Читать онлайн Аттракцион любви, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аттракцион любви - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Аттракцион любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лизетт казалось, что Филипп так же сильно влюблен в нее, как она в него. Другие юноши тоже просили Изабель разрешить им встречаться с Лизетт, но Изабель подозревала их в меркантильных намерениях. Хотя на самом деле молодые люди видели в Лизетт милую, очаровательную и интеллигентную девушку, питали к ней искренние чувства, восхищались ее достоинствами, которые проявлялись еще ярче благодаря ее внутреннему ощущению счастья. Однако Изабель строго отметала все их притязания.
У нее были собственные виды на Филиппа, и потому она твердо решила, что Лизетт выйдет замуж только за него и ни за кого другого. На ее счастье, Лизетт была по уши влюблена в Филиппа. Изабель казалось, что этот брак выгоден и для молодого Боннара. Хотя у него было вполне достаточно собственных денег, но, по ее сведениям, в последние месяцы он бездумно швырялся ими, часто играя в казино. Она была уверена, что женитьба, на Лизетт удержит его от дальнейшего мотовства. Довольная собой, она тихо ухмыльнулась.
В первый раз Филипп поцеловал Лизетт в садовой беседке, куда они сбежали во время антракта концерта, организованного в доме одного из друзей ее мачехи. К его удивлению и одновременно восторгу, она мгновенно ответила на его поцелуй, страстно прижавшись к нему.
– Лизетт, я люблю тебя! – дрожащим от страсти голосом прошептал он.
– Я тоже, – ответила она. – Мне кажется, что я влюбилась в тебя сразу, как только ты заговорил со мной тогда в поезде.
Он улыбнулся, сдерживая радость.
– Какое ты милое, романтичное существо. Вот за это я все больше люблю тебя.
Они снова поцеловались. Филипп потянул ее к скамье, возле которой стояли пальмы в кадках, и опустился перед ней на колено.
– Ты хочешь выйти за меня замуж? Клянусь, я буду любить тебя до конца жизни!
Это был сон, ставший явью для Лизетт, но она не сразу ответила ему «да». Не в ее характере было держать Филиппа на крючке, но она хотела убедиться в серьезности его намерений, поверить его магическим словам. Взяв в ладони его лицо, она заглянула ему глубоко в глаза и увидела в них любовь. Теперь у Лизетт не оставалось сомнений: да, он будет любить ее до последнего вздоха!
– Да, – тихо ответила Лизетт, залившись румянцем от переполнявшего ее счастья. – О да, Филипп!
Стремительно поднявшись, он сел рядом с нею и, вынув из кармана маленькую коробочку, открыл ее. Лизетт увидела кольцо, сверкающее бриллиантами и сапфирами. Она не верила, что все это происходит наяву, и прежде, чем успела прийти в себя, Филипп надел кольцо на ее палец. Он снова поцеловал ее и когда прижал к груди, Лизетт обвила руками его шею. Высвободившись из его объятий, она светилась от счастья. Улыбаясь, Филипп встал и, взяв ее за обе руки, помог ей подняться.
– Давай сообщим твоей мачехе о нашем решении, – торжественно произнес он.
– Может быть, после концерта? Он покачал головой.
– Нет, давай прямо сейчас. Я хочу, чтобы весь мир знал об этом.
В перерыве в салоне были накрыты столы с прохладительными напитками и легкими закусками. Изабель вместе с другими гостями только что вернулась в зал и села на свое место. Она ждала возвращения Лизетт и Филиппа и, увидев их сияющие лица, сразу же все поняла.
– Мы решили обручиться, мадам Декур! – выпалил Филипп. – Надеюсь, вы благословите нас.
Изабель торжествующе сверкнула зелеными глазами, окинув обоих долгим выразительным взглядом.
– Благословляю вас, – произнесла она и, обращаясь к Лизетт, сказала: – Я очень рада за тебя, моя дорогая.
Поцеловав падчерицу, она снова повернулась к Филиппу и протянула ему руку. Он поклонился и галантно поцеловал ее. Обращаясь к нему, Изабель добавила:
– Примите мои искренние поздравления, Филипп Боннар!
В эту минуту Лизетт вспомнила поговорку о кошке, которая, съев сметану, с наслаждением облизывается. Изабель была очень похожа на кошку. Стоявшие рядом гости, услышав это известие, торопились поздравить влюбленных. Хозяйка вечера объявила об этом прежде, чем началось второе отделение концерта, и все присутствующие громко зааплодировали.
