Читать онлайн Аттракцион любви, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аттракцион любви - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Аттракцион любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Они ехали по проселочной дороге, освещенной лунным светом. Даниэль изредка поглядывал на свою спутницу. Девушка сидела рядом с ним, глядя вперед. Лишь один раз она прервала молчание, спросив имя коня.
– Его полное имя – Принц гор, – ответил он. – Не знаю, почему его так назвали, но иногда он делает такие прыжки, будто вспоминает лучшие дни своей жизни. Я приобрел его в Англии и не расстаюсь с ним последние два года, как начал гастролировать по Франции.
Лизетт кивнула, но ничего не сказала. Вскоре она начала клевать носом. Бедняжка боролась со сном, но иногда засыпала, заваливаясь на плечо Даниэля, а ее шляпка сбивалась набок.
Он старался не беспокоить девушку, но после трехчасовой езды вынужден был остановиться, потому что и сам нуждался в отдыхе.
Девушка мгновенно проснулась, заметив, что ее лицо наполовину закрыто сбившейся набок шляпкой. Лизетт сорвала ее, тревожно озираясь по сторонам.
– Где мы?
– Недалеко от главной дороги. Я должен немного поспать. Если хотите, можете лечь на сиденье. Я дам вам одеяло.
– А вы где будете?
– Отдохну прямо на земле, здесь неподалеку.
Лизетт успокоилась. Даниэль распряг Принца и привязал к дереву, стоящему у поросшей травой обочины, достал из фургона мешок в красно-синюю полоску и, вынув из него одеяло и подушку, протянул их Лизетт. Расстелив на земле другое одеяло, сам улегся внизу. Как всегда, заснул, едва положив голову на подушку.
Лизетт, устроившись на кожаном сиденье и мягкой подушке, долго не могла уснуть. Она испытывала не меньшее возбуждение, чем несколько часов назад, когда, выбежав из замка в сад, совершила ту злосчастную прогулку, которая закончилась для нее такой катастрофой. До того как ее сморил сон во время езды, она строила планы на ближайшее будущее, но теперь ей пришлось пересмотреть ситуацию. Она понимала, что, как только в замке спохватятся и обнаружат ее исчезновение вместе с чемоданом и прочими вещами, Изабель придет в ярость. Не приходилось сомневаться, что она поставит всех на ноги, чтобы найти Лизетт, И не потому, что ее заботило благополучие падчерицы, а потому, что разразится скандал. Подумать только! За неделю до свадьбы невеста сбежала из-под венца! Что касается Филиппа, он, конечно, будет в полном замешательстве, не понимая, что могло вызвать такой беспрецедентный поступок со стороны его бывшей невесты. Позднее, когда поиски безрезультатно закончатся, он, разумеется, придет в бешенство. Нетрудно представить, как будет уязвлено мужское самолюбие, когда его, обманутого жениха, поднимут на смех и приятели, и недруги.
Лизетт вспомнила, как отец решительно предостерегал ее, он считал Филиппа черствым, бездушным человеком, не достойным ее внимания, а тем более любви. Что же такое знал отец о ее будущем женихе? Джоанна никогда плохо не отзывалась о Филиппе, но и не приветствовала их роман. Лизетт вспомнила один случай. Она видела, как Филипп отдавал карточный долг одному из своих друзей, который в шутливой манере учил его быть более осмотрительным в игре:
– Ты слишком азартен, Филипп. Не забывай, сколько игроков теряли замки и состояния за карточным столом.
Филипп знал, что Лизетт слышала этот разговор. Тогда она не придала ему значения – многие молодые люди ее круга увлекались карточной игрой. Теперь же спрашивала себя, не потому ли он стал так настойчиво ухаживать за ней, когда узнал, что скоро она станет наследницей солидного состояния? Филипп любил деньги и беспечную разгульную жизнь. Сейчас она ясно понимала, что у него с Изабель был давний роман. Как же они должны были радоваться, что он женится на богатой невесте!
