Читать онлайн Мой единственный рыцарь, автора - Лейтем Джулия, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой единственный рыцарь - Лейтем Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой единственный рыцарь - Лейтем Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой единственный рыцарь - Лейтем Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейтем Джулия

Мой единственный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Поднявшись в свою комнату, Анна обнаружила, что Маргарет прекрасно о ней позаботилась. Служанка уже приготовила для нее теплую воду, и Анна тотчас же погрузилась в бочку, чтобы избавиться от дрожи. Но она не могла долго наслаждаться теплой водой – надо было спасать Филиппа из заточения. Маргарет помогла ей облачиться в самый изысканный из ее нарядов. В этом платье, украшенном жемчугами и золотым шитьем, можно было появиться даже при дворе короля. Спускаясь в Большой зал, Анна знала, как чудесно будет сверкать ее платье в отблесках свечей.
Вступив в зал, она осмотрелась. Леди Эгмантон сидела в кресле, установленном на высоком помосте, а рядом с ней, держась за руки, стояли ее дочери. Девушки поглядывали на гостью с явным смущением, а во взглядах некоторых служанок Анна уловила сочувствие – очевидно, их молодой господин не привык себя сдерживать. Перед камином же стоял сам барон, беседовавший со стюардом. Когда он повернулся к Анне, она чуть не вскрикнула – один его глаз весь заплыл, так что он, наверное, почти им не видел. Эгмантон пристально смотрел на нее, но она решила не обращать на него внимания и направилась к хозяйке замка.
Хотя ей, как гостье, было положено остановиться перед помостом, она решительно ступила на него, и баронесса побагровела от гнева.
– Ваш сын напал на меня, – проговорила Анна громким властным голосом, так что по залу прокатилось гулкое эхо. – Он пытался взять у меня то, что я могу отдать только мужчине, который вступит со мной в брак.
Глаза леди Эгмантон округлились. Она явно не ожидала, что гостья будет говорить столь откровенно.
– Но ваши люди напали на моего сына и…
– Он заслужил это, – перебила Анна. – За свое поведение ваш сын заслуживает не только синяка под глазом. – Анна подняла руки, чтобы баронесса увидела ссадины на ее локтях. – Вот что он сделал со мной, и если бы сэр Филипп не вмешался, ваш сын сделал бы и другое.
Леди Эгмантон посмотрела на молодого барона – в его глазах промелькнуло беспокойство, – затем снова повернулась к. гостье. И тут Анне вдруг показалось, что хозяйка замка улыбнулась. Да-да, сомнений быть не могло – баронесса действительно улыбнулась, вероятно, сообразив, что уж теперь-то леди Розамонд ни за что не выйдет замуж за ее сына. «Какая отвратительная семейка!» – мысленно воскликнула Анна.
– Я не хочу иметь никаких дела ни с вами, ни с вашим сыном, – проговорила Анна, поворачиваясь спиной к баронессе. – Вы должны немедленно освободить моего рыцаря, и мы сразу же покинем ваш замок.
Никто не произнес ни слова, когда Анна спускалась с помоста. Но, взглянув на сэра Уолтера, она увидела, что он смотрит на нее с восхищением.


Темница, вырытая под замком Маркем, была такой же холодной и сырой, как французская темница, в которой когда-то сидел Филипп, и как темница в Олдерли, где они с Джоном провели ночь, когда пытались спасти леди Элизабет. Хорошо, что ему дали свечу. Кромешная тьма могла бы через какое-то время довести заключенного до безумия.
В темнице имелись деревянный настил для сна и одеяло, к которому он так и не притронулся, а также два ведра. Филипп полагал, что в одном из ведер находилась солоноватая вода, но он решил, что не будет пить эту воду до тех пор, пока его положение не станет совершенно безнадежным. Дверь же была из дерева, однако он не стал проверять ее на прочность, потому что верил: Анна непременно добьется его освобождения. В конце концов, она леди Розамонд, вдова графа и дочь герцога. А Эгмантон всего лишь барон.
Но прошел, должно быть, целый час, прежде чем он услышал, как где-то в отдалении скрипнула дверь. Через щель в своей двери он вскоре увидел неровное пламя факела. Потом звякнули ключи, заскрежетал замок, и дверь распахнулась. Но вместо того чтобы освободить пленника, стражник приказал Филиппу отойти от двери. После этого в темницу вошел сэр Уолтер, и дверь за ним закрылась.
Окинув взглядом каменные стены, Уолтер пробурчал:
– Уютное местечко.
– Да, необычайно уютное. – Филипп криво усмехнулся. – Долго мне еще здесь сидеть? Неужели меня не освободят?
