Читать онлайн Нежданная гостья, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная гостья - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная гостья - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная гостья - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Нежданная гостья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Месье Батальяр три дня гостил в замке и знакомил Розеллу со всеми бумагами и документами. Едва они управились с делами, он поинтересовался, встречала ли Розелла некоего месье Армана Монтагю.
– Мужа Софи? Да, конечно, – ответила она.
– Он пытался опротестовать завещание. Его адвокаты несколько раз связывались со мной. Когда они выяснили, что нет никаких шансов выиграть дело, им пришлось сменить тактику. Месье Монтагю предъявил абсурдное требование, чтобы приданое его жены было выплачено из состояния моего последнего клиента.
Розелла вспомнила угрозу Армана устроить неприятности.
– Он имеет право на это?
– Господи милосердный, нет, конечно! Он грозится передать дело в суд, но с тем же успехом может выбросить свои франки в Луару. Не тревожьтесь. Это не более чем хитрый трюк, чтобы выудить у вас деньги. Он надеется, что вы захотите избежать вовлечения семьи в скандальный судебный процесс. Не думайте об этом. Дело не получит продолжения, и мы никогда не услышим о нем. У адвокатов месье Монтагю гораздо больше ума и здравого смысла, чем у него самого. Ну ладно. А теперь давайте займемся более важными проблемами.
Месье Батальяр неодобрительно покачал головой, когда Розелла заявила, что хочет отдать Себастьену большую долю доходов от замковых угодий и виноградников. Адвокат умолял пересмотреть опрометчивое решение, но Розелла осталась непреклонна. Она говорила, что строгий надзор и контроль над всем хозяйством находятся полностью в руках Себастьена, и она желает, чтобы так и оставалось. Поняв, что невозможно переубедить своевольную девушку, месье Батальяр обещал подготовить необходимые бумаги.
Себастьен принял Розеллу и адвоката в библиотеке. Он выслушал все, что хотел сказать месье Батальяр, и возразил только один раз, когда прозвучало слово «зарплата». Как джентльмен, он заявил, что это слово совершенно неприемлемо. Документ был сразу же переписан в соответствии с его пожеланием клерком, которого адвокат привез из Парижа. Розелла и Себастьен поставили свои подписи.
Когда они покончили с делами, Себастьен вышел вслед за Розеллой из библиотеки.
– Только очень сильно любящая женщина сделает то, что ты сделала для меня. – Он подарил ей теплую, удивленную улыбку.
Розелла протестующе взмахнула рукой.
– Пожалуйста, не придавай этому особого значения, – обеспокоенно сказала она, но сама радовалась, что зажгла счастливый огонь в его глаза. – Я лишь хочу, чтобы не изменился твой образ жизни и, конечно, твоих близких.
– Думаю, это значит гораздо больше. Да и неважно, что ты отрицаешь сей факт.
Они стояли в проходном салоне длинной анфилады комнат, окруженные золотистым сиянием десятков горящих свечей. Себастьен подтолкнул Розеллу в тень ниши, но девушка сопротивлялась, вырываясь из его рук.
– Месье Батальяр обедает со мной. Я должна идти.
– Тогда я приду позже. – Себастьен улыбнулся.
– Нет, тебе нельзя! – отчаянно воскликнула Розелла.
– Ты не можешь остановить меня, – любовно проговорил он, радуясь ее смятению.
– Могу! Разве Клодин не говорила тебе, что я предложила ей приходить в западное крыло, когда она пожелает, в любой час дня и ночи?
Улыбка исчезла с его лица.
– Зачем ты сделала это?
– В день вашего возвращения из свадебного путешествия Жюль ждал меня в башенном крыле. Он подслушал наш разговор и угрожал передать все Клодин. Это пустая угроза! – поспешно заверила Розелла, увидев, как ярость исказила лицо Себастьена. – Но я хотела быть уверенной, что он станет молчать. Ни одна жена не получит приглашение в комнаты, где могло бы происходить что-то нехорошее.
– Ты очень умна, – горько заметил Себастьен. – На мой взгляд, даже слишком умна. Было бы лучше, если бы ты предоставила мне самому разобраться с Жюлем. Когда он вернется из Парижа, я улажу это дело раз и навсегда. А пока ты можешь найти какой-нибудь предлог и отказать Клодин в предложении.
