Читать онлайн Скандал и грех, автора - Леджен Тамара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал и грех - Леджен Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал и грех - Леджен Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал и грех - Леджен Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леджен Тамара

Скандал и грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

На следующее утро Кэри проснулся в таком радостном весеннем настроении, что вид снега за окном даже удивил его. От неудобного положения на покосившейся кровати у него затекла шея, камин погас от сырости, каменные стены дома были холодными как лед, однако ничто не могло испортить его хорошего настроения. Кэри отнес это на счет замечательного сна, в котором мисс Смит вынуждена была признать, да еще с церковной кафедры, что его поцелуи ни в коей мере не напоминали ей о млекопитающих отряда рукокрылых. Затем она в частном порядке извинилась перед ним, и даже восхитительнейшим образом. Ее раскаяние было настолько трогательным, что он великодушно позволил ей предоставить ему компенсацию. И она справилась на удивление хорошо.
Одна щедрая уступка заслуживает другую, подумал Кэри. Набрав чашку снега, он растопил его в чадящем камине и решительно взялся за бритву. Мисс Смит бросила ему вчера свои ботинки, и самое малое, что он мог сделать в ответ, – это сбрить бороду, которую она считала такой отвратительной. Затем они могут покататься на коньках, и в этот раз, когда он снова ее поцелует, уже не будет разговоров о летучих мышах.
Направляясь в деревню, Кэри обнаружил, что весь снег с дороги убран. Значит, он в состоянии подвезти кузину к «Розе Тюдоров», и она получит возможность полюбоваться его лошадьми, а также его искусством управлять ими. Кэри отнес кузнецу ботинки мисс Смит и, пока тот приделывал к ним коньки, позавтракал в гостинице. Сад, выходивший на берег замерзшей реки, уже заполонили конькобежцы. Сидя за одним из грубо сколоченных дощатых столов, он наблюдал за группой детей, катавшихся под руководством второго священника прихода. Мистер Темпл, благонамеренный молодой человек, видимо, уполномоченный следить за энергичными юнцами, уважительно приветствовал Кэри, что вполне естественно. Когда викарий Танглвуд-Грина покинет этот бренный мир, право распределять приходы будет у мистера Уэйборна.
После завтрака Кэри забрал коньки, повесил их на шею и направился домой. Проходя по каменному мосту, границе своих владений, он с удивлением заметил мисс Смит, которая сидела на высеченной из камня скамье, подстелив красную лошадиную попону, и, кажется, что-то рисовала или чертила. Хотя она извинилась перед ним только во сне, Кэри понял, что совершенно простил ее. Он помахал ей рукой, но мисс Смит притворилась, что не видит его. Бесполезная уловка, ибо она явно рисовала мост у него под ногами. Когда Кэри подошел, его же собственный пес, выскочивший из снега, залаял на него.
Мисс Смит не могла больше игнорировать мистера Уэйборна, и то, как она смотрела на его чисто выбритое лицо, весьма удовлетворило его мужскую гордость. Кэри наклонился и крепко поцеловал ее в губы, прежде чем она поняла, что это было. Он просто не мог противиться искушению. Естественно, мисс Смит покраснела.
– Доброе утро, кузина, – улыбнулся он. – Похоже, ваш хранитель Ангел постоянно с вами.
Поцелуй был слишком мимолетным, и Абигайль не могла бы поручиться, что он не плод ее воображения. Надо быть просто сумасшедшим, чтобы вот так подойти и нагло поцеловать ее, решила она. Но с другой стороны, надо быть просто сумасшедшей, чтобы такое вообразить. Хотя вряд ли это можно выяснить, спросив: «Простите, сэр, вы меня поцеловали?» Поэтому Абигайль решила, что лучше вообще закрыть глаза на постыдный эпизод, действительный или воображаемый.
– Он дожидался меня, когда я вышла.
– А у меня кое-какое изменение, – заявил Кэри. – Прежнее украшение моего лица стало уже набивкой теннисных мячей, если перефразировать Шекспира.
– Что? – недоуменно спросила Абигайль.
– Я сбрил бороду.
– Да, я вижу, – ответила мисс Смит, возвращаясь к своей работе.