Ее снова охватило бешенство. Лизетт сознательно растравляла в себе злобу, иначе ярость сменилась бы невыносимым отчаянием от потери любимого и предавшего ее человека.
Она все время думала о случившемся. Вероятно, через пару дней Изабель сочинит историю о мнимой болезни падчерицы, чтобы выиграть время, пока беглянку не найдут. Вначале она и Филипп вряд ли догадаются об истинной причине ее исчезновения. Потом досада сменится яростью. Со временем все прояснится, они узнают настоящий мотив ее бегства.
Свою долю отцовского наследства, назначенного ей после окончания школы, Лизетт могла получить в любом отделении банка, чтобы обеспечить себе благополучную жизнь, но тогда сразу же обнаружили бы ее местонахождение. Изабель имела законное право силой вернуть ее в дом до достижения совершеннолетия.
Лишь после того как ей исполнится двадцать один год, она может на законных основаниях вернуться в дом своей бабушки в Лионе, который она любила больше всего на свете. Хорошо бы оказаться в Лионе сейчас, но именно там ее проще всего могла найти Изабель. Нельзя поддерживать связь с Джоанной и другими подругами. Лизетт не хотела вынуждать их лгать, если их спросят о том, где она.
Облокотившись на сиденье повозки, Лизетт наблюдала за спящим внизу странствующим артистом. Она сильно рисковала, пустившись в дорогу с совершенно незнакомым человеком. Ведь он мог ее ограбить, изнасиловать или даже убить. Но почему-то он вызывал у нее доверие, производил впечатление простого работяги, хотя и занимающегося диковинной профессией, и она не испытывала перед ним никакого страха. Лизетт улыбнулась. Он не подозревал, что не избавится от нее ни завтра, ни послезавтра.
Лизетт опять улеглась и крепко заснула.
Она проснулась, когда уже рассвело. Девушка мгновенно вскочила, ослепленная лучами солнца, струившимися через листву деревьев, на которых уже вовсю распевали птицы. Вспомнив все, что случилось вчера, она снова ощутила острую боль. Как у нее не разорвалось сердце, спрашивала себя Лизетт. Как она это выдержала и не сошла сума?
– Как спали? – спросил Даниэль Шоу, появившись у фургона с закатанными до локтей рукавами рубашки.
– Лучше, чем ожидала, – призналась Лизетт, поправляя выбившуюся прядь волос и закрепляя ее заколкой.
– Я починил ваш велосипед. Поломка была несерьезной, так что можете ехать на нем дальше, когда доберемся до города.
Он достал чемодан и поставил его рядом с ней на сиденье.
– Думаю, он вам еще понадобится. Сейчас половина шестого. Хотелось бы выехать не позже шести. Здесь за деревьями есть небольшой ручей. Можете там умыться. – Кивком головы он показал, где находится ручей. – А я приготовлю завтрак, поджарю на костре яичницу с помидорами и ветчиной. Огонь я уже развел, так что поторопитесь.
Открыв чемодан, она, прежде всего, посмотрела, не разбилось ли стекло на фотографии бабушки, ведь вчера и порыве ярости она сильно швырнула чемодан о фургон. Правда, ничего подозрительного после удара не услышала, но сейчас облегченно вздохнула, убедившись, что ничего не разбилось. Достав туалетную сумочку и щетку для волос, Лизетт удалилась к ручью. Вода была ледяная и очень взбодрила ее.
Лизетт, разумеется, слышала об английском завтраке – жареный бекон с яйцами, но не ожидала, что будет поглощать его с таким аппетитом. Она даже не представляла себе, как проголодалась. И съела три ломтика бекона с толстым куском хлеба, выпила кофе из белой, слегка облупленной эмалированной кружки. Он показался ей необыкновенно вкусным.
Когда они снова тронулись в путь, Лизетт сообщила Шоу о своем решении.
– Я была бы очень благодарна, если бы вы позволили мне остаться с вами еще некоторое время. Максимум три недели или немного больше. Так я могла бы окончательно запутать следы, – сказала она и быстро добавила, – разумеется, я буду оплачивать свои расходы.
