Читать онлайн Поймать призрака, автора - Леклер Дэй, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поймать призрака - Леклер Дэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поймать призрака - Леклер Дэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поймать призрака - Леклер Дэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леклер Дэй

Поймать призрака

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро в пять минут одиннадцатого Рейчел проскользнула в центральный внутренний двор. Пресс-конференция еще не началась, и толпа бесцельно слонялась по двору, лишь телерепортеры с камерами на плечах рыскали в поисках наилучшего ракурса.
– Так ты все-таки появилась, – произнес из-за спины хрипловатый голос.
Рейчел застонала. Вот только этого ей и недоставало – остроглазой и злоязычной конкурентки-репортера.
– Привет, Опал. Есть интересные новости?
– Есть кое-что. Впрочем, мелочи по сравнению с этой. Ты здесь для того, чтобы дать репортаж о неудаче профессора Кингстона разоблачить твое привидение, я полагаю? Превосходное завершение твоей серии статей.
– Откуда ты знаешь? – спросила изумленная Рейчел.
– А я и не знала… до этой минуты. Спасибо за подтверждение. – Опал нацарапала несколько строк в блокноте. – Должна тебе сказать. С почином.
– Каким почином? Не понимаю.
Опал захлопнула блокнот и сделала нечто такое, что Рейчел чуть из туфелек не выскочила. Она улыбнулась.
– В этом бизнесе быстро теряешь невинность. Понимаешь, что я имею в виду? – Нет.
Газетчица рассмеялась, но это был не злой смех.
– И хорошо, что не понимаешь. Я в нем чуть больше твоего. Привыкла к грязным политиканам, наглым преступникам, уплатам и расплатам. До чего же приятно сделать, для разнообразия, репортаж о добром и честном. О чем-то, что возрождает веру, от чего может показаться, что чудесам еще есть место.
Рейчел была потрясена. Господи милосердный, что же она натворила! Кто бы мог подумать, что пустячное недоразумение с магнитом и мешком пыли будет иметь такие последствия? И как она могла допустить, чтобы события настолько вышли из-под контроля? Опал, прожженная репортерша, употребляет такие слова, как «честный», «вера», «чудо». И все это ложь.
У Рейчел не было времени. Надо было действовать, и действовать немедленно.
– Извини. Мне нужно поговорить с…
Взвизгнул микрофон, и она тревожно вздрогнула. Зак стоял на подиуме, готовый сделать заявление. Она начала проталкиваться через двор в решимости вовремя добраться до него.
– Всем спасибо, что пришли, – сказал Зак, и сырцовые стены ответили эхом. – Не так давно я прибыл сюда, чтобы исследовать феномен призрака Ранчо. Моей целью было найти научное объяснение необычным явлениям.
– Пожалуйста, пожалуйста, мне надо быть там. Она пыталась ввинтиться в стену тел. Несколько человек шевельнулись. Недовольно. Остальным потребовались доводы ее локтей.
– Я установил впечатляющее даже специалистов оборудование, воспользовавшись талантом своего ассистента, Курта Морриса.
Она продиралась вперед со сноровкой, порожденной страхом. На пути к победе оставалась только одна массивная фигура. Рейчел похлопала по огромному плечу.
– Извините, мне нужно пройти.
– И не думайте, леди, – ответил здоровенный телерепортер, придерживая камеру на плече. – У меня здесь идеальный ракурс, и я с этого места не сдвинусь.
Со всей силой отчаяния Рейчел всадила в здоровяка локоток – и отлетела назад. Оператор же не шелохнулся. Кажется, он ничего и не заметил. Похоже, шкура у него толще носорожьей.
– Каково же было мое удивление, – продолжал Зак, – когда обнаружились несоответствия, объяснить которые не удалось.
– Нет, нет, нет! – взвыла Рейчел. Она выставила плечо и бросилась на упрямца телевизионщика. – Не говори этого!
– Остановись, сумасшедшая. Ты сбиваешь мне кадр.
– Получены неопровержимые свидетельства о наличии некоего объекта, – Зак засмеялся, – не буду гадать о его природе, – воздействовавшего на мое оборудование таким образом, что ни я, ни мой специалист по электронике, ни полдюжины профессионалов, с которыми я консультировался, не могут найти разумного объяснения.
