Читать онлайн Аттракцион любви, автора - Лейкер Розалинда, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аттракцион любви - Лейкер Розалинда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аттракцион любви - Лейкер Розалинда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лейкер Розалинда

Аттракцион любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Прибыв в Лион, Лизетт ожидала, что с первой минуты почувствует себя здесь как дома, но этого не произошло. Она и раньше не слишком хорошо знала привокзальный район, а за время ее отсутствия здесь выросли новые здания. Глядя на новый облик площади, она не могла понять, в каком направлении ей дальше идти. Она решила узнать дорогу у продавца газетного киоска и, следуя его инструкциям, направилась в сторону округа Белькур, где находился дом ее бабушки. Постепенно улицы и городские указатели становились все более узнаваемыми, а настроение Лизетт – все бодрее и увереннее. Наконец она вышла на набережную, где на минуту остановилась, чтобы сориентироваться на месте.
Лион был городом рек и мостов, разделенным на три части Роной и Соной. С историей Лиона, уходящей корнями в глубину веков, Лизетт в основном познакомила бабушка, но интерес к ней привила девочке школа. Реки всегда играли особую роль в развитии шелковой индустрии Лиона, являясь важнейшими транспортными артериями. Многочисленные мосты связывали старый квартал Вэз и гору Фурвьер на западе с более молодыми районами на востоке. Из старого округа, примыкающего к северной части Лиона, – знаменитого Ла Круа Рюсс «города ткачей» к версальскому двору в свое время поставлялись шелка, в которых когда-то блистала Мария-Антуанетта. С тех пор лионский шелк пользуется огромным спросом во всем мире.
Лизетт улыбнулась, вспомнив старую местную поговорку: «Если другие города отличает пение птиц, то Лион – стук ткацких станков».
Лизетт ускорила шаг, ведь с каждой минутой она все ближе подходила к дому бабушки. По воде с отражающимися в ней золотистыми лучами заходящего солнца плыли пароходы и баржи. Она остановилась в том месте, откуда открывался великолепный вид на гору Фурвьер, возвышающуюся над Лионом. Город сильно разросся, появились новые здания, которых она не видела. Где-то вдали должны находиться развалины древнеримского амфитеатра, где Лизетт вместе с другими детьми играла много лет назад. Она обязательно должна туда пойти, посидеть на священных камнях.
На мосту девушка остановилась, глядя сверху на лодки и катера, скользящие по воде, и, улыбаясь, вспомнила, как бабушка приподнимала ее вверх, чтобы внучка могла лучше рассмотреть, что происходит внизу, на реке. Лизетт прошла еще дальше и вскоре добралась до площади Белькур, одной из самых красивых во Франции, затем ускорила шаг и через пару минут уже стояла у закрытых ворот их старого дома. Остановившись, бросила сумку на землю и, вцепившись в прутья решетки, стала всматриваться в знакомые ей очертания дома.
Жадным взглядом она старалась уловить каждую деталь. Желтые стены выцвели под яркими лучами солнца, зеленые ставни закрыты, но в целом дом не производил впечатление заброшенного. Напротив, медные дверные ручки были до блеска начищены, кусты в бочках аккуратно пострижены, а белая мраморная лестница, ведущая к входной двери, казалась свежевымытой. Ее милый старый дом словно дремал в ожидании возвращения хозяйки.
Жадным взглядом Лизетт скользила по всему дому. Ах, если бы у нее были ключи! Это место было единственным на земле, где она хотела бы провести ближайшую ночь! Она больше не может и не останется ночевать в дешевых гостиницах, здесь ее комната и ее постель. Если бы она только могла проникнуть через эти ворота! Лизетт вспомнила о потайном месте, где одна из служанок прятала запасной ключ, когда задерживалась на свидании со своим возлюбленным позже положенного часа. Лизетт совершенно случайно раскрыла этот секрет, но не выдала служанку. Маловероятно, чтобы кто-нибудь кроме нее знал, где лежит ключ.
Поскольку дом стоял на углу, девушка начала ощупывать одну сторону высокой стены, где должен быть спрятан ключ. Из-за верхушек деревьев, которые заметно выросли за время ее отсутствия, она видела в конце сада конюшни и домик конюха. Но проникнуть в сад невозможно – прочные тяжелые ворота и дверь в стене были заперты изнутри.