В течение нескольких дней Лизетт получала поздравления. Единственным исключением была Джоанна, которая явно не одобряла выбор подруги. Впервые она высказала свои сомнения, когда они однажды утром отдыхали в тени деревьев после игры в теннис.
– Филипп старше тебя почти на восемь лет. Он знает, что делает. Но тебе только семнадцать, Лизетт. А что, если тебе через год или два встретится другой человек, которого ты полюбишь сильнее, чем Филиппа?
– Этого не может быть, – с жаром парировала Лизетт. – Не забывай, что я знаю его много лет.
– Это не в счет. Тогда ты была ребенком. Я думаю, что мы еще должны насладиться молодостью и свободой. Лично я не собираюсь выходить замуж, по крайней мере, до тридцати лет.
Лизетт вздохнула.
– Ты привыкла все взвешивать и только потом принимать решение. В любом случае, Изабель разрешила нам пожениться не раньше июня будущего года, когда закончится траур по отцу. Тогда мне уже исполнится восемнадцать лет, и, если я кого-нибудь встречу до той поры, у меня будет достаточно времени обдумать все заново.
Джоанна знала, что это вряд ли случится: ведь теперь Лизетт и Филипп считались помолвленными и появлялись везде вместе.
Зимний сезон был насыщен светскими мероприятиями. В моду вошел велосипед, и люди всех возрастов были просто помешаны на нем. Кстати, первым инструктором Лизетт стала ее бабушка, разъезжавшая на велосипеде в клетчатых спортивных брюках и в подвязанной шарфиком шляпке. Она была большой поклонницей велосипедного спорта, считая, что он очень полезен для здоровья. Лизетт вместе с Филиппом часто садились на своих «железных коней», устраивая велосипедные прогулки в компании не менее двух дюжин приятелей. Очень популярными среди публики всех возрастов были и представления «Волшебного фонаря», которые обычно проходили в специально арендованных для этой цели залах. Демонстраторов подобных шоу часто приглашали и на частные вечеринки. Ходили слухи, что на закрытых мужских сборищах показывают «неприличные картинки», но никто из подруг Лизетт толком ничего не знал об этом. Даже самая смелая из них не отважилась бы спросить кого-то из молодых людей их круга, а те молчали или отшучивались, если даже и посещали подобные шоу вместе со старшими братьями.
Лизетт больше всего любила танцы. Хотя желающих потанцевать с ней было предостаточно, последний вальс всегда оставался за Филиппом. В танцевальный зал они приходили вместе, обмениваясь загадочными улыбками, и увлеченно кружились в танце.
День восемнадцатилетия Лизетт в начале января совпал с празднованием нового 1894 года. Учитывая ее молодость, Изабель разрешила Лизетт нарушить траур и надеть светлое платье, хотя после смерти Шарля прошло всего полгода. Как вдова, она соблюдала все приличествующие ситуации правила, однако в этот вечер, окончательно устав от черного траурного одеяния, впервые появилась в облегающем фигуру фиолетовом атласном платье с глубоким вырезом, на котором сверкали разноцветные драгоценные камни. В период, предшествующий свадьбе падчерицы, Изабель решила носить различные оттенки лилового, а в день свадьбы Лизетт, чтобы выглядеть особенно величественной, наденет расшитое золотом шелковое платье кремового цвета. Она уже представляла, как своей красотой затмит невесту и всех остальных. Ее выход из траура должен был произвести не меньший эффект, чем появление Афродиты из морской пены. Этого дня она ждала, как пленник ждет освобождения из темницы.
– Единственное, что она мне позволила, – это выбрать подружек невесты, – жаловалась жениху Лизетт. – Все остальное делает сама. К счастью, мой милый старый мсье Ворт прислушался к моим пожеланиям. Я хотела скромное свадебное платье простого покроя, а Изабель настаивала на вычурном фасоне, который мне совсем не идет. Слава богу, мсье Ворт согласился со мной. К Изабель все время приходят какие-то люди, обсуждают, как декорировать интерьер, какие цветы должны быть в церкви, наведываются повара и бог знает кто еще. На свадьбу пригласили оркестр. Музыканты станут играть на лужайке, а вечером мачеха устраивает бал с китайскими фонариками и прочей ерундой. Как мне хочется сбежать от всего этого!
Филипп улыбнулся.
