Читать онлайн Аттракцион любви, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аттракцион любви - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Аттракцион любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Шли дни и недели. Судья настоял, чтобы в комнату Лизетт с чердака перенесли старинную колыбель. За время пребывания в этом доме Лизетт существенно пополнила гардероб будущего ребенка, аккуратно складывая все вещи в выдвижной ящик комода. Иногда ей нездоровилось, она быстро уставала. Доктор уверял, что беременность протекает нормально, единственное, что ей нужно, – не переутомляться и как можно больше отдыхать, но это – при всем желании – было невозможно. Лизетт очень волновалась за ребенка, но оптимизма не теряла.
Она была почти счастлива в доме судьи, если бы не страх перед Стефанией. Та только и ждала удобного случая избавиться от Лизетт. Стефания находила любой повод придраться ко всему, даже к меню, которые Лизетт обсуждала с поваром; зорко следила за тем, как бы судья не возобновил свои вечеринки со старыми друзьями – он любил их устраивать до болезни. Стефания не знала, оставит Лизетт ребенка или отдаст на воспитание приемным родителям. Судья Уанвиль не считал нужным посвящать ее в детали. Он вообще не желал иметь с ней дело. Своими визитами Стефания и без того вносила в дом слишком большую неразбериху. Скорее всего, ей стало известно, что в последнее время свекор иногда приглашал Лизетт в театр и на концерты, но предпочитал об этом помалкивать в присутствии Стефании. Ему нравилось быть в обществе Лизетт. Судья не любил выходить один в свет и, если бы не Лизетт, не оторвался бы от своего кресла. Его радовала ее красота, нравились ее умные замечания. Лизетт была в курсе событий и могла говорить с ним на любые темы.
Однажды утром Лизетт отправилась в город за покупками и случайно заметила обрывок старой афиши, смытой недавними сильными дождями. Прочитав стоявшее на ней имя, она остановилась как вкопанная. Это была афиша выступлений Даниэля, судя по дате, он со своим шоу был здесь в прошлом году.
Интересно, как его дела, насколько он продвинулся со своей камерой, думала Лизетт. Она искренне желала, чтобы, у него все в жизни складывалось благополучно. Когда ей в газетах попадались заметки о достижениях в этой области, где шла жесткая конкуренция между изобретателями, она вырезала их и хранила. Она хотела быть в курсе всех дел, касающихся профессии Даниэля. Техника совершенствовалась, но до изобретения идеальной камеры для съемки движущихся изображений было еще далеко. Совсем недавно Лизетт прочитала заметку о том, что кто-то уже использует камеру с фиксированными пластинами для этих целей, а месяц назад услышала о человеке по фамилии Хьюз, который запатентовал устройство под названием «хореутоскоп», вызвавшее огромный интерес во всем мире, но что оно собой представляло, Лизетт, конечно, не ведала. Она лишь в общих чертах знала, что изобретение устройства, способного заставить предметы, людей и животных двигаться на экране, вполне возможно. Правда, многие вполне довольствовались фотографией в рамке или ручными приспособлениями для демонстрации диапозитивов самого разнообразного содержания – от спортивных событий до мировых достопримечательностей.
Новый, 1894 год выдался снежным и ветреным. Холодная промозглая погода стояла вплоть до конца марта. Лизетт была уже на восьмом месяце беременности и чувствовала себя неважно. Когда ей представлялась такая возможность, она старалась отдохнуть у камина в своих апартаментах. Устроившись в кресле, вытягивала ноги на банкетке, укрыв их теплым пледом. Когда судья Уанвиль пригласил ее на очередную театральную премьеру, она, превозмогая слабость, приняла приглашение, чтобы не огорчать его.
– Это билеты на сегодняшнюю премьеру, – радостно объявил он, одной рукой помахивая билетами, а другой опираясь на трость. – Жерар помог достать их. Собирайтесь, дорогая, и давайте доставим себе удовольствие.
Лизетт смутилась.
– Сегодня так холодно на улице.