– Я не сделаю этого.
– Ради Бога, почему нет? – раздраженно воскликнул Себастьен.
– Для приглашения есть и другая причина. Хотя я не уверена, что подобная идея пришла бы мне в голову, если бы не Жюль. Клодин плохо переносит беременность, и она одинока. Бедняжка часами оставалась одна за границей, и здесь ее поджидала та же участь. Тебя нет целый день – о, я знаю, за время отсутствия накопилось много работы в поместье! – но твоя жена не видит тебя и по вечерам! Несколько раз я заставала ее в слезах. Утром, перед приездом месье Батальяра, мы с ней долго говорили. Именно тогда я пригласила ее присоединиться к нам на ленч. Не особо интересная компания, но Клодин подпрыгнула от радости. По той же причине она обедает с нами и сегодня вечером. Твоя жена думает, что тебя снова не будет дома. Когда я разрешила ей приходить ко мне в любой момент, не важно, есть у меня гости или нет, это очень обрадовало Клодин. И я не стану огорчать ее.
– Все ее жалобы на одиночество абсурдны, – раздраженно заспорил Себастьен, непроизвольно показывая, что знает о своей вине, но не собирается признавать ее. – У нее есть друзья и знакомые…
– Клодин сказала, что не хочет принимать никого или ездить с визитами, так как всем станет понятно, что она беременна гораздо больше двух месяцев.
– В любом случае все узнают, когда родится ребенок, – заявил Себастьен с флегматичной мужской логикой.
– Это уже не будет иметь для нее значения, потому что появится любимый малыш, закончатся волнения и страхи. И кто узнает наверняка, что произошли преждевременные роды? А сейчас твоя жена не была бы так болезненно чувствительна, если бы чувствовала себя счастливой. В конце концов, есть достаточно платьев, которые могут скрыть ее положение, но она не в состоянии предстать перед людьми. Почему ты бросаешь ее, когда она нуждается в тебе?
Лицо Себастьена помрачнело.
– И ты смеешь говорить это мне! Я нуждаюсь в тебе, но разве я не покинут?
– Я не твоя жена!
В его глазах снова мелькнула горечь.
– Клодин и я быстро поняли, что мы чужие друг другу.
– Это только твоя вина! – Розелла яростно метнула в Себастьена обвинение, выплескивая вместе с ним и собственное страдание.
– Я не отрицаю. Мне нечего сказать ей, потому что я люблю тебя.
Он сказал это. Слова, которые никогда не должны были прозвучать. Розелла не почувствовала ни радости, ни счастья, только отчаяние. Она шагнула к Себастьену, не вполне понимая, зачем. А потом оказалась в его объятиях, поддалась ему, на несколько мгновений повинуясь страсти. Губы Себастьена овладели ее губами. Внезапно сквозь открытую дверь библиотеки до них донесся голос месье Батальяра. Себастьену пришлось отпустить Розеллу. Они отшатнулись друг от друга, он – упоенный победой и ликующий, она – бледная от угрызений совести.
– Никогда снова, Себастьен! – крикнула Розелла. – Никогда, никогда.
Она развернулась на каблуках и побежала от него. Девушка бежала и бежала, пока не влетела в башенную комнату и не бросилась на кровать. Она даже не заметила, что упала на аккуратно разложенное Мари вечернее платье. Розелла лежала с сухими глазами, не в силах отдышаться от быстрого бега, и проклинала собственное безрассудство. Почему она так глупа, что не может держаться на расстоянии от мужчины, который никогда не будет ее. Случались короткие периоды, когда Клодин чувствовала себя довольно хорошо, но в целом она тяжело переносила беременность и часто была вынуждена лежать в постели. Розелла делала все возможное, чтобы развеять скуку Клодин в подобные моменты: читала ей, играла в шахматы и трик-трак, рассказывала случайно услышанные сплетни.
После разговора с Розеллой Себастьен действительно попытался проводить больше времени с женой. Это привело к тому, что у нее поднималось настроение, когда она видела его, зато когда Себастьен не появлялся, Клодин впадала в депрессию. Перепад настроения, конечно, не шел на пользу в ее положении.