Рейчел дернула руку, поддерживающую камеру, и с удовольствием отметила, что на это здоровяк реагирует.
– Ты связался с отчаянной женщиной, дружище, – сообщила она. – Если не уберешься с дороги, я тебе не только кадр собью, я сшибу эту штуку с твоего плеча. Так что либо сдвинься сам, либо останешься без нее.
Мужчина перекинул камеру на другое плечо.
– Это Калифорния, леди. У нас тут отчаянные не водятся. Остынь.
С яростным воплем она наступила ему на ногу, нырнула под руку и ввинтилась в образовавшуюся перед ней крошечную брешь. Еще несколько молниеносных маневров привели ее к краю импровизированной сцены.
Зак еще говорил:
– Произошло несколько интересных событий, не поддающихся объяснению.
Мгновение Рейчел стояла неподвижно и смотрела на него. Почему она позволила событиям зайти так далеко? Почему не сказала ему правду, когда была возможность?
– Зак, – негромко позвала она, – мне нужно поговорить с тобой.
Он помедлил, их взгляды встретились. Теплая улыбка раздвинула его губы.
– Одну минуту, – сказал он в микрофон, подал ей руку, помог пролезть под веревкой и забраться на сцену. – Я рад, что ты пришла, – это было сказано только для нее.
– Я должна была. – Рейчел закрыла глаза на мгновение и собрала всю свою смелость. Руки дрожали, и слезы готовы были пролиться. – Извини, – сказала она. – Я не хотела причинить тебе боль.
Он взглянул на толпу.
– Ты, может быть, не обратила внимания, но сейчас не лучшее время для интимных разговоров. Может быть, отложим до конца пресс-конференции?
Она подвинулась к микрофону.
– Нужно сейчас. Понимаешь, я хотела, чтобы ты поверил. Хотела, чтобы ты обрел веру.
– Так и вышло, – успокоил он. – Ты дала мне все это. А теперь…
– Я совершила дурной, эгоистичный поступок. – Она выталкивала слова, заставляя себя быть честной. – Я сделала это, чтобы спасти себя, спасти Нану, спасти наш дом. Я знаю, что это не оправдание. Но надеюсь, когда-нибудь ты сможешь простить меня.
– Что сделала? О чем ты?
– Я – привидение, которое зарегистрировали твои машины. Я, а не Франциска.
– Рейчел, ты не знаешь, что говоришь. – Он замолчал, а потом признался: – Я не знаю, о чем ты говоришь.
Зак шагнул к ней, и она в слепом порыве ринулась к микрофону. Не давая себе опомниться, заговорила:
– Я хотела бы сделать заявление. Оно касается экспериментов профессора Кингстона. Ему удалось разоблачить мое привидение. Просто он не знает этого.
– Подожди, ты не понимаешь…
Рейчел обернулась.
– Я понимаю, – сказала она с чувством. – Ты все время говорил мне о правде, чести и чистоте. Но я не слушала. Меня волновала только продажа этой дурацкой книги. – Она встретилась с ним глазами и призналась: – Я обманула твой магнитный котометр четырехлистником клевера. А призрак… Это было облако пыли из пылесоса. Оно вырвалось, когда я уронила мешок.
– По-моему, ее саму уронили. У нее крыша поехала, – пробормотал Курт. – А контур у нее не отключился, а сгорел к чертям собачьим. Капут. Вся информация стерта.
– Заткнись, Моррис, – хором сказали Зак и Рейчел.
Она снова обратилась к аудитории:
– В этом нет вины профессора. Вина моя. Он не знал, что я сделала. Я должна была рассказать ему. Но не рассказала. Я хотела, чтобы Франциска существовала. Я хотела, чтобы он поверил, как верю я… – у нее перехватило дыхание. – Как верила я. Теперь всему конец. Призрака нет. Наверное, и не было никогда. Франциска… – Голос оборвался рыданием. – Отныне Франциска Ариста разоблачена.