– Непременно освободят, – заверил пленника сэр Уолтер; – Просто хозяева стараются оттянуть этот момент. – Рыцарь кратко рассказал о беседе с баронессой и ее сыном.
Филипп в ярости скрипнул зубами.
– Его слова – наглая ложь!
– Разумеется, – кивнул Уолтер. – А сейчас, пока ты не покинул это место, я хотел бы поговорить с тобой наедине.
Филипп внимательно посмотрел на рыцаря, однако промолчал.
– Ты неправильно вел себя в этой ситуации, – продолжал Уолтер.
– Ты не видел того, что видел я, – возразил Филипп. – Он навалился на нее и уже раздвинул ее ноги, а она отчаянно сопротивлялась. Я боялся, что он…
– Поверь мне, я прекрасно понимаю, – перебил Уолтер. – Но достаточно было освободить леди Розамонд. Не следовало бить барона. Ты не должен позволять сердцу управлять тобой.
– При чем здесь мое сердце? – спросил Филипп.
Уолтер тихо вздохнул:
– Я же сказал тебе, что прекрасно все понимаю. И я знаю, что вы с леди Розамонд не раз были наедине и что вас влечет друг к другу.
Филипп молчал. Он ждал продолжения.
– Леди Розамонд когда-нибудь устроит свою жизнь, и возможно, с тобой, Филипп. Но сейчас ты можешь очень нам повредить своей несдержанностью.
– Но леди Розамонд скорее всего вернется в Олдерли, – ответил Филипп. – Едва ли она захочет остаться со мной. – Он хотел сказать рыцарю, что Анна уже собиралась связать свою судьбу с Лигой, но в последний момент решил, что темница замка не самое подходящее место для подобных откровений.
Уолтер пожал плечами.
– Я не знаю, каковы ее дальнейшие планы. Но сейчас я обязан ее охранять. А если она захочет провести время с тобой, я не стану возражать, но только при всех нас ты должен вести себя как ее охранник. Похоже, она нуждается в твоем участии. А наша миссия… Она закончится уже совсем скоро. – Повернувшись к двери, Уолтер добавил: – Тебя освободят, как только мы будем готовы покинуть замок.
Когда рыцарь ушел, Филипп со вздохом прикрыл глаза. Когда-то он доверял Уолтеру, но сейчас доверия не было. Самое главное для этого человека – преданность Лиге. «А может, он просто пытался сделать меня более сговорчивым? – думал Филипп. – Похоже, он готов пойти на все – только бы его миссия была успешно выполнена».
Уолтер сказал, что Анна нуждается в участии, но, по всей видимости, она так не думает. Что же касается его, Филиппа, влечения к ней, то он понял, что бороться с ним бесполезно; более того, временами ему даже казалось, что его все сильнее влечет к этой девушке. Судя по всему, и она испытывала нечто похожее. Но у них разные планы на будущее. Он даже рассказал ей кое-что из своего прошлого, чтобы она могла его понять.
Филипп вспомнил об охватившей его ревности, когда Эгмантон набросился на Анну, вспомнил о том, с какой яростью он ударил барона, посмевшего покушаться на ее честь. И еще он чувствовал, что не может не беспокоиться за Анну, чувствовал, что обязан ее защищать.
Отряд покинул замок Маркем только к вечеру. Из-за опасений, что лошади могут повредить ноги в темноте, они остановились на ночь в заброшенной охотничьей хижине на опушке леса. В хижине не было ничего, кроме четырех стен, земляного пола и соломенной крыши, но все же спать здесь было безопаснее, чем под открытым небом.
Рыцари готовились к ночи, а Анна, пытаясь выбросить из головы невеселые воспоминания, наблюдала, как Маргарет раскладывала у костра одеяла – костер развели прямо на полу. А во время ужина Анна вдруг поняла, что постоянно поглядывает на Филиппа. Никогда еще она так не радовалась, как в тот момент, когда увидела, что его наконец-то освободили и с ним все в порядке. Но теперь Филипп держался в стороне от рыцарей Лиги, и Анна прекрасно понимала, по какой причине. Сэр Уолтер умалчивал о смерти леди Стаплхилл, и Филипп был оскорблен подобным недоверием. Ей об этом тоже не сообщили, но не могли же люди из Лиги посвящать ее во все подробности… Ведь она всего лишь женщина, к. тому же служанка. Да и Филипп, когда был простым воином, наверняка приучился выполнять приказы без вопросов. Правда, потом, когда его посвятили в рыцари, он получил право на выбор, поэтому теперь и злился из-за того, что от него что-то утаивали.
