Читать онлайн Скандал и грех, автора - Леджен Тамара, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал и грех - Леджен Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал и грех - Леджен Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал и грех - Леджен Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леджен Тамара

Скандал и грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

После обеда миссис Спурджен, по своему обыкновению, удалилась к себе в комнату, чтобы до чая вздремнуть. Вера ушла вместе с хозяйкой, но обещала вернуться через полчаса для игры в триктрак. Абигайль тем временем навестила Пагглс в детской, а когда снова появилась в залитой солнцем гостиной, Вера уже готовилась к игре.
– Как ваша няня, мисс Смит? – вежливо спросила она.
– Спит. И пожалуйста, называйте меня Абигайль.
– Кажется, наши старушки живут по одному расписанию, – заметила Вера, передавая ей стаканчик с костями. – Итак, дорогая, насколько серьезно будем играть?
Абигайль нехотя села, глядя в окно на сверкающие под снегом окрестности.
– Как вам угодно, – беззаботно сказала она. – Но может, нам лучше погулять? Конечно, на улице холодно, зато погода такая веселая, посмотрите, какое солнце. У нас ведь не так много солнечных дней. Снег быстро растает, а по грязи уже не погуляешь.
– Благодарю вас, я погуляю летом, – засмеялась Вера. – Не хочу портить свою обувь. У меня ее не слишком много.
Абигайль без всякого энтузиазма бросала кости. Скоро выяснилось, что триктрак не ее игра: ей не везло.
– Может, тогда в карты? – предложила Вера, собирая выигрыш.
– В карты мы наиграемся после ужина, – ответила Абигайль. – Мне хотелось бы снова прогуляться к каскадам, а кузен ушел. Было так весело съехать вниз.
– Да вот он, – сказала Вера, посмотрев в окно.
– Нет, это всего лишь мистер Миклби. Кузен в фиолетовом.
– И что вы о нем думаете?
– О Гекторе Миклби?
– О мистере Уэйборне. Думаю, утром вам было приятно в его компании.
– Не знаю, что и сказать, – призналась Абигайль. – Как только я начинаю думать, что ненавижу его, он делает что-то приятное, глупое или странное. Он говорит, что я здесь первая леди. Вы считаете, он прав?
– Конечно, дорогая. Разве ваш дед не пэр королевства?
– Да, но какое это имеет значение? Мой дядя не желает меня знать, я никогда его не видела.
– А кто еще здесь может похвастаться подобным родством? – усмехнулась Вера. – Среди незнатных соседей ваш дядя, пусть и отчужденный, но граф, должен считаться чрезвычайно важной персоной.
– Я бы предпочла Лондон, где вообще не имею никакого значения.
– Уверена, что это не так. Вы же дочь сэра Уильяма Смита, не так ли?
– Боже мой, не следует верить всему, что говорит мистер Уэйборн. У него странное чувство юмора. Да, моя мать – леди Анна Уэйборн, но мой отец не джентльмен, миссис Нэш. Он торговец. И я не знаю, кто я – леди или дочь торговца.
– Мужчина имеет право быть кем угодно, а женщина равна своей матери.
Обе замерли, когда Гектор Миклби вдруг постучал в окно костяшками пальцев.
– Откройте, мисс Смит! – крикнул он, прижавшись лицом к стеклу.
Абигайль послушно открыла раму.
– Но почему бы вам не войти через дверь? – неуверенно спросила она, пока Рода Миклби влезала в окно и садилась на подоконник.
– Мы всегда заходим через окно, когда мистер Уэйборн в Лондоне, – засмеялась Рода, спрыгивая на пол. – У нас ведь нет ключа.
– Но мистер Уэйборн не в Лондоне, – ответила Абигайль. Ей пришлось отскочить, поскольку вслед за девушкой в комнату прыгнули Гектор и мистер Меддокс, которому она была едва представлена.
– Он пошел в Дауэр-Хаус.
– А мы пришли не к нему, – сказал Гектор. – Мы пришли к вам.
– О! – Абигайль почувствовала начинающуюся панику. – Миссис Нэш, это соседи мистера Уэйборна. Мисс Миклби, ее брат мистер Миклби. А это мистер Меддокс, друг мистера Миклби.
