Читать онлайн Нежданная гостья, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная гостья - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная гостья - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная гостья - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Нежданная гостья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Яркая бабочка пролетела над головой Розеллы и села на раскрытую книгу. Девушка затаила дыхание, с восхищением наблюдая за трепещущими крылышками. Черно-коричневый цвет с одной стороны удивительно гармонировал с оранжево-голубыми кругами на внутренней стороне хрупких крыльев.
– Не двигайся. – Раздался позади голос Филиппа, и Розелла вздрогнула, как от удара.
При малейшем неожиданном звуке или движении ее натянутые нервы заставляли сердце тревожно колотиться. Но девушка быстро справилась с испугом и, глядя, как бабочка крошечными шажками ползет по странице, шепотом спросила:
– Как называется эта бабочка?
– Павлиний глаз. Видишь рисунок на внутренней поверхности крыльев? Великолепно. Ах, она улетает!
Филипп сел на траву рядом с гамаком и положил руку на согнутое колено. Вдвоем они смотрели, как яркое пятно исчезает среди цветов. Потом Филипп взглянул на Розеллу.
– Боюсь, я напугал тебя. Мне очень жаль. Розелла пожала плечами и откинулась на подушки.
– Я слишком нервничаю в последние дни. Филипп поднялся на ноги и склонился над ней, положив руки по обе стороны гамака.
– В чем дело? Что тебя беспокоит?
Он хотел узнать. Отчаянно. Уже несколько недель Розелла увядала на его глазах. Она стала лишь тенью той цветущей девушки, которая привлекла его внимание однажды в парижском отеле. Розелла похудела, ее кожа приобрела какую-то болезненную прозрачность. Если она все еще тоскует по Себастьену, он должен знать это. Но Филипп был уверен, что ее тревожит нечто другое, и тревожит очень-очень сильно.
Розелла давно хотела поведать ему о своих страхах, но сейчас, когда представилась отличная возможность, она колебалась, не в Силах подобрать нужные слова.
– Считай виновным замок, – уклончиво сказала девушка. – Ты же знаешь, я чувствую себя пленницей в нем. – Потом она задала вопрос, заставший Филиппа врасплох. – Когда ты собираешься отказаться от виллы?
– Я еще не думал об этом. А что?
– Я решила занять ее, когда ты уедешь. Иногда я смогу прятаться там, когда замок будет слишком угнетать меня.
– Тебе не нужно ждать моего отъезда. У меня всегда приготовлена комната для неожиданных гостей. Ты знаешь дорогу через речку. – Филипп серьезно посмотрел на нее. – Однажды я уже говорил, что если ты окажешься в опасности, я всегда буду рядом, чтобы помочь тебе. Возможно, так даже лучше. Под моей крышей ты всегда найдешь убежище.
Розелла опустила ноги на землю, нижние юбки облаком взлетели вокруг. Филипп придержал гамак.
– В опасности? – раздраженно бросила она. – Я не говорила об опасности, я сказала всего лишь о том, что много нервничаю. – Она схватила прислоненный к дереву зонтик и поспешно раскрыла его. – Как только ты дашь мне знать, когда уедешь, я начну приготовления к переезду.
Ярость отразилась на лице Филиппа.
– Кажется, ты чертовски торопишься отделаться от меня!
Розелла вскинула брови, видя, как разозлила его, и решила подразнить еще. Покачивая зонтиком, она отвернулась и пошла по дорожке.
– Да? – потребовал он ответа, все еще стоя на месте. – Это правда?
Розелла не ответила, зная, что Филипп последует за ней. Услышав его шаги за спиной, она пошла быстрее. Он тоже. Со смехом девушка бросилась бежать, и он кинулся в погоню. Она носилась между цветочными клумбами, забежала в нижний сад и снова направилась наверх мимо солнечных часов. Розелла увиливала и хитрила, кружила вокруг фонтана, позволяя Филиппу лишь сгорать от нетерпения поймать неуловимую проказницу, мелькавшую за сияющей пеленой хрустальных струй.