Не осмелившись взглянуть на Зака, она спрыгнула со сцены и протолкалась сквозь толпу к выходу. Ее хватали за руки, репортеры выкрикивали вопросы. Она не обращала внимания. Она спешила прочь, зная только одно: пройдя через этот ужас, она избавилась от чувства вины. К сожалению, освободившееся место заняла боль, такая сильная, так глубоко проникшая, что от нее вряд ли удастся избавиться.
В воротах она помедлила. Обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на Зака. Он говорил в микрофон, обращаясь к журналистам, завладевая их вниманием. На долю секунды их взгляды встретились.
Отсюда, издалека, нельзя было разглядеть злость и разочарование в его глазах. Но она знала это и не глядя на него. Ведь он предупреждал, к чему приведет еще одна попытка смошенничать. Если у него и было какое-то чувство к ней, теперь оно растоптано: Зак не может любить мошенницу.
Но самым ужасным было сознание того, что она сделала все возможное для уничтожения просыпавшейся в нем веры.


На следующий день, рано утром, Рейчел стояла у двери с вывеской «Покупки через века – антикварные редкости». Одна рука сжимала медальон. В другой было письмо от агента. «Возвращаю вашу рукопись, – писал он. – Она никого не интересует». Ничего удивительного. Теперь вообще не будет ни удивления, ни потрясения. Удивления и потрясения ожидают того, кто верит во что-то. А она ни во что не верит.
Набрав полные легкие воздуха, она вошла в лавку.
– Мистер Сантос!
Он немедленно возник в дверях задней комнаты.
– Рейчел, дорогая. Я ждал вас. Проходите, выпьем чашку чая. Сегодня это будет лаванда с каплей вербены. Именно то, что нужно в вашем состоянии.
Она прошла за антикваром, напоминая себе, что больше не удивляется. Старик не мог знать, что она придет, но знал – ничего удивительного.
– Мое состояние? – переспросила она. – Какое состояние?
– Депрессия. Меланхолия. – Он взглянул поверх очков в проволочной оправе. – И немалая толика несчастной любви, если я не ошибаюсь. Садитесь, садитесь.
Она жалобно вздохнула. Да, нужно признать, что немножко удивления есть. Но ведь это мистер Сантос.
– Вы не ошиблись относительно моих чувств. Но пришла я не поэтому.
Он занялся разливанием чая.
– Нет?
– Нет. – Лучше сразу покончить с этим. Это будет легко. После вчерашнего – раз плюнуть. – Я пришла, чтобы продать медальон.
Он поставил на стол хрупкую чашечку и сел напротив.
– Вы уверены? – тихо спросил он, поглаживая белоснежную бороду.
– Да. У меня нет выбора.
– Выбор у нас всегда есть, моя милая.
Она выставила подбородок.
– Я и выбрала – продать медальон.
Мистер Сантос изучал ее печальными глазами.
– У вас больше нет веры? – спросил он с сочувствием. – Ваша вера в чудеса уничтожена полностью?
Полагаться на свой голос она не решалась и потому просто кивнула.
– Еще огонек погас, – сказал он грустно. – А я так надеялся, что станет одним больше, а не меньше.
– Курт был бы в восторге от встречи с вами, – пробормотала Рейчел, ни слова не поняв из сказанного.
– Ах да, Моррис. Двадцать семь лет. Еще огонек, который мне предстоит разжечь.
– Мистер Сантос, относительно медальона…
– Да-да, – сказал он живо, – сегодня я не смогу его взять. В понедельник, пожалуй.
– В понедельник? Почему в понедельник?
– Потому что у него будет уик-энд, чтобы исполнить желание. – В его ярких голубых глазах появилось суровое выражение. – Вы ведь не загадывали желаний, не правда ли?
– Загадывала, – возразила она. – Столько, что мне и не сосчитать.
– Но не самое заветное.
Рейчел растерялась. Он прав. Она не загадывала самого заветного, потому что не хватило смелости. Находились более важные желания, более неотложные желания, желания более необходимые.
– Но…
– Довольно оправданий, моя милая. – Он нахмурился. – Если вы хотите, чтобы магия медальона подействовала, нужно следовать правилам. Не мне напоминать вам об этом.
Она потянулась за медальоном и сжала в ладони.