– Триктрак, – заметил Гектор, когда Вера поспешно убирала со стола игру. – Немного скучаете, да?
– Мисс Смит! – воскликнула Рода. – Вы должны сейчас же пойти с нами к каскадам. Скажите, что пойдете! Гектор не хочет ехать со мной, а одной мне страшно. Хотя с Идой и Лидией он съезжал, – обиженно прибавила она.
– И что хорошего им это дало? – возразил брат. – Мама отправила их в постель без ужина.
– Но Ида сказала, что развлечение того стоило! – Рода схватила Абигайль за руки. – Мистер Меддокс был достаточно любезен и предложил съехать вместе со мной, но Гектор считает, что это неприлично.
– Так оно и есть, ты же не помолвлена с ним.
– Гектор сказал, если вы поедете с ним, мисс Смит, тогда будет все в порядке, если я прокачусь с мистером Меддоксом. Никто тогда не скажет, что это неприлично. Одна я не могу прокатиться. Это нечестно! – Рода по-детски надулась.
При мысли, что Гектор Миклби обнимет ее за талию, Абигайль стало нехорошо.
– Боюсь, что должна вам отказать, мисс Рода, – твердо произнесла она.
– Вы бы со мной уже поехали, мисс Смит, – нахмурился Гектор, – если бы не вмешался мистер Уэйборн. Но я полагаю, он хочет, чтоб вы были только с ним. Мне следовало это понять.
– Я все равно не могла бы ехать с вами, мистер Миклби. Только с мистером Уэйборном, потому что он мой кузен.
– Да, у него есть такое преимущество, и он им пользуется! – возмутился Гектор. – Будь мы оба в равном положении, мисс Смит…
К счастью, молодой человек не закончил свою мысль, ибо его претензии на равенство с Кэри Уэйборном были попросту смехотворными.
– Но, мисс Смит! – воскликнула Рода, когда разговор начал отклоняться в нежелательную для нее сторону. – Если вы не поедете с Гектором, я не смогу поехать с мистером Меддоксом! А я должна. Это очень важно.
– Сожалею, мисс Миклби.
– Нет, вам безразлично. Всем безразлично. Все против меня. Но я умру, если не съеду с каскадов на подносе.
– Можешь отправляться на своем подносе к черту, – ответил ей брат. – Как насчет чая, мисс Смит? А если у мистера Уэйборна еще найдется ром, можно сделать пунш.
– Кому нужен твой ужасный пунш? – фыркнула Рода.
– Успокойтесь, мисс Рода, – смущенно пробормотал мистер Меддокс, улыбаясь Абигайль. – Мы не можем просить мисс Смит делать то, что она считает неподобающим.
Его почтительность вызвала у Абигайль такую же неловкость, как нелепые просьбы Роды или невежливость Гектора.
– В любом случае ваша мама этого не одобрит, раз она уже наказала ваших сестер за то, что они катались с братом, – заметила Абигайль. – И желания вашей матушки должны значить для вас больше того, что я могу вам сказать или сделать.
В этот момент вошла миссис Гримсток, чтобы доложить о приходе мистера Темпла.
– А этому что здесь нужно? – процедил Гектор, падая в кресло.
– Принести чай, мисс? – спросила миссис Гримсток.
– Да, Гримсток, – ответила Рода.
Абигайль не поняла, что экономка обращается к девушке. Гримсток ушла. А когда и миссис Нэш покинула комнату, пробормотав, что пора будить хозяйку, Абигайль почувствовала себя ужасно одиноко и даже обрадовалась приходу мистера Темпла.
– Вы говорили, что я могу зайти, чтобы посмотреть вашего Блейка, мисс Смит. Я не знал, что вы принимаете гостей, иначе бы не позволил себе…
Гектор фыркнул.
– Я не устраиваю прием, мистер Темпл, – сказала Абигайль. – Добро пожаловать, сэр. Надеюсь, вы чувствуете себя лучше?
– Всего четыре пинты, а его выворачивало наизнанку, – объяснил Гектор другу. – Интересно, что скажет на это викарий?
– Я сейчас принесу вам книгу, мистер Темпл.