Едва почувствовав себя лучше или поднявшись утром с постели в надежде на «хороший день», Клодин отправлялась в западное крыло, зная, что там ей всегда рады. Она не могла оставаться одна, будучи по натуре общительной и словоохотливой. В прошлом Клодин привыкла жить только под аккомпанемент похвал и лести. Ее мать, а потом и отец баловали ее, и она никогда не слышала резкого слова, пока они о отцом не стали чужими во время ее помолвки. Клодин глупо вообразила, будто после того, как расскажет отцу о своей несвоевременной беременности, он приблизит день свадьбы. Однако граф отказался и с побелевшими от гнева губами заявил, что союз между такими важными семьями, как де Вайи и де Луимонт, предполагает приезд издалека многих известных гостей, и не может быть речи о скоропалительном бракосочетании, словно его дочь выходит замуж за крестьянина.
Потеря Себастьеном наследства стала последней каплей в разрыве отношений с отцом. Сразу же после свадьбы граф закрыл особняк де Вайи и снова уехал за границу. Клодин не знала точно, где он, и это в тот момент, когда осталось не так уж и много времени до рождения его первого внука. Ссора с отцом легла дополнительной тяжестью на сердце, и Клодин была благодарна, что иногда может поговорить о нем с Розеллой.
– Я скучаю по верховой езде. Папа и я всегда выезжали раз в день, где бы мы ни находились, – сказала Клодин Розелле однажды днем. Она встретилась с Розеллой в западном крыле как раз тогда, когда та только что вернулась с верховой прогулки.
– Конечно, я тебя понимаю, – сочувствуя, произнесла Розелла, сняв шляпу и стягивая перчатки.
Клодин подошла к открытым стеклянным дверям и посмотрела на зубчатые стены террасы.
– Во время свадебного путешествия я мечтала скорее возвратиться сюда, а теперь чувствую себя запертой. Это потому, что я ни с кем не встречаюсь.
– А как насчет небольшой поездки? – предложила Розелла. – Переодевание займет у меня всего несколько минут.
Клодин с сомнением сморщила носик.
– Куда? У меня нет сил отправиться далеко.
– Мы могли бы проехать по окружной дороге и нанести визит Филиппу. – Розелла заметила, что Клодин не стесняет присутствие Филиппа. Она хорошо знала его, потому что он так часто появлялся в замке.
– Я бы очень хотела! – Клодин просияла.
Оказалось, что это был «хороший день». Кроме того, что Розелла предложила единственный приемлемый для нее вариант прогулки, Клодин прекрасно себя чувствовала сегодня и, самое главное, Себастьен завтракал с ней, что всегда делало ее счастливой. Он подробно рассказывал о новом методе выращивания злаков и находил эту тему захватывающей. Клодин прилагала максимум усилий, чтобы слушать внимательно и заинтересованно, и старалась все понять.
Поднявшись из-за стола, Себастьен извинился, что был столь скучным. Клодин запротестовала, заявив, что хочет знать обо всем происходящем в поместье, но муж бросил на нее странный, полунежный, полужалостливый взгляд, каким ни один мужчина не посмотрит на действительно любимую женщину. А когда Клодин подняла лицо для поцелуя, он коснулся ее губ, но нежно отстранил протянутые к нему руки. Она хотела задать очень важный вопрос, однако не осмелилась. Клодин любила Себастьена, но не была уверена в его чувствах. Ей оставалось только верить, что после рождения ребенка он вернется в супружескую постель, которую покинул с начала недомогания жены, никогда больше даже не намекая на желание близости.
Когда Себастьен соблазнил ее после помолвки, он был нежным и любящим. О таком мужчине женщины только мечтают. Но с первой брачной ночи все изменилось. В его страсти появилась чуждая ему раньше неистовая мрачная ярость. Казалось, желания Себастьена порождались каким-то ужасным разочарованием. Смущенная и напуганная насилием, Клодин использовала любые предлоги, чтобы не подпускать Себастьена к себе, пока он не стал оставлять ее одну и ночью, и днем. Долгие часы она, больная и ослабшая, одиноко лежала в душных гостиничных номерах, мечтая о доме и конце медового месяца, который превратился в сплошное несчастье. В те дни у нее была масса времени, чтобы думать, вспоминать и сравнивать. Она пыталась отыскать тот неуловимый момент, когда Себастьен изменил свое отношение к ней.