Она побежала дальше, к беседке, увитой ползучими розами. Кружевной зонтик зацепился за колючую ветку и выскользнул из рук беглянки. Она повернула назад, чтобы подхватить его, но увидела приближающегося Филиппа и опять бросилась наутек. А зонтик так и остался качаться на увитой красными бутонами стене.
Розелла заблудилась. Она попала в незнакомую часть парка. Укутанные плющом мраморные статуи смотрели на мир слепыми глазами, буйство природы поражало в этом забытом людьми уголке. Но Филипп все еще шел за девушкой. Он собирался поймать ее, когда она устанет, не раньше. Розелла выбилась из сил и задыхалась. Она смеялась так, как не смеялась уже с приезда в замок, и упрямо бежала вперед. Среди деревьев показался старый летний домик, украшенный резьбой, словно сахарный пряник.
Розелла хотела спрятаться от Филиппа внутри домика. В изнеможении она упала на дощатую скамью, вытянулась во весь рост и положила руку под голову. Филипп остановился под аркой у входа и прислонился к деревянной колонне. Увидев, как он смотрит на нее, Розелла приподнялась на локте. На ее лице не было удивления, только пробуждающаяся страсть зажгла глаза. Ее губы медленно раскрылись в ожидании чего-то необъяснимого.
Филипп вошел в домик и опустился перед ней на колени. Их уста слились в поцелуе. Наконец-то он предъявил на нее свои права, показывая, что больше не позволит ей убегать. Розелла ответила мгновенно, жадно и радостно. Она целовала его так же страстно, как и он ее. Руки девушки обвились вокруг шеи любимого, пальцы перебирали густые черные волосы. Когда заканчивался один поцелуй, начинался следующий. Они поняли, что не в состоянии оторваться друг от друга.
Все тело Розеллы пронзила сладкая боль. Никогда прежде не испытывала она ничего подобного. Казалось, ее плоть стала жить собственной жизнью, с трепетом отзываясь на прикосновения любящих рук, которые с каждой секундой раскрывали все новые девичьи секреты. Розелла поняла, что любит Филиппа. Наверное, она любила уже давно, но до сих пор не осознавала, насколько сильны ее чувства. Понять себя ей мешали запутанные отношения с Себастьеном.
Филипп полулежал рядом с ней на пыльной скамье. Розелла закрыла глаза, и весь мир остался за пределами летнего домика. Любовь словно окутала ее. Она в безопасности. В убежище. Под надежной защитой.
– Я люблю тебя, – прошептал Филипп, поглаживая ее лицо кончиками пальцев.
Девушка вслушалась в его слова. Они теплые. Золотистые. Прекрасные. Как солнечные лучи, пробивающиеся в щели на крыше. И она пробормотала, что тоже любит его, снова протягивая к нему трепещущие руки.
Розелла и Филипп долго оставались в летнем домике. В спокойном умиротворении, удовлетворенные. Когда наконец она решилась пошевелиться, это было будто пробуждение ото сна. Ее лицо порозовело, веки отяжелели.
– Как тихо здесь, – блаженно произнесла Розелла.
Она медленно встала, подошла к колонне и взглянула на буйные заросли деревьев и кустарников. Некоторые из них когда-то были прекрасными образцами искусства фигурной стрижки, а теперь стали похожи на громадных уродливых чудовищ. Филипп молча подошел к Розелле.
– Ты видишь разницу? – спросила она изменившимся печальным голосом, указав рукой на сплетение зеленых веток. – В летнем домике все спокойно и наполнено светом, а за его пределами темно. Темнота ждет меня. Ждет, чтобы поглотить.
Филипп резко схватил ее за плечи и повернул к себе.
– Расскажи мне! – взмолился он. – Расскажи!
– Это башня, – прошептала Розелла дрожащими губами. – Там скрывается какое-то зло, я знаю это, хотя не думаю, что ты поверишь. Даже моя горничная настаивает, будто ничто не причинит мне вреда.
– Продолжай. – Филипп внимательно слушал.
Он не сказал, верит или не верит. Ему было достаточно, что она убеждена, что слышала всхлипывания и плач призрака, звуки скребущего по камню ногтя и познала ужас падения в черную пустоту с лестницы.