Чувство вины, которое Абигайль испытала, оставляя молодого священника волкам Миклби, полностью сменилось облегчением. В своей комнате она раскрыла конторку, достала иллюстрированные «Песни невинности» и «Песни опыта», купленные в Лондоне, однако не торопилась присоединиться к молодым людям внизу. Она всегда может сказать, что искала книгу, а если какое-то время пробудет здесь, то к чаю выйдет миссис Спурджен, или они сами поймут намек и уйдут.
Абигайль побежала наверх к Пагглс. В детской не было часов, но поскольку Абигайль привыкла пить чай в одно и то же время, она решила, что почувствует момент, когда можно вернуться к «гостям».
Немного погодя вошла Полли с чаем для няни.
– Мастер ищет вас, мисс, – сообщила она, удивленная присутствием Абигайль в детской.
– Мастер?.. Ты имеешь в виду мистера Уэйборна?
Абигайль взяла книгу, поцеловала морщинистую щеку няни, сбежала по лестнице и увидела Кэри Уэйборна, выходящего из ее комнаты. Они стояли друг против друга на том же месте, где он целовал ее утром.
– Что вы делали в моей комнате?
– Искал вас, кузина, – весело сказал Кэри, и она почти устыдилась своего раздражения. – Взгляните, что я нашел в Дауэр-Хаусе. – Он протянул ей миниатюру: – Это может быть недостающей Екатериной, как вы думаете?
Взяв у него миниатюру, Абигайль вынуждена была зайти в комнату, чтобы рассмотреть ее возле окна. Кэри последовал за ней.
– София Ганноверская, – ответила Абигайль, возвращая миниатюру. – Когда вы действительно найдете Екатерину Арагонскую, никаких обнаженных плеч там не будет, уверяю вас. О, а этого здесь не было, – вдруг прибавила она, заметив на каминной полке небольшие серебряные часы с позолотой.
– Да, я принес их для вас. Можете не благодарить меня.
– Я и не собиралась, – нахмурилась Абигайль. – Я бы хотела попросить вас, чтоб вы не заходили в мою комнату. То, что мы с вами вроде бы кузены, еще не означает, что вы можете являться сюда, когда вам заблагорассудится.
– И я бы хотел попросить вас, чтобы вы не бросали в моем доме людей, как что-то негодное, – ответил Кэри. – Ваши гости, кажется, думают, что вы к ним вернетесь. Сказать им, что вы прячетесь у своей няни в ожидании, когда они догадаются уйти? Пагглс знает, что ее молодая леди имеет привычку оставлять гостей без внимания?
– Я не пряталась, – солгала Абигайль. – Я искала книгу, обещанную мистеру Темплу.
Выхватив у нее томик, Кэри устроился на подоконнике и раскрыл книгу.
– Блейк? – удивился он. – Значит, вы его купили? Но вы же не любите Блейка. Зачем покупать вещи, которые вам не нравятся?
– Как я объяснила мистеру Темплу, иногда я делаю покупки не ради удовольствия, а для вложения денег, – важно произнесла Абигайль. – Да, сама я не люблю мистера Блейка, но другие любят. Через несколько лет у меня будет возможность продать эту книгу с большой выгодой.
– Продать? – возмутился Кэри. – Выгода? Это же откровенное равнодушие. Будь мистер Блейк сейчас здесь, он вышвырнул бы вас за подобный разговор в окно. Человек вкладывает чувства и душу в свое произведение не для того, чтобы вы могли обратить это в прибыль, мадам.
– Я полагаю, мистер Блейк рад деньгам, которые я плачу за его работу.
– Вы всегда так корыстны?
– Я практична и не вижу в этом ничего предосудительного.
– Как странно, – пробормотал Кэри, возвращая книгу. – Обычно у меня вызывают сильную антипатию люди, подобные вам. Собственно говоря, внизу тоже удивительно практичные люди. Присоединимся к ним?
Абигайль была озадачена.
– О ком вы говорите? – спросила она Кэри, когда они спускались по лестнице.
– О ваших преданных обожателях, конечно. Пока вы отсутствовали, все они, даже бедный мистер Пимпл, дрались за вас, как шайка воров, если не хуже, потому что вы не делились поровну. Мисс Рода очень расстроена.