Он отрицательно покачал головой.
– Сначала доберемся до города, а потом вам придется действовать самостоятельно. Я не хочу иметь дело с полицией, не хочу, чтобы меня обвинили в похищении или еще в чем-то. Ваше семейство может навесить на меня что угодно.
– Что вы имеете в виду?
Он насмешливо посмотрел на нее.
– Сколько вам лет? Восемнадцать? – Не спрашивая, он точно угадал ее возраст. – У вас на пальце нет обручального кольца, значит, вы находитесь на попечении семьи. Вы дорого одеты, у вас хорошая речь и, насколько я могу судить по вашей компании, вас обычно сопровождает взрослая компаньонка. Я видел, все ваши друзья – люди небедные. Я думал, что вы совершили неудачную попытку сбежать с вашим возлюбленным. А сейчас вы просите, чтобы я разрешил вам остаться со мной. Следовательно, причина бегства в другом?
Лизетт нахмурилась от такой прямоты.
– Я же сказала, что вынуждена была срочно покинуть свой дом, но ни за что не скажу, почему это сделала. А что касается опасений, что вас могут обвинить в похищении или в чем-то подобном, вы напрасно волнуетесь. Моя мачеха сделает все возможное, чтобы избежать скандала.
Вероятно, она наймет частных детективов, чтобы разыскать меня, и только одному человеку она скажет всю правду о моем бегстве.
– И кто он? Ваш отец?
– Нет. Мой отец умер в прошлом году. Я имею в виду человека, за которого должна была выйти замуж ровно через шесть дней.
– Так. Стало быть, вы поссорились со своим возлюбленным. – Даниэль энергично тряхнул головой. – Чем скорее вы вернетесь домой, тем лучше для вас. Завтра вы помиритесь с женихом и все забудете.
– Никогда! – воскликнула она с таким жаром, что Даниэль снова пристально посмотрел на нее.
– Неужто все так плохо? – спросил он, немного смягчившись.
– Хуже, чем вы можете себе представить. Между нами все кончено. Навсегда.
Наступила пауза. Лизетт невыразимо страдала, не желая говорить на эту тему. Мерзейшая картина в летнем домике неотступно преследовала ее.
Вокруг расстилались поля, мирно сияло солнце, но ничто не давало покоя ее израненной душе. Прошло не менее получаса, когда Даниэль, наконец, нарушил молчание.
– У вас нет родственников или друзей, кто мог бы приютить вас на первое время?
– Нет, – сухо отрезала она. – Я все решаю сама и не желаю никого вовлекать в эту историю.
– Вы кому-нибудь говорили, что собираетесь обратиться ко мне?
– Нет. Я даже велосипед достала из кустов и тащила его на себе, чтобы по следам шин не обнаружили и меня.
– Тогда вам нечего опасаться. Судя по тому, что вы готовы оплачивать свои расходы, я понял, что в финансовом смысле вы вполне обеспечены, во всяком случае, на первое время. Я прав?
– Да. Я собираюсь поселиться где-нибудь подальше от Парижа, найду квартиру.
Говоря о своих планах на будущее, она умоляюще посмотрела на него.
– Если вы согласитесь взять меня с собой, я готова исполнять роль вашего ассистента. Вы сами сказали, что в каждом городе нанимаете нового ассистента. А меня никто не увидит. Я буду сидеть в темноте за экраном. Уверяю вас, я научусь всем эффектам, а если понадобится, могу аккомпанировать на пианино и постараюсь подобрать нужную музыку к различным сюжетам.
Даниэль заинтересованно вскинул брови. Музыкальное сопровождение движущихся картинок могло стать сенсацией. Кроме того, музыка может звучать перед началом сеанса, когда посетители заполняют зал, и после представления – когда публика расходится. Даниэль как истинный шоумен быстро подхватил эту идею. Дело в том, что он частенько мучился, натаскивая своему ремеслу местных бестолковых помощников, а эта девушка наверняка способнее большинства из них. Но он очень уж не хотел усложнять свою жизнь, связываясь с молодой и красивой беглянкой.