– А мы быстро сядем в карету с теплыми сиденьями. Об этом не беспокойтесь.
Судья видел, как она поеживается от холода и потирает руки, и не на шутку встревожился. В последнее время она выглядела бледной и уставшей. Подозревая, что Лизетт простудилась, он мгновенно принял решение. Стуча тростью по ковру, он прошел через всю комнату и дернул шнур колокольчика. На его зов немедленно явилась служанка.
– Скажите Жерару, чтобы он поднялся в будуар моей покойной жены и принес оттуда соболье манто. Я хочу, чтобы мадам Декур надела его сегодня вечером. Она не должна мерзнуть на холоде.
Лизетт от удивления раскрыла рот. Вскоре пришел Жерар, держа в руках меховое манто.
– Я не могу это надеть!
– Нет, можете! Считайте, что я оказал вам честь. Я желаю, чтобы вы не мерзли в этот вечер.
Надев манто из соболей, Лизетт почувствовала необычайное удовольствие, втайне благодаря хозяина за его жест. У судьи Уанвиля была собственная ложа в театре, и на короткое время Лизетт, наслаждаясь спектаклем, забыла обо всех горестях. В фойе, выходя из театра, они столкнулись с Аленом и Стефанией. Ее лицо исказилось от злобы, когда она увидела соболье манто на плечах экономки. Ален, не понимая, что происходит, продолжал улыбаться и беззаботно болтать. Стефания не проронила ни слова. На следующий день ближе к полудню в дом как ураган ворвалась Стефания и ринулась прямо в салон, где удобно устроился в кресле ее свекор, мирно потягивая коктейль с бренди, просматривая свежую газету. Он изрядно устал после вчерашнего спектакля и собирался немного подремать в кресле, когда закончит читать последнюю страницу. Громко распахнув двери, Стефания с развевающимся на шее шифоновым платком влетела к свекру, являя собой олицетворение мести.
– Как вы позволили этой служанке надеть соболье манто? – визгливым от бешенства голосом прокричала она. – Эта девица щеголяла в нем, как хозяйка дома! Не удивлюсь, если многие в это поверят! Вчера я промолчала, не высказала вам все, что думаю. Ален просил меня этого не делать. Ваши заигрывания с прислугой меня просто поражают.
На ее лице, на миг мелькнуло фальшиво-страдальческое выражение, которое мгновенно сменилось прежней злобой.
– Вы даже не представляете, как мне стыдно постоянно извиняться за ваши выходки перед людьми, которые видят вас вместе с этой служанкой. А вчера вы вытворили такое, что станете теперь посмешищем для всех. Наконец-то все поймут, что вы окончательно выжили из ума.
Швырнув на пол газету, судья с трудом поднялся с кресла и, схватив трость, вплотную подошел к невестке.
– А теперь довольно! – гневно произнес он.
– Довольно? Я еще даже не начинала. Неужели имя Уанвилей для вас ничего не значит? Подумайте об Алене! О его репутации! Малейший скандал может повредить его карьере. Он потеряет своих клиентов.
Она возбужденно расхаживала взад и вперед, нервно потирая руки.
– Я сразу поняла, как только увидела эту молодую особу, откуда ждать неприятностей. С вашим пристрастием к сирым и убогим, с вашим старческим маразмом вы даже не в состоянии понять, что вас одурачили. Мне сразу стало ясно, что эта девица преследует свою цель. Вы могли стать легкой добычей для нее – несмотря на старость и беспомощность, вы по-прежнему остались все тем же похотливым сластолюбцем, каким всегда были.
– Эта девочка годится мне во внучки, – прорычал судья, дрожа всем телом. – Мне восемьдесят восемь лет, я пользуюсь уважением всех людей, кроме моей собственной невестки. Кому, кроме вас, могла прийти в голову такая несусветная чушь? В моем доме давно не было такого порядка, как с приходом этой женщины. К тому же, мне приятно ее общество. Если бы не она, моя жизнь превратилась бы в унылое существование. Я слишком многое упустил за годы своей болезни.