– Вы не понимаете, – прошептала она. – Я должна иметь веру. А у меня ее нет.
– Значит, ваше желание не осуществится. Мне очень жаль, но это так. Вы должны верить. И загадать самое заветное. А теперь бегите домой. И подумайте хорошенько. Если вы и в понедельник захотите продать медальон, я возьму его и устрою в хороший дом. Вы получите нужные вам деньги и заживете превосходно. – Он сверкнул глазами. – Вы ведь заживете превосходно?
Без Зака – нет. Без любви – нет.
– Нет, – призналась она.
Он кивнул.
– Вот это верно. Я знал, что вы поймете. А теперь идите. У вас есть дело. – Он встал и проводил Рейчел до двери. Взяв ее руку, он проговорил: – Дорогая моя, я не думаю, что мы еще встретимся. И это меня радует. Всего хорошего.
– Но вы говорили…
Он наклонился и поцеловал ее в лоб. Она замерла, уловив смутно знакомый аромат. Там был сосновый лес и снег, бубенцы под дугой и смеющиеся дети, морозные ночи под звездным пологом. Но больше всего там было магии и чудес, надежды и веры.
– До свиданья, мистер Сантос, – услыхала она свой голос. – Спасибо вам за все.
С этими словами она переступила порог и быстро зашагала прочь от лавки. И ни разу не оглянулась.


Нана ждала ее. На щеках у бабушки цвели розы – почти такие же красные, как ее волосы.
– Ты пропустила самое интересное! – воскликнула она. – Зак заезжал.
Рейчел застыла.
– Чего он хотел?
– Он очень беспокоился за тебя. Велел позвонить, как только ты вернешься. И еще спрашивал, смотрела ли ты утреннюю газету.
– Не успела. А что?
Бабушка мигнула.
– Не знаю. Как же это я не спросила?
– Это и есть самое интересное?
Нана всплеснула руками.
– Что ты, нет! Зайди в кабинет. То-то удивишься.
– Я приняла решение. Ничему больше не удивляться, – упорствовала Рейчел, идя за инвалидным креслом по коридору.
– Этому удивишься. – На пороге кабинета Нана указала в угол. – Вон там.
– Что? Сникзифов тарантул?
– Нет-нет. Это Сникзифов сторож. За тарантулом.
Рейчел подошла и заглянула за механическое чудище. На полу лежал ее лучший шерстяной свитер. На свитере устроился Сникзиф. А вокруг Сникзифа копошилось полдюжины попискивающих котят.
Она закрыла глаза.
– Страсти Господни. Еще рты.
– Сник – кошка, – объявила Нана. – Кто бы мог подумать! Мне и в голову не приходило. Тебе тоже. И вот результат.
– Вижу. И глазам своим не верю.
Сник перевернула котенка, и Рейчел ахнула.
– Сережки Франциски!
– Как странно, – пробормотала бабушка. – Уверена, что несколько минут назад их там не было.
– Они потерялись, когда я… – Когда она вмешалась в эксперимент. Не обращая внимания на угрожающее шипение кошки, она осторожно сунула руку в кучку теплых созданий и извлекла эмалевые сережки. – Интересно, почему они объявились теперь?
Нана просияла.
– Этого следовало ждать от них. Нужно только немного веры.
– Немного веры, – повторила Рейчел. Она надела сережки и задумалась.
Нана права, и мистер Сантос тоже. Ей нужно немного веры. Немного, совсем немного. Но осталось ли хоть сколько-нибудь? Утром она сказала – нет. Но чудеса еще случаются. Полдюжины пушистых чудес лежит у нее перед глазами. Потерянные сережки находятся в самых неожиданных местах. Но более странного места, чем кучка котят, еще не было. И Зак может поверить снова. Он говорил ей об этом на пресс-конференции.
Может быть, у нее в самом деле хватит веры, чтобы загадать желание. Она вдруг осознала… Кажется, она все-таки верит… Немного. Она повернулась к бабушке.
– Нана, я должна задать тебе очень важный вопрос.
– Какой, милая?
Рейчел подошла к бабушке и опустилась на колени.
– Если я загадаю самое заветное желание и оно исполнится, ты разрешишь мне продать медальон?