Клодин мысленно возвращалась в тот вечер, когда он прискакал к ней домой с израненными руками и сообщил, что замок теперь принадлежит Розелле. Он был напряжен и сдержан, не ответил на ласковые объятия Клодин, но она приписала это шоковому состоянию от удара по его гордости и сердцу. В последующие дни Себастьен снова стал прежним, таким же любящим и нежным, хотя в глазах застыла печаль о потерянном замке. Однажды он захотел заняться любовью, но с тех пор, как отец Клодин узнал о распутном поведении дочери, за ней неустанно следила зоркая пожилая наставница. Тем не менее Клодин нужно было ускользнуть из дома в залитый лунным светом сад и встретиться там с Себастьеном, умолявшим о встрече. Ее объятия могли бы дать ему утешение и облегчение. Возможно, в первый и последний раз он обратился к ней за настоящей любовью и поддержкой, которые спасли бы их обоих от ужасного отдаления друг от друга. Но Клодин отказала ему.
Теперь она поняла, что может потерять Себастьена, и во всем винила только себя. Клодин нарочно выбросила из головы воспоминания о том, как Себастьен танцевал с Розеллой в день свадьбы, словно та была невестой, а он обезумел от желания. Однако она не могла притворяться слепой и не замечать, какими глазами ее муж смотрит на Розеллу уже после возвращения из путешествия. Клодин не укоряла его за это, зная, что сама выглядит болезненно и блекло. Ее волосы потускнели, а тело распухло до гротескных размеров. Но она не собиралась сдаваться и пыталась снова завоевать внимание мужа. Единственное, что она смогла сделать, – хвататься за любую возможность и быть любящей, веселой и очаровательной, насколько позволяло ее положение. Это поможет Себастьену понять, что, став снова стройной, здоровой и красивой, она превратится в прежнюю Клодин, в чьих объятиях он однажды лежал удовлетворенный и счастливый, нашептывая нежные слова и лаская кончиками пальцев ее тело.
Погруженная в размышления о Себастьене, Клодин молчала, когда они с Розеллой сели в открытый экипаж, но скоро радость от того, что они выехали за ворота замка, взяла верх над невеселыми мыслями. Клодин развеселилась и раскраснелась, махая рукой деревенским детишкам, которые бежали за каретой, пока самый маленький не споткнулся и не разбил коленку. Тогда Клодин приказала остановиться, вышла из экипажа и, осмотрев рану, перевязала ее своим накрахмаленным носовым платком.
Она наслаждалась каждой минутой, проведенной в обществе Филиппа. Втроем они сидели в тенистом саду. Хозяин показывал гостьям альбомы с карандашными и акварельными зарисовками Мартиники и даже фотографии живописного острова. Клодин заметила, как очарована Розелла видами огромных бухт, старых плантаторских домов, сахароперерабатывающих заводиков, загорелых рыбаков в странных остроконечных шляпах и бесконечным разнообразием экзотических деревьев и цветов. Клодин подумала, что ее подруга рассматривает картинки, думая о дедушке и матери, которые, должно быть, видели эти пейзажи и гуляли по этим пустынным пляжам. Сама же Клодин больше всего радовалась интересу Филиппа к ней и ее высказываниям. Гостьи и хозяин вели легкий, приятный разговор, от души веселились и смеялись.
Отношение Филиппа морально подбодрило Клодин. Она почувствовала себя все еще привлекательной и желанной, а не тяжеловесной, некрасивой беременной женщиной. Клодин осмелилась подумать о других выездах из дома, конечно, не со знакомыми дамами, чьи зоркие глаза не обманет аккуратно повязанная шаль. Она могла бы наблюдать за скачками из открытого экипажа, смотреть пьесы из театральной ложи, слушать концерты с места за колоннами. Даже предстоящий летний бал, который обсуждали Розелла и Филипп, можно посетить, следя за танцующими из занавешенной ниши, ведь вокруг танцевальной площадки под открытым небом обязательно возведут специальные ложи. Клодин решила быть на балу.