– Я тебя понимаю, но это был бы полнейший скандал. Мы не можем так поступить. Для Изабель это был бы удар в самое сердце.
– Ты прав, – согласилась Лизетт.
Медовый месяц они планировали провести на яхте Филиппа в Средиземном море. Филипп собирался время от времени причаливать к берегу, чтобы показать молодой жене достопримечательности различных городов. Потом они намеревались поселиться в его парижском доме на Елисейских полях, в котором уже заканчивались отделочные работы.
На первых порах Лизетт и Филипп виделись друг с другом в присутствии Джоанны, поскольку Изабель не позволяла им оставаться наедине. Хотя Лизетт немного тяготило присутствие третьего лица, так, возможно, было даже лучше. Влюбленная по уши в Филиппа, она не могла поручиться за себя и, при определенных обстоятельствах, могла не устоять перед любовным натиском жениха. Лизетт испытывала чувственное наслаждение от его ласк, когда он нежно прикасался к ее груди, а его губы страстно скользили по ее шее.
Лизетт старалась полюбить свой будущий дом и верила, что обязательно его полюбит, когда декораторы закончат свою работу, вынесут мусор после ремонта, очистят лестницы. К сожалению, когда Филипп впервые показал ей дом, он произвел на нее мрачное впечатление, несмотря на яркое солнце. Особенно неприятно поразили ее висящие на стенах портреты, с которых смотрели хмурые, сердитые лица предков ее будущего мужа.
– А эти портреты останутся здесь и после ремонта? – спросила она.
Филипп бросил быстрый взгляд в ее сторону.
– Невеселые лица, правда? Вообще-то я привык к этим картинам и не замечаю их. Но если тебе не нравится, мы можем повесить их в галерее. Там еще много места, чтобы развесить их все. Пойдем, я покажу тебе, что там наверху.
Лизетт вся засияла. Да, он был готов на все ради нее, ради того, чтобы она была счастлива.
Оставалась одна неделя до свадьбы, и подготовка к ней шла полным ходом. Изабель, держа все под личным контролем, велела Лизетт провести эту неделю дома.
– Сейчас ты должна немного побыть в разлуке с Филиппом. В следующий раз вы встретитесь только у алтаря.
Лизетт не возражала. У нее тоже накопилось много дел. Вскоре должны были приехать три ее бывшие одноклассницы, на которых возлагалась роль подружек невесты, и она хотела посвятить им немного времени. Джоанна уехала в Англию, чтобы навестить мать, но должна была вернуться за день до свадьбы. Она была главной подружкой невесты.
Перед разлукой Лизетт и Филипп решили посетить с друзьями последнее представление гастролирующего по стране шоу «Волшебного фонаря». Повсюду в городе были расклеены афиши, рекламирующие этот фантастический аттракцион:
Мсье Даниэль Шоу счастлив представить грандиозное шоу «ВОЛШЕБНЫЙ ФОНАРЬ»! Количество представлений ограничено.
Лизетт и ее друзья уже были наслышаны о сенсационном аттракционе и жаждали на него попасть. Судя по всему, демонстратор был англичанином. Некоторые картинки сопровождались звуковыми эффектами, придававшими необыкновенное правдоподобие изображению. Сопровождать молодых людей Изабель отрядила пожилую кузину по имени Мадлен, которая гостила в замке.
Филипп позаботился о билетах и помог всем разместиться в каретах. Лизетт села на заднем сиденье в его великолепном большом экипаже темно-красного цвета, а он держал в руках поводья. Ударом хлыста дал знак трогаться другим каретам:
– Поехали!
Вереница экипажей отправилась в путь.
В зале было шумно. Зрители болтали и смеялись, когда компания молодых аристократов искала свои места. Демонстратор был высоким, широкоплечим молодым человеком лет под тридцать с густой темной шевелюрой, резко очерченными, словно вырезанными, чертами лица и очень разговорчивым. Его ясные серые глаза смотрели настороженно и очень внимательно. Сделав поклон публике, он заговорил на безукоризненном французском языке.
– Добро пожаловать, уважаемые дамы и господа! Мне доставляет огромное удовольствие приветствовать вас в этот вечер на моем последнем представлении в Париже. Надеюсь, вы получите удовольствие от нашего выступления и в следующем году вам снова захочется посетить наше новое шоу во время моих будущих гастролей в вашей стране.
Он снова поклонился, и в зале раздались аплодисменты.
