом, постучала. Раздражает? Прекрасно! Может быть, это поможет ей добиться своего. Что в данном случае и является главным.
– Мистер Харпер, – сказала она, заходя в офис, – вы видели сегодняшнюю утреннюю газету?
Хьюберт Харпер, редактор газеты «Новости родного города», откинулся в кресле и ответил жизнерадостно, хотя глаза его смотрели на нее со стальным блеском:
– Да, Эйвери. Я видел эту утреннюю газету. Я редактировал эту утреннюю газету. Это моя работа, если помнишь.
– Я помню, – послушно ответила она, проходя к стулу напротив редакторского стола. Села.
– Рад слышать. Проходи. Садись. Чувствуй себя как дома, – иронически пригласил он. – Изложи свою проблему. Я так понимаю, есть проблема?
– Большая. – Она положила газету на стол и ткнула в заголовок на первой полосе. – Здесь говорится: «Всемирно известный разоблачитель призраков Зак Кингстон разоблачает местное привидение».
Кустистые брови сошлись.
– Я знаю, что там говорится. Одно из поразительнейших требований моей работы – умение читать.
– Верно, – согласилась она, ведя свою линию скорее напористо, чем тактично. – А другое – умение отделить истину от вымысла.
– Полегче на поворотах, – прорычал редактор. – Младшим сотрудникам следует очень тщательно выбирать выражения в разговоре с начальством. Особенно тем младшим сотрудникам, которые получили работу благодаря семейным связям.
– Да, сэр. – Она смотрела выжидающе.
Он шумно втянул воздух.
– Так ты утверждаешь, что в этой статье не все правда?
– Да, сэр. – И, увидев, что его лицо пошло красными пятнами, поспешила поправиться: – Ну, в некотором роде.
– В некотором роде? – проревел он.
От страха ее глаза стали еще больше.
– Всего только одно малюсенькое-премалюсенькое словечко, против которого я возражаю, – ответила она, водя пальцем по газетной строке. – Вот и все. Только одно словечко. Здесь сказано «разоблачает».
– Разоблачить – выявить подлог или обман, – так говорит словарь.
– Угу. Совершенно верное определение. – Рейчел откашлялась. – Вот только нет ни подлога, ни обмана, чтобы выявлять. К тому же «разоблачает» звучит так, будто профессор Кингстон действительно сделает это. Разоблачит, я имею в виду.
– А он этого не сделает?
– Нет.
– Вздор! Я сам говорил с этим человеком. Он сказал, что намерен разоблачить мнимого духа с Ранчо де ла Белла Мадонна.
Она просияла, довольная тем, что он так быстро ее понял. По опыту она знала, что обычно это занимало гораздо больше времени.
– Точно! Я ведь работаю и на Ранчо, так кому же знать, как не мне.
– Что знать? – простонал он.
– Что это смешно.
– Боюсь, я потерял нить разговора, – сказал редактор, устало потирая лоб. – У меня был тяжелый день. Я устал. Мой обед стынет, а жена раскаляется. Не кажется ли тебе, что пора закругляться? О чем, дьявол меня побери, ты толкуешь?
Рейчел подалась вперед.
– Я говорю о профессоре Кингстоне и его заявлениях. Статья написана так, будто он и вправду сделает это. Разоблачит Франциску.
– Франциску?
– Нашего духа. А тут совсем другое дело. Она – настоящий дух, а не мнимый. Франциска – дух, являющийся на Ранчо. Она наша родственница.
Мистеру Харперу потребовалось некоторое время, чтобы переварить это. Он сел прямее.
– Минуточку. Ты хочешь сказать, что Франциска Ариста – твоя родственница?
– Точно. И она на самом деле существует. Что бы ни говорил профессор Кингстон. Он ее не разоблачит. – Она нахмурилась, возвращаясь к газете. – Поэтому-то я и возражаю против статьи. Тут полно неточностей.
– Помолчи минутку, дай мне подумать.
Рейчел послушно замолчала, хотя и не понимала, о чем тут думать. Все очень просто. В газете допущена ошибка. Профессор Кингстон не может разоблачить Франциску, и нужно напечатать опровержение.
Наконец редактор заговорил:
– Ты здесь работаешь недавно, так, Эйвери?
– Так, сэр. – Плевать она хотела на издевательскую искорку в его глазах. Ничего хорошего она все равно не предвещала.