В вечер бала Розелла встретила Клодин на галерее перед главной лестницей, и они с интересом рассмотрели платья друг друга.
– Ты уверена, что моя шаль хорошо скрывает живот? – шепотом спросила Клодин, пока подруги спускались вниз, где их ждали Филипп и Себастьен.
– Не беспокойся, – успокоила Розелла. – Никто не заметит. К тому же будет темно при свете одних бумажных фонариков.
– Я бы хотела остаться с тобой и Филиппом, – снова прошептала Клодин, – но Себастьен сказал, мы должны присоединиться к Софи и Арману. – Она скорчила недовольную гримасу. – Луиза едет с каким-то молодым человеком. Я его никогда не видела. Мадам де Луимонт тоже пожелала отправиться на бал.
– Мама уже готова?
Голос Луизы раздался с порога салона, выходившего в холл. Там она показывала кавалеру свой портрет, ожидая, пока все соберутся.
– Не знаю, – ответила Клодин. – Я не видела ее.
Луиза попыталась скрыть раздражение на мать, которая наверняка опоздает, и на Клодин, которая, по ее мнению, вообще не должна показываться в обществе, и начала представлять высокого светловолосого молодого человека.
– Я бы хотела познакомить вас с месье Марселем Бертье… – Луиза запнулась, ошеломленная видом появившейся на верхней площадке лестницы матери. – Maman! Боже милостивый! Что это?…
Все обернулись туда, куда с ужасом и изумлением смотрела Луиза. Маргарита, не осознавая, какое нелепое зрелище она представляет, разоделась в пожелтевшее атласное платье, модное во времена широченных кринолинов. Декольте и подол украшали помятые розочки, которые, несмотря на определенную прелесть, подчеркивали абсурдность девичьего наряда на постаревшей Маргарите. Волосы, вероятно, причесанные горничной до того, как мадам своевольно переоделась, были поспешно распущены по голым плечам. Результат получился ужасным: мягкие пряди разлетались во все стороны. Маргарита забыла перчатки, зато повязала ленточки вокруг запястий и шеи; на каждом пальце сверкало несколько колец.
Первым пришел в себя Себастьен. Он предостерегающе коснулся руки Луизы, когда та хотела что-то сказать, и молниеносно взбежал по лестнице. Взяв руку матери, Себастьен поднес ее к своим губам.
– Не сомневаюсь, вы были бы царицей бала в этом наряде, – сказал он, улыбаясь, – и уверен, там не было бы более красивой женщины, но сегодня я надеялся увидеть вас в особом платье, которое идет вам, как ни одно другое.
Маргарита рассеянно улыбнулась, удивляясь.
– Какое же это?
– Новое бархатное. Вы забыли его? Оно доставлено из Парижа только на прошлой неделе.
Она смутилась, вспомнив о роскошном парижском наряде.
– Я совсем забыла о нем! Ты действительно считаешь, что то платье идет мне больше, чем это?
– Безусловно. Вы выбрали тот оттенок синего под ваши сапфиры.
– Да-да, конечно! – Маргарита взглянула на тех, кто, как статуи, стояли в холле и не могли отвести от нее глаз. – Но я надену бархатное платье в следующий раз. Все уже выходят…
– Софи и Арман еще не приехали, – возразил Себастьен тем же спокойным голосом. – Я хотел бы, чтобы все выпили по бокалу вина перед отъездом. Луиза вызовет вашу горничную, – он незаметным жестом подал сестре знак и предложил матери руку, чтобы проводить назад в ее комнату, – и когда вы будете готовы, вместе с Клодин мы отправимся в моей карете.
Они скрылись из виду, пока Себастьен продолжал говорить, словно не случилось ничего удивительного. Луиза, пунцовая от едва сдерживаемого гнева и смущения, пробормотала месье Бертье что-то об очаровательной забывчивости матери и направилась отыскивать небрежную горничную, которой можно было уже начинать паковать чемоданы.