Закончив рассказ, Розелла упала в объятия Филиппа и прижалась к его подбородку.
– Дедушка любил тебя. Он заботился о тебе. – Филипп старался убедить ее, что Андрэ Кадель не пожелал бы, чтобы его внучка оставалась в замке, если она так несчастна там. – Неужели ты думаешь, что ему хотелось, чтобы ты испытывала такие страдания и страх?
– Уверена, ты прав, – согласилась Розелла. – Но почему-то я чувствую, что обязана остаться и раскрыть эту ужасную тайну. Мир не придет в замок – и ко мне, – пока я не узнаю все.
– Тогда переберись из башни в другое крыло. Господь свидетель, там достаточно места! Де Луимонты должны забиться в свой угол, как сухие горошины в стручок.
Сравнение Филиппа вызвало у Розеллы тусклую улыбку, но ее глаза остались серьезными.
– В любом случае я не могу так сделать. Это значило бы нарушить свое обещание оставить им весь замок, кроме западного крыла.
Филипп приподнял ее подбородок и заговорил очень серьезно.
– Тогда обещай мне, что придешь прямо на мою виллу любой ночью, когда вдруг тебе станет страшно. Если боишься сплетен, приходи с горничной. Но кому какое дело? Главное, чтобы ты находилась в безопасности и чувствовала себя защищенной.
– Так и сделаю. Но что, если я буду одна в башенной комнате, а Мари не придет на звонок? У меня однажды уже не хватило смелости спуститься по темной лестнице.
– Не волнуйся, мы придумаем какой-нибудь сигнал. Из своего окна я вижу свет в твоем.
– И я вижу твое окно.
– У тебя есть красный платок или что-нибудь подобное? Тебе нужно лишь набросить его на лампу. Только не устрой пожар! Когда я увижу, что свет в окне стал красным, немедленно отправлюсь в замок.
– Думаю, найду что-нибудь подходящее. Я отдала Мари свое единственное алое платье, но среди вещей должен быть или шарф, или кушак. – Вдруг Розеллу ошарашило простое предположение. – А если ты будешь спать, когда я просигналю?
– Да, я не подумал об этом. Нельзя, чтобы стало известно о нашем уговоре, но у меня есть двое доверенных слуг, которые могут дежурить по очереди. Они не проболтаются никому. Но прежде всего я бы хотел осмотреть башню и каждый уголок западного крыла. Еще не известно, может, мы найдем очень простое объяснение всем услышанным тобою звукам. Эхо, например. Или дымоход. Или шахта кухонного лифта. Кто знает? Я хочу сам все проверить.
Розелла коснулась ладонью его щеки.
– Я благодарна тебе уже за то, что ты выслушал меня. Теперь я боюсь не так сильно.
Филипп слегка повернул голову и поцеловал тонкое запястье.
– Давай вернемся в замок. Пора мне побороться с твоей башней. Она не должна тревожить тебя.
Филипп обследовал каждый закоулок и каждую щель западного крыла, одновременно набросав в блокноте план всех помещений. Он хотел точно знать, какие комнаты расположены на нижнем этаже. В башенной комнате он простучал все стены и даже обнаружил малюсенькую трещину между резными ангелами. Там рассохлось старое дерево. Просунутый в щель перочинный нож наткнулся на каменную кладку. Розелла в тревоге схватилась за полы сюртука Филиппа, когда он высунулся в окно, чтобы проверить, нет ли зазора между сводчатым потолком и остроконечной крышей. Но там не было никакого свободного пространства, где мог бы завывать ветер.
Наконец Филипп встал в центре комнаты и еще раз скользнул взглядом по круглым стенам.
– Не вижу ни одного места, откуда могут исходить всхлипывающие звуки. Насколько я понимаю, стены под панелями достаточно прочные. А что находится под этой комнатой?
– На первом этаже точно такое же помещение. Там что-то вроде склада старых вещей. Я однажды заглянула туда, но увидела лишь кучу сломанной мебели и не стала обследовать дальше.
– Давай спустимся вниз.
– Тогда нужно взять лампу.