Ящик, лежавший на ее коленях, был новым и очень удобным. Крышка легко превращалась в мольберт, там были фарфоровые чашечки для воды и смешивания красок. На руках у нее были митенки, чтобы лучше держать кисть. Кэри взглянул через ее плечо на рисунок, и Абигайль тут же дернулась, словно боялась подставить ему открытую шею.
– Не очень хорошо получается, да? – сочувственно произнес Кэри. – Ваш мост грозит рухнуть, кузина. Если б я увидел вашу картинку раньше, то никогда бы не воспользовался мостом, чтоб перейти нашу реку.
Конечно, с ее стороны было весьма самонадеянно браться за снежный пейзаж, но Абигайль чувствовала, что может справиться с трудной задачей.
– Мистер Уэйборн, я не пытаюсь нарисовать мост.
– В таком случае вы определенно достигли своей цели. Я беру назад критические замечания.
Абигайль попыталась объяснить:
– Я пробую себя, пытаясь схватить освещение лишь цветами и формами, а не конкретными предметами. Мост не представляет для меня никакого интереса.
– Зато интересует меня. Это мой собственный мост. Что же до красок, то сегодня все белое, даже солнце и небо. Великолепный день, чтобы покататься на коньках, – намекнул он.
– Нет, вы ошибаетесь. Если внимательно приглядеться, вы почти не увидите белого. Здесь серый и голубой, лиловый и пурпурный, даже желтый.
– Пурпурный снег? Моя дорогая мисс Смит, вы, случаем, не глотнули виски?
Абигайль сердито положила кисти и закрыла мольберт, не заботясь, что рисунок еще влажный. Почему ей так сложно объяснить ему даже простые вещи? Она ненавидела объяснения.
– Мне пора домой, – сказала Абигайль. – Я еще не завтракала.
– А я уже позавтракал. Так что вам приятного аппетита, пока я буду искать свои коньки. Думаю, они в шкафу под черной лестницей, вместе с рыболовными принадлежностями. Сильного мороза, как этот, не было здесь пять лет.
– Ваши коньки у вас на шее.
Абигайль уронила ящик, крышка открылась, и тюбики с красками упали на снег. Она торопливо принялась собирать их.
– Это не мои коньки, – сказал Кэри, присев, чтобы помочь ей. – Это ваши.
Его лицо было рядом, и теперь Абигайль уже не сомневалась, что вообразила тот поцелуй. С какой стати такой красавец поцеловал бы ее, тем более что она так нелепо вела себя вчера. Сейчас, когда Кэри побрился, это было бы совсем другим ощущением. Теперь она могла видеть его губы.
– Мои коньки? У меня вообще нет коньков.
Кэри нахмурился.
– Вы же не передумали кататься со мной? Послушайте, ради этого я специально отложил утренние дела.
– Зачем? – удивленно спросила Абигайль. – Я не собиралась кататься с вами.
Ее отговорка была настолько абсурдной, что Кэри засмеялся.
– Конечно, собирались!
Это уже слишком. Красив он или нет, он не имеет права лгать и запугивать ее. В конце концов, он ей не отец.
– Я сказала «нет», мистер Уэйборн, – с холодной вежливостью ответила Абигайль, что, по его мнению, было излишним. – А это означает «нет» в любом случае и без всяких сомнений.
– Вы могли сказать «нет» в любом случае, без всяких сомнений, – допустил он. – Но потом вы свистнули, чтобы привлечь мое внимание, и бросили мне из окна ботинки. Что в Королевской академии наук известно как опровержение.
– Думаю, причиной ваших галлюцинаций послужило ваше непомерное тщеславие, мистер Уэйборн! – гневно возразила Абигайль.
Кэри поморщился: во сне она была милой, разумной и податливой.
– Доказательством служат ваши ботинки. Они висят у меня на шее, как альбатрос мистера Колриджа.
– Мои ботинки! Вы приклепали к ним коньки! – расстроенно воскликнула Абигайль. – Как вы посмели зайти в мою комнату и рыться в моих вещах? Кем вы себя возомнили?
– Заходить в вашу комнату? – повторил Кэри, лицо у него запылало. – Вы сами швырнули их в меня из окна, вы, маленькая… – Кэри вовремя остановился. – Вы дали мне понять, что мы условились о встрече, а теперь смываете все мои надежды ведром холодной воды.