– И ты обращалась ко мне с просьбой дать тебе шанс сделать собственный материал.
Она воспрянула духом. Может быть, это вовсе не издевательская искорка, а проблеск редакторской мудрости? Вполне естественная ошибка, учитывая то, что у нее нет никакого опыта в этой области.
– Да, сэр! Я очень хочу получить этот шанс.
– А я хочу тебе его дать. Все, что ты должна сделать, – это всюду следовать за профессором Кингстоном и написать серию статей, подробно освещающих его эксперименты и получаемые результаты. Или, – добавил он, когда она нахмурилась, – отсутствие оных.
Она прижала руки к груди.
– Нет.
Он излучал оптимизм.
– Получится отличный материал. Ты же просила настоящее задание. Я пытаюсь быть хорошим начальником и дать его. Это твой серебряный шанс.
Она вскинула глаза.
– Серебряный шанс? А я думала, он должен стать золотым…
– Материал не настолько большой. Так ты что же, не хочешь написать сенсационную статью?
– О нет, мистер Харпер. В смысле да, мистер Харпер. Только вот…
– Тебе нравится работать младшим сотрудником?
– Нет. В смысле да! В смысле – мне нравится моя работа.
– В смысле – тебе нравится получать еженедельный чек, даже такой маленький.
– Вы меня поняли.
Редактор разглядывал ее из глубин своего кресла. Он взял со стола карандаш и начал постукивать им по колену.
– Ты же сможешь быть объективной в этой статье?
Рейчел поспешила успокоить его:
– Я могу быть объективной. Конечно, могу. Я права, а он – нет.
Брови мистера Харпера полезли вверх.
– Поскольку объективность для тебя не проблема, так почему бы не написать материал? Ты сказала, что работаешь на Ранчо. Это дает тебе превосходную возможность для… э-э…
– Шпионажа? – невинно спросила она.
Брови его упали.
– Наблюдений. Репортеры наблюдают и сообщают о своих наблюдениях.
– Я была бы счастлива сделать этот материал, – сказала она, пытаясь быть покладистой. В конце концов, этот человек дал ей работу. – Беда в том, что нет большого смысла его писать. Мистер Харпер снова вздохнул.
– Вообще-то, я не обязан это выслушивать. Я босс. Ты репортер. Ты должна целовать мне… ноги и благодарить за единственный в жизни шанс. И тем не менее. Почему нет смысла писать эту статью?
– Потому что это не-статья, а вы не можете продавать газеты с не-статьями.
– He-статья? – повторил он, выделив «не».
– Точно. Или станет не-статьей после того, как я поговорю с профессором Кингстоном. – Она поморщилась. Разве конкретные факты не лучшее, с чем можно обратиться к человеку науки? Звучит разумно. Как только она объяснит, кто такая Франциска, и покажет, что это привидение существует на самом деле, он уедет. А из этого следует, что в статье, которую заказывает редактор, писать будет не о чем.
– Понял. – Мистер Харпер подался вперед. – Рейчел, я аплодирую твоему непробиваемому упрямству. Честное слово. Достойное восхищения Качество для любого, кроме, может быть, человека, которому даешь работу. Но что есть, то есть. Предоставь мне беспокоиться о продаже газеты. Именно за это я и получаю жалованье. А ты постарайся заработать свое, сделав то, что я говорю.
Он замолчал, и Рейчел поняла, что надо хоть что-то сказать в ответ. Единственное, что пришло ей в голову, было: «Да, мистер Харпер». К счастью, ответ оказался правильным. Работодатель улыбнулся.
– Отлично. Теперь. Ты берешься за дело и пишешь эту не-статью. И я ожидаю от тебя объективности, честности и точности. В недельный срок ты сдаешь материал – и предоставляешь мне судить, стоит опубликовать его или нет.
– И если не стоит?
– Тогда ты оказываешься при не-работе.
Она порывисто кивнула.
– Вы меня уговорили. Где можно взять журналистскую карточку?


Рейчел доехала на городском автобусе до гостиницы «Примавера», прекрасного старинного здания с белыми оштукатуренными стенами и красной черепичной крышей, стоящего в окружении финиковых пальм. За гостиницей находилось несколько отдельных коттеджей. Профессор Кингстон, как она выяснила, занимал один из них под названием «Линда Виста», номер люкс.