– А теперь я попрошу джентльменов, сидящих в заднем ряду, погасить свет, и мы можем начать представление.
Когда свет погас, демонстратор занял место за проектором, и на экране появилось первое изображение. Это было увлекательнейшее зрелище, совершенно новое для большинства зрителей. Ассистент, находящийся за экраном, имитировал самые невероятные звуки, например грохот снарядов, сопровождающий сцены военных действий. Когда на экране появлялась картина горящего здания, в кадре полыхали языки пламени, зрителям казалось, что трещат горящие бревна. Когда пожар разгорался; треск становился сильнее, звуки точно воссоздавали происходящее на экране. Затем раздался удар колокола подъехавшей пожарной повозки, запряженной лошадьми, и при этом явственно слышался приближающийся стук копыт. Каждая сцена сопровождалась взрывом аплодисментов. Очень развеселили зрителей и сцены с клоунами, гримасничающими прачками с выпученными глазами и злобными жандармами. Еще больший взрыв хохота вызвала комическая сцена с каретой без лошади, взбунтовавшейся против своего хозяина, который шарахался, хватался за очки, за шляпу, а потом вконец запутался в плаще. Были и другие смешные кадры, но больше всего Лизетт и ее друзьям понравилась романтическая история, в которой солдат расстается со своей невестой и отправляется воевать. Дальше следовала батальная сцена: оглушительный грохот пушечных залпов, солдат храбро бьется с противником, потом, сраженный пулей, падает, якобы убитый. Многие молодые женщины даже всплакнули в тот момент, когда рыдающей невесте приносят печальное известие о гибели жениха. В конце он снова появляется, живой и невредимый, с повязкой на голове, и заключает девушку в объятия.
Публика с восторгом зааплодировала. Овациям, казалось, не будет конца. Демонстратор вышел на поклон и поднял руку. Когда зал стих, он объявил:
– Поскольку все билеты на наше представление были распроданы, я приказал перекрыть выходы и входы, чтобы желающие посмотреть наше шоу, оставшиеся на улице, не ворвались в зал. Но я пообещал им: если они наберутся терпения, я отложу отъезд и дам сегодня же дополнительный ночной сеанс.
В ответ раздался новый взрыв аплодисментов. Англичанин улыбнулся:
– Сейчас я объявлю об этом всем, кто не смог приобрести билеты. Мой ассистент только что сообщил, что число желающих попасть на представление за время этого сеанса возросло в три раза. Итак, дамы и господа, я предлагаю вам покинуть зрительный зал через боковые двери, чтобы избежать давки у главного входа. Благодарю вас.
Филипп проводил Лизетт и пожилую кузину до замка, остальные гости добирались домой самостоятельно. Когда кузина Мадлен вошла в дом, Филипп еще задержался с Лизетт, глядя ей в глаза. На небе сияла полная луна, и яркий серебристый свет освещал их лица.
– В следующий раз мы встретимся уже как муж и жена, – прошептал он.
Они обменялись долгим страстным поцелуем. Кузина Мадлен, заметив, что Лизетт все еще стоит с Филиппом у входа в замок, пронзительным голосом приказала ей срочно идти в дом.
Лизетт подчинилась, но помедлила минуту, чтобы еще раз посмотреть вслед отъезжающему Филиппу, и лишь потом вошла в выложенный мраморной плиткой вестибюль. Ожидавшая ее кузина Мадлен пожелала ей доброй ночи с верхней ступеньки лестницы. В замке было тихо, и Лизетт решила, что Изабель уже спит.
Когда девушка поднялась наверх, дворецкий закрыл на засов все двери. Это его последняя обязанность в этот день. В спальне, ее ожидала Берта, которая помогла ей раздеться, но Лизетт не смогла уснуть. Она была возбуждена и переполнена ощущением счастья.
– Ступай к себе, Берта, сказала она. – Я сама справлюсь. Пока мне не хочется спать.
– Хорошо, мадемуазель.
Служанка ушла, и Лизетт была рада остаться одна. Она подошла к открытому окну и, опершись локтями на подоконник, жадно вдыхала теплый воздух. Тихая ночь, круглая луна на небе, напоминавшая светящийся шар, парк с таинственными бархатными тенями – все это не располагало ко сну. Изнемогая от томящих ее чувств, Лизетт решила выйти из дома и прогуляться по тропинкам сада, чтобы успокоиться, а потом вернуться в свою постель и сразу заснуть.
