Читать онлайн Любимый мой, автора - Леклер Дэй, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый мой - Леклер Дэй бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый мой - Леклер Дэй - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый мой - Леклер Дэй - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леклер Дэй

Любимый мой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Моей давно потерянной невесте


Сам не знаю, почему я решил написать тебе в этом году. Сила привычки? А может, мне нравится страдать? Я не люблю тебя. Нет, не люблю! Я неспособен больше любить! Все чувства умерли во мне давным-давно! Почему же я до сих пор сравниваю всех женщин с тобой? Они так не похожи на тебя!
Шейн, что случилось с нашей любовью? Почему я не могу забыть тебя?


Мы же обсуждали этот вопрос! Я не справляю Рождество! — воскликнул Чэз, увидев, что Шейн стоит на стремянке в гостиной и развешивает гирлянды вдоль стен.
— Что ты имеешь в виду? — невинно поинтересовалась она.
— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду, терпеливо объяснил Чэз. — Эти рождественские украшения. Мы же договорились: никакого Рождества в моем… в нашем доме!
— Нашем доме? — Шейн сделала вид, что удивлена: ей было очень весело сегодня.
Чэз улыбнулся в ответ, но тут же вспомнил, что сердится на жену, и помрачнел:
— Я хочу, чтобы ты немедленно выкинула всю эту ерунду!
— Не глупи, Чэз! Эти украшения не для встречи Рождества, — улыбнувшись, солгала она.
— Зачем тогда тебе эти разноцветные лампочки?
— Клянусь, они не для Рождества.
— Неужели?
— Хочешь, докажу?
— Давай. Очень интересно послушать.
— Рождественские огоньки обычно красные или зеленые, а эти розовые. Шары же невозможно повесить на елку — они такие хрупкие!
— Да, действительно, ты права. А еще у них неподходящий вишневый цвет! — улыбаясь, уступил Чэз.
— Как видишь, здесь нет ни сосновых шишек, ни омелы — ничего рождественского!
— А это что такое? — поинтересовался он, поднимая одну особенно яркую гирлянду.
— Это для украшения интерьера. Посмотри, у нее даже другой цвет.
— И какой же? Саламандрово-красный?
— Хватит издеваться, — улыбнулась Шейн. — Ты же сам прекрасно видишь, что она голубая.
Вернее, цвета голубой ели.
— А я думал, что ель — вечнозеленое растение…
— Необязательно.
— Ох, устал я от твоих доказательств! — улыбнулся он и тут же стал абсолютно серьезным:
— Я своих привычек не меняю, поэтому… прошу убрать отсюда всю эту ерунду и не украшать мой дом гирляндами. Кто-то может наступить и пораниться, — добавил он несколько мягче.
К ногам Чэза змейкой упала гирлянда.
— Знаешь, — тихо сказала Шейн, — я удивлена, что ты не упомянул о дырках в полах и стенах. Все электрокабели проведены, и Джимбо обещал к вечеру заделать все дырки.
— Интересно, как он это сделает?
— Не имею представления. Он хочет удивить тебя.
— Надеюсь, его сюрприз не будет таким шокирующим, как нерождественские гирлянды?
Шейн не успела ответить, потому что в дверях гостиной показалась донья Изабелла. Рядом с ней, вцепившись ручонками в бабушкину юбку, стояла испуганная малышка.
— Донья Изабелла! Какой приятный сюрприз! — Ослепительно улыбаясь, Шейн подошла к гостям. — Это, должно быть, Сарита? Здравствуй, милая.
Девочка спрятала личико среди многочисленных складок бабушкиной юбки, но потом все-таки решилась осмотреться. Донья Изабелла внимательно взглянула на Чэза, затем на Шейн и сказала:
— Кажется, мы пришли в неподходящий момент.
— И, конечно, не нарочно, — сухо заметил Чэз.
— Не обращайте на него внимания, донья Изабелла, — улыбнулась Шейн. — Вы нам не помешали. Чэз очень переживает из-за дыр в полу.
— Дыр в полу? — переспросила гостья.
— Чэз тоже удивился, когда увидел их, но он выражал свои чувства гораздо громче.
— Шейн! — возмутился тот.
— Да, именно так, — улыбнулась она. Тем временем Сарита внимательно рассматривала украшения на стенах.
Неожиданно она произнесла, чуть картавя, на испанском;
— Abuelita, mira! Que bonita.
«Abuelita? — подумал Чэз, пряча улыбку; он немного знал испанский язык, и смысл сказанного ему был вполне ясен. — Вот уж не думал, что кто-то может называть строгую донью бабуленькой!»
— Она говорит, что здесь очень красиво, — перевела донья Изабелла. — Действительно, вы хорошо потрудились, Шейн.
Конечно, ей было приятно слышать такие слова от строгой старухи, и она торжествующе посмотрела на Чэза, прежде чем ответить:
— Спасибо. Мы очень старались.
Тот решил тоже проявить немного такта:
— Рад, что вам понравилось, донья Изабелла. Но Шейн преуспела не только в этом. Она долго и упорно трудилась, чтобы сделать весь дом таким же красивым, как эта комната.
— Разрешите, я покажу вам все, — поспешила предложить Шейн, чтобы избежать возможного конфликта. — Я охотно выслушаю ваши советы, если в них возникнет необходимость.
— Что ж, я не возражаю.