Быстро прошагав по извилистой тропинке, она обнаружила коттедж с надписью «Линда Виста», выложенной цветной мозаичной плиткой на полу веранды. Над входом изгибалась деревянная решетка, увитая бугенвиллеями.
Несколько секунд было потрачено на то, чтобы проверить узел волос на макушке и расправить юбку. Заметки! – вдруг вспомнила она. Репортеры должны делать заметки. А поскольку она теперь принадлежит к пишущей элите…
Порывшись в сумочке, она отыскала розово-белую полосатую ручку с огромным красным сердечком на конце и скомканный конверт. Отлично… Набрав в легкие побольше воздуха, она постучала в дверь. И вот дверь открылась.
Дверной проем заполнил грозный широкоплечий верзила. Он скрестил руки на мускулистой, обтянутой рубашкой для поло груди.
– Да? – не слишком дружелюбным голосом произнес он.
Рейчел сглотнула. Наверное, телохранитель профессора. Она не сомневалась, что профессор, при его роде занятий, серьезно нуждается в защите. Вероятно, здесь будет уместной милая, открытая улыбка. Она выдавила из себя ухмылку типа: «Я пришел с миром, пожалуйста, не бей меня».
– Я пришла, чтобы встретиться с профессором Кингстоном.
Он шагнул за порог, ответная улыбка перекосила рот. В уголках рта прорезались глубокие морщины, морщинки помельче разбежались от глаз. Должно быть, он любит смеяться, решила она, но, едва встретилась с холодными золотисто-зелеными глазами и разглядела в них цинизм, поняла, что ошиблась.
– Я не вовремя? – спросила она, торопливо отступая. Наверно, с улыбкой вышла ошибка. Он, должно быть, понял ее в смысле «мой меч – твоя голова с плеч». Она неловко оступилась и принялась лихорадочно жонглировать сумочкой, ручкой и конвертом. – Я могу прийти в другой раз.
– Встреча не была назначена.
– Нет, не была, – призналась она, разобравшись наконец со своим имуществом. Она прижала непокорные вещи к груди и пролепетала, широко раскрыв глаза: – И что, я не смогу увидеть профессора?
Он склонил голову набок, и копья солнечных лучей высекли из его вьющихся волос цвета красного дерева медные искры.
– По какому поводу? – спросил он после долгой паузы.
Она рассматривала верзилу с восхищением. Хорош. Очень хорош. Может быть, на нем удастся научиться основам тонкого искусства, как быстро нейтрализовать недоброжелателей? В ее профессии это очень пригодится.
– Вы даже лучше, чем наша миссис Дамфри, – сообщила она. – Она охраняет офис шефа. Мимо нее никто не проскочит. Никто.
– Кроме вас.
Она скромно потупилась.
– Ну, вы должны понять. Мне приходится. – Она снова вскинула глаза. – Между прочим, миссис Дамфри всегда готовит кофе к четырем. Если не мешкать, можно проскользнуть в офис, пока она ходит за водой.
– Потрясающе. Но вы все еще не сказали мне, по какому поводу хотите видеть профессора, – напомнил он. Он по-прежнему блокировал вход в коттедж, и Рейчел осознала, что, если хочет увидеть профессора, должна преодолеть этот первый и наименьший камень преткновения. Этот первый и наибольший камень преткновения.
– Точно. – Она сгребла атрибуты репортерской профессии в пригоршню и протянула руку вперед. – Рейчел Эйвери, репортер «Новостей родного города». Я хотела задать профессору Кингстону несколько вопросов, если у него найдется минутка.
Он поднял бровь, а глаза стали еще холоднее.
– Вы репортер?
– Да.
Он выпятил челюсть, морщины у рта стали резче. Лицо не внушало ни малейшей надежды. Наверное, у него антипатия к газетчикам. Какая досада!
– Докажите, что вы репортер, – потребовал он.
– Да… конечно. – Она опустила руку и еще раз перетасовала вещи. – Видите?.. Ручка и бумага, так что я могу все записать. – Она смотрела на него с надеждой.
Мимолетная улыбка помимо его воли смягчила жесткие черты.
– Очень профессионально.
– Спасибо. Я стараюсь.
Он отступил в сторону:
– Думаю, вам лучше войти.