Розелла шла впереди по лестнице, но в комнату первым вошел Филипп и убедился, что туда никто не входил годами.
– Как ты думаешь, для чего служила эта комната в старые времена? – спросила Розелла, наблюдая, как Филипп изучает пыльный пол.
– Скорее всего, здесь был арсенал. – Филипп сдвинул в сторону какие-то стулья. Свет лампы отбрасывал на стены пляшущие тени. Потом Розелла увидела то, что не заметила в первый раз. За высоким буфетом, который отодвинул Филипп, в стене находилась массивная дверь.
– Куда она ведет? – воскликнула девушка и облокотилась на расшатанный стол, чтобы получше рассмотреть выход.
– Надо думать, на улицу, – ответил Филипп, изо всех сил дергая проржавевшую задвижку.
Он повернул торчавший в замочной скважине ключ и навалился на дверь. Она приоткрылась с протяжным скрипом, и в просвете показались зеленые листья ползучего плюща, сквозь которые в комнату ворвались солнечные лучи. Филипп раздвинул плотные стебли и увидел лужайку, а вдалеке поросшее ивами озеро.
Розелла тоже выглянула наружу.
– Сотни раз я смотрела на башню с этой лужайки, но никогда не замечала дверь! – воскликнула она.
Филипп внимательно изучил потолок, потом вышел на улицу и осмотрел башню. Розелла последовала за ним и тоже подняла голову вверх.
– Я подумал, а вдруг плющ скрыл окно между этой комнатой и твоей спальней, – объяснил Филипп. – Но он не забирается так высоко, и, сама видишь, в этих древних стенах никогда не было никаких других окон и проемов.
Они вернулись в нижнюю башенную комнату. Филипп запер дверь, а тяжелый ключ задумчиво взвесил на ладони.
– Мне кажется, надо сделать запасной ключ и хорошенько смазать замок. Тогда, если ты подашь мне сигнал тревоги, я смогу воспользоваться этой дверью и доберусь к тебе без задержки.
– Замечательная идея! – Розелла протянула ключ, которым открыла дверь наверху лестницы. – Тебе лучше сделать дубликат и этого ключа. Я запираю дверь, ведущую к основанию башни, во-первых, для того, чтобы уберечься от грязи и пыли, а во-вторых, чтобы избежать несчастного случая. Любая незнакомая с этим крылом замка служанка может по ошибке открыть дверь и упасть с лестницы.
Филипп взял ключ и положил в карман.
– Сколько слуг спит в западном крыле?
– Только Мари. Я пользуюсь услугами челяди замка и работников моей собственной кухни, но все они занимают комнаты в других частях здания. Западное крыло просто недостаточно большое, чтобы разместить их.
– Значит, можно отбросить мысль о том, что в таинственном плаче виновна какая-нибудь несчастная влюбленная кухарка. – Филипп задумчиво прищурился, глядя на Розеллу, освещенную светом лампы, которую он держал. – Жюль жестоко пошутил, хлестнув твоего коня. Ты уверена, что он не продолжает идти той же дорожкой?
Розелла в абсолютной уверенности покачала головой.
– Его несколько раз не было в замке, когда я по ночам слышала эти ужасные звуки.
– Может, это только сон, – мягко сказал Филипп. – Возможно, однажды ты слышала какие-то странные звуки, а потом они стали повторяться в твоих ночных кошмарах. Ты понимаешь меня?
Розелла кивнула.
– Так могло быть, но я уверена, что это не так. Я слышала, как кричали стены башни.
Филипп взял ее за руку и повыше поднял лампу, освещая лестницу.
– Сколько прошло времени после последнего плача?
– Неделя и две ночи.
– Это не совпало с каким-нибудь необычным происшествием в замке?
– Нет. Был самый обычный день. Я тебе уже говорила: плач повторяется без всякой системы.
– Ладно. Когда следующий раз услышишь странные звуки, дай мне сигнал, и я сразу же приду.
Они вернулись в апартаменты Розеллы. Филипп неожиданно рассмеялся:
– У тебя на лице грязь.
– У тебя тоже! – воскликнула Розелла, развеселившись.