Месье Бертье, смущенный не меньше Луизы, неловко откашлялся.
– Чудесный вечер для бала, не так ли? – Он вытащил носовой платок и осторожно вытер лоб. – Прекрасная погода. Может, только немного душновато.
Филипп и Розелла первыми отправились в путь, и он заговорил с ней о странном поведении Маргариты.
– Однажды Луиза рассказала мне, что несколько лет назад с мадам де Луимонт случился нервный припадок. На мой взгляд, она так полностью и не оправилась, хотя Луиза считает, будто ее мать притворяется больной, чтобы заставить всех подчиняться своим капризам. Должен признать, Себастьен точно знает, как лучше управлять ею.
– Маргарита обожает сына. Думаю, его отъезд в свадебное путешествие, случившийся слишком быстро после моего неожиданного появления в замке, ухудшил состояние бедняжки. Кажется, она не чувствует себя в безопасности, когда Себастьена нет поблизости.
– Ты имеешь ввиду, что он стал ее опорой после смерти мужа? – Филипп понимающе кивнул. Потом его внимание привлекло мерцание разноцветных огоньков. – Мы почти приехали!
Стояла великолепная звездная ночь. Музыка не утихала до рассвета. Гостям предлагали шампанское со льдом и всевозможные деликатесы. Все съехались туда. У Розеллы оказалось много поклонников, но Филипп заранее вписал свое имя в ее бальную книжечку на все танцы после полуночи. Два раза Розелла танцевала с Себастьеном. Он не прижимал ее к себе, как в день свадьбы, держась на подобающем расстоянии, но его глаза не отрывались от лица партнерши. Среди водоворота кружащихся пар Себастьен снова сказал, что любит ее и не будет молчать, несмотря на то, что она запретила ему говорить о любви.
Клодин, скрытая от посторонних глаз в нише за рядами цветов, наблюдала за ними и увидела то же, что и в день своей свадьбы. На мгновение ей показалось, что сердце разорвется от невыносимой боли, когда она вдруг поняла: они любят друг друга, ее обожаемый муж и дорогая подруга. Клодин не испытала ни гнева, ни ревности, ни ненависти, потому что столь низкие эмоции были чужды ей, однако ее сердце замерло от безысходной тоски. Сжавшись в комок, Клодин сидела рядом с Маргаритой, которая притопывала в такт музыке и улыбалась, глядя на сына и обмахиваясь веером из страусиных перьев.
Клодин даже удивилась, что способна думать с абсолютной ясностью после сделанного открытия. Она знала, что не сможет перестать любить Себастьена, точно так же, как и Розеллу, которая была так добра к ней. У них роман? В голове Клодин что-то странно щелкнуло, будто сломался какой-то механизм. Она сомневалась, что они любовники. Видимо, это делало их муки не менее ужасными, чем ее. Клодин стало жалко их. У нее есть хотя бы надежда и вера, за которые она ухватилась как за соломинку: она жена Себастьена, и он не может покинуть ее. Это давало малюсенький, хрупкий шанс. Может, со временем их брак снова станет настоящим. Она должна верить в это, или сойдет с ума, как и себялюбивая, властная свекровь.
Когда Себастьен вернулся в ложу, передав Розеллу Филиппу, Клодин попросила отвезти ее домой. Через несколько минут они уехали вместе с Маргаритой, и никто не заметил их исчезновения.
Последний вальс звучал уже на рассвете. Филипп и Розелла кружились, окруженные сотнями пар, которые протанцевали всю ночь. На поклон кавалера Розелла ответила последним глубоким реверансом и, держась за руки и улыбаясь друг другу, они отправились к ожидавшей их карете.
Счастливые и усталые, они сидели бок о бок в открытом экипаже, освещенные золотистыми лучами утреннего солнца. Природа пробуждалась, повсюду пели птицы, наполняя прозрачный воздух радостными звуками. Рука Филиппа обвилась вокруг талии Розеллы. Он снова и снова целовал девушку, мягко прикасаясь к ее нежным губам. Розелла не противилась его поцелуям. Он совершенно прогнал ее мысли о Себастьене. После прекрасной танцевальной ночи девушку охватила вялая истома.