Расстроившись, она вернулась к воротам, ведущим к главному входу в дом. Конечно, можно было бы перелезть через них, но тогда надо дождаться темноты, чтобы ее никто не увидел. Так и сделаю, твердо решила Лизетт. Следующие полчаса она потратила на поход в магазин: купила хлеб, немного сыра, пару яблок, пакет кофе, небольшую лампу и коробку спичек, потом зашла в бистро неподалеку и плотно поела. Когда она вышла на улицу, было уже темно, и никто не заметил, как она вернулась к воротам. Сложив купленное в сумку с одеждой, Лизетт просунула ее за решетку, потом оглянулась по сторонам и, заметив приближающуюся пару, шмыгнула в темный переулок недалеко от дома, где не было фонарей. Когда пара скрылась из виду, она вернулась к воротам и, подобрав юбки, ловко вскарабкалась по решетке. Потом, занеся одну ногу в черном чулке с подвязкой через верхний край решетки, вдруг зацепилась подолом за прутья. На несколько жутких мгновений она в ужасе замерла, но через пару секунд уже была по другую сторону ворот. Лизетт спрыгнула на дорожку и, увидев, что кто-то идет мимо, быстро нырнула в кусты.
Прячась в кустах, она пролежала несколько минут на земле. Сердце ее бешено колотилось. Когда смолкли все шорохи и звуки, и улица опустела, она, наконец, поднялась. Оставалось только проникнуть в дом! Лизетт бросилась по дорожке между стеной и домом, чтобы пробраться к черному входу с крыльцом. Первым делом она зажгла фонарь, затем нащупала пальцами небольшой уступ, за которым в пыли и паутине, как она и думала, лежал заветный ключ. Облегченно вздохнув, вставила его в замочную скважину. Ключ легко повернулся, и дверь открылась. Проникнув в дом, Лизетт сразу же заперла дверь изнутри и вошла в небольшой коридор, где слуги вешали верхнюю одежду. Сейчас вешалка была пуста.
С лампой в руках она прошла в кухню. На полках поблескивали медные кастрюли, аккуратными рядами выстроились соусники. Посередине стоял длинный, светлый, хорошо отчищенный стол. Огромная черная плита сразу напомнила Лизетт о вечно краснощеком поваре. От раскаленной плиты кухня казалась теплой и уютной. Лизетт любила заглядывать сюда холодным зимним утром.
Вдруг ее поразил звук, исходящий от круглых настенных часов, висящих на стене кухни. Они тикали! Как странно! Возможно, дом кто-то регулярно навещает? Он-то и завел часы. Вся мебель была затянута простынями, но паркет источал слегка уловимый запах свежей восковой мастики. Проведя пальцем по краю стола, девушка не увидела пыли. Вероятно, в завещании бабушки было оговорено, что дом должен содержаться в идеальном состоянии до того дня, когда Лизетт вступит в наследство.
Она прошла по всем комнатам нижнего этажа, обитым лионским шелком в изысканных тонах с изумительнейшими узорами, придававших каждому помещению неповторимую прелесть. Удивительно, но во всех комнатах шли часы! Кресло в салоне, на котором она сидела после похорон бабушки, и перед тем, как, заливаясь слезами, убежать в сад, где ее утешал мсье Люмьер, по-прежнему стояло на своем месте у стены.
Медленно поднявшись по широкой лестнице с причудливо изогнутыми перилами, Лизетт зашла в галерею и спальни. В будуаре бабушки остановилась и напрягла слух: не услышит ли она голоса из прошлого. От ощущения былого присутствия здесь человека, который любил ее и подарил ей счастливое детство, на нее вновь нахлынули воспоминания. Лизетт казалось, что в воздухе еще сохранился легкий аромат любимых бабушкиных духов, которые ежегодно доставлялись ей из Грасса. Лизетт опустилась на софу, обитую розовым бархатом.
– Моя дорогая бабушка! – тяжело вздохнула она. – О, если бы ты была со мной рядом!
Ее спальня показалась ей намного меньше, чем в детстве. В ящиках еще лежали некоторые игрушки. Увидев их, Лизетт не могла удержаться от улыбки и поздоровалась с ними как со старыми друзьями. Ей очень хотелось переночевать в своей детской спаленке, но она все же решила, что намного безопаснее занять одну из комнат для прислуги на чердаке. Это даст ей время спрятаться. Если утром кто-то неожиданно нагрянет в дом для уборки, можно воспользоваться черной лестницей для прислуги и незаметно выскользнуть. Она убедилась, что в ванных комнатах также все в полном порядке – сливные пробки на месте, из кранов идет чистая вода без ржавчины, ватерклозеты работают нормально. Это еще одно доказательство того, что дом регулярно посещается, поскольку он не отключен от водопроводной сети.