Не самое любезное из всех приглашений, какие доводилось слышать, но ей удалось добиться своего, а это куда важнее.
– Вы выглядите гораздо симпатичнее, когда улыбаетесь, – решила отметить она, осторожно протискиваясь в дверь. Он освободил не слишком много места. Бедро коснулось его бедра, и Рейчел едва справилась с инстинктивным желанием сбежать. – Вам бы стоило делать это почаще, – удалось добавить.
– Благодарю за совет, – голос звучал сухо. – Я буду иметь в виду.
Она свернула в облицованную кафелем прихожую и замерла.
– Боже мой!
Номер был огромный, с квартирной планировкой. Справа видна была прекрасно оборудованная кухня, слева – небольшой кабинет. Она прошла через холл в гостиную и утонула в пушистом ковре цвета морской волны.
Провела рукой по плетеной мебели, расположенной полукругом у камина.
– Камин? Вы думаете, им на самом деле пользуются?
– Зимой – возможно.
Оказывается, профессорский компаньон-телохранитель шел почти вплотную за ней. Рейчел не сознавала до сих пор, насколько широки его плечи. Она судорожно сглотнула. Телохранителям положено быть большими. И широкоплечими. И крепкими. Им положено заставлять людей чувствовать себя неуверенно. Она только не знала раньше, что людей от этого бросает в жар и у них перехватывает дух. Она быстро шагнула подальше от него, надеясь, что расстояние ослабит симптомы.
– Камин – это слишком большой расход ради двух-трех месяцев, когда им стоит пользоваться, – ухватилась она за начатую тему. – Зимы здесь довольно короткие и не очень холодные. По крайней мере не настолько холодные, чтобы оправдать эту штуку. – Не слишком ли много она болтает? На всякий случай сжала губы.
Он пожал плечами.
– Не будь камины нужны, гостиница бы их не устанавливала.
– Резонно. – Решив увеличить расстояние, она перешла к музыкальному центру. – Бог ты мой! Видеомагнитофон, проигрыватель компакт-дисков, двухкассетник, телевизор с дистанционным управлением…
– Все домашние удобства.
– Хорошо сказано. В этом номере больше аппаратуры, чем в нашем магазине, не говоря уже о моем доме. Профессор Кингстон, должно быть, набит деньгами, если останавливается здесь. Что, разоблачение призраков – доходное дело?
Не удержавшись, она ткнула пальцем в кнопку проигрывателя. Из колонок вырвался рев «тяжелого металла», и она отскочила, с размаху влетев в его твердую грудь. О Боже!
Потянувшись через нее, он ткнул в другую кнопку и восстановил тишину.
– Не настолько доходное, как надувание доверчивых людей россказнями о духах, явлении призраков и мистических силах, – раздался непосредственно сзади и сверху его голос.
Она повернулась к нему лицом, вынужденная задрать голову, чтобы посмотреть в глаза. Он не отошел, и у Рейчел возникло странное впечатление, будто он сделал это нарочно, чтобы запугать ее. Дурачок. Она совсем не боится. Ни капельки. Она бочком обошла его.
– Вы думаете, что явления призрака на Ранчо де ла Белла Мадонна – надувательство?
– А разве нет? – Он указал на кушетку: – Садитесь, мисс Эйвери, и скажите, зачем вы пришли.
Она послушно примостилась на краешке мягкой подушки, расшитой оранжево-красными райскими птицами. На этом фоне ее юбка в красный цветочек совершенно не смотрелась.
– Я же вам говорила. Я хотела встретиться с профессором Кингстоном.
Он окончательно привел ее в смятение, усевшись рядом, притом занял гораздо большую часть кушетки, чем ему, по совести, полагалось. Заметить? Она взглянула на него и быстро отвела глаза. Лучше не надо.
– Зачем вам встречаться с ним?
– Чтобы обсудить разоблачение Франциски Аристы.
Он бесцеремонно разглядывал ее.
– У вас проблемы из-за этого проекта?
– Да. – Он ожидал продолжения, и она добавила: – Он не может этого сделать. – Это его развеселило. Но, взглянув критически, она пришла к выводу, что веселье это не лучшего сорта. Во всяком случае, его лицо сделалось еще более жестким и замкнутым.
– Не может? Почему?