– Перестаньте надо мной смеяться, – раздраженно сказала Абигайль. – Мистер Меддокс предан мисс Миклби, Гектор – дурак, а мистер Темпл зашел только посмотреть мою редкую книгу.
В ответ Кэри рассмеялся.
– Держу пари на свою голову, что мистер Пимпл спросит вас, не с фабрики ли вашего отца бумага, на которой напечатана ваша редкая книга.
– То есть вы хотите сказать, что мистер Пим… мистер Темпл – охотник за приданым?
– Не за бумажными же фабриками.
– Но мистер Темпл – священник, – возразила Абигайль.
– Что лишь увеличивает отчаяние молодого человека. Бедняга Пимпл женится на любой, даже за более скромное приданое, чем ваши десять тысяч.
– Большое вам спасибо, – едко сказала Абигайль и поспешила войти в гостиную.
К ее облегчению, миссис Спурджен, опять в золотом тюрбане, уже завладела чайником. Внесли дополнительные стулья, Абигайль спокойно заняла свое место. Рода сразу попыталась заручиться поддержкой мистера Уэйборна.
– Не понимаю, какой вред в том, если мисс Смит поедет вместе с Гектором? – пылко заявила она. – Тогда мама, видимо, не станет возражать, если я сяду с мистером Меддоксом. Или я могу съехать с вами, сэр, – предложила она.
– Послушайте! – запротестовал мистер Меддокс.
– Дорогая моя Рода, – небрежно произнес Кэри, – если я и покровительствую вам почти как юной родственнице, в сущности, я не ваш родственник. И с моей стороны было бы недопустимо съезжать с вами на подносе с каскадов. Так же, как и вам с мистером Меддоксом. Что же касается мисс Смит и Гектора… Право, Абигайль, я удивлен, как вы могли даже обсуждать подобную возможность. По-моему, вы становитесь непокорным сорванцом. Я должен написать сэру Уильяму и рассказать об этом.
– Что?! – возмутилась Абигайль. – Я никогда! Ничего подобного!
– Рад это слышать, – ответил Кэри. – Это было бы в высшей степени неприлично.
– Мистер Уэйборн! Но Гектор сказал, что не возьмет меня! – возопила несчастная Рода.
– Ни за что, – подтвердил бессердечный сын эсквайра.
– Мой вам совет, юная Рода. Найдите себе кузена, – сказал Кэри. – Тогда вы не будете гулять в одиночестве. Мы с Абигайль почти неразлучны, тем не менее наша тесная связь вне подозрений, ибо мы кузены. Я захожу к ней по десять раз на дню.
Абигайль беспомощно смотрела на него.
– Да, я знаю, – горько произнес Гектор. – Ни у кого из нас такой возможности нет.
– У меня есть кузен, – ответила Рода, бесхитростная в своей обиде. – Только не такой красивый, как вы, мистер Уэйборн. Я бы не хотела погибнуть на подносе вместе с ним.
– Это и есть тот редкий сборник, который вы обещали мне показать, мисс Смит? – вмешался мистер Темпл, подвигая стул поближе к стулу Абигайль.
– Конечно.
Она снова была признательна священнику, из присутствующих здесь джентльменов он нравился ей больше всех. С ним она по-настоящему чувствовала себя в безопасности.
– Превосходная бумага, – успокаивающим голосом пробормотал он, листая страницы. – Полагаю, она с бумажной фабрики вашего отца?
Абигайль не смела посмотреть на Кэри, она знала, что встретит насмешливый взгляд его серых глаз. Он не сделал ни единого замечания и повернулся к миссис Спурджен:
– Вы не против, если я перенесу несколько предметов из Дауэр-Хауса сюда, в банкетный зал? Вы не планируете больших приемов, миссис Спурджен?
– Конечно, вы можете хранить ваши предметы, где вам угодно, – промурлыкала она.
– Что за предметы? – не удержалась Абигайль.
– Я надеялся, что вы заинтересуетесь, кузина. Честно говоря, мне требуется ваша помощь. В том доме полно вещей, боюсь, главным образом рухлядь. И конечно, сам дом нужно снести.
– Вы имеете в виду – перестроить? – испуганно спросила Абигайль.
Кэри покачал головой.