В ящике для белья, где обычно хранили постельные принадлежности, переложенные маленькими мешочками с лавандой, Лизетт нашла чистые простыни, наволочки и одеяла. Все необходимое она взяла на чердак. Постелив постель и взбив подушки, улеглась, предавшись своим думам, отгоняя лишь мучительные мысли о дочери. Рана была еще слишком свежа, слишком тяжела, и надо было держаться изо всех сил, чтобы выжить. Сейчас ей придется думать только о самых насущных делах – поисках работы и подходящего временного жилья. Так она незаметно погрузилась в глубокий здоровый сон, а утром была разбужена каким-то шумом, доносившимся снизу. В доме кто-то был. Слышались чьи-то шаги.
Спрыгнув с кровати, Лизетт подошла к двери и услышала, как какая-то женщина что-то бормотала про себя, подметая веником пол. Потом на лестнице раздался другой женский голос:
– Гортензия, ты все закончила?
– Почти все, но на сегодня хватит. Я натерла все полы, – ответила Гортензия.
– Тогда спускайся. Я налила нам с тобой по стаканчику вина.
Лизетт поняла, что они взяли вино из бабушкиного погреба, но в этот момент она не пожалела бы для них никаких деликатесов, ведь они так хорошо ухаживают за домом. Интересно, часто ли они приходят? Лизетт услышала, как женщина по имени Гортензия спустилась на нижний этаж, продолжая бормотать себе что-то под нос, потом исчезла на кухне, закрыв за собой дверь.
Тогда Лизетт молча спустилась в галерею и стала ждать, когда они уйдут. Через четверть часа женщины, не переставая болтать, вышли в вестибюль.
– Сегодня исполнился месяц. Да, Жанна?
– Да, ровно месяц.
Выйдя из дома, они закрыли за собой входную дверь.
Лизетт быстро сбежала вниз и, прильнув к щели в жалюзи, увидела, как женщины запирают ворота. Затем, перекинувшись еще несколькими словами, они разошлись в разные стороны. Прислонившись к стене, Лизетт облегченно вздохнула. Слава Богу, она осталась незамеченной – ведь, несмотря на то, что это был ее дом, тот факт, что она заняла его раньше положенного срока, мог быть веским основанием считать, что она незаконно присвоила себе чужое владение. Женщины могли поднять шум, и тогда неизвестно, что бы сделала ее опекунша Изабель, узнав о случившемся. Если уборщицы вернутся, пусть даже через месяц, ей нельзя оставаться здесь. Лизетт была счастлива снова жить в этом доме, где в каждом помещении царили мир и покой, но она не могла постоянно рисковать.
Забрав сверху купленные вчера продукты, она принесла их на кухню, сварила кофе и устроила себе неприхотливый завтрак. Потом вышла в коридор рядом с кухней и сняла висевшую на крючке связку ключей. Один ключ должен подходить к конюшне, выходящей на боковую улицу, и им открывали заднюю дверь, которой пользовались прислуга и лавочники. Так она сможет ненадолго проникать в дом.
Лизетт прошла вдоль высокого забора по дорожке, которая вела к конюшенному двору и отделяла его от лужайки и цветочных клумб.
Через конюшенный двор она сразу же прошла к калитке, ведущей на улицу, отодвинула засов и после нескольких попыток подобрала нужный ключ, который довольно туго поворачивался в замочной скважине. Надо обязательно капнуть туда масла, подумала Лизетт, чтобы ключ легче проворачивался. Открыв дверь, она выглянула на боковую улицу. На нее не выходили окна соседних домов, так что она осталась незамеченной.