– Нет, – твердо заявил Даниэль. – В любое время в любом месте вас могут узнать. В общем, так. Как только доедем до города, вы пересаживаетесь на свой велосипед. Я так решил.
Но Лизетт не сдавалась.
– Днем я могу носить вуаль, а вечером во время шоу надевать маску. Мне не привыкать к маскарадам. На вечеринках я это часто делала. Ассистент в маске только придаст таинственности вашим представлениям. Если вы согласитесь меня взять, я готова приобрести раздвижную ширму, знаете, такие ширмы обычно используют против сквозняков, и буду сидеть за ней и играть на пианино, скрытая от глаз публики. Разумеется, никакого вознаграждения мне от вас не надо.
Даниэль хмуро посмотрел на свою спутницу.
– В таком случае я бы платил вам, как всем остальным ассистентам.
Лизетт затаила дыхание.
– Значит, вы оставляете меня?
– Я только хотел подчеркнуть, что всегда поступаю по совести со всеми, кто помогает мне в работе, даже если эта работа временная.
Даниэль помрачнел. Девушка благоразумно не настаивала на своей идее, но он чувствовал: Лизетт не оставляет надежду переубедить его. Оставить ее у себя противоречило всякому здравому смыслу, но идея с маской и вуалью совсем неплоха: это действительно помогло бы скрыть беглянку от любопытных глаз. По крайней мере, пока ее не перестанут искать.
Когда они прибыли в следующий город, здесь уже царило оживление: лавки были открыты, улицы полны народа, в кофейнях сновали официанты в белых фартуках, накрывая столы и расставляя стулья под выцветшими полосатыми тентами. Даниэль остановился купить свежую газету. Быстро пролистав ее, он нашел нужное сообщение. Это был анонс его следующего представления с откликами прессы о выступлениях в других городах, а также его обычное объявление о поиске ассистента.
Прибыв на место, Лизетт решила осмотреть помещение для будущего представления. Это был просторный зал на втором этаже, а ниже находилось кафе, которое сдавали в аренду для частных вечеринок и прочих торжеств. В зал вел отдельный вход. На стене рядом с входом висел рекламный плакат предстоящего шоу. Позади здания была конюшня, куда Даниэль, познакомившись с хозяином, отвел Принца, а затем вернулся к Лизетт.
– Я пробуду здесь неделю, но наши пути расходятся уже сейчас. Советую вам взять велосипед, купить билет на поезд и ехать в любое место, куда пожелаете, но… – предостерег он, – не останавливайтесь в больших отелях. Именно там вас, вероятнее всего, будут искать частные детективы.
Лизетт от ярости залилась краской. Значит, он все-таки решил избавиться от нее, и ей пора сматывать удочки! Но не тут-то было! Покинув замок, она твердо решила: отныне никто не посмеет диктовать ей свою волю. Теперь все будет так, как хочет она. И вот наступил момент, когда ей необходимо проверить себя и понять, на что она способна.
– Я. никуда не еду. Я остаюсь с вами и участвую в вашем турне. Я уже сказала вам, что буду работать и… – словно вынув козырную карту, она запальчиво прибавила, – разве вы не обещали мне платить гонорар как любому другому наемному ассистенту? Если вы джентльмен, то не нарушите свое обещание!
Даниэль от неожиданности даже всплеснул руками, уставившись на нее ошеломленно.
– Я вам ничего не обещал!
Вдруг он нервно заморгал и, откинув голову, от души рассмеялся. В его смехе не было злобы: его искренне забавлял ее по-детски наивный призыв к соблюдению трудового законодательства. Его реакция удивила, но не обидела Лизетт. Она все поняла, пыталась даже улыбнуться в ответ, но невыразимая мука сковала ее лицо. Она словно окаменела.
– В таком случае, – сказал он, слегка усмехаясь, – вам придется самой позаботиться о жилье и достать маску. – Он вынул из кармана листок бумаги, на котором были написаны два адреса. – Эти адреса дал мне владелец трактира. Попробуйте обратиться по одному из них. Конечно, это жилье не идет ни в какое сравнение с тем, к которому вы привыкли, и вы, вероятно, скривите нос при виде этих каморок, но чистоту и порядок я вам гарантирую.