– Уверена, вы найдете себе для катания еще кого-нибудь.
– Я хочу кататься с вами, кузина.
– Вы будете столь же рады сопровождать миссис Нэш.
Справедливость обвинения заставила его потерять самообладание.
– Возможно, даже буду счастлив, – холодно произнес Кэри. – Но я не против взять с собой вас.
Лицо Абигайль стало краснее помидора.
– Вы нетерпимый… самонадеянный… отвратительный… Сказать, что я думаю про вас?
– Очень интересно.
– Будь вы картиной, – ответила Абигайль, сверкнув глазами, – я могла бы сидеть целый день и глядеть на вас с превеликим удовольствием.
– Благодарю, кузина. Я чрезвычайно рад.
– Но вы не картина!
– Да, – вежливо согласился Кэри. – И никогда ею не был.
Кипя от ярости, Абигайль подхватила ящик с красками и, насколько позволяли ей длинные юбки, понеслась к дому. Кэри не потрудился ни взять оставленную попону, ни открыть для мисс Смит дверь. Он лишь насвистывал веселую мелодию, дожидаясь, когда она сделает это сама.
– Я не приглашала вас зайти, сэр, – уже на полпути к лестнице сказала Абигайль, заметив, что Кэри направился к большому камину.
– Я иду с утренним визитом к своему арендатору миссис Спурджен. Кроме того, – добавил он, показывая на Ангела, который прыгнул на кресло возле камина, – я должен забрать мою собаку. Не смею вас задерживать, кузина.
Абигайль не задержалась. Она плотно закрыла за собой дверь, и Кэри услышал стук ее тяжелых ботинок на лестнице. Он вздохнул.
Немного погодя к нему присоединилась Вера Нэш, очень привлекательная в облегающем платье. Ее он тоже хотел поцеловать. Вдова так милостиво ответила на его шутки, что Кэри даже стал надеяться на возобновление их флирта.
– Пожалуйста, извините мою неподобающую вспышку прошлым вечером, – сказала она, глядя на Кэри из-под черных ресниц, когда он склонился поцеловать ей руку. – Мне стыдно за свое поведение.
– Моя дорогая миссис Нэш…
Вера не позволила ему закончить.
– Я скажу мисс Смит, что вы здесь, чтобы пригласить ее кататься на коньках, – сказала она, освобождая руку. – Абигайль будет рада, я уверена.
Кэри поморщился.
– Я уже сам говорил ей, миссис Нэш. Она ответила, что не пойдет. Не мог бы я уговорить вас пойти вместо нее? – Кэри одарил ее самой очаровательной из своих улыбок.
Обиженный взгляд молодой вдовы напомнил ему, что неблагоразумно и совсем неучтиво просить одну женщину заменить другую, и он мысленно обругал себя.
– Это ни в коем случае не предполагает, что вы с мисс Смит взаимозаменяемы, – поправился Кэри.
– Нет? – загадочно улыбнулась миссис Нэш.
– Вашему обществу я буду рад не меньше, чем ее. Скорее, больше.
Комплимент, видимо, не произвел впечатления на миссис Нэш.
– Вы не можете уговорить мисс Смит? Думаю, ей будет полезно общество молодых людей. Она, конечно, пугливая, но отнюдь не робкая. Мы не можем позволить ей жить как рак-отшельник. Я надеюсь, вы сумеете вытащить ее из раковины, сэр?
До сих пор ни одна женщина не передавала Кэри Уэйборна другой, и ему это не понравилось. Его сияющее утро превращалось в мрачный кошмар.
– Не знаю, как извлечь нашу отшельницу из раковины и не пострадать от ее клешней, – ответил Кэри, пытаясь скрыть, насколько отказ Веры задел его гордость.
– Думаю, вы справитесь. Я уже внесла свою лепту, бросив из окна ее ботинки. Вы даже поставили на них коньки. Теперь все зависит от вас, сэр.
– Так это вы бросили ее ботинки?!
– Простите меня, – засмеялась Вера. – Я слышала, как вы разговаривали. Могу сказать, что девочке хотелось покататься с вами, но ей не позволяла гордость. Бедная мисс Смит. Боюсь, при встрече в Лондоне она по ошибке приняла вас за сэра Галахада, благороднейшего рыцаря Круглого стола! И каким же было для нее ударом, когда она вдруг обнаружила, что ее кумир на глиняных ногах.