– Это вдовий дом. Зачем он мне? Полагаю, мои дети не выгонят свою маму за дверь, когда я умру. Если быть откровенным, этот дом – сплошные неприятности. Арендовать его никто не хочет, продать его невозможно. Он стоит посреди моего поместья, собирая пыль, а не деньги. Я даже рад, что на него упало дерево. Я только надеюсь, что смогу найти в хламе пару вещей, годных для продажи. В этом вы мне и поможете, кузина. Вы понимаете толк в старых вещах.
Абигайль молча смотрела на Кэри, желая сказать «нет» и зная, что не сделает этого. Для нее было громадным удовольствием разбирать старые вещи в надежде отыскать настоящее сокровище.
– Вы поможете мне, правда?
Она закусила нижнюю губу.
– Если вы действительно не собираетесь его перестраивать, думаю, да. Вы можете продать его по частям, выручив около восьмисот фунтов. В зависимости от количества спасенного имущества.
– Но вы даже не видели этот хлам, – озадаченно произнес Кэри. – Вы что, ясновидящая? Большая часть его просто рухлядь.
– Нет, я имею в виду сам дом, – объяснила Абигайль. – Двери, камины и так далее. Камень, панели, черепица, кирпичи.
– Вы полагаете, что я буду продавать кирпичи? Можно спросить кому?
– Строителям, разумеется. Вы не знаете, что на рынке стройматериалов в Лондоне настоящий бум? Продавцы кирпича и резчики по камню не успевают выполнять заказы. Когда мы строили наш дом в Кенсингтоне, то почти весь камень доставляли из Ирландии, со сносимых там домов. Это было намного дешевле, чем резать камень здесь, не говоря уже о том, что быстрее. Я могу связать вас с нашим строителем, если хотите.
– Вы серьезно? Кто-то может купить мою старую черепицу и мои кирпичи?
– И ваши окна, если они не пострадали от упавшего дерева. Я же вам говорю, в Лондоне не успевают строить. За последние десять лет население удвоилось.
– Хотел бы я иметь дом, который можно снести, – возбужденно прошептал Гектор.
– Не смей думать о сносе Гуснек-Холла! – закричала Рода.
– Мошенник Осборн! – возмутился Кэри. – Держу пари, он все знал. Неудивительно, что он предложил мне снести дом за гроши, а продать по кускам намного дороже. Леди, прошу меня извинить, – сказал он, поднимаясь. – У меня срочные дела. – Он пошел к выходу, но потом вернулся к Абигайль. – Вы настоящее золото. – И нежно поцеловал ее в лоб.
Гектор со стоном закатил глаза.
Абигайль вспыхнула от удовольствия, совершенно забыв все, что делал Кэри, чтобы досадить ей, и совершенно забыв, что ее любимцем был мистер Темпл.
На следующее утро из вдовьего дома начали приносить сохранившееся имущество, Абигайль сразу же обратила внимание на пару фамильных кувшинов с эмблемой розы. К сожалению, один был испорчен, но это не помешало Абигайль отказаться от рисования после завтрака, и она стала руководить доставкой. Тут были сидячие ванны и картины, садовый инвентарь и зеркала, стулья и занавеси, все перемешано в интригующем беспорядке.
Абигайль работала спокойно и эффективно весь день, раскладывая небольшие предметы на огромном дубовом столе XVI века и составляя аккуратный перечень. Кэри появился только лишь к вечеру, и Абигайль с возмущением показала ему ящик с разбитой кухонной посудой, которую паковали без нужного количества соломы.
– Взгляните! Половину разбили, – жаловалась она. – Будь вещи хорошо упакованы, их можно было бы продать.
Ее слова не произвели на Кэри особого впечатления.
– Они не могут стоить дорого, – сказал он, перебирая осколки. – Это всего лишь глиняная посуда.
– Этот кувшин вы могли бы продать за десять фунтов, – гневно ответила Абигайль. – Если б не отбитая ручка. И так все остальное.
– Что, эту безобразную вещь? Да кто же ее купит?
– Есть люди, коллекционирующие английские гончарные изделия раннего периода. В хорошем состоянии этот кувшин мог стать драгоценным, потому что у большинства сохранившихся, как правило, отбиты ручки.