Филипп обхватил ее руками и прижал к себе.
– Надень шляпку, и поедем в город. Слесарь сделает запасные ключи, а мы пару часов посидим на террасе какого-нибудь кафе.
Розелла побежала переодеваться, чувствуя, как с ее плеч свалился тяжелый груз. У Филиппа будут дубликаты ключей еще до наступления ночи. Ей больше не придется в одиночестве встречаться с кошмарами башенной комнаты.
Когда больше двух недель прошло без всяких ночных происшествий, Розелла начала надеяться, что уже пережила худшие зремена в башенной комнате. Ей было интересно, связано ли это с ее новым эмоциональным состоянием. Возможно, любовь к Филиппу дала ей безмятежность и счастье, которых она не знала никогда прежде. Однажды ночью девушка проснулась от долгого тяжелого вздоха, словно нависшего над ней. Но, хотя она напрягла слух, готовая набросить на лампу красный шарф, всегда лежащий под рукой, кругом стояла тишина. Розелла старалась не думать, что, возможно, башня подала ей знак. Призрак еще не покончил с ней и предупреждал об этом. Она напомнила себе, что теперь Филипп вместе с ней противостоит неизвестному, но ее все равно охватила дрожь. Розелла точно знала, что не ошиблась. Таинственный вздох был дурным предзнаменованием. Что-то обязательно должно произойти.
Чем меньше времени оставалось до родов, тем более вялой и апатичной становилась Клодин. Ее ничем нельзя было заинтересовать. После скандала из-за отсутствия Себастьена на семейном обеде он постарался изменить свое поведение, остался обедать с женой и просил ее надевать вишневое шелковое платье. Она так и делала, но это уже не радовало ее. Иногда после совместного обеда Себастьен брал с собой Клодин навестить Маргариту, но невестка шла только из чувства долга и желания угодить мужу. Клодин огорчало и угнетало то, что она видела, как деградирует женщина, которая когда-то была великолепной красавицей и очаровательной хозяйкой блестящих светских приемов, устраиваемых в замке де Луимонт.
Именно Себастьен решил после инцидента перед летним балом заменить горничную сиделкой. И хотя она не носила униформу, чтобы Маргарита ничего не заподозрила, в обязанности новой служанки входило постоянно следить за мадам и переодевать ее в соответствующие времени дня наряды. К счастью, Маргарита не противилась присутствию сиделки, которую считала компаньонкой, нанятой ее дорогим и заботливым Себастьеном для того, чтобы она не скучала и всегда имела кого-нибудь под рукой для поручений. Кроме того, и это было самым приятным для Маргариты, у нее появилась прекрасная слушательница, которой она без устали часами рассказывала о своем чудесном сыне.
Только Филипп мог временами ободрить Клодин. Он приносил ей интересные развлекательные книги, вытаскивал поиграть в крокет, а однажды даже заставил рассмеяться, подарив забавную игрушку, купленную на городском рынке, – обезьянку, которая крутилась на перекладине.
Однажды днем они втроем играли в крокет, но погода резко изменилась. Поднялся ветер, предвещая скорую грозу. Сильные порывы загибали широкие поля женских шляп и раздували легкие юбки летних платьев, приводя в смущение развеселившихся подруг. Когда Клодин ждала своей очереди ударить деревянным молотком по мячу, она вдруг вздрогнула и съежилась. Розелла остановила игру и спросила, не хочет ли Клодин вернуться в замок.
– Господи, нет, конечно! – ответила она. У нее было преимущество в очках. – Я могу выиграть. Нельзя упускать такой шанс.
– Тогда позволь мне принести твой жакет, – предложила Розелла. – Тебе нельзя подхватить простуду.
– Давай я схожу, – сказал Филипп, готовый отложить свой удар.
– Нет, не надо. – Розелла подняла руку. – Я точно знаю, где Клодин оставила его. Вот! – Она метким ударом послала мяч в ворота. – Теперь вы вдвоем можете продолжить игру, а я вернусь как раз к своей очереди.