Стефания язвительно закусила губу. Ее щеки покрылись красными пятнами. Она отчаянно замахала руками, демонстрируя тем самым несогласие со свекром.
– Я требую, чтобы вы немедленно избавились от Лизетт Декур, – взвизгнула она. – Ради Алена я вправе этого требовать. Уже то, что она посмела явиться в этот дом беременной, характеризует ее не с лучшей стороны. Чем раньше она уйдет, тем лучше.
– Она не уйдет! Никто – ни вы, ни кто другой – не смеет диктовать, что мне делать в собственном доме. Ее ребенок родится здесь, и я твердо намерен сделать все, что в моих силах, чтобы помочь этому ребенку. Он заменит мне собственного внука, которого вы отказались подарить мне.
Чтобы подлить масла в огонь, старик изо всех сил выкрикнул:
– Возможно, я даже сделаю его своим наследником. Вопль, исторгнутый Стефанией, казалось, никогда не прекратится.
Жерар первым прибежал на крик, за ним – лакей, а потом и Лизетт. Увидев лежащего на полу хозяина, она в ужасе вскрикнула и бросилась к нему.
Стефания, всхлипывая и прижимая ко рту носовой платок, поспешно выскочила из салона, на ходу чуть не сбив с ног Лизетт. Та покачнулась, но сумела сохранить равновесие, ухватившись за ручку двери.
Жерар, опустившись на колени рядом с хозяином, крикнул лакею:
– Беги за доктором! Живо!
Тот моментально бросился к выходу. Лизетт кинулась за ним. Жерар развязал судье галстук и снял воротничок с его шеи.
– Лизетт, мигом наверх, в спальню хозяина! На столике у кровати лежат его пилюли. Возьми и быстро принеси их сюда!
В последнее время Лизетт сильно отяжелела, и ей трудно было подниматься по лестнице. Подобрав юбки, она изо всех сил ковыляла наверх. До этого ей не приходилось бывать в спальне судьи, но она мгновенно увидела рядом с массивной кроватью из красного дерева флакон с лекарством и, схватив его, помчалась назад.
Вернувшись в салон, она поняла, что опоздала. Жерар был совершенно убит. Он стоял на коленях, сжимая руку хозяина.
– Судья скончался, Лизетт, – сдавленно сказал камердинер.
Она зарыдала, закрыв, руками лицо.
Над всем персоналом черной тучей нависла угроза увольнения. Жерар, у которого была своя версия причины смерти судьи, поделился соображениями с Лизетт.
– Думаю, его убила эта бестия. Она могла вырвать у него трость и шарахнуть ею по голове старика. Почему трость валялась посередине комнаты, как будто отлетела, от удара?
Лизетт чуть не задохнулась от его слов.
– Это страшное обвинение, Жерар!
– Да, но мне кажется, что это случилось именно так. Вот почему он упал и лежал в таком положении, в каком мы его застали. Он не вынес удара! Он еще шевелился, когда я дотронулся до него, бормотал что-то невнятное, но я так и не понял, что он хотел сказать.
Жерар горестно вздохнул.
– Конечно, у меня нет никаких доказательств, но я уверен, что все было именно так.
Стефания, с головы до пят облаченная во все черное, быстро придя в себя после истерики, взяла весь дом в свои руки. Она совершенно игнорировала Лизетт, обращаясь со всеми вопросами и распоряжениями исключительно к Жерару. В основном они касались антикварных ценностей, которые она желала получить в свое владение. Соболье манто было изъято и «конфисковано» в первый же день.
Лизетт обсуждала с Жераром свои планы. Она, наконец, решилась вернуться в Лион, но не сразу, а после родов. Когда-то она познакомилась с очень славной женщиной – мадам Марке, акушеркой, которая обещала оказать ей медицинскую помощь при родах. Но в силу непредвиденных обстоятельств мадам Марке переехала к дочери в Нант, и Лизетт решила ехать туда. Сейчас она могла себе это позволить, не испытывая денежных затруднений.