– Ну, не то что не может. Слово, наверно, неудачное. Конечно, он вправе попытаться. Дело в том, что ему не удастся ее разоблачить. – Она повернулась лицом к нему и продолжила серьезно: – Вот что я собиралась сказать профессору Кингстону. Он зря тратит время. Я думала, что если приду к нему сама и все объясню…
– …он уедет.
Она кивнула, довольная тем, что он ухватил суть.
– Точно.
Он облокотился о спинку кушетки и оказался еще ближе. Непринужденно – во всяком случае, она надеялась, что это выглядело непринужденно, – она отодвинулась подальше.
– Итак, вы здесь с заданием газеты избавиться от профессора.
– Нет-нет! – испуганно воскликнула она. Ее жизнь гроша ломаного не стоила бы, услышь мистер Харпер эти слова. – В смысле – я-то здесь, чтобы разубедить профессора, но не по заданию газеты.
– Интересный ответ. Не слишком ясный, но меня это не удивляет.
Все шло далеко не так хорошо, как ей поначалу казалось. Возможно, будь он менее привлекателен – не говоря уже о росте, – получалось бы лучше. Она выпрямилась. Пора браться за дело, и хватит отвлекаться. Не слишком простая задача. Особенно при его жуткой способности провоцировать такие неожиданные реакции.
Она вздохнула.
– Могу я быть откровенной? – Он снова выдал свою полуулыбку, и это снова ее встревожило. Почему ей все время кажется, что его улыбка означает прямо противоположное тому, что обычно, по идее, должны бы означать улыбки?
– Свежо, – сказал он. – Несомненно. Будьте откровенны.
– О'кей. Я буду вполне откровенна. Я здесь от газеты. Это так. Мой босс поручил проинтервьюировать профессора и написать статью. Я предупреждала, что получится не-статья, но он предпочел не услышать.
– Не-статья?
– Мистер Харпер отреагировал точно так же, только у него при этом повысился голос, – призналась он. – Конечно, сейчас это еще не не-статья, понимаете? Но как только я поговорю с профессором – сразу станет. И вот это – вторая причина, по которой я здесь. Я хочу убедить его уехать.
Он заинтересовался.
– Почему же ваши слова могут так подействовать на профессора?
– Потому что я права, а он – нет. Относительно Франциски.
Он вскинул брови.
– Мне казалось, что репортеры должны быть объективными.
Рейчел подавила неожиданно возникший укол вины.
– Босс, кажется, упоминал об этом, – неохотно признала она. – Но он просто не понимает.
– Относительно Франциски?
– Ага.
– А вы хотите все объяснить профессору относительно нее?
– Ага, – снова кивнула она. – Видите ли, я ее внучатая в шестой степени племянница. Или двоюродная внучка? Я никогда в этом толком не умела разбираться. – Она сосредоточенно наморщила лоб. – Она сестра моей пра-пра– и еще три раза пра– бабушки. Значит, мне она пра-пра?
– В принципе я понял, – сухо успокоил он.
– Здорово.
Он подался к ней, всем своим видом выражая нетерпение.
– Вы все еще не объяснили. Как ваше родство с Франциской может повлиять на решение профессора разоблачить ее?
– Я… я думаю, не может, – согласилась она и прикусила губку. Если бы только удалось пронять его, показать всю серьезность ситуации. Тогда с профессором было бы легче. – Я упомянула о родстве только для того, чтобы было понятно, насколько для меня это серьезно.
– Для него тоже.
Она вгляделась в его лицо, надеясь, что ответ искренний. Взгляд его был обнадеживающе прямым. А вдруг – ну а вдруг? – он вошел в ее положение?
– Я очень рада это слышать. Я боялась, что для него это игра или хобби. Франциска посещает Ранчо уже в течение ста пятидесяти лет. Она что-то вроде местной достопримечательности или исторического памятника. Нельзя шутить с достопримечательностями и историческими памятниками, вы согласны со мной? – спросила она серьезно. – Это… это не по-американски.
Он потряс головой, явно развеселившись.
– Должен признать новизну.
– Новизну чего?
– Взгляда.
– Какого взгляда?
– Леди сорвала аплодисменты, – откомментировал он. – У вас хорошо получается. Лучшей работы я еще ни у кого не встречал.