Но как только за поворотом дороги показался замок, Розелла внутренне сжалась, где-то в сердце ожили старые страхи. Филипп заметил, что она отодвинулась от него, нервно выпрямилась и посмотрела на западную башню. Он осторожно коснулся ее обнаженной глубоким вырезом платья спины.
– Совсем не обязательно возвращаться сейчас в замок, не так ли? Перед отъездом с виллы я приказал сервировать для нас стол на террасе.
Розелла обратила к нему просветленный, облегченный взгляд.
– Как замечательно! Обожаю завтракать на свежем воздухе. Иногда мне подают кофе на верхнюю площадку на стене замка.
– Я знаю. Когда я встаю рано утром, вижу тебя там из своего окна. Ты ранняя пташка.
Розелла отвела глаза.
– Я не очень хорошо сплю.
Кажется, танцы разбудили у обоих волчий аппетит, и они весело умяли полдюжины горячих круасанов с клубничным джемом, корзинку свежих персиков и выпили по три чашки крепкого черного кофе.
– Покажи мне дорогу в замок через речку, – попросила Розелла, когда Филипп приказал подать карету. – Я часто задумывалась, где же находятся те камни.
– Обещай, что не упадешь в воду, – поддразнил он, смеясь, и Розелла поклялась быть ловкой и быстрой.
Они прошли сквозь парк, и вот уже показались камни, широкие и плоские, залитые водой. Розелла сняла атласные бальные туфельки, Филипп засунул их с свои карманы.
– Осторожно с платьем, – предупредил он. Розелла подобрала подол юбки и взялась за руку Филиппа. Он шел впереди, помогая ей переступать с камня на камень. Солнце нещадно жгло их головы и голые плечи Розеллы, но на другом берегу путников снова ждал тенистый шатер огромных деревьев. Филипп склонился, чтобы надеть туфли на ноги Розеллы.
– Вот так, – сказал он, выпрямившись, и показал на тропинку, едва заметную в высокой траве. – Здесь я хожу. Увидишь, мы выйдем на дорожку, где я нашел твою шаль, когда возвращался из замка…
Филипп остановился, осознав, что сказал лишнее. Розелла, изменившись в лице, отшатнулась от него.
– Когда ты возвращался? – словно эхо повторила она упавшим голосом. – Я думала, ты нашел ее позже, когда вечером шел на прием. Ты… ты знаешь, что Себастьен и я были на поляне?
Он неохотно кивнул, помрачнев, и задумался, подбирая слова для ответа.
– Сначала я не понял, что вы были там. Иногда я схожу с тропинки и иду берегом реки. В тот день я сделал так же, и шум воды заглушал все звуки, пока я не вернулся на дорожку, где подобрал твою шаль. Там я услышал повышенные голоса, взял шаль и ушел.
– Что ты слышал?
– Очень немногое. Всего несколько секунд…
– Я хочу знать!
– Розелла… – расстроенно запротестовал Филипп.
– Ты слышал, как я предложила выйти замуж за Себастьена. Это так. Я же вижу, что ты слышал. О! – Она прижала похолодевшие ладони ко рту. – Я не вынесу этого!
Прежде чем Розелла успела сдвинуться с места, он обнял ее, давая успокоение и уверенность. Она уткнулась лицом ему в плечо, а Филипп ласково гладил ее белокурые волосы. Он заговорил мягко и убедительно:
– Неважно, что я слышал или что ты сказала. Это не имеет значения. Ты предлагала ему замок, именно поэтому сказала те слова. Все в прошлом, закончилось и забыто.
– Нет! – простонала она. – Он любит меня. Он хочет меня. И я любила его всю жизнь.
Филипп отстранил ее и заглянул в глаза.
– Всю жизнь? Сейчас ты живешь в нереальном мире. Прошло уже много лет после твоего единственного визита в замок. Ты вернулась в школу с головой, забитой романтическими мечтами о Себастьене де Луимонте. Не так ли? Я не прав?