Прежде чем вернуться в дом, она зашла в каретный сарай. Старый экипаж бабушки, укрытый полотнищем, был еще там. Стоял там и прислоненный к стене дамский велосипед, на котором когда-то лихо разъезжала бабушка, увлеченная тогдашней повальной модой на этот вид спорта. Она и Лизетт заразила этим занятием. Ее собственный велосипед – поменьше – тоже сохранился и стоял рядом. Оба покрылись паутиной, но Лизетт не сомневалась, что они еще на ходу. Зайдя в конюшню, она увидела там пустые стойла, в которых когда-то содержались породистые лошади. В детстве она любила кормить их: давала им кусочки сахара и яблоки. Как бы ей хотелось когда-нибудь привести сюда свою дочку, чтобы вместе потрепать лошадь за холку, как в детстве делала она…
При этой мысли Лизетт пронзила такая боль, что девушка невольно вскрикнула и схватилась за виски. Нет! Надо запретить себе думать об этом! Так можно сойти с ума! Однако вопреки ее воле Лизетт охватило такое отчаяние, что бедняжка сжалась в комок, прислонившись к стене конюшни, и разрыдалась от сознания собственного бессилия. Наконец она успокоилась, хотя не могла сдержать слезы, и отправилась на поиски машинного масла. На полке в мастерской рядом с конюшней она нашла небольшую канистру с маслом. Смазав дверной замок в калитке, она вернулась в дом и нагрела воды, чтобы принять ванну.
Она лежала в ванне, пока не остыла вода, и размышляла, как станет жить вдали от ребенка, которого будет любить до последнего вздоха.
Лизетт покинула дом незамеченной и пошла на почту отправить письмо, которое она написала утром Жозефине. В нем она благодарила за щедрый подарок. Следующий визит Лизетт нанесла в бюро вакансий, где ее приняла дородная дама в очках. Рекомендации Лизетт были прочитаны очень внимательно.
– Прекрасные рекомендации, – сказала толстуха. – Вижу, у вас имеется опыт работы – как в качестве экономки, так и продавщицы. У меня есть несколько вакансий: требуется помощница по хозяйству с обязанностями экономки. Кроме этого, есть место продавщицы в скобяной лавке, если это вас заинтересует, и два места бухгалтера: одно – на мебельной фирме, другое – на фабрике Люмьера.
При этих словах у Лизетт перехватило дыхание.
– Мне бы хотелось попробовать на фабрике Люмьера. Кажется, там выпускают фотопластинки?
– Верно. Раньше там была шляпная мастерская, а впоследствии здание приобрел мсье Люмьер, наш знаменитый фотограф. Фотопластинки – это изобретение двух его сыновей, Огюста и Луи. Оба – блестящие предприниматели, первых финансовых успехов добились, когда им было около двадцати лет. Сейчас им немного за тридцать. Они ведут дела на фирме отца и, кажется, очень преуспели в этом.
Женщина решительно кивнула.
– Вы не ошибетесь, если обратитесь туда. Основную работу мсье Люмьер возложил на своих сыновей. Сам он очень заботится о своих работниках, а их у него сегодня больше трехсот человек. Недавно он ввел для сотрудников фирмы новую систему накоплений и пенсионного обеспечения. К сожалению, не все владельцы предприятий следуют его примеру. Я дам вам адреса этой фабрики и мебельной фирмы.
Выйдя из бюро вакансий, Лизетт отправилась в округ Монплезир, где находилась фабрика Люмьера. Она вспомнила, что в детстве ей часто рассказывали о выдающихся способностях Огюста и Луи. Лизетт была уверена, что после ее долгого отсутствия – за это время она из девочки превратилась во взрослую женщину, – сыновья Люмьера вряд ли ее узнают, чего не могла сказать о мсье Люмьере-старшем. Ее фамилия ему хорошо знакома, и при ее упоминании он, скорее всего, сразу вспомнит Лизетт Декур. Но пока она морально не готова к тому, чтобы кто-то узнал о ее возвращения в Лион.
Дойдя до ворот фабрики, Лизетт была ошеломлена ее размерами: появились новые цеха и отделы, жизнь била ключом. Дежурный на входе указал, как пройти в контору.
Она успешно прошла собеседование, и через двадцать минут Лизетт уже показали место в бухгалтерии, где ей предстояло работать. Никого из братьев Люмьеров она так и не увидела, а со следующего понедельника приступала к работе с довольно приличным жалованьем.
Она вышла с фабрики с адресами съемных квартир, которые ей дали в конторе, узнав, что она нуждается в жилье. Вероятно, придется заплатить аванс за квартиру, поэтому она зашла в ломбард, куда сдала бриллиантовую брошь, получив за нее приличные деньги и залоговую квитанцию. В ломбарде ей посоветовали выкупить брошь при первой же возможности.