– А мебель? Она чего-нибудь стоит?
– Эпоха Реставрации сейчас не в моде, – с сомнением ответила Абигайль.
– Значит, не стоит ничего. Так я и думал.
– Нет, стоит. Просто вы не сумеете продать ее в Лондоне, но можете попробовать на местном аукционе. Людям нужны столы и стулья, невзирая на моду. И все-таки я бы посоветовала сохранить ее. Когда-нибудь она снова войдет в моду и будет стоить прилично.
– Дело в том, что деньги нужны мне прямо сейчас, – неловко ответил Кэри. – Требуется новая изгородь, я обещал арендаторам поставить лестницы в их коттеджах. Осталась еще куча дел, а я даже не заплатил за перестройку конюшен. Что скажут люди, если после этого я не сделаю лестницы в коттеджах? Арендаторы скажут, что с лошадьми я обращаюсь лучше, чем с ними.
– Вы получите восемьсот фунтов за Дауэр-Хаус, – напомнила Абигайль. – Возможно, и тысячу фунтов.
– Осборн согласен заплатить мне пятьсот, он собирается все увезти и продать.
– Мистер Уэйборн! Это стоит намного больше.
– Я думаю, что сделал правильно, – спорил Кэри. – Деньги нужны мне как можно скорее, я не могу заниматься продажей кирпича и черепицы. В конце концов, я джентльмен. Кроме того, мы с Осборном уже договорились. Я не могу его обманывать.
– Хотя он собирается обмануть вас, – заметила Абигайль. – Он собирается заставить вас оплатить перевозку сохраненного имущества и продать его со значительной прибылью.
– Я не мстителен. Все равно мне что-то бы стоило отвезти это к нему, а потом заниматься продажей. Я не знаю, как продавать кирпич.
Абигайль покачала головой.
– И это стоит вам триста фунтов, сэр?
– Ну да, – беззаботно сказал Кэри. – Зато к концу недели у меня в руках будут пятьсот фунтов, а это самое главное.
– И они покроют ваши долги? – с любопытством спросила Абигайль.
– Боже, нет, – засмеялся Кэри. – Мне было бы стыдно, если б какие-то пятьсот фунтов могли покрыть все мои долги. Нет, кузина. Но этого хватило бы покрыть мои долги в Хартфордшире, что меня и заботит.
– А ваши лондонские долги? – с беспокойством пробормотала Абигайль.
– Вы беспокоитесь насчет этого типа, проклятого Рыжего Ритчи? – Он улыбнулся. – Неплохо сказано, да? Проклятый Рыжий Ритчи.
К своему удивлению, Абигайль не рассердилась, что оскорбляют ее отца. Больше всего ее тревожила надменность Кэри.
– Он грозил посадить вас в долговую тюрьму, – напомнила она.
– Я успокою Рыжего Ритчи, вот увидите.
– Что это значит? Вы ему заплатите?
– Ни пенни. – Улыбка стала лучезарной, голос ласковым. – Вы обо мне беспокоитесь, кузина?
– Нет, конечно.
Кэри потянулся к Абигайль, однако на этот раз она была готова.
– Не вздумайте меня целовать! – сказала она, закрывая ладонью рот.
Кэри выглядел удивленным.
– Целовать вас? С чего вы взяли, что я собираюсь это сделать? Я дал вам слово, а я всегда его держу.
– Понимаю, – холодно ответила Абигайль. – Значит, ваше обещание действительно? Ибо я помню время, когда оно не действовало.
– Разумеется, действует, – заверил Кэри. – Мои губы никогда больше не коснутся ваших. Тем не менее я все-таки должен снять паутину с вашего плеча.
К ужасу Абигайль, он это сделал, а потом отряхнул и юбки.
– Нехорошо. Идите наверх и переоденьтесь. Я кое-кого пригласил к чаю и хочу, чтоб вы прилично выглядели.
– Уже время чая?
– Да. Вам нужны часы. Или хотите воспользоваться моими карманными?
– Хорошо, что вы напомнили. Я нашла коробку старых ключей от часов. Возможно, один из них подойдет к часам в зале. Я попробую их после чая?
Кэри подтолкнул Абигайль к двери.