Он был прав. Она знала это, хотя не желала признаваться. Ей казалось, что еще рано отказываться от того, что она хранила в памяти и сердце с детских лет. Живя в ограниченной и удушающей атмосфере пансиона мадам Делагранже, лишенная общения с внешним миром и вынужденная дружить только с девочками, Розелла постоянно думала о Себастьене. Естественно, что подростковые мечты уносили ее к единственному мальчику, близко знакомому ей, чья красота так ярко сохранилась в ее памяти. Ведь именно он сумел разогнать страхи впечатлительной сироты. Он стал ее рыцарем, окруженным светящимся ореолом. Филипп заставил взглянуть на все, что, она чувствовала к Себастьену, в другом свете. Но на первый раз довольно, она не пойдет дальше в этом открытии. Пока нет. Она не хочет видеть, не желает знать. Она не позволит вырвать из ее сердца нечто столь дорогое и прекрасное.
– Не говори ничего больше, – попросила Розелла шепотом.
Но Филипп проигнорировал ее мольбу.
– Когда ты повзрослеешь, Розелла? Выброси свои сентиментальные грезы! Это не любовь. Ты способна любить по-другому. И у Себастьена это не любовь. Иначе как он мог не остаться с тобой? Как вынес женитьбу на другой женщине? Он страстно желает тебя, потому что ты представляешь все, что он не может иметь, а никогда раньше ему ни в чем не отказывали.
Филипп говорил правду. Розелла поняла это сейчас. Ее вынуждали подчиниться простой истине, которая захлестнула и смыла слепую влюбленность.
Филипп увидел боль в глазах Розеллы и понял, что она никогда не будет прежним человеком. Еще он осознал, что только ускорил неизбежное и высказал словами то, что девушка, должно быть, всегда знала. Филипп ни о чем не жалел. Он любил ее и страстно желал расчистить путь для ее любви. Она может разрушить всю свою жизнь, если позволит безнадежным мечтам полностью завладеть душой, пока не станет слишком поздно менять что-то. Филипп с самой первой встречи мечтал завоевать любовь Розеллы и не хотел, чтобы тень какого-то другого мужчины омрачала их отношения. Он причинил ей боль, но зато освободил. Если сейчас Розелла отвернется от него, в конце концов, это не будет иметь значения. Даже замок теперь не станет преградой между ними.
Розелла вырвалась из объятий Филиппа.
– Я знаю дорогу отсюда, – хрипло сказала она, отведя взгляд в сторону. – Не ходи со мной. Пожалуйста.
Филипп смотрел, как девушка уходит. Она казалась нереальным, неземным созданием в вечернем наряде под яркими лучами солнца. Итак, Розелла отвернулась от него. В его душе вспыхнули разочарование, ярость, нетерпение, потому что перед ним опять встала трудная задача вновь завоевать эту девушку. Сколько времени будет потеряно напрасно вместо того, чтобы наслаждаться любовью и счастьем. Внезапно Филипп почувствовал, что не может вынести этого.
Розелла почти исчезла из виду, Он бросился за ней по тропинке.
– Розелла! – позвал он, замедляя бег.
Она остановилась и неохотно оглянулась через плечо. – Да?
– Позволь мне увидеться с тобой сегодня! Прошли томительные мгновения, прежде чем она кивнула и продолжила свой путь.
Филипп удовлетворенно вздохнул. В конце концов все будет хорошо. Рана, которая образовалась, когда он отрезал прошлое и освободил Розеллу, получилась неглубокой. Она заживет. Розелла не держит на него зла.
Девушка скрылась за деревьями. Солнце раскалило все вокруг. Филипп сорвал с шеи белый вечерний галстук, расстегнул ворот рубашки и снял сюртук. Возвращаясь к реке, он улыбался сам себе. Он покажет Розелле, какой может быть любовь. Ведь она та, которую он любил, как никого и никогда раньше.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежданная гостья - Лейкер Розалинда

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Нежданная гостья - Лейкер Розалинда



мне понравился лёгкий такой
Нежданная гостья - Лейкер РозалиндаНАТАЛИЯ
23.12.2014, 11.40





Можно ли назвать роман легким, если в сюжете описывается шантаж, запугивание, покушение на жизнь и даже убийство?! Это судить читателю, но прочесть можно.
Нежданная гостья - Лейкер РозалиндаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
28.12.2014, 18.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100