Да, надо бежать в сад! Приоткрыв дверь спальни, она прислушалась. В доме стояла мертвая тишина. Спускаясь вниз по лестнице, она старалась двигаться бесшумно. Заметив, что две или три ступеньки лестницы поскрипывают, она запомнила какие, чтобы на обратном пути не наступить на них. Выйдя из холла, она прошмыгнула по коридору, ведущему к боковой двери. К ее удивлению, дверь была не заперта. Какая оплошность со стороны дворецкого! Выйдя из дома, девушка оставила ее открытой.
Чтобы остаться незамеченной, Лизетт держалась ближе к изгороди. Она решила пройтись по своей любимой тропинке. В ночной тиши изредка слышались легкие шорохи таинственных ночных существ. У пруда квакали лягушки, а плавающие и покачивающиеся на его глади цветы, казалось, тянулись к льющемуся с небес лунному свету. Какая красота! Склонившись над водой, она, как в зеркале, увидела свое отражение.
Вдруг Лизетт быстро выпрямилась, услышав другие звуки, которых никогда раньше не слышала. Они доносились из летнего домика. Лизетт свернула на ведущую к домику дорожку и едва не потеряла сознание, оцепенев от увиденного.
Изабель с распущенными волосами, в расшнурованном корсете, из которого торчали ее пышные груди, лежала на кушетке. Ее бесстыдно оголившиеся ноги в черных чулках на подвязках неистово дергались, путаясь в кружевных юбках. Склонившийся над ней Филипп, тяжело дыша, совершал какие-то дикие толчки, издавая омерзительные пыхтящие звуки, сливавшиеся с экстатическими стонами Изабель. Это зрелище окончательно ошеломило бедную Лизетт.
От ужаса она всплеснула руками, но моментально зажала рот, чтобы подавить крик, готовый вырваться из ее груди. В летнем домике не услышали, как она почти вслепую, наобум метнулась через газон в глубь сада. Там она рухнула на каменную скамью, закрыв лицо руками. От пережитого шока у Лизетт стучали зубы. Она будто окаменела, не в состоянии осознать все увиденное. Ее охватили неописуемый ужас и чувство нестерпимого омерзения.
Постепенно оправившись от удара, она медленно поднялась, не зная, что делать дальше. Боже, какое предательство! Какая мерзость! Как он мог так поступить с ней? Ведь он знал, как она его любит! Как верит ему! Но ведь он тоже ее любил! Она это знала. Ничто не могло заставить ее усомниться в его искренности, когда он говорил ей те нежные слова. Во всем виновата Изабель! Ее подлое коварство! Это она соблазнила его. Она выждала момент, подстерегла Филиппа в кустах, когда он направлялся к экипажу, чтобы ехать домой. И тогда эта бесстыжая тварь, улучив минуту, вышла из своего укрытия, а он, застигнутый врасплох, не смог устоять. Сладким голоском, источая обольстительный аромат пьянящих духов, под сенью жаркой ночи, Изабель околдовала его порочными чарами, против которых Филипп оказался безоружен. Такие мысли бродили в голове у Лизетт.
Ее охватило дикое бешенство. Крепко сжав кулаки, она в сердцах топнула ногой. Каким же слабым он оказался! Можно ли верить его клятвам верности, которые он должен произнести в день их свадьбы?
Затаив дыхание, она вдруг услышала шуршание гравия: коварные прелюбодеи шли по дорожке, не заметив прячущуюся за кустами Лизетт, и о чем-то тихо говорили. В какой-то момент до Лизетт донесся их смех. Филипп провожал Изабель к дому. Когда они были совсем близко от нее, Лизетт услышала обрывки слов, которые промурлыкала мачеха своим кошачьим голоском:
– Помни, ты обещал мне не затягивать ваш медовый месяц, cheri. Я буду страшно скучать по тебе. Как я мечтаю снова оказаться в твоих объятиях.
– Встретимся опять здесь, как только представится первая возможность, – мягко сказал он.
Наступила небольшая пауза. Вероятно, они остановились, чтобы поцеловаться на прощанье.
Лизетт пронзила нестерпимая боль. Зажмурившись от ужаса, она, оглушенная, не могла поверить в реальность происходящего. В ней клокотала ярость. Они, вероятно, думают, что она слишком молода и глупа, по уши влюблена в Филиппа, чтобы догадываться, что происходит между ними. Значит, они собирались пользоваться домом ее отца для своих любовных свиданий.