Нана жалобно сморщилась.
– Не знаю, – пробормотала она. – Этот медальон так долго был в нашей семье. Расстаться с ним…
– Сохранить тебя важнее, чем сохранить медальон. Я продам его, и мы будем вместе. Что ты выбираешь?
– А как же твои дети? Их желания?
Рейчел припала к бабушкиной руке.
– У меня нет детей. А ты у меня есть. Разлука с тобой была бы самым большим несчастьем для меня.
– И для меня, – призналась Нана. Она сжала пальцы Рейчел. – Обещаешь не продавать, пока не исполнится твое желание?
– Обещаю.
Нана кивнула со слезами на глазах.
– Тогда разрешаю. Можешь продать медальон.
Рейчел нежно поцеловала бабушку.
– Я люблю тебя, Нана, – прошептала она. А потом сняла с шеи золотую цепочку и приподняла медальон в сложенных ладонях. – О'кей. Ты дорого стоишь, и коль уж продавать, то я не буду желать денег. На самом деле я хочу правды. Я хочу знать, остались ли в мире чудеса. Хочу знать, существует ли мой призрак. Но еще больше я хочу…
Узловатые пальцы Наны прикрыли ее ладонь.
– Самое заветное, мой ангел.
Рейчел послушно закрыла глаза и загадала желание. Более важное, чем все, что звучали раньше. Желание, которое вернуло бы ее веру, надежду и мечты. Желание, которое могло осуществиться только чудом.


Рейчел нашла Зака в столовой Ранчо. Он упаковывал аппаратуру.
– Я уже собирался ехать искать тебя, – сказал он сурово. – Нам нужно серьезно поговорить. – Он подошел, и его лицо не предвещало ничего доброго.
Он вдруг представился ей огромным крадущимся зверем. Испуганно отступив, она затараторила:
– Я согласна. О пресс-конференции…
– Да, о пресс-конференции, – прорычал он, хватая ее за плечи.
Она ойкнула.
– Не убивай меня. Мне очень жаль… – Она закрыла глаза, ожидая взрыва. Но взрыва не было.
– Да уж, есть о чем сожалеть, – сказал он довольно спокойно, но жестко. – Я битый час не мог заставить этих репортеров выслушать мои объяснения. Они хотели узнать только одно: почему ты решила, что повлияла на мои эксперименты.
– Я сожалею об этом, – повторила она, решившись взглянуть на него. – Понимаешь… – Она запнулась и широко раскрыла глаза. – Погоди. Решила? Не повлияла?
Зак чуть встряхнул ее.
– Решила. Не повлияла.
– Не думаю, что решила. Я знаю, что повлияла, – непреклонно заявила она. – Это было несколько дней назад. Помнишь, когда я убирала на Ранчо? – Дождавшись ответного кивка, Рейчел продолжала: – У меня в кармане был магнит в форме четырехлистника клевера – на счастье. Он подействовал на твою магна-штуковину.
– Катодный магнитометр.
– Точно. Я испугалась. Попятилась назад, упала и выронила мешок от пылесоса.
– И оттуда вырвалось облако пыли. Я знаю. Она была поражена.
– Ты знаешь?
– Вся эта комедия есть у меня на пленке. – Он улыбнулся. – Курт в жизни своей так не смеялся. Я запретил ему рассказывать, чтобы не смущать тебя.
Знаменательные слова. Но она все-таки не понимала.
– Я же была вне видимости камер. Откуда у вас фотографии?
Он сочувственно покачал головой.
– Вне видимости фотоаппаратов. Ты забыла о видеокамере в углу. Она включилась вместе с фотоаппаратами.
Она пыталась осознать все услышанное.
– Значит… значит, облако пыли и магна-вагна – это не те доказательства, которые вы нашли?
– Нет.
– Ты хочешь сказать, есть что-то еще? – Надежда набирала силу. – Вы нашли другое свидетельство Франциски?
– Мы обнаружили феномен, которому я не могу дать научного объяснения, – педантично поправил он. – Ты называешь это Франциской. Я говорю о феномене, объяснить который не в силах.