– Как я понимаю, мисс Смит вам призналась, мадам.
Вера подняла бровь.
– Насчет поцелуя? Да, она мне говорила. Будьте снисходительны к бедному ребенку, мистер Уэйборн! Ее знания о мужчинах уместятся в ореховой скорлупе, и, чтобы увлечь беспомощную невинную девушку, хватит одного поцелуя. Что вам, без сомнения, известно.
Кэри нахмурился. Если до кого-то дойдет, что его поцелуи спутали с неуклюжим броском летучей мыши, он быстро станет всеобщим посмешищем. Месяцы проклятого воздержания растянутся на годы, пока он от безысходности не женится на одной из пухленьких девиц Миклби.
Собираясь покинуть комнату, Вера дружески предупредила его:
– У вас есть около двадцати минут, чтобы исчезнуть, если вы не хотите встретиться с моей хозяйкой. Миссис Спурджен – загадка, которую мы с Эванс разгадываем дважды в день, и на это нам требуется ровно двадцать минут. А сейчас она встает с постели.
Кэри невольно вздрогнул, представив исполинские размеры миссис Спурджен. Вряд ли он теперь сможет когда-либо заснуть в этой постели, не думая о мужских плечах или напудренной потной расселине грудей леди. Кэри дернул шнурок звонка и приказал вошедшему слуге найти мисс Смит.
Раз выяснилось, что в истории с ботинками повинна миссис Нэш, он потребует, чтобы мисс Смит извинилась перед ним, поскольку обвинила его в хищении обуви. А тогда уговорить ее пойти с ним будет уже детской игрой. Как неопытный конькобежец, она, естественно, начнет цепляться за него, что предоставит ему достаточно возможностей оправдать себя. В любом случае презрение мисс Смит он предпочитал отвратительной фамильярности миссис Спурджен.
Дожидаясь прихода девушки, Кэри обратил внимание на какую-то суету в доме. Сначала он слышал беготню взад-вперед у себя над головой, потом – вверх-вниз по лестнице, невнятные голоса за дверью и прочие звуки. Наконец дверь открылась, и вошла, заламывая руки, мисс Смит. Она сбросила плащ, оставшись в клетчатом зеленом платье. Ангел тут же кинулся к ней с приветствиями, а Кэри снова поразился своей реакции на мисс Смит. Она была вообще не в его вкусе и тем не менее обладала неоспоримой привлекательностью. Даже это безобразное платье не могло испортить впечатления. Мисс Смит взглянула на него, потом отвела взгляд, прошлась по комнате и нерешительно обернулась.
– Могу я быть вам чем-нибудь полезен, кузина?
Ему показалось, что она предпочла бы съесть собачий обед, чем разговаривать с ним.
– Мистер Уэйборн, сэр… – запинаясь произнесла Абигайль, затем вообще умолкла.
– Я вас слушаю, мисс Смит, – ободряюще улыбнулся Кэри.
– Думаю, мы должны… Вы полагаете, что могли бы…
– Найти в моей душе прощение вам? Может быть, но ради чего?
Абигайль была слишком расстроена, чтобы отвлекаться от главного.
– Сэр, я не могу найти Пагглс, – сказала она. – Не будете ли вы так добры организовать ее поиски в доме и снаружи?
– Вы предлагаете мне организовать поиски? – медленно спросил Кэри.
– Да, сэр, я прошу вас…
– Разумеется, – ответил Кэри, поднимаясь. – А если вы еще объясните мне, что такое паглс, это существенно облегчит поиски. И сколько их вы потеряли в моем доме?
Абигайль побелела.
– Мисс Пагглс – моя старая няня, – холодно сказала она.
– Значит, всего одна. И вы где-то ее оставили? Весьма легкомысленно с вашей стороны. – Кэри явно недооценил степень ее беспокойства.
– Я помню, где оставила ее! – закричала Абигайль. – Когда я уходила, она была в постели. А теперь ее не могут найти. Если она вышла, то раздетая и разутая. Мне бы хотелось, чтоб вы приняли это всерьез, мистер Уэйборн. Она могла пораниться, и на улице холодно.