— Прекрасно! С чего бы вы хотели начать?
— Вы приготовили спальню для Сариты?
— Это был мой первый проект. Пойдемте. Сарита бросила на Чэза осторожный взгляд и поспешила за Шейн и доньей Изабеллой. В ее взгляде было что-то до боли знакомое. Чэз закрыл глаза. Ему вдруг захотелось выпить, много выпить, чтобы заглушить внезапную необъяснимую боль.
— Мы можем изменить цвет стен, поменять мебель, если вы захотите, — говорила Шейн, ведя гостей по коридору; детская ладошка приятно согревала руку.
— Вы очень предусмотрительны, — похвалила донья Изабелла.
Но что-то в ее тоне смутило Шейн.
— Простите, но ваши слова звучат как-то… обидно.
— Я с вами искренна, поверьте.
Шейн открыла дверь в комнату Сариты и пропустила девочку вперед, осмотреться. Следом вошла донья Изабелла. Подождав, пока она окинет взглядом спальню, Шейн быстро заговорила, очевидно боясь, что ее прервут, не дав высказаться:
— Я никогда не буду лгать вам, донья Изабелла, или притворяться, что чувствую не то, что чувствую. Я обещаю вам заботиться о Сарите как родная мать. Клянусь, она никогда не усомнится в нашей родительской любви, никогда не будет чувствовать себя обузой.
— Обузой? — повторила донья. — Что вы имеете в виду? Объясните, пожалуйста.
Шейн не хотела отвечать, но завоевать доверие доньи Изабеллы было просто необходимо, и она решилась рассказать ей один секрет, о котором знали лишь близкие родственники.
— Когда мне было три года, я потеряла родителей, — начала Шейн. — Меня воспитывала тетя.
— И у вас были натянутые отношения?
— Да. Мой брат Рейф забрал меня к себе, когда мне было двенадцать.
— Понимаю. Вы не хотите, чтобы Сарита испытала нечто подобное.
— Обещаю, этого не случится. Долгое мгновение черные глаза доньи внимательно изучали ее, заглядывая, казалось, в самые тайные глубины души.
— Я верю вам, — сказала она наконец. — Кстати, вы очень мило обставили комнату.
Шейн было очень приятно сознавать, что ее старания оценены по достоинству. Она хотела, чтобы Сарита чувствовала себя спокойно и уютно в новой обстановке, понимая, как это нужно маленькой девочке: очень важно чувствовать себя в безопасности, когда ты далеко от родной семьи. Шейн испытала это сама. Она выбрала мебель нежного кремового цвета, на пол постелила мягкий шерстяной ковер, стены были выкрашены в приятный золотистый цвет. Шейн предусмотрела также два больших ящика с игрушками, небольшой письменный столик с секретными полочками для «сокровищ». Но внимание Сариты привлекла куколка, сидящая на скамеечке у окна. Девочка не осмеливалась взять ее, а только смотрела на нее сверкающими глазами.
— Нравится? — мягко спросила Шейн, подходя к ней. — Это папа купил тебе подарок. Смелее! Бери ее!
Сарита схватила куклу и больше с ней не расставалась. Пока малышка играла, Шейн и донья Изабелла осмотрели ванную комнату. Она не вызвала никаких нареканий. Но в глазах строгой доньи читался какой-то неутоленный интерес.
Вернувшись обратно, Шейн подошла к платяному шкафу и открыла его. В задней стенке шкафа обнаружилась маленькая дверца.
— Это на случай, если она испугается грозы или еще чего-нибудь, — объяснила она удивленной донье. — Согласитесь, гораздо интереснее попасть в спальню родителей через потайную дверь, чем обычным способом; кроме того, так гораздо быстрее. А ну-ка, малышка, — позвала девочку Шейн, — покажи бабушке, как это нужно делать. Мы скоро присоединимся к тебе.
Сарита, прижимая куклу к груди, подбежала к шкафу и мгновенно оказалась в другой комнате, прикрыв за собой дверь.
— А мы с вами пойдем туда другим путем, улыбнулась Шейн.
Она привела донью Изабеллу в небольшую, залитую солнцем комнатку напротив спальни Сариты. Здесь стены были выкрашены в нежно-голубой цвет; пол был выложен светлым паркетом (тем, кто пользуется тростью, неудобно ходить по ковру); в комнате, кроме кровати и платяного шкафа, стоял маленький журнальный столик с телефоном, старинный торшер и огромное кожаное кресло (прекрасное место, чтобы читать Сарите сказки!); напротив на треножнике стоял маленький телевизор.
Шейн бросила на донью Изабеллу чуть испуганный взгляд, боясь, что та не оценит ее старания, и заговорила:
— У вас будет собственный телефон и телевизор, по которому вы сможете смотреть «Шоу Опры» или любимый телесериал. Надеюсь, стряпня Моджо придется вам по вкусу. Если вы, конечно, решите… Маленькой девочке нужна бабушка…
— Вы хотите сказать, что приготовили эту комнату специально для меня?
— Я, конечно, понимаю, у вас есть родственники в Мехико… Но я знаю, как тяжело маленькой девочке расставаться с любимым человеком. Сарита будет очень рада, если вы останетесь… Но если вам надо уехать по делам… Эта комната всегда будет ждать вашего приезда.
— Вы сделали это для меня? — Голос доньи Изабеллы дрогнул. — Вы действительно хотите, чтобы я осталась?