Объев все мясо с косточки, Анна облизала пальцы и, снова взглянув на Филиппа, сидевшего по другую сторону костра, увидела, что он смотрит на нее неотрывно, смотрит горящими глазами. Но он тут же отвернулся и заговорил с Джозефом. А Анна почувствовала, что от этого его взгляда все ее тело словно вспыхнуло, как будто Филипп ласкал ее и целовал. И ей тотчас же вспомнилось, как прошлой ночью она долго ворочалась в постели, не в силах уснуть и думая о Филиппе, мечтая о близости с ним.
Филипп первым приступил к охране охотничьего домика, и Анна, укладываясь спать, чувствовала себя в полной безопасности. Молодой рыцарь мерил шагами дорожку между двумя окнами и время от времени останавливался, чтобы прислушаться к ночным звукам и осмотреться. А Анна ворочалась с боку на бок – сон опять к ней не шел. Она слышала всхрапывания рыцарей и шорох одеял, когда Маргарет поворачивалась во сне. И время от времени раздавалось уханье филина где-то совсем рядом, за стенами хижины, и даже слышалось журчание протекавшего неподалеку ручейка; причем с каждой минутой это журчание казалось все громче.
Наконец сообразив, что уснуть не удастся, Анна села и набросила на плечи одеяло, спасаясь от ночной прохлады. Дверь тут же отворилась, и в хижину вошел Филипп.
Приблизившись к девушке, он присел перед ней на корточки и тихо спросил:
– Что-то беспокоит, графиня?
Она наклонилась к огню и прошептала:
– Прости меня, пожалуйста. Ты сегодня настрадался из-за моего кокетства…
Филипп взглянул на нее с искренним удивлением.
– Настрадался?.. Я всего лишь провел несколько часов в холоде. Это вряд ли можно назвать страданием. – Он усмехнулся. – К тому же ты меня спасла…
Анна потупилась и со вздохом пробормотала:
– Но что будет, если подобное повторится? Ведь от графини Розамонд ожидают, что она будет держаться с мужчинами накоротке. Может, я сделала что-то не так?
Филипп в задумчивости смотрел на огонь. Наконец, пожав плечами, ответил:
– Похоже, ты все делала правильно. Но, наверное, отнеслась к барону со слишком уж большим доверием. Если тебе нужно остаться наедине с каким-либо мужчиной, то предъяви определенные условия. Тогда все будет по твоим правилам, а не по его.
Анна снова вздохнула.
– Но тебе, кажется, не очень понравилось, когда я именно таким образом вела себя с тобой.
Он пристально посмотрел ей в глаза.
– Да, не понравилось. Потому что я тоже имею право выдвигать свои условия.
– Но твои условия никак не повлияют на мое решение, – заметила Анна с виноватой улыбкой. – Ведь я леди Розамонд, и у меня чрезвычайно важная миссия.
Филипп негромко рассмеялся.
– Да, конечно… Я все понимаю.
Анна на мгновение отвела глаза, потом вдруг сказала:
– Знаешь, мне теперь стало гораздо легче… Иногда мне кажется, что я – это она.
Филипп посмотрел на нее с недоумением.
– Как так?..
– Видишь ли, все женихи относятся ко мне так, как будто я действительно леди Розамонд. Но наверное, я должна все время помнить, что я вовсе не графиня. Что же касается моей миссии… Мне кажется, она очень поможет мне в дальнейшем, когда я вступлю в Лигу.
– Да, наверное, – кивнул Филипп. – Во всяком случае, теперь ты знаешь, какие бывают лорды. Ведь прежде ты считала, что знатная дама не может подвергнуться нападению с их стороны. Выходит, ты кое-чему научилась.
Анна молча кивнула. Потом, глядя на огонь, в задумчивости проговорила:
– Несколько дней назад я сказала, что мои родители меня осуждают, утверждают, что я не смогу найти себе хорошего мужа.
– Да, ты говорила об этом. Родители лишили тебя приданого, когда ты отказалась выйти замуж за человека, которого они выбрали тебе в мужья. И якобы ты даже не сообщила им, что покидаешь Олдерли и отправляешься в это путешествие.
Анна коротко кивнула.
– Это потому, что они больше не считают меня своей дочерью.
– Мне кажется, они несправедливы к тебе.
– Все не так просто. – Анна надолго умолкла, потом вдруг проговорила: – Знаешь, они предлагали мне вернуться домой, чтобы познакомить с человеком, который мной интересуется. Я послушалась их, поскольку они все же мои родители и я многим им обязана. В конце концов, я почти всю свою жизнь знала, что когда-нибудь выйду замуж. Но я надеялась, что смогу сама выбирать…
– Но они все же выбрали тебе мужа, верно?