– Да, хорошо. Успокойтесь, Смит. Ведите меня в ее комнату.
– Ее там нет! – снова закричала Абигайль, взбешенная его безразличием. – Я полностью осмотрела верхний этаж. Если б она была там, меня бы не было здесь.
– Разумно начать поиски там, где пропавшую видели последний раз, – объяснил Кэри. – Она не могла уйти далеко, и, простите, я знаю собственный дом лучше вас. – Идемте в ее комнату, – твердо повторил он, и Абигайль подчинилась.
Комната Пагглс была точной копией спальни хозяйки, вплоть до красно-белых пологов на кровати и роз Тюдоров на потолке.
– Ага! – воскликнул Кэри, едва Абигайль открыла дверь.
– Что? – испуганно спросила она.
– Ничего. Просто интересно. Оказывается, вы поместили свою няню в соседней комнате. Большинство людей отправляет слуг на чердак с пауками. Успокойтесь, кузина. Мы никогда здесь Пагглсов не теряли и никогда их не потеряем.
– Вы думаете, она прошла сквозь шкаф в мою комнату? – спросила Абигайль, когда он распахнул дверцы.
– Слишком много одежды. И мышь не проскочит. Кроме того, если уж я сам не мог ее открыть…
– Но ведь это действительно легко, если нажать так.
Абигайль показала, и задняя панель, разделяющая одежду Пагглс и ее собственную, исчезла. Свистящий звук вызвал у Кэри отвращение. Что-то бормоча, он подошел к окну:
– Это окно было закрыто или открыто?
– Закрыто. – Абигайль кинулась к окну, пытаясь заглянуть вниз. – Думаете, она выпала из окна?
– Нет, ведь оно было закрыто. Вряд ли она могла выпасть, а потом закрыть его за собой.
– Это мог сделать порыв ветра, – сказала Абигайль.
– Вы правы. – Кэри открыл раму, посмотрел вниз на огороженный сад. Черные подпорки розовых кустов покрылись инеем, фонтан замерз, помощник садовника расчищал дорожку от снега. – Никакого признака разбившейся няни.
Абигайль высунулась из окна.
– Ты не видел мою няню? – крикнула она мальчику. – Старую женщину, с седыми волосами, в ночной рубашке?
Ответ был отрицательный, и Кэри закрыл окно.
– Знаете, она могла выйти через заднюю дверь, чтобы немного погулять. Как вы можете быть уверены, что она раздетая и разутая?
– Потому что я не одела ее. Когда я уходила, она еще лежала в постели. Она всегда ждет меня.
Кэри спрятал улыбку.
– И вы что, всегда одеваете старую няню?
– Она больше не может делать это самостоятельно. Я очень ее люблю. Когда мама вышла замуж, она была единственной из слуг, кто уехал с ней из Уэстленда. Она была со мной всю мою жизнь.
Кэри вдруг щелкнул пальцами.
– Я знаю, куда она пошла.
– Куда? Скажите мне, пожалуйста.
Он схватил ее за руку.
– А куда идут старые няни? В детскую, разумеется.
Он провел ее в конец зала и открыл дверь. Свет был очень тусклым, но Абигайль различила узкую лестницу, явно предназначенную для слуг.
– Как я и думал, – сказал Кэри. – Следы на пыли. Вы правы, кузина, она босиком.
Абигайль нетерпеливо бросилась мимо него вверх по лестнице и вбежала в детскую. Дощатый пол был разрисован лошадками, но свет из громадных окон давно приглушил их яркие цвета. Пагглс сидела в кресле-качалке, баюкая куклу с фарфоровым лицом. Абигайль чуть не зарыдала от облегчения.
– Доброе утро, мисс Эбби! И Дики-птичка! – с радостной улыбкой прибавила она, когда вслед за Абигайль появился Кэри. – Так мило с твоей стороны навестить старую няню. Очень добрый мальчик.
– Дики-птичка? Кузина, я протестую, – шепнул Кэри на ухо Абигайль.
– Она думает, что вы лорд Уэйборн, – объяснила та. – Его звали Ричард.
– Видимо, нет. Видимо, его звали Дики-птичка. – Кэри шагнул к старушке и взял ее за руки. – Дорогая моя, любимая Пагглс, как я рад тебя видеть. Почему бы нам теперь не вернуться в твою комнату? Мисс Смит, вы не поможете мне?