– Да, да, да! – Она глубоко вздохнула, и впервые за этот день напряжение отпустило ее. – В чем же ваш феномен? Вы спектризировали ее? Магнетировали? Катодировали? Что?
Он сложил руки на груди.
– Если бы ты прочитала утреннюю газету, спрашивать не пришлось бы.
– Зак!
Он смягчился, глаза его смеялись.
– Это случилось во время первой свадьбы, когда отключилось электричество.
– Но ты же все объяснил, – сказала она в замешательстве. – Таймер переустановился и запустил колокола. А всплеск напряжения взорвал лампочки.
– Вполне здравые заключения. Так нам казалось. В ту ночь, которую мы с тобой провели на кладбище, Курт понял, что было допущено несколько ошибок.
– Например?
Он ухмыльнулся.
– Главной ошибкой был таймер. Помнишь, Курт сказал, что в ту ночь отключалось электричество. – (Она кивнула.) – Что должно было случиться, когда восстановилась подача энергии?
– Таймер должен был переустановиться на двенадцать и запустить колокола. – Она затаила дыхание и распахнула глаза. – Зак, мы же не слышали колоколов?
– Нет, моя сладкая, не слышали. Так что возник большой вопрос: почему они звонили в день свадьбы и не звонили в ту ночь?
– Хочешь, угадаю? – сказала она, нахмурившись. – Ты пришел к разумному заключению.
Он поднял бровь.
– Конечно. А именно… я предположил неисправность таймера.
– И что же? – Она не могла дождаться ответа.
– Мы разобрали его, проверили каждый проводок и ничего не обнаружили. Потом мы послали его в независимую лабораторию для дополнительной проверки.
– Не мучай меня! Что в результате?
– Ничего. Таймер был в прекрасном рабочем состоянии. Мы также выяснили еще один интересный факт. В день свадьбы не было официально зарегистрировано никаких сбоев в энергоснабжении.
– На Ранчо перегорели пробки? – спросила она.
Он покачал головой.
– Нет. Подача энергии восстановилась сама собой – значит, дело не в пробках. Дальше я заставил Курта проверить проводку, но он не нашел никаких повреждений.
– Так почему же отключалось электричество?
– Это еще один интересный вопрос.
– Без ответа?
– Без ответа.
Она вцепилась в его рубашку, не в силах сдержать волнение.
– И этого было достаточно, чтобы спасти Франциску?
Руки Зака сжали ее запястья, и он притянул ее к себе.
– По моему мнению и по мнению специалистов, с которыми я консультировался, – да. Этого было достаточно, чтобы спасти Франциску.
Вдруг она вспомнила свой… случай, и возбуждение прошло. Она смотрела на Зака, дрожащими пальцами разглаживая измятую рубашку.
– Даже если так… Я не сказала тебе, что сделала. Или думала, что сделала. Понимаешь? Магнит и облако пыли. Это делает меня такой же, как Мадам Зуфало.
– Никакая ты не Мадам Зуфало, – просто сказал он. В карих глазах промелькнула ирония. – Хотя должен тебе сказать, что она начала новую жизнь.
– Правда? – спросила Рейчел, прильнув к нему. Так хорошо было оказаться под защитой этих объятий.
– Правда. Мадам предложила мне свои услуги как консультант.
– Мадам?
– Мадам. Похоже, в ней заговорила совесть. Похоже, она решила честно зарабатывать на жизнь, выявляя… цитирую: «недобросовестную эксплуатацию спиритического искусства». Конец цитаты.
Рейчел хихикнула.
– Какой сюрприз.
– Я уже ничему не удивляюсь, – объявил Зак.
– И я так думала о себе. Но ошиблась. Я ошиблась во множестве вещей.
– Например?
Она вздохнула.
– Например, думая, что веру можно найти в медальонах, загадывании желаний и призраках.
– Нельзя? – В его голосе звучали понимание и… и нежность.
– Нет, нельзя, – уверенно ответила Рейчел. – Вера, настоящая вера – внутри. Это вера в себя.
Его брови сошлись в одну линию.
– Ты больше не веришь во Франциску?