Что ж, пусть продолжают свою гнусную связь! Но без нее! Она не желает их больше видеть. Отныне ноги ее не будет в этом доме! Она сюда не вернется! Никогда!
А теперь надо быстро вернуться в замок, чтобы опередить Изабель, которая может запереть дом изнутри. Со всех ног Лизетт бросилась бежать по дорожке, ведущей из сада к дому. Прячась за кустами, она добежала до двери и быстро прошмыгнула внутрь. Слава Богу! Успела вовремя! Добежав до спальни, Лизетт услышала предательский скрип ступеней, возвестивший, что мачеха поднимается по большой лестнице. Девушка тихо прикрыла дверь своей комнаты и заперла ее на замок.
Прижавшись к стене, она перевела дух и, напрягши слух, услышала, как хлопнула дверь в комнате Изабель. Не теряя времени, она торопливо начала собирать вещи. В гардеробной ей сразу же бросилось в глаза шелковое свадебное платье, сшитое в точном соответствии с ее пожеланиями. Оно висело на специальной вешалке под чехлом, а рядом на подставке была сложена фата, напоминавшая пену из кружев. Как больно смотреть на все это.
Лизетт судорожно схватила один из пустых чемоданов и начала запихивать в него вещи, которые могли понадобиться в ближайшее время. Остальное ей могут переслать позже, когда минует день намеченной свадьбы и Изабель не сможет ее отыскать. В карман плаща девушка быстро сунула кошелек со значительной суммой денег, которые она отложила для свадебного путешествия.
Чемодан оказался довольно увесистым, но это было неважно. Сейчас самое главное исчезнуть, убежать – как можно дальше – прежде чем о ней спохватятся. Она снова прокралась по лестнице вниз и выскользнула через черный ход, затем, минуя конюшню, вошла в сарай, где стоял ее велосипед с прикрепленной за сиденьем небольшой багажной корзиной, в который обычно возили продукты для пикника. Сняв с крючка ремень, Лизетт привязала им чемодан к багажнику. Через минуту она уже мчалась по дороге. Велосипед вилял, его заносило в разные стороны – раньше на нем не приходилось возить такие тяжести. Немного отъехав от ворот, она приспособилась и уже не виляла, а ровно катила по дороге.
К счастью, в эту ночь полная луна ярко освещала проселочную дорогу. До полуночи было еще далеко, но вокруг ни души: крестьяне обычно рано ложатся спать. Лизетт хорошо ориентировалась на местности, зная куда ехать, чтобы не напали на ее след. После короткого шока мозг девушки работал с быстротой молнии. Голова была ясной, как никогда.
Вокруг простирались луга и поля. Лизетт почти добралась до цели, когда дорогу вдруг перебежала кошка, заставившая ее резко затормозить. Велосипед круто занесло. Он врезался в фонарный столб, и Лизетт упала. В ярости вскочив, она увидела, что переднее колесо сильно покорежено. Рыдая от бессильной злобы, она отвязала чемодан и швырнула его в живую изгородь из кустов, растущих поблизости, однако страх, что план ее бегства сорвется, заставил ее снова схватить чемодан и тащить его на себе.
Вскоре показалось строение, где недавно состоялось представление «Волшебного фонаря». Оно выглядело темным и опустевшим. На свое счастье, Лизетт тотчас заметила рядом с трактиром лошадь «фонарщика» и его ярко-красный фургон. В желтом свете уличного фонаря с двух сторон повозки виднелась надпись: «Волшебный фонарь Шоу». Лошадь жевала сено из подвязанного к морде мешка. Демонстратор Даниэль Шоу, судя по всему, ужинал в трактире.
Лизетт быстро поднялась по каменным ступеням и прильнула к окну трактира, пристально всматриваясь, там ли он. Да, он был там! «Фонарщик» сидел один за столом и явно завершал свою трапезу, выливая из графина остатки вина.
Выходя из трактира, он был уверен, что его никто не видит. Он выглядел довольным после ужина. Задержавшись у входа, глубоко втянул в себя воздух, подняв глаза к небу, под сводами которого отчетливо вырисовывались очертания всего Парижа. Оставляя за собой шлейф смешанных ароматов чеснока, вина и рыбного супа, Даниэль захлопнул дверь.