– Кто такой Смит? Я все время слышу это имя. Не позволяй Смиту отправить меня в богадельню! Я ведь могу остаться с тобой здесь, Дики-птичка?
Кэри озадаченно взглянул на Абигайль.
– Никто не собирается посылать тебя в богадельню, дорогая, – сказала она, становясь перед старушкой на колени.
Абигайль чувствовала себя виноватой, она не предполагала, что ее вымышленное имя может напугать Пагглс. Она повернулась к Кэри.
– Однажды миссис Спурджен говорила, что отправила в богадельню служанку, и теперь няня не может выбросить это из головы, сэр.
Пагглс смотрела на нее, в ее выцветших глазах было замешательство.
– Миледи.
– Миледи? – прошептал Кэри.
– Она иногда путает меня с матерью, – тихо объяснила Абигайль. – Я мисс Эбби, дорогая. И Дики-птичка тоже здесь. Хочешь вернуться в свою комнату? Там удобно и тепло.
Пагглс быстро покачала головой.
– Я должна остаться здесь, в детской. Смит не сможет найти меня здесь, – бормотала старушка, раскачиваясь в кресле. – Где теперь Смит? Надеюсь, ушел? Мне страшно, мисс Эбби.
– Не расстраивайтесь, мисс См… Эбби. Она вполне может остаться в детской, – сказал Кэри, дергая шнур звонка. – Никто не отправит тебя в богадельню, няня. Дики-птичка им не позволит, ты здесь в полной безопасности. А сейчас тебе принесут вкусный завтрак.
– С мармеладом? – Голос Пагглс дрожал от удовольствия.
– С мармеладом, – подтвердил Кэри.
– Какой добрый мальчик, – сказала Пагглс. – Я знала, ты не пошлешь меня в богадельню. – Она сжала руку Абигайль. – Теперь иди поиграй, Анни-Фанни. А то не успеешь оглянуться, как пора уже будет пить чай.
– Лови мгновение, – согласился Кэри, поднимая Абигайль с колен. – Собственно говоря, мы с Анни-Фанни собираемся покататься на коньках.
– На коньках! – Пагглс была в восторге. – Помните, мисс Эбби, как русский царь приезжал в Лондон и в парке катались на коньках? А мы съезжали с горы для катания на санях. Это было после того, как плохого человека отправили на Эльбу, но прежде, чем он вернулся.
– Конечно, дорогая, – пробормотала Абигайль. – Но я не собираюсь оставлять тебя одну. Я никогда не любила коньки, я лучше побуду с тобой.
– Вы же не собираетесь провести в детской целый день? – возразил Кэри.
– Нет, миледи, нет! Идите радуйтесь. Вам незачем беспокоиться о глупой старой Пагглс. Мне здесь хорошо. Заставь ее пойти с тобой, Дики-птичка, и я свяжу тебе шарф, добрый мальчик.
В комнату влетела запыхавшаяся Полли. Указания, данные Кэри, были настолько исчерпывающими, что Абигайль нечего было добавить. По его приказу тут же принесли вещи Пагглс, и он вышел, пока Абигайль одевала няню. Когда Полли принесла старушке завтрак, Абигайль спустилась по лестнице, чтобы найти Кэри.
– Ваш мармелад превосходен, но, должна сказать, она этого не заметила. Сэр, вы сделали ее очень счастливой. Я вам искренне признательна. Она милая старушка, хотя порой действительно бывает не в себе.
– Я и не заметил. Если вы можете отзываться на Анни-Фанни, я вполне могу отозваться на Дики-птичку.
Абигайль засмеялась.
– Моя мать была леди Анна-Франсес.
– Как жаль, что вас не назвали в ее честь. Тогда бы вы тоже были Анни-Фанни.
– На самом деле меня назвали в честь Пагглс.
– Как жаль, – сказал Кэри. – Значит, на самом деле вас зовут Пагглс?
– Нет, имя няни Абигайль. Но когда Дики-птичка был маленьким, он не мог выговорить Абигайль, у него выходило Пагглс, так и осталось.
Кэри критически взглянул на Абигайль.
– Молодая Пагглс, в сущности.