Через полчаса Лизетт сняла небольшую двухкомнатную квартирку на верхнем этаже огромного здания в хорошем районе, и, как она и предвидела, аванс пришлось заплатить за четыре недели вперед. Комнаты были оклеены обоями с узором из розочек. Мебель Лизетт вполне устраивала: удобная, хотя и знавшая лучшие времена. В квартире было все необходимое: газ, небольшая кухонька в нише за портьерой, комплект посуды, включая чайник, пару битых кастрюль, которые можно будет заменить, взяв несколько вещей из Белькура. На этаже была небольшая ванная комната, которой она могла пользоваться вместе с другими жильцами.
Как-то вечером, смахнув пыль с бабушкиного велосипеда, она прикрепила к багажнику дорожную сумку и чемодан, которые нашла в доме, уложила в них кое-что из постельного белья, несколько полотенец, металлическую посуду, две чашки с блюдцами и пару тарелок. В доме всего было предостаточно, но она отобрала лишь те вещи, исчезновение которых уборщицы не заметят. Потом снова заперла дом и села на велосипед. Вначале Лизетт чувствовала неуверенность при езде: колеса вихляли, велосипед заносило в разные стороны, но она быстро освоилась и ровно крутила педали.
Лизетт подъехала к своему новому пристанищу как раз в тот момент, когда из него выходил высокий, черноволосый, элегантно одетый мужчина. По-видимому, один из жильцов этого дома, подумала она, обратив на него внимание. У него было широкое симпатичное лицо с длинным прямым носом и красивыми полными губами. На вид ему можно было дать около тридцати лет. Он улыбнулся ей, приподняв коричневую шляпу и сверкнув глазами необыкновенной голубизны.
– Добрый вечер, мадемуазель, – приветствовал он. – Я вижу, вы заселяетесь.
Лизетт вопросительно посмотрела на него.
– Да, я только что поселилась здесь. Вы случайно не знаете, где можно поставить велосипед? Я забыла спросить у хозяина.
– За домом есть место под навесом. Давайте ваш велосипед, я покажу.
Взявшись за руль велосипеда, он покатил его по узкой асфальтированной дорожке. Лизетт шла за ним следом, он улыбался, повернув голову в ее сторону.
– Меня зовут Мишель Ферран. Я живу на первом этаже.
Лизетт знала, что на первом этаже находятся более дорогие квартиры большей площади и с отдельными ванными.
– А я в мансарде, – ответила Лизетт и назвала свое имя.
Они подошли к небольшому дворику с навесом.
– Здесь вы можете оставлять велосипед, не беспокоясь за его сохранность, мадемуазель Декур, – заверил он.
Вместе они вернулись к главному входу, и мужчина помог ей донести багаж. Не дойдя пару пролетов до своей двери, она остановилась, поблагодарила его и попрощалась.
– Рад был с вами познакомиться, – сказал он и снова спустился вниз, а Лизетт вошла в свое новое жилище.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аттракцион любви - Лейкер Розалинда



Цікавий роман, але дуже тяжкий і сумний. Читаючи його неможливо стримати сліз.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаKarolina
3.05.2012, 15.49





Прочитала концовку, но плакать хочется
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаЛале
18.02.2013, 16.07





прочла роман...мне лично очень понравился и запомнился. стал одним из любимых. согласна что без слез его невозможно читать, но это не делает его хуже...по-моему наоборот даже...другие ее книги тоже прочла но ни одна не впечатлила так как эта...советую всем))
Аттракцион любви - Лейкер Розалиндаsara
16.03.2013, 18.04





Очень редко попадаются романы в которых показывается целая жизнь. Книга без особого конца. Может я глупа, но я не поняла конца книги и первые столбцы начла книги. Может кто-то мне сможет объяснить что произошло дальше?. В конце они все объединились пока он не ушел на фронт, а в начале книги она ехала удержать счастье…Лизетт знала только одно: она будет до конца бороться за свое счастье, что бы ей ни предстояло выдержать. Она чувствовала такое же отчаяние и бессилие, как в детстве, когда ей, одиннадцатилетней девочке, казалось, что мир вокруг нее рухнул.rnrnНо книга понравилась.
Аттракцион любви - Лейкер РозалиндаАнна
14.06.2013, 10.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100