— Да. Пожалуйста, примите мое предложение.
Я знаю, как важна для человека семья. Вы заботились о Сарите, когда погибла ее мать, и она очень любит вас.
— Макинтайр не разрешит мне остаться, — сухо заметила донья.
— А я скажу ему, что вы переезжаете к нам на две недели, чтобы Сарита быстрее привыкла к новой обстановке. За это время он привыкнет к вам и смирится с тем, что вы остаетесь с нами.
— Сомневаюсь.
— Напрасно, Изабелла! Чэз только притворяется бессердечным, на самом деле у него доброе сердце. Ну, что вы решили?
— Я согласна, — ответила донья Изабелла, явно сдерживая слезы радости.
— Я поговорю обо всем с Чэзом.
— Хотела бы я быть мухой, чтобы незаметно подслушать ваш разговор, — улыбнулась сквозь слезы пожилая женщина.
— Боюсь, это меня пришлепнут как муху, хмыкнула Шейн.
Донья ласково провела рукой по ее щеке и мягко спросила:
— Вы действительно этого хотите, детка?
— Конечно, — без малейших колебаний ответила Шейн, прекрасно понимая безграничную любовь доньи Изабеллы к правнучке. — Я с самого начала планировала, что вы будете жить у нас. Пожалуйста, останьтесь.
— Я останусь. А теперь проводите меня к Сарите. Кстати, вы можете сказать синьору Макинтайру, что я разрешаю ему заботиться о дочери. И еще скажите ему, что я остаюсь с вами, чтобы убедиться, что Сарита привыкла к новому дому.
— То есть навсегда?
— Навсегда, — кивнула она.
В коридоре они встретили Джимбо. Он заделывал дырки в полу миниатюрными мозаичными плитками, которые Шейн привезла с собой из Коста-Рики.
— Это ваши изделия? — поинтересовалась донья Изабелла у Шейн.
— Угадали.
— Увлечение или работа?
— Я занимаюсь этим в свободное время.
— Знаете, — донья Изабелла неожиданно сменила тему разговора, — меня не покидает ощущение, что вы давно знакомы с Макинтайром… что вы встречались с ним до того, как он познакомился с Мадлен.
— Мы были женаты, — призналась Шейн, — но мой брат посчитал, что я слишком молода, и аннулировал наш брак.
— Что ж, это многое объясняет.
— Неужели вы передумали жить с нами?
— Нет, дорогая. Я приняла правильное решение. Позволь дать тебе маленький совет. Ничего, что я обращаюсь на «ты»? Откройся мужу, расскажи ему, что тебя тревожит.
— Я не могу!
— Грустно видеть двух любящих людей, которые боятся рассказать друг другу о своих чувствах.
— Чэз не любит меня!
— Став старой, как я, ты поймешь, как глупо звучат твои слова. Сделай это, дорогая, или…
— Или?
— ..или ты будешь до конца дней своих рыдать по ночам в подушку, вспоминая о прошлом, которого, увы, не вернуть. — С этими словами донья Изабелла позвала Сариту когда девочка выбежала из спальни Чэза и Шейн, она взяла ее за руку и повела к выходу.
— Что значит: «она ушла»? Где Сарита? — Чэз был вне себя от злости. — Я не успел даже попрощаться с ней!
— Не волнуйся, все хорошо, она вернется.
— Что эта ведьма тебе сказала? Она позволила нам воспитывать Сариту?
— И не только, — уклончиво ответила Шейн.
— Что это значит? Дай угадаю… У нее есть еще какое-то условие?
— Донья Изабелла обещала мне, что оно будет последним.
— Мне было бы гораздо спокойнее, если б я услышал это сам, — заметил Чэз, — но делать нечего… Чего она хочет?
Шейн не ответила, а подошла к окну в гостиной и задумчиво произнесла:
— Вот куда можно будет поставить рождественскую елку…
— Мы уже обсуждали этот вопрос, помнишь?
— Я думала, ты изменил свое решение, — в ее голосе слышалось отчаяние.
— Нет.
— Но Сарита…
— Забудь ты про елку, расскажи мне наконец, чего хочет от нас донья!
Шейн обернулась. В глазах ее стояли слезы:
— Она еще совсем маленькая, Чэз, и не поймет, почему ты ненавидишь Рождество. Сарита не сможет понять, почему у нее в доме нет елки, праздничных огней и подарков, как у других ребят.
Чэз подошел и обнял ее за плечи, чувствуя, что за этими словами скрывается нечто большее, чем кажется на первый взгляд.
— Давай не будем говорить сейчас о Сарите, — мягко попросил он.
— Прости, — Шейн вытерла слезы. — У меня тоже есть плохие воспоминания о Рождестве… Я сделаю все, чтобы твоя дочь никогда не узнала этого горького чувства.
Чэз попытался ее успокоить:
— Брось, дорогая, стоит ли плакать из-за какого-то дерева.
— Я просто хочу, чтобы Сарита была счастлива.
— Ты плачешь не только поэтому. Давай же, расскажи мне все.
— Я плохо себя чувствую… Мне надо полежать…
— Дорогая…
— Пожалуйста, Чэз, дай мне отдохнуть.
— Но ты так и не сказала, чего хочет от нас донья Изабелла.
— Думаю, сейчас я не в состоянии ответить… — прошептала Шейн и быстро выбежала из гостиной.
Чэз хотел было ее догнать, но благоразумие взяло верх. «Надо считаться с ее желаниями, подумал он, посмотрев на часы. — Час дня. Пусть немного отдохнет, потом мы с ней обо всем поговорим: и о нашем прошлом, и о Сарите, и о нашем браке, и о будущем…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любимый мой - Леклер Дэй