– Ради Бога, смените ваши ботинки. Вы топаете, как пехота на марше. Вы же вчера были в туфлях. Можете их надеть?
– Я должна занять… – начала Абигайль, не подумав.
– Что занять?
– Мне надо в деревню, – быстро сказала она.
– Пытаетесь быть таинственной? – раздраженно спросил Кэри. – Девушки с веснушками не должны быть таинственными. Говорите. Что вы хотите занять? Если это есть у меня, вы это получите.
Абигайль засмеялась.
– Сомневаюсь, чтобы у вас были женские чулки, сэр.
– Чулки?
– Да. Видимо, я забыла их уложить, – поспешно объяснила Абигайль.
– А вы не можете попросить чулки у миссис Нэш?
– Уже попросила и даже порвала. Не могу же я просить еще. Они дорогие.
Как ни странно, Кэри серьезно задумался.
– У меня, конечно, есть какие-то чулочные изделия, но я должен спросить у камердинера, где он их хранит.
– Зачем вам чулочные изделия? – подозрительно спросила Абигайль.
– А что вас удивляет? – нахмурился Кэри. – Вы же видели меня в вечернем костюме. Штаны до колен, шелковые чулки.
– И вы предлагаете, чтобы я надела ваши чулки?
– Они мне только до колен, но вы маленькая, так что, я думаю, они вам подойдут. Впрочем, я не знаю, где они кончаются у леди под юбками.
Абигайль фыркнула.
– Нахальная мадам, – укорил Кэри. – Теперь идите к себе и переоденьтесь, я велю Полли отнести вам мою лучшую пару чулок. Не беспокойтесь, – засмеялся он, увидев ее испуг. – Я заверну их, она не будет знать, что в свертке.
Надевая чулки Веры, Абигайль не чувствовала никакой интимной связи с этой женщиной, но мужские чулки, как она поняла, давали совершенно другое ощущение. Абигайль чувствовала себя более женственной, даже слегка испорченной. Выйдя в маленькую гостиную, где все собрались к чаю, она видела одного Кэри. Он встал и поклонился, Абигайль с притворной застенчивостью сделала реверанс, но их глаза встретились в молчаливом понимании, вызвав у нее дрожь возбуждения. Абигайль наслаждалась их маленькой тайной. Взаимная радость оказалась лучше, чем его поцелуи, которые всегда были слишком неожиданными, чтобы доставить полное удовольствие. Она спокойно заняла место рядом с миссис Спурджен.
– Абигайль, – официальным тоном произнес Кэри, – разрешите представить вам моего кузена, сэра Хораса Кэри.
– О! – удивленно воскликнула Абигайль.
Она даже не заметила джентльмена, хотя он тоже поднялся, когда она вошла в гостиную. Хорас был чуть выше Кэри, тоже потрясающе красивый, с васильковыми глазами, темно-золотыми, модно причесанными волосами, с усиками и бородкой, напоминающей ту, что накануне сбрил Кэри.
– Капитан сэр Хорас, – поправил джентльмен, склоняясь к руке Абигайль. – Я имел честь закончить войну капитаном английского военного корабля «Монарх». Уверен, вы слышали о нем, мисс Смит. А затем его королевское высочество принц Уэльский был столь великодушен, чтобы возвести меня в рыцарское достоинство.
Абигайль расценила его высокопарную манеру выражаться как попытку ее унизить, поэтому искоса взглянула на Кэри.
– Все истинная правда, насколько мне известно, – пробормотал он, но его кузен сделал вид, что не слышит.
– По случаю моего возведения в рыцари его королевское высочество был так любезен, что удостоил меня небольшим знаком своего внимания. Могу я показать его вам, мисс Смит? В настоящий момент им восхищается миссис Нэш, – прибавил он, и Вера немедленно уступила его.
– Да, пожалуйста, – вежливо ответила Абигайль, еще больше пораженная напыщенностью Хораса.
Знак внимания принца оказался всего лишь золотой табакеркой с коричневой верховой лошадью на зеленой эмалевой крышке. Абигайль восхитилась прекрасным вкусом регента, после чего вернула презент гордому владельцу и начала пить чай.