– Сниму небольшую квартирку в Нанте и поживу там некоторое время с моим малышом, – сказала она Жерару. – А потом поеду в Лион. Там и будет мой дом.
– Удачи тебе, – пожелал Жерар, одобрив ее план. После похорон свекра с лица Стефании не сходила улыбка. Она с облегчением прочла его завещание: судья не внес в него никаких изменений, чего она страшно боялась. Согласно воле отца Ален был наследником всего состояния, за исключением небольшой доли, выделенной покойным судьей для благотворительных целей. Жерар был также, щедро вознагражден за свою многолетнюю службу и преданность хозяину.
Лизетт, полностью готовая к тому, что ее ждет, уже паковала свои вещи, когда Стефания послала за ней. Лизетт вошла в библиотеку, где новоиспеченная хозяйка дома изучала корешки книг.
– Я хочу, чтобы вы покинули этот дом, мадам Декур, ровно через пять минут! – сухо объявила Стефания. – Вот ваши деньги. – Она указала на пачку купюр на столе. – Никаких рекомендаций вы от меня не получите. А теперь ступайте!
Лизетт взяла деньги.
– Прощайте, мадам, – с достоинством ответила она и вышла.
В вестибюле ее ждал Жерар.
– Уже? – участливо спросил он.
– Да, – грустно ответила Лизетт.
– Тогда я пошлю за экипажем.
Когда два чемодана и небольшой сундучок Лизетт были погружены в кабриолет, она попрощалась со всеми слугами. Жерар помог ей подняться в экипаж. Он и сам готовился к отъезду: его вещи уже стояли упакованными на ступеньках крыльца.
– Береги себя, – сказал он, закрывая дверцу кабриолета.
Он не предложил ей поддерживать знакомство, поскольку собирался перебраться к своему брату в Америку, где надеялся найти место камердинера. Благодаря наследству, полученному от покойного хозяина, он вполне мог позволить себе это. Когда экипаж тронулся, Жерар помахал ей вслед.
Спустя час Лизетт уже сидела в поезде, следующем в Нант. Сундучок погрузили на верхнюю полку, а чемоданы – в багажный вагон. Измотанная событиями последних дней, она не могла побороть сон и задремала, радуясь, что все дурное осталось позади. Очнувшись, увидела, что в купе сменились пассажиры. Бородатый мужчина в котелке вышел, появились двое других мужчин и женщина с ребенком. Сейчас напротив нее сидела молодая пара. Оба были довольно неряшливо одеты, но девушка приветливо улыбнулась ей, и Лизетт снова задремала.
Поезд сделал очередную остановку, и вагон опустел. Лизетт, приподнявшись на сиденье, поправила шляпу. Она неважно себя чувствовала, но, к счастью, по прибытии в Нант ей надо было только взять экипаж и доехать до места, адрес которого ей дала дочь мадам Марке, а завтра – найти временное жилье. Там она, как наседка, будет ждать появления на свет своего птенца. Это сравнение заставило Лизетт улыбнуться, и, удобно откинувшись на сиденье, она продолжала бодрствовать до конца поездки. Посмотрев на свою руку в перчатке, она обнаружила, что нет ее дамской сумочки, которая висела на шнурке, обвивавшем ее кисть.
Лизетт как током ударило. По-видимому, сумочка соскользнула с руки, когда она спала, и закатилась куда-то под сиденье. Не жалея своей безукоризненно чистой юбки, Лизетт нагнулась и стала шарить по полу, под сиденьем, но сумочка бесследно исчезла. Поднявшись, девушка посмотрела на верхнюю полку, где стоял ее сундучок. Там тоже было пусто. В купе заглянул носильщик, но, не увидев у нее никакого багажа, поспешил дальше.
– Меня ограбили! – крикнула Лизетт через открытую дверь вагона.
Ее подозрения пали на молодую пару, кроме которой в купе не было других пассажиров. Выйдя из вагона, она оглядывалась по сторонам, пытаясь обнаружить в толпе этих двоих, но, увы, парочка бесследно исчезла. Видимо, они вышли на две или три остановки раньше. В отчаянии Лизетт схватила за рукав первого попавшегося ей на глаза носильщика.