Жакет лежал на спинке кресла в салоне с картинами Ватто. Розелла взяла его, повернулась к выходу и только тогда заметила Себастьена. Он перебирал книги в застекленном шкафу и сейчас стоял с одной из них в руке.
– Кто выигрывает? – спросил он с улыбкой, кивнув в сторону окна, сквозь которое были видны фигуры Филиппа и Клодин на лужайке для крокета.
– Клодин, – ответила Розелла и сделала шаг к двери. – Я должна быстрее вернуться.
Но Себастьен положил книгу и преградил ей путь.
– Даже если бы не играла, ты все равно торопилась бы назад, к Филиппу. Я еще не совсем ослеп и многое заметил за последние недели.
Розелла глубоко вздохнула и прижала жакет к груди.
– Я люблю его. И он любит меня, – сказала она просто, не в силах лгать Себастьену.
– Ты выйдешь за него?
– Да, – прошептала Розелла, разделяя боль Себастьена, понимая, что значат для него эти слова.
– Клодин знает?
– Я рассказала ей сразу же, как поняла сама. Мне хотелось успокоить ее, чтобы она больше не думала о нас. После того, как Клодин сказала тебе о том, что не является хозяйкой замка, я почувствовала, что она сомневается в моей искренности.
– Когда свадьба?
– Филипп хочет, чтобы я стала его женой побыстрее. Даже завтра, если бы я пожелала. Но я еще не могу назначить дату.
– Значит, ты не до конца уверена в нем? – в голосе Себастьена прозвучала безошибочно узнаваемая надежда.
Розеллу печалило то, что ей необходимо отнять эту надежду.
– Я твердо решила, что хочу связать свою жизнь только с этим мужчиной. Он все для меня. Но я не знаю, когда смогу покинуть замок.
– Что же удерживает тебя здесь? – разочарованно спросил Себастьен.
Розелла могла рассказать ему о башенной комнате, но не стала.
– Я узнаю, когда придет время. – Она шагнула вперед. – Мне надо идти. Остальные будут беспокоиться, что случилось со мной.
Себастьен больше не пытался задержать ее, а открыл дверь и заглянул ей в лицо, когда она проходила мимо.
На улице Розеллу встретил резкий порыв ветра. Ей пришлось придержать рукой широкополую шляпу. По ступеням крыльца поднималась Софи. Она высокомерно вздернула подбородок и вошла в замок, не удостоив Розеллу даже взглядом. Они с Арманом сознательно игнорировали ее после провалившейся попытки опротестовать завещание и выцарапать приданое, на которое когда-то рассчитывали.
– Тебя долго не было, – с легким удивлением сказала Клодин, когда Розелла бегом возвратилась на лужайку и протянула ей жакет.
– Вижу, уже моя очередь, – уклонилась она от прямого ответа. Игра продолжилась.
Розелла настояла, чтобы Клодин провела остаток дня с ней и Филиппом, чему та была очень рада, ведь Себастьен уехал на собрание местного дворянского комитета. После обеда они втроем провели вечер за игрой в карты.
Филипп ушел незадолго до полуночи. Небо уже разрезали молнии, и разбушевавшийся ветер нещадно раскачивал деревья. Розелла проводила Клодин в ее апартаменты. Она боялась, как бы подруга не споткнулась на лестнице при тусклом свете свечей.
Когда Розелла направилась обратно в свою часть замка, по стеклам забарабанили первые тяжелые капли дождя. Войдя в салон, где они провели вечер, девушка с удивлением увидела распахнутые настежь стеклянные двери, ведущие на верхнюю террасу на зубчатой стене. Раздувая портьеры, ветер врывался в комнату, повсюду летали оставленные на столе карты. Розелла бросилась закрывать двери. Ей в лицо ударил поток ледяного дождя, тонкое атласное платье мгновенно промокло. Девушке с трудом удалось свести вместе стеклянные створки и задвинуть бронзовые щеколды.
Она думала, что найдет Мари в башенной комнате, но ее постель была не разобрана и не приготовлена ночная рубашка. Розелла нахмурилась, надеясь, что горничная не начнет злоупотреблять позволением встречаться в свободное время со своим возлюбленным из конюшни. Она дернула звонок, ожидая, что Мари поспешит прибежать на вызов хозяйки. Но на лестнице не раздались торопливые шаги горничной. Засыпая, Розелла подумала, что утром обязательно сделает Мари выговор.