А – новый взгляд на предмет. Понравился ее взгляд на ситуацию с Кингстоном. Он это серьезно? – думала она, краснея от неожиданного комплимента. А почему бы нет? Не зря же она занялась газетной работой. Вероятно, у нее прирожденный репортерский инстинкт и острое, как бритва, восприятие, а теперь они просто раскрылись.
– Спасибо, – сказала она, скромно опуская ресницы. – Слышал бы это мистер Харпер. Вы ни за что не поверите, но это мое первое задание.
– А я и не верю.
Это уже не звучало как комплимент. Она озадаченно вскинула глаза.
– Вы не верите, что это моя первая репортерская работа?
В его голосе появилась нота сарказма.
– Вы, наверное, хотели сказать: первое надувательство?
Она была в полном недоумении.
– Я не понимаю. Я думала, мы говорим о репортерском искусстве. При чем здесь какие-то надувательства?
– Репортерское искусство? – расхохотался он. – Какое репортерское искусство?
– Мое репортерское искусство, – от обиды ее голос задрожал. Где-то у них произошло полнейшее недоразумение. Если бы только знать где. – Вы же говорили о хорошей работе.
Он сузил глаза.
– Можете прекращать игру, мисс Эйвери. Я вас раскусил. Причем с самого начала. Вы не репортер.
– Репортер! – возмущенно настаивала она. – Почти. Во всяком случае, стану, как только сдам первую статью.
– Вранье! Вы, может, меня не узнали, но я-то вас узнал.
Он встал, подошел к музыкальному центру и достал из-за него журнал. Пролетев по воздуху, журнал шлепнулся у ее ног, раскрывшись на самой истерзанной странице. Рейчел уставилась на свою помятую фотографию.
– Ой, это же я! – удивленно выговорила она. – А это статья о моем духе.
– Очень проницательно.
– Что вы делаете с этим журналом?
Он не отвечал. Казалось, он ждал от нее каких-то значительных слов или действий. Она раздраженно уставилась на него. Тут репортерским инстинктом и острой проницательностью не отделаешься. В данный момент она предпочла бы женскую интуицию, а еще лучше – чтобы ей все толком объяснили.
– Вы не могли бы сказать прямо? Не видите, что ли: я блуждаю в потемках.
Он рассмеялся, и от этого удивительно изменилось его лицо, но еще удивительнее было неожиданно теплое чувство, заполнившее Рейчел. Непроницаемо-жесткая маска исчезла, будто и не было ее вовсе, а на открытом лице читались юмор, пылкий темперамент и потрясающая жизненная сила. Хорошо бы узнать его поближе – этого, обаятельного и сильного. А не того холодного, циничного и недоброго, что встретил ее у дверей.
– И смеяться вам бы тоже надо почаще, – сказала она в некоторой рассеянности. – Гораздо чаще.
– Ну, с вами-то, похоже, смеху не оберешься. О'кей. Будем играть в вашу игру. – Он ткнул пальцем ей под ноги. – Именно эта статья и привела меня сюда.
У нее возникла совершенно неожиданная и достаточно тревожная мысль.
– Привела вас сюда? – повторила она. – Вас? Вас лично?
Он продолжал улыбаться.
– Да. Меня. Меня лично.
Она застонала, сдаваясь неприятному, противному… и неизбежному.
– Вы не сказали, как вас зовут.
– Нет, не сказал.
– По-моему, это вполне можно сделать и сейчас, если вы не против.
– Меня зовут Зак. Зак Кингстон.
Она кивнула, нисколько не удивившись.
– Естественно. Но не Зак Кингстон-младший? В смысле – вы не сын профессора Кингстона?
– Нет.
– И не какой-то там второй или третий, ну знаете, с римскими цифрами?
– Нет.
– И вы ему не родственник? А может, это просто случайное совпадение имен, шутка судьбы?
– Нет, нет и… – складки у рта углубились, – нет.
– Как же мне это в голову не пришло? Вы и есть профессор Кингстон?
– Виновен.
– Это ужасно!
– Промашка вышла, – согласился он. – Поэтому так важна предварительная подготовка. Нужно знать свою жертву, когда идешь на дело.
– При чем тут это? – сказала она, переводя взгляд со своей измятой фотографии на измятый – и чистый – конверт в руке. – Ничего я такого не сказала, чего не стала бы говорить, знай, что вы – это вы.