– Мой кузен говорит, мисс Смит, что вы племянница лорда Уэйборна, – продолжал сэр Хорас, пока миссис Нэш передавала ему чашку.
– Да, моя мать была сестрой его светлости, – с обычной сдержанностью ответила Абигайль.
– Превосходно!
– Превосходно, сэр? – спросила Абигайль. – В каком смысле?
– Признаюсь, у меня были серьезные опасения, мисс Смит, когда я услышал, что мой импульсивный кузен сдал Дауэр-Хаус каким-то арендаторам. Конечно, если бы поместье управлялось должным образом, в этом бы не возникла нужда. Мы никогда раньше не брали арендаторов. А теперь еще эта неприятность с вязом. Лучше б ты его спилил, как я тебе советовал прошлой зимой.
– Неужели? – равнодушно отозвался Кэри.
– Да, то же самое говорил и мой отец, я хорошо помню. Но ты ведь никогда не принимаешь советов? – Хорас с очаровательной улыбкой повернулся к Абигайль. – Когда я услышал, что он сдал Дауэр-Хаус в аренду, я сразу представил с ним по соседству всяких личностей низкого происхождения. Так что вы можете понять мое облегчение, когда я узнал, кто вы, мисс Смит. Естественно, у меня не было возражений, что дом занимают люди из хорошей семьи.
Кэри вдруг поднялся.
– Кузина Абигайль, если мы хотим успеть в деревню до закрытия магазинов, то нам пора идти.
– Вам надо в магазин? Позвольте мне сопровождать вас, мисс Смит, – предложил Хорас. – У меня здесь кабриолет. – Он многозначительно посмотрел на Кэри: – Полагаю, тебе надо ехать на ферму Брисби. Он сообщил о появлении свиной лихорадки.
– И что я должен с этим делать? – спросил Кэри. Хорас фыркнул, будто он другого ответа и не ожидал.
– Тогда следует присмотреть, как идут работы в Дауэр-Хаусе. Там весьма опасно, я имею в виду состояние крыши. Она может рухнуть в любой момент. Полагаю, у тебя есть более важные обязанности, чем сопровождать очаровательную молодую леди в магазин. Я сам провожу мисс Смит в деревню. Это будет честью для меня.
Кэри с трудом скрыл раздражение.
– Конечно. Если Абигайль не возражает.
– Я бы не хотела причинять беспокойство сэру капитану Хорасу, – быстро сказала она.
– Капитан сэр Хорас, – поправил джентльмен. Но вы можете называть меня просто сэр Хорас. И уверяю вас, дорогая юная леди, это не причинит мне никакого беспокойства.
– Я полагаю, что должна пойти с мистером Уэйборном. Следует убедиться, что вещи будут упакованы как полагается, – добавила Абигайль.
– Думаю, Кэри в состоянии присмотреть за этим, хотя, возможно, я и ошибаюсь. В любом случае я не советую вам даже близко подходить к дому, мисс Смит. Это слишком опасно.
– Хорас прав, – сказал, к ее ужасу, Кэри. – Я не подпущу вас к Дауэр-Хаусу ближе чем на сто ярдов. Кроме того, вам действительно нужно в магазин.
– А там есть аптека? – неожиданно вмешалась миссис Спурджен после неслыханно долгого безмолвия. – Может, вы возьмете мне порошок от головной боли? Я чувствую приближение одного из моих приступов. Вера, помогите мне дойти до постели.
– Я схожу за плащом, сэр Хорас, – сказала Абигайль, когда миссис Нэш вывела хозяйку из комнаты. – Благодарю вас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал и грех - Леджен Тамара



Огромное спасибо, за этот Роман! Написано: весело, здорово,романтично, живо(что не мало важно), куча эмоций, сумасшедшего дома:) В общем читать было одно удовольствие!Ещё раз спасибо!
Скандал и грех - Леджен ТамараВалерия
29.08.2014, 14.28





Странно, что этот роман обделили вниманием.Легкая, ненавязчивая история с долей юмора, с накалом страстей. Здесь есть герцог, богатый торговец, актер, воровка, собака, попугай и т.д. Зато нет всемогущих, всезнающих мачо и обворожительных красавиц.
Скандал и грех - Леджен ТамараТаня Д
22.01.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100