Разбудивший ее плач перешел в пронзительный вопль. Он совпал с оглушительным раскатом грома. Казалось, каждый камень замка задрожал от этих звуков. Задыхаясь от ужаса, Розелла вскочила с кровати, не в состоянии думать ни о чем кроме того, что Филипп должен прийти к ней. Трясущимися руками она зажгла стоящую у окна лампу и набросила шарф. Ее красный свет станет ярким маяком в темной грозовой ночи.
Крик прекратился вместе с затихшим раскатом грома, но Розелла решила не ждать повторения удара молнии и жуткого вопля. Мысль, что Филипп уже спешит к ней, придала ей смелости, и девушка вышла на лестницу. Она будет ждать его вместе с Мари.
В комнате не было другой лампы, но Розелла зажгла свечу и, защищая пламя дрожащей рукой, начала торопливо спускаться по узкой лестнице. Снова ударил гром, но комната уже осталась позади, и она не услышала, кричали ли стены. Возбужденной, находящейся на грани истерики девушке показалось, будто под ее босой ногой одна каменная ступенька легонько пошевелилась. Розелла решила, что это ей чудится от страха, ведь еще никогда не была она так скована ужасом. Когда Розелла наконец добралась до комнаты горничной, коридор периодически освещали голубые вспышки молнии, рисуя на стенах и полу какие-то жуткие узоры. Она открыла дверь и позвала служанку.
– Мари! Ты проснулась?
Но в тусклом свете свечи Розелла увидела нетронутую постель. Мари не вернулась! Ее сердце сдавила тревога. Когда стихли раскаты грома, она услышала, что в салоне снова хлопают стеклянные двери.
Розелла вбежала в салон. Ее ладонь на смогла защитить пламя свечи от резкого порыва ветра, и к ужасу бедняжки огонек вздрогнул и погас. На какие-то мгновенье она осталась в кромешной тьме и стала на ощупь пробираться к дверям, отлично помня, что надежно закрывала их. Звякнуло стекло, и Розелла поняла, что двери разбиты.
Молния снова озарила голубым светом небо и землю. С безумным облегчением Розелла увидела Филиппа, мчащегося на коне под дождем к башне. В его поднятой руке раскачивался фонарь. Холодные струи дождя хлестали девушке в лицо, пока ей, наконец, не удалось захлопнуть распахивающиеся двери и во второй раз задвинуть щеколды. Она никак не могла понять, каким образом они снова оказались открытыми. Если только чья-то рука не отворила их? У нее по спине пробежали мурашки, но Розелла отбросила эту мысль, зная, что очень скоро Филипп прибежит сюда через нижнюю башенную комнату.
Она потянулась, чтобы опустить внутренние жалюзи и спастись от непогоды, но вдруг застыла, увидев, что Филипп изменил направление и едет прямо к площадке под зубчатой стеной замка. Что он мог увидеть там? Неужели внизу был кто-то? Кто или что заставило его свернуть с дороги в башню?
Без колебаний Розелла распахнула двери и выбежала на стену под проливной дождь. Держась за мокрые каменные зубцы, она наклонилась вперед и посмотрела вниз.
Девушка не смогла сдержать крик. Даже с такой высоты она узнала безжизненную фигурку, распростертую в неестественной позе там, куда она упала со стены. Алое шелковое платье напоминало лужу крови. Филипп поднес фонарь, осветив мертвое лицо бедной Мари.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежданная гостья - Лейкер Розалинда

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Нежданная гостья - Лейкер Розалинда



мне понравился лёгкий такой
Нежданная гостья - Лейкер РозалиндаНАТАЛИЯ
23.12.2014, 11.40





Можно ли назвать роман легким, если в сюжете описывается шантаж, запугивание, покушение на жизнь и даже убийство?! Это судить читателю, но прочесть можно.
Нежданная гостья - Лейкер РозалиндаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
28.12.2014, 18.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100