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любимый мой - Леклер Дэй



милая сказка про любовь, которой не помешала долгая разлука
Любимый мой - Леклер ДэйНаденька
10.10.2012, 10.18





Очаровательная история любви пережившая долгие годы разлуки. Мне очень нравятся романы этого автора. Читаются легко и оставляют приятные впечатления.
Любимый мой - Леклер ДэйЛуна
14.04.2013, 23.52





Роман про любовь, которая пережила годы разлуки, невзгод, опасностей и т.д.
Любимый мой - Леклер ДэйЮлия
10.09.2013, 14.11





первая любовь - это на всю жизнь
Любимый мой - Леклер Дэйюли я
17.05.2015, 17.24





Мдя-я-я... У меня только один вопрос... А зачем герой на протяжение всей книги отталкивал свою бывшую жену, если все эти годы продолжал страстно любить ее? Книга реально несуразная... От начала до конца бред полный. Как он мог ее не узнать на балу? Любимого человека в любой маске узнаешь, по глазам и по запаху.. И тут без вариантов.. Хоть балахон на человека нацепи. А требования старухи вообще полный аут.. Если бы она волновалась о правнучке, то не требовала бы женится за неделю. Понятно что это может быть только первая встречная. А такая врятли будет заботится о малышке. В общем куда не плюнь лажа... Не советую. 2 из 10.
Любимый мой - Леклер ДэйВарёна
13.05.2016, 18.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100