– Верю всем сердцем, – серьезно сказала она. – Но я все ждала и ждала, что она решит мои проблемы, и все это время решение было под рукой. Я могу продать медальон. Он же стоит кучу денег.
Не похоже было, что ему это понравилось.
– А желание?
Она робко улыбнулась.
– Ты любишь меня, Зак?
– Всем сердцем и душой, – ответил он в неточных терминах, поправляя мягкий светлый локон.
– Значит, мое самое заветное желание исполнилось. Большего я попросить не могу. – Она подняла руку к его щеке, провела по напряженным, выпуклым линиям. – Я тоже люблю тебя. Вот почему так трудно было загадать желание. Нужно было выбирать между тобой и Наной.
Его губы сжались.
– Тебе никогда больше не придется выбирать, – твердо сказал Зак и поцеловал ее ладошку. – Что ты думаешь насчет брака со старым надутым профессором?
Она прикусила губу, не видя ничего от слез.
– Я думаю, это было бы прекрасно. Более чем прекрасно. Лучше чем прекрасно. – Она помедлила. – А что думаешь ты о жизни с Наной и семью кошками?
– Семью?
– Сникзиф подбросил нам бомбочку. Точнее, шесть бомбочек.
Он расхохотался.
– О'кей. Беру свои слова обратно. Меня еще можно удивить. – Он сжал ее крепче. – Я люблю тебя. И я хочу провести остаток своей жизни с тобой. С тобой, Наной… и, если нет другого выхода, семью кошками.
Потом он поцеловал ее, и она забылась в раю его объятий. Счастье наполняло ее, было вокруг нее, защищало родным теплом. Где-то далеко что-то звякнуло, и она поняла, что это выпала из уха сережка Франциски.
– Рейчел? – пробормотал Зак, поднимая голову. – Что это за аромат?
Она судорожно вздохнула.
– Гардения.
– Гардения! – Он отступил, и раздался громкий треск.
– Нет! – простонала Рейчел. – Сережка!
– Милая, прости. – Он нагнулся, поднял раздавленное украшение и начал рассматривать его. – Сломана. Я испортил эмаль.
– Ее можно починить?
– Не… – Он нахмурился. – Странно. По-моему, внутри что-то есть. – Он подцепил ногтем эмаль, и на ладонь ему выпал огромный сверкающий желтый брильянт. Они долго смотрели, не говоря ни слова.
– Он настоящий? – спросила она наконец чуть испуганно.
– Нужно будет проверить, но готов поспорить, что настоящий.
Ее вдруг осенило. Конечно! Все сходится.
– Кольцо Хуана Ортеги! – воскликнула она. – Это точно один из брильянтов с кольца, которое он подарил Франциске.
– Возможно, ты права. Если ее заставили обручиться с другим, это был лучший способ спрятать подарок Хуана.
Глаза Рейчел наполнились слезами.
– Понимаешь, что это значит?
Он ухмыльнулся.
– Тебе не придется продавать медальон.
– Ах, Зак! – воскликнула она, кидаясь ему на шею. – Франциска же все время пыталась подсказать нам. Отсюда ее сережкомания. Теперь Нана сможет расплатиться с долгами.
– Видишь, что получается, когда есть немножко веры?
Она замерла. А когда забрезжила догадка, взглянула на него с надеждой и сомнением.
– Веры? – прошептала она. – Ты сказал «немножко веры». Но ты же не признаешь этого. Ты же признаешь только свои машины, факты, цифры и величины.
– Думаю, есть одна-две штуки, которые моим машинам не зарегистрировать, – признался он. – Вера. И доверие. – Его глаза были чисты, когда встретились с ее глазами. – А главное – любовь. Я люблю тебя, моя милая. С тобой невозможное возможно. Подозреваю, так будет всегда.
Он поцеловал ее, прижав к груди так, будто не отпустит никогда. И как только он сделал это, запах гардении заполнил все. Зазвонили колокола, и светящийся шар косо пролетел через комнату. Немногие оставшиеся камеры ожили.
Но Зак и Рейчел не замечали ничего.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Поймать призрака - Леклер Дэй

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Поймать призрака - Леклер Дэй



не плохо
Поймать призрака - Леклер ДэйМарго
13.10.2012, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100