Взяв листок, Лизетт поняла, что, несмотря на все свое сопротивление Даниэль позаботился о ней и даже узнал адреса квартир.
– Для вас тоже снять комнату, мистер Шоу?
– Нет, я устроюсь в мансарде над кафе, а потом мне надо проинструктировать вас относительно звуковых эффектов. Сейчас я иду в город проверить афиши и распространить рекламные листки, а вы снимите комнату на неделю. Когда устроитесь, возвращайтесь сюда.
– А как насчет ширмы? Он покачал головой.
– Не все сразу. Сначала посмотрим, как справитесь с работой, за которую я буду платить.
В его голосе звучала легкая насмешка, но Лизетт сделала вид, что не замечает этого. Взяв чемодан, который он достал из фургона, она с гордо поднятой головой двинулась на поиски квартиры.
Первый дом оказался в длинном ряду довольно больших зданий, выходящих на темную узкую улочку. Лизетт не понравилось это место, и она сразу же отправилась по второму адресу. Место было не более привлекательным, чем первое, но в этом доме она заметила во многих окнах горшки с красной геранью, придававшие ему более радостный вид. Собравшись слухом, Лизетт постучала в дверь.
Ей открыла черноволосая опрятно одетая женщина, которой можно было дать около тридцати лет. Она смерила гостью взглядом с головы до ног.
– Да? – подозрительным тоном спросила она.
– Вы мадам Брузе? Мне нужна комната на одну неделю. Я работаю в шоу «Волшебный фонарь». Мы только что прибыли в ваш город.
Женщина облегченно вздохнула, сразу же впустив Лизетт в дом.
– Так вы артистка? Кажется, это так у вас называется? Теперь понятно. Вы так шикарно одеты, что я сначала приняла вас за даму из благотворительного общества. Ну, просто замучили своими визитами. Приходят от имени церкви, вечно чего-то просят. Правда, таких шикарных, как вы, я еще не видела. Пойдемте со мной.
Лизетт вошла в узкий, но чистый вестибюль, в котором стояла ваза с букетом живых цветов. Мадам Брузе провела гостью к лестнице. Лизетт поняла, почему ее внешний вид так поразил хозяйку. В последнее время Лизетт покупала одежду у лучших парижских кутюрье, хотя в пансионате ее, как и других девочек, обучали вышивке и шитью. Вполне естественно, что ее дорогая одежда сразу бросалась в глаза. Надо было срочно исправлять положение.
– Не могли бы вы порекомендовать мне местную портниху? – спросила она, поднимаясь по лестнице вслед за мадам Брузе. – Я хочу заказать пару новых платьев.
Искоса взглянув на гостью, она ответила:
– Здесь по соседству живет мадам Монклар. Хорошая мастерица, но сразу скажу, такое платье, как у вас, она вряд ли сошьет.
Поднявшись на этаж, женщина открыла дверь.
– Вот ваша комната, туалет во дворе. Если желаете, могу постирать ваши вещи за умеренную плату.
Квартирка оказалась меньше, чем комната для прислуги в их парижском замке, но чище других в доме, как Лизетт краешком глаз отметила, поднимаясь по лестнице. В комнате была небольшая кровать, в углу – железный умывальник с фарфоровым кувшином с цветочным рисунком и деревянная вешалка на стене. Плата за комнату с завтраком была настолько низкой, что Лизетт сначала хотела предложить больше, но потом решила, что для артистки, работающей в «Волшебном фонаре», это выглядело бы слишком подозрительно.
Заплатив вперед, Лизетт сразу же направилась к мадам Монклар, оказавшейся высокой, стройной женщиной с довольно колючими глазками. Портниха согласилась в течение недели сшить ей два платья из хлопка, юбку и жакет, пообещав, что ее дочь, тоже портниха, поможет вовремя выполнить заказ. Обмерив Лизетт, мадам Монклар сообщила, сколько материи пойдет на каждую вещь.