– Да, мадам?
– Я в поезде уснула, а когда проснулась, увидела, что меня ограбили, – дрожащим голосом проговорила она. – Пропала моя сумочка, вся моя ручная кладь.
Носильщик оказался участливым. – Да, мадам, такое бывает. Советую вам обратиться в полицию. Это здесь рядом.
– Но мне надо в Нант.
– Вы можете сесть на другой поезд.
– В багажном вагоне два моих чемодана.
– Я попробую получить их для вас. Дайте мне багажную квитанцию.
– Она осталась в сумочке, – еле слышно сказала Лизетт.
– Посмотрим, на месте ли ваш багаж?
Он оставил ее в купе, а сам отправился к багажному вагону.
В вагоне хлопали дверями, опаздывающие пассажиры спешили сесть в поезд. Вагон уже тронулся, когда носильщик добежал до ее купе, покачивая головой.
Дрожа от шока, Лизетт в ужасе закрыла лицо руками. Она потеряла все! Не только свои накопления – увесистую пачку банкнот, лежавших в дамской сумочке, но и все имущество, включая детские вещи, купленные или сшитые ее руками в последние месяцы жизни в доме судьи.
– Мадам, как ваше имя?
Подняв глаза, Лизетт увидела усатого жандарма. Казалось, он искренне сочувствует ей. Она сбивчиво рассказала ему все, как было. Жандарм записал в журнал ее показания, включая описание молодой пары.
– Но я не уверена. Эти люди могут быть совершенно непричастны к преступлению, – добавила она устало.
– В поездах орудует масса молодых преступников. Но пока не были замечены на Нантской ветке. Если это они и если мы их схватим, есть шанс, что вы получите часть ваших вещей. Но не рассчитывайте, что вам вернут деньги.
– Я осталась совершенно без средств. У меня нет ничего. Пропал даже мой билет на поезд.
– В городе есть женский монастырь. Идите туда, переждите, пока не свяжетесь с вашим мужем или родными. Я довезу вас туда, когда поеду в полицейский участок составлять рапорт.
Жандарм простился с Лизетт у дверей монастыря. Это было старинное мрачное здание из серого камня, производившее довольно суровое впечатление. Массивную дверь открыла пожилая монахиня с добрым морщинистым лицом. При виде убитой горем Лизетт она проявила искреннее сочувствие.
– Входите, дитя мое, – гостеприимно пригласила она. – Я сестра Дельфина. Прошу вас, входите, что бы ни привело вас сюда.
Когда Лизетт вошла в вестибюль, выкрашенный белой краской, перед ее глазами все вдруг закружилось, и она как подкошенная упала на каменный пол.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аттракцион любви - Лейкер Розалинда



Цікавий роман, але дуже тяжкий і сумний. Читаючи його неможливо стримати сліз.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаKarolina
3.05.2012, 15.49





Прочитала концовку, но плакать хочется
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаЛале
18.02.2013, 16.07





прочла роман...мне лично очень понравился и запомнился. стал одним из любимых. согласна что без слез его невозможно читать, но это не делает его хуже...по-моему наоборот даже...другие ее книги тоже прочла но ни одна не впечатлила так как эта...советую всем))
Аттракцион любви - Лейкер Розалиндаsara
16.03.2013, 18.04





Очень редко попадаются романы в которых показывается целая жизнь. Книга без особого конца. Может я глупа, но я не поняла конца книги и первые столбцы начла книги. Может кто-то мне сможет объяснить что произошло дальше?. В конце они все объединились пока он не ушел на фронт, а в начале книги она ехала удержать счастье…Лизетт знала только одно: она будет до конца бороться за свое счастье, что бы ей ни предстояло выдержать. Она чувствовала такое же отчаяние и бессилие, как в детстве, когда ей, одиннадцатилетней девочке, казалось, что мир вокруг нее рухнул.rnrnНо книга понравилась.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаАнна
14.06.2013, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100