Такого он явно не ожидал.
– Почему же вы злитесь? – напористо спросил он.
– Почему? Вы спрашиваете «почему?» после того, как проговорили все это время, а я не записала ни слова? – Она потрясала конвертом, перенося свой гнев с беззащитного неодушевленного кусочка бумаги на очень воодушевленного и ни в коем случае не беззащитного профессора. – Первое в жизни задание, и я его провалила. Откуда я могла знать, что вы профессор Кингстон? Вы и словом не обмолвились. И не похожи вы на профессора ни капельки, – с вызовом заявила она.
– А чего вы ожидали?
– Очки в роговой оправе, брюшко и кроткий вид, – отчеканила она. – У вас же этого нет!
Он сунул руки в карманы.
– Очков или брюшка?
– И кроткого вида тоже. Ничего похожего. В крайнем случае вы могли бы носить мешковатый свитер с заплатами на локтях и курить трубку.
Он покачал головой.
– Очень вредно для здоровья.
– Может быть, – согласилась она, скрестив руки на груди. – Но всем известно, что профессора курят трубки! Теперь задание провалено, и все по вашей вине.
– По моей вине?
– Да. По вашей вине. И что вы теперь собираетесь делать?
Он молчал. Прислонившись к каминной полке, он изучал девушку сузившимися глазами.
– Чего вы хотите, мисс Эйвери?
– Я хочу интервью. Нет. Чего я на самом деле хочу, так это чтобы вы оставили Франциску в покое, – сообщила она с чувством. – Я хочу, чтобы вы избрали для разоблачения другого несчастного духа.
– Почему? – выпалил он, и прямота тона требовала прямого ответа.
Она ответила честно:
– Потому что, если вы заявите об успехе или отпугнете бедную Франциску, это лишит меня шансов продать книгу о ней. А мне очень важно продать эту книгу.
– Абсолютно в этом уверен.
– Но…
Он перебил ее быстро и неумолимо:
– Мисс Эйвери, вы хотели записать мои слова?
– Да.
– Отлично. Записывайте.
Она поколебалась, но отвинтила красное пластмассовое сердечко и занесла ручку над конвертом.
– Я готова.
– Финиш. Пишите по буквам: Ф-И-Н-И-Ш.
– Финиш. Записала. – Она вгляделась в слово и слегка нахмурилась. – Правильно? Финиш?
– Правильно, – он оттолкнулся от камина и подошел к кушетке. – Я намерен исследовать природу вашего духа, мисс Эйвери. Что бы вы ни сказали и ни сделали, меня это не остановит. Между прочим, встретившись с вами, я окончательно убедился, что это надувательство. И более, чем прежде, хочу доказать это.
Не сказав больше ни слова, она спокойно завинтила ручку и сунула ее вместе с конвертом в сумочку. Потом встала и посмотрела ему в глаза.
– Почему?
– Потому что я ненавижу лгунов и аферистов. И принципиально занимаюсь их разоблачением.
Она задрала подбородок.
– Я не лгунья и не аферистка. Делайте свое дело, профессор Кингстон! Дух Франциски Аристы существует. Я знаю. И я буду защищать его от вас, сколько хватит сил.
Снова явилась его кривая улыбка.
– Другого я и не ожидал.
– До свидания, профессор. У меня теперь есть опыт. – Горький опыт, отметила она. Рейчел рванулась к двери.
– До завтра, мисс Эйвери.
Это заставило ее остановиться. Она оглянулась через плечо.
– До завтра?
Он кивнул.
– До пресс-конференции. Будь вы на самом деле репортером, вы бы знали, что завтра на Ранчо устраивается пресс-конференция. Там я официально заявлю о своем намерении разоблачить вашего духа.
– Редактор, наверное, забыл сказать об этом, – в замешательстве пробормотала она.
– Конечно.
Его скептический тон разозлил ее. Она в последний раз развернулась лицом к нему.
– Завтра я встречусь с вами, – твердо сказала она. – Профессор?
– Да?
– Надеюсь, вы понимаете, что ни о каких добрых отношениях после этого не может быть и речи.
С этими словами она гордо прошествовала к двери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поймать призрака - Леклер Дэй

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Поймать призрака - Леклер Дэй



не плохо
Поймать призрака - Леклер ДэйМарго
13.10.2012, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100