Несмотря на то, что с момента бегства прошло совсем немного времени, и в замке, вероятно, только заметили, что ее нет, Лизетт, идя по улице в дорогом шелковом платье, беспокойно посматривала по сторонам, ловя взгляды прохожих. Ее тревога еще больше усилилась, когда проезжавший мимо извозчик выразительно свистнул ей вслед.
В магазине тканей Лизетт купила самую простую материю на два платья, вуаль для шляпы и подходящий материал для маски. Среди остатков ткани нашла куски черного кружева и темного бархата. В галантерейном отделе купила набор швейных иголок, жесткую холстину для подкладки маски и небольшой кусок шелка, который достался ей по дешевке. В другом магазине Лизетт приобрела шаль, немного нижнего белья, несколько пар чулок и других мелочей, которые впопыхах забыла взять из дома, и новый чемодан, где могли поместиться все ее вещи. Неизвестно, что ее ждет впереди.
Отдав ткани портнихе, Лизетт возвратилась к себе в комнату и, усевшись на кровать, смастерила маску, пришив к ней изящную кружевную оборку, закрывавшую половину лица. Довольная результатом, она вернулась к Даниэлю. Он стоял на балконе, разговаривая с владельцем кафе. Увидев Лизетт, он кивнул ей, показав жестом, чтобы она поднималась наверх. В помещении верхнего этажа не было ничего, кроме стульев. Лизетт заметила, что Даниэль уже установил проектор и экран. Надев маску и подвязав ее лентой, девушка прошла к «фонарю». Сейчас она с интересом рассматривала новый для нее аппарат, на который почти не обратила внимания, когда была на представлении вместе с Филиппом.
Это был самый большой проекционный фонарь, который она видела в своей жизни, – с корпусом из отполированного дерева и начищенной до блеска латунной арматурой. Лизетт поразила конструкция проектора с тремя линзами, одна поверх другой. Каждая из них была вставлена в медную оправу с боковыми рамками для стеклянных пластин. На задней стенке корпуса находились изогнутая трубка и небольшая створка. Лизетт с любопытством заглянула через створку и увидела острые зубцы, четко разделявшие внутреннее пространство ящика.
Войдя в зал, Даниэль усмехнулся:
– Неплохая маска!
Убедившись, что Даниэль оценил ее рукоделие, Лизетт сняла маску.
– Это и есть тот самый «волшебный фонарь», да? Никогда не видела ничего подобного.
Даниэль подошел ближе и остановился рядом с Лизетт.
– Я купил его в Ливерпуле. Это лучший в мире проектор на сегодняшний день.
Взяв небольшую картонную коробку, стоящую за проектором, он открыл ее и показал на странные предметы серого цвета, напоминающие короткие квадратные свечи.
– Это так называемые рефлекторы.
Даниэль насадил одну из свеч на зубец.
– Они позволяют увеличивать силу света в проекторе. Говорят, благодаря этому рефлектору, если зажечь свет в Шотландии, он будет виден даже в Ирландии.
В уголках его большого рта заиграла улыбка.
– Правда, не могу точно назвать автора такого эксперимента.
– А для чего служат эти три линзы, мистер Шоу? – поинтересовалась Лизетт.
Даниэль прищурился, серьезно посмотрев на нее.
– А не пора ли нам называть друг друга по имени, Лизетт?
– Отлично, Даниэль, – ответила она.
На миг, задержав взгляд на Лизетт, он снова повернулся к «фонарю».
– Три линзы позволяют создавать определенные эффекты и использовать одновременно два и даже три снимка, например можно варьировать цвет горящего пламени. Я также могу совместить в одной сцене два кадра, попеременно открывая и закрывая створки. Я научился быстро вставлять верхний кадр до того, как вынуть нижний.
Он повернулся к экрану.
– А теперь я покажу, что вы должны делать.