Его благодушие лишь отчасти объяснялось превосходным вином и супом. Дело в том, что и во Франции, и по ту сторону Ла-Манша, в родной Англии, он чувствовал себя как дома благодаря матери-француженке. Выйдя замуж за англичанина, она, когда представлялась такая возможность, все же предпочитала говорить на французском языке. Поэтому для Даниэля оба языка были родными с колыбели. Его турне по пригородам Парижа, тайно соперничавшими со столицей, оказалось очень успешным. Осенний сезон прошел для него вполне удачно, Даниэль существенно пополнил свои финансы, которые он собирался потратить для усовершенствования «волшебной» камеры.
– Мсье Шоу! – окликнул его женский голос.
В свете, падающем из окон трактира, он заметил фигуру молодой девушки в сером шелковом плаще и модной шляпке. Поставив чемодан у фургона, она сделала шаг навстречу. Он сразу узнал ее. Эту девушку он заметил во время сегодняшнего представления в числе других хорошо одетых молодых людей. Она уже тогда привлекла его внимание миловидной наружностью и неподдельным восторгом, с которым глядела на экран живыми глазами из-под длинных ресниц. Сейчас ее взгляд был напряженным, встревоженным, почти пустым. Однако больше всего его удивило то, что эта девушка в столь поздний час стояла у трактира и явно ожидала его. Он сразу решил, что кто-то из ее спутников находится здесь неподалеку.
– Да, мадемуазель?
Неторопливой походкой Даниэль сошел по ступеням. Все снаряжение для «Волшебного фонаря» он уже погрузил в фургон, накрыв его брезентовым навесом, и собирался двинуться в путь.
– Вы что-то хотите спросить у меня? Вероятно, вас заинтересовали «живые картинки»? – осведомился он.
– Нет, речь не об этом. В конце представления вы сказали, что сегодня вечером покидаете нашу страну. Так вот, я хочу ехать с вами до следующего пункта вашего турне.
На лице Даниэля не дрогнул ни один мускул.
– Чем вызвано такое странное желание? – сухо спросил он.
– На то есть веские причины, о которых я не хочу говорить. Могу только сказать, что мне необходимо срочно, сегодня же уехать из Парижа.
– Вы скрываетесь от полиции? – спросил он с легкой усмешкой.
– О, нет! – с негодованием воскликнула она. – Ничего подобного. Просто никто не должен знать, где я нахожусь.
– Как вы здесь оказались? – спросил он, пристально глядя на нее с все возрастающим любопытством, пытаясь угадать, что могло стать причиной ее бегства. Семейные неурядицы? Ссора с возлюбленным?
– Кто вас сюда привез?
– Никто. Я ехала на велосипеде, одна. Потом сломалось переднее колесо велосипеда.
– Ничего страшного. Здесь неподалеку проходит железная дорога. Поездов много. Видите ли, мадемуазель, я лично принципиально не беру с собой пассажиров.
– А как же ваш ассистент? – выпалила она, словно ловя его на слове. – Разве он не ездит вместе с вами?
– Ассистента я всегда беру на месте и только на время выступлений в одном городе.
– Я не могу ехать поездом. Меня могут найти по билету.
– Доброй ночи, мадемуазель, – отрезал он.
Даниэль не собирался нарушать ради первой встречной свое незыблемое правило – путешествовать в одиночку. Для него вопрос был решен: он повернулся к лошади и, потрепав ее по холке, отвязал мешок с овсом.
– Я заплачу! Назовите сумму! – в отчаянии выкрикнула Лизетт.
Не поворачивая головы, он засунул мешок под брезент повозки.
– Ваши деньги меня не интересуют. Я же сказал, что всегда езжу один.
Забравшись на сиденье, он ловко подхватил поводья. Лизетт крепко вцепилась в его плащ.
– Подождите! Умоляю вас! Вы мой единственный шанс скрыться от всех. Никому не придет в голову, что я могу сбежать с вами.
Он смотрел на нее сверху вниз. Хотя сегодня вечером он не объявил место своего следующего выступления, план его турне был расписан заранее. Многие зрители, побывавшие на его сеансах, придя в восторг от дивных фантасмагорий, передавали по цепочке своим друзьям и знакомым в других городах – непременно посетите это шоу. Но почему эта девица так настойчиво пыталась увязаться за ним?