Анна кивнула:
– Да, к сожалению. Возможно, мне нравится считаться леди Розамонд, потому что в этой роли я получаю некоторую самостоятельность. А если я когда-нибудь вернусь домой, то у меня не будет никакой свободы. Так вот, родители предложили мне проводить время с мельником, но он оказался старым и неопрятным. К тому же у него много детей… Но он обещал моему отцу участок земли, если женится на мне. Мельник пытался взять меня силой точно также, как лорд Эгмантон. Я вырвалась, а он потом говорил, что просто хотел убедиться… Хотел убедиться, что я смогу родить ему сыновей, которые потом будут помогать в работе. Он утверждал, что мои родители его поняли.
Глаза Филиппа округлились.
– Выходит, твои родители дали ему разрешение затащить тебя в постель?
Анна пожала плечами:
– Выходит, что так. Видишь ли, я большую часть своей жизни провела с леди Элизабет, поэтому плохо знаю своих родителей. Но их неуважение ко мне очень меня обидело.
– Понимаю… – кивнул Филипп. – Многие девушки из семей простолюдинов не выходят замуж, пока не докажут, что смогут родить, но очень плохо, когда этого доказательства добиваются насильно.
– Наверное, мне не следует осуждать этого старого мельника за то, что он делал с разрешения моих родителей, – пробормотала Анна. – Но все же я ударила его ногой и убежала. А когда вернулась, чтобы собрать свои вещи, мои родители сказали, чтобы я никогда не возвращалась и что я больше им не дочь. К моему удивлению, это меня нисколько не огорчило, а даже обрадовало.
– Потому что ты теперь можешь сама принимать решения, – заметил Филипп.
– Да, именно так я думала. Но, поразмыслив, поняла, что без приданого у меня еще меньше свободы.
– Но так было лишь до тех пор, пока Лига не обратилась к тебе за помощью.
Анна с улыбкой кивнула:
– Да, верно. Потому что теперь я совсем другая. И теперь у меня появилась цель в жизни.
– Довольно опасная цель, – пробурчал Филипп.
– Но ты ведь живешь так каждый день, разве кет? Ты участвуешь в сражениях, а также в турнирах. Поэтому ты не можешь меня осуждать.
Филипп тоже улыбнулся:
– Похоже, я просто не способен осуждать тебя за что-либо. Я даже не способен тебе возразить.
– Не способен возразить?.. – Анна смотрела на Филиппа с недоверием. И тут она почему-то вдруг вспомнила его рассказ о матери и о леди Келшелл, у которой мать служила. Анна потом долго пыталась вспомнить, где она слышала это имя, а теперь наконец вспомнила.
– Филипп, помнишь, ты говорил о своей матери, служившей у леди Келшелл? Так вот, я поняла, где слышала это имя.
Филипп криво усмехнулся:
– Разумеется, поняла.
– Разумеется?.. – Она взглянула на него с удивлением.
– Мы сейчас находимся неподалеку от замка Келшелл, – пояснил Филипп. – Я слышал, что эта леди скончалась несколько лет назад. А теперь мы направляемся к хозяину замка, который находится в списке твоих женихов, не так ли?
– Наверное, тебя это не очень-то радует? – спросила Анна.
Филипп пожал плечами.
– Я даже не думал об этом. Полагаю, что хозяин замка – неплохой человек и заслуживает хорошую жену. Прежнюю свою жену он боготворил. Только жаль, что нам придется его обмануть. И это особенно неприятно потому, что у него дочь, а в графстве нет наследника.
– Мне тоже очень жаль… – пробормотала Анна. – Хочешь, мы попросим сэра Уолтера, чтобы он проехал мимо замка Келшелл?
Филипп решительно покачал головой:
– Нет, не надо. Тогда бы нам пришлось отвечать на вопросы Уолтера. Не бойся, с прошлым для меня покончено. Как и для тебя.
При этих словах Филиппа Анна невольно вздохнула. Пожелав ему доброй ночи, она снова забралась под одеяло, хотя очень сомневалась в том, что ей удастся уснуть.
Филипп вышел из хижины и снова принялся расхаживать вдоль окон. Время от времени Анна видела в ближайшем окне его темный силуэт, и ей вспоминались те мгновения, что она провела в объятиях Филиппа. Но скоро ее игра в леди Розамонд закончится… и она начнет играть новую роль. Однако простой служанкой уже больше не станет. Но до того как они с Филиппом расстанутся, она будет играть с огнем – и кто знает, чем это закончится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой единственный рыцарь - Лейтем Джулия



Не захватило.
Мой единственный рыцарь - Лейтем ДжулияКэт
29.04.2014, 11.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100