Все необходимое для демонстрации оборудование было аккуратно сложено за экраном на складном столе, который Лизетт уже видела в фургоне. Сейчас Даниэль подвесил черный занавес спереди, чтобы не было видно ног ассистентки. Он терпеливо объяснял ей, как шуршать специальной бумагой для имитации разгорающегося пламени в сцене, изображающей горящее здание. В арсенале Даниэля был также колокольчик для вызова пожарной машины и расколотый на две части кокосовый орех. Если постукивать ими, можно получить эффект, имитирующий стук копыт. На два деревянных грибка, которые обычно используются для штопки носков, прикреплялись специальные набивки, и их удары точно передавали звук тяжелых шагов.
Для получения разнообразных звуковых эффектов в ход шли кастаньеты, полицейские свистки, трубка из тростника и даже маленький барабан. В конце он показал ей, как работать с листом жести, чтобы передать звук надвигающейся грозы. Когда Лизетт перепробовала все приспособления, Даниэль одобрительно кивнул головой.
– Сейчас я продемонстрирую несколько кадров, – сказал он, – из сегодняшней программы. Вы ее видели на афише. Посмотрим, как вы справитесь.
Он опустил шторы на двух окнах, чтобы свет не проникал в зрительный зал, а потом устроился за проектором.
На экране появились ярко подсвеченные изображения, и Лизетт поняла, что скорость, смены картинок играла решающую роль. Вначале у нее не все получалось, она не успевала вовремя менять кадры, но Даниэль проявил большое терпение и ни разу не прикрикнул на нее, чего она очень боялась. К концу репетиции девушка приобрела достаточный навык, но все же когда он скомандовал «стоп», с облегчением вздохнула.
– Вы неплохо справились, – одобрил он ее первый опыт. – Обычно мне приходится возиться с несколькими кандидатами, желающими стать моими ассистентами, прежде чем добиваюсь от них нужного результата. Как правило, на первом выступлении приходится ограничиваться несколькими эффектами. Сейчас пойдем в кафе, перекусим, а потом продолжим репетицию.
Лизетт сильно проголодалась и ела с большим аппетитом. После ужина она спросила, сколько ему потребовалось времени, чтобы овладеть французским языком как родным. Даниэль рассказал, что часто проводил во Франции каникулы вместе с бабушкой и дедом и так полюбил эту страну, что считает ее своей второй родиной.
– Поэтому вы так любите гастролировать во Франции? – спросила она.
Он покачал головой.
– Нет. Я делаю это исключительно ради моего единственного антрепренера – английского фотографа по имени Фриз-Грин. Я всю жизнь увлекался фотографией и пошел к нему в ученики. Я узнал, что он проводит интереснейшие эксперименты, и решил научиться у него всему, что он мог мне дать.
– И научились?
– Да, прежде всего я научился снимать и проявлять фотографии, снимал детей, делал семейные снимки, свадебные фотографии и тому подобное. – Налив ей вина, он наполнил свой бокал. – Но самым важным для меня было то, что он работал над изобретением камеры, которая способна снимать движущиеся картины, и он разрешил мне работать с ним.
– Движущиеся картины? – недоверчиво переспросила она. – Неужели это возможно?
– Да, эти работы уже ведутся.
– Но как это возможно? – настаивала она.
– Все просто: на длинные целлулоидные ленты можно снимать последовательный ряд фотографий и, если их быстро прокручивать и проецировать с помощью линз на экран, то возникнет иллюзия движения.
– Невероятно! – восхищенно воскликнула Лизетт.
Даниэль пожал плечами.
– Но прежде чем достичь этого, надо решить множество других проблем: избавиться от «прыгающих» кадров, добиться четкости изображения и так далее. Время от времени появляются новые типы проекторов, но пока ни один из них нельзя назвать идеальным. Правда, я читал, что американец по имени Эдисон очень преуспел в этом, сконструировав так называемый кинетоскоп. Но этот аппарат еще не прошел испытаний. У меня в Париже есть небольшая квартира, и одну комнату я переоборудовал в мастерскую, где всю последнюю зиму работал над своей моделью проектора «движущихся картинок». Летние турне кормят меня зимой.