Он вспомнил молодого человека, который был вместе с ней на последнем выступлении. Никто в зрительном зале даже не догадывался, как много он видел из темноты, стоя за своим «волшебным фонарем». Он заметил, как эти двое украдкой целовались, пожимая друг другу руки, невзирая на присутствие пожилой надзирательницы, которая сопровождала компанию юных аристократов. Эта парочка выглядела слишком влюбленной и счастливой, чтобы в такой короткий срок серьезно поссориться. А может быть, они решили бежать оба, но по отдельности и потом встретиться в ближайшем городе?
– Возвращайтесь домой, мадемуазель, – дал он мудрый совет. – До завтра подумайте, а уж потом бегите.
Даниэль отпустил поводья, и лошадь тронулась. Почувствовав на себе ее дыхание, Лизетт в ярости с размаху ударила чемоданом по фургону.
– Уезжайте! – крикнула она в отчаянии. – Я пойду пешком!
В следующий момент он услышал, как она вскрикнула от испуга и тряхнула чемоданом, чтобы убедиться, не разбилось ли что внутри. Судя по всему, все обошлось, потому что девушка решительно двинулась за ним вслед.
Когда ему предстоял дальний путь, он предпочитал выезжать ночью, чтобы вовремя прибыть на новое место, расклеить афиши и установить в зале проектор.
Вот и сегодня он сразу же отправился в дорогу. Не успев далеко отъехать, он оглянулся. Девушка плелась за ним, толкая велосипед со сломанным передним колесом. Она с трудом справлялась, то и дело, поправляя чемодан на вихляющем велосипеде, потом снова катила его дальше. Покачав головой, Даниэль ехал дальше, но мысль о девушке не давала ему покоя. Молодая, безрассудная, доведенная до крайнего отчаяния – она могла стать жертвой первого же встречного мерзавца. Он снова оглянулся, но в этом месте дорога делала поворот, скрывавший девушку из вида. Даниэль вздохнул и остановился, решив подождать ее.
Заметив его, Лизетт не ускорила шаг, как ожидал Даниэль, по-видимому, не желая снова получить отказ. Спрыгнув с повозки, он стал ждать на дороге. Когда девушка подошла ближе, он, видя ее настороженное хмурое лицо, протянул ей руку.
– Дайте ваш чемодан, мадемуазель. Я погружу его в фургон вместе с велосипедом.
– Благодарю вас, мсье Шоу, – спокойно сказала она и с облегчением вздохнула.
Пока он укладывал чемодан и велосипед под брезент, Лизетт проворно взобралась на сиденье, словно боялась, что он передумает.
Поднявшись на козлы, он взял в руки поводья и бросил на нее быстрый взгляд. Девушка, не шелохнувшись, сидела, глядя перед собой в темноту, сжимая в руках дамскую сумочку.
– Мое имя вам известно, – сказал он. – А вас как зовут?
Она ответила. Он кивнул, не пытаясь продолжить разговор, и Лизетт была благодарна ему за это. Ей требовалось время, чтобы решить, что делать дальше. Вокруг стояла необыкновенная тишина. Наверное, в эту минуту там, в городе, горели огни, звучала музыка, веселились люди, а здесь менялась ее жизнь, и неизвестно, когда она снова увидит Париж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аттракцион любви - Лейкер Розалинда



Цікавий роман, але дуже тяжкий і сумний. Читаючи його неможливо стримати сліз.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаKarolina
3.05.2012, 15.49





Прочитала концовку, но плакать хочется
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаЛале
18.02.2013, 16.07





прочла роман...мне лично очень понравился и запомнился. стал одним из любимых. согласна что без слез его невозможно читать, но это не делает его хуже...по-моему наоборот даже...другие ее книги тоже прочла но ни одна не впечатлила так как эта...советую всем))
Аттракцион любви - Лейкер Розалиндаsara
16.03.2013, 18.04





Очень редко попадаются романы в которых показывается целая жизнь. Книга без особого конца. Может я глупа, но я не поняла конца книги и первые столбцы начла книги. Может кто-то мне сможет объяснить что произошло дальше?. В конце они все объединились пока он не ушел на фронт, а в начале книги она ехала удержать счастье…Лизетт знала только одно: она будет до конца бороться за свое счастье, что бы ей ни предстояло выдержать. Она чувствовала такое же отчаяние и бессилие, как в детстве, когда ей, одиннадцатилетней девочке, казалось, что мир вокруг нее рухнул.rnrnНо книга понравилась.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаАнна
14.06.2013, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100