– Значит, вы приехали во Францию, чтобы не конкурировать с вашим работодателем?
– Верно. С моей стороны было бы некорректно вторгаться на его территорию. В любом случае, наши идеи в корне отличаются друг от друга, и в своих разработках я намерен идти иным путем. Мы расстались друзьями. У него блестящий ум. Я уверен, он добьется своей цели и даже создаст аппарат цветного изображения.
– Вы имеете в виду устройство для демонстрации движущихся раскрашенных картинок наподобие этих снимков?
– Нет. Я имею в виду не раскрашенные картинки, а фотографии, снятые уже в цвете. Но до этой мечты еще далеко, как до горизонта, даже для Фриз-Грина.
– Но вы верите в его проект?
– Несомненно.
Подняв бокал, Лизетт произнесла тост:
– Так давайте выпьем и за ваш успех!
Даниэль улыбнулся, чокнувшись с ней.
– Это будет и ваш успех!
Они вернулись в его комнату, чтобы продолжить репетицию. Сейчас девушка чувствовала себя более уверенно и сделала всего две ошибки. Она переставила некоторые предметы реквизита, чтобы легче и быстрее было манипулировать ими. Ближе к началу сеанса Лизетт надела маску и спряталась за экраном. Спустившись вниз, Даниэль открыл двери для публики и начал продавать билеты. Появились первые зрители. Вначале их было немного, но постепенно зал наполнился до отказа. Даниэль сделал свое обычное вступление, а Лизетт во всеоружии ждала начала демонстрации.
Все шло хорошо. Пару раз, правда, она немного запоздала со звуком, но благоразумно пропустила этот фрагмент. Публика была в восторге, когда Лизетт в нужном месте протрубила в горн, но вдруг в зале в самый неподходящий момент раздался оглушительный хохот – дебютантка по ошибке издала музыкальный свист, когда на экране полицейский преследовал преступника. Затем сделала еще одну ошибку; изобразив звук тяжелых шагов вместо легкого стука каблучков молодой женщины. Когда представление окончилось, Лизетт в изнеможении откинулась на спинку стула. Только сейчас она поняла, в каком напряжении жила все последнее время, и была счастлива, что шоу подошло к концу.
– Ну, как дела, Лизетт? – спросил Даниэль, когда публика разошлась.
– К сожалению, мою работу не назовешь безупречной, – виновато сказала она. – До совершенства еще далеко.
Даниэль улыбнулся.
– Я и не ждал от вас совершенства. Другие до вас делали ошибки и похуже. А теперь пойдем. Я провожу вас до дома.
Вернувшись к себе, Лизетт моментально заснула, но перед сном твердо решила, что завтрашние два представления будут успешнее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аттракцион любви - Лейкер Розалинда



Цікавий роман, але дуже тяжкий і сумний. Читаючи його неможливо стримати сліз.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаKarolina
3.05.2012, 15.49





Прочитала концовку, но плакать хочется
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаЛале
18.02.2013, 16.07





прочла роман...мне лично очень понравился и запомнился. стал одним из любимых. согласна что без слез его невозможно читать, но это не делает его хуже...по-моему наоборот даже...другие ее книги тоже прочла но ни одна не впечатлила так как эта...советую всем))
Аттракцион любви - Лейкер Розалиндаsara
16.03.2013, 18.04





Очень редко попадаются романы в которых показывается целая жизнь. Книга без особого конца. Может я глупа, но я не поняла конца книги и первые столбцы начла книги. Может кто-то мне сможет объяснить что произошло дальше?. В конце они все объединились пока он не ушел на фронт, а в начале книги она ехала удержать счастье…Лизетт знала только одно: она будет до конца бороться за свое счастье, что бы ей ни предстояло выдержать. Она чувствовала такое же отчаяние и бессилие, как в детстве, когда ей, одиннадцатилетней девочке, казалось, что мир вокруг нее рухнул.rnrnНо книга понравилась.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаАнна
14.06.2013, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100