– Абигайль – старомодное имя, – сказала Абигайль, краснея. – Отец зовет меня Эбби.
– Ваш отец. Мистер Джон Смит, полагаю?
Абигайль вздохнула.
– Его настоящее имя Уильям, сэр.
– Тогда вам следовало назвать себя Уильямс, – строго заметил Кэри. – Теперь, конечно, слишком поздно, но, может, нам отбросить Смит, хотя бы в присутствии мисс Пагглс? Кажется, это имя пугает ее. Не могу сказать, что виню ее, Смит – отвратительное имя.
– Да, сэр. Благодарю, сэр.
Кэри чуть заметно улыбнулся:
– Итак, молодая Пагглс, если вы поторопитесь, думаю, мы еще сможем выскользнуть из дома прежде, чем миссис Спурджен полностью оденется. Завтраком я угощу вас в «Розе Тюдоров», а потом катание на коньках. Вы. Я. Лед. Да?
– Я не катаюсь на коньках, – твердо сказала Абигайль. – Сэр, я не говорила, что пойду с вами кататься.
– Нет, – согласился Кэри. – Но я тоже не заходил в вашу комнату и не похищал ваши ботинки. Миссис Нэш призналась в содеянном около двадцати минут назад. Это она свистнула мне, она бросила в окно ваши ботинки.
Абигайль нахмурилась.
– Почему Вера это сделала?
– Она хочет, чтобы вы пошли со мной кататься. Того же хочет Пагглс. Фактически это заговор.
– Сэр, я очень благодарна, что вы помогли мне найти Пагглс. Но боюсь, ваше понятие о том, что такое приятное времяпрепровождение, может сильно отличаться от моего. Вряд ли мы оба получили бы удовольствие.
– Господи, я даже не предполагал, что люди могут изъясняться подобным образом. Не беспокойтесь, кузина Абигайль, обещаю не целовать вас. Слово джентльмена. Хотя должен заметить, когда я вас поцеловал, вы приняли это весьма благосклонно.
– Что?! – воскликнула Абигайль. – Я приняла вас за летучую мышь.
– Маленькая упрямица, – рассердился Кэри. – Вы не приняли меня за летучую мышь.
– Нет, приняла. Вы что, не помните? Я выскочила из шкафа…
– Да не тогда, – нетерпеливо перебил Кэри. – О том лучше забыть. Я имею в виду сегодняшнее утро. Когда я увидел вас у моста.
– Значит, вы действительно меня поцеловали? – раздраженно спросила она. – Я так и думала.
– Вы так и думали?! Черт побери, а у вас были какие-то сомнения?
– Ну…
Кэри развернул ее, прижал к стене и поцеловал. Абигайль застыла, чувствуя, как его язык стремится проникнуть ей в рот. Она бездумно позволила. Он целовал ее со знанием дела. К несчастью, Абигайль слишком беспокоилась, как бы ей не опозориться, упав в обморок, поэтому не смогла получить большого удовольствия. Кэри поцеловал ей шею, его руки дерзко скользнули к ее талии. Когда она попыталась заговорить, он снова закрыл ей рот поцелуем. Весьма кстати, ибо она понятия не имела, что сказать.
Кэри наконец перестал ее целовать, да и то лишь потому, что они услышали на лестнице шаги.
– Что вы думаете об этом? – спросил он.
Абигайль была в замешательстве. Но по крайней мере испуг прошел, и теперь она ясно представляла, за какого мужчину ей следовало выйти замуж. Это должен быть простой, спокойный, уважительный человек, который не бросится на нее внезапно, не станет угрожать ее душевному спокойствию. Красивый страстный мужчина – слишком большое испытание.
Однако вопрос Кэри не был чисто теоретическим.
– Ну и как вам рукокрылое?
– Руко… что?
– Рукокрылое, – сказал Кэри, беря Абигайль за подбородок, чтобы та не смогла отвести взгляд, – означает летучую мышь. Поцелуй был похож на мышь?
– Нет, сэр.
– Уже хорошо. – Кэри отпустил ее. – И на этот раз вы совершенно уверены, что вас поцеловали.
– Да, сэр.
– Отлично. Кажется, мы делаем успехи.
– Вы обещали, что больше этого не сделаете, – запоздало напомнила Абигайль.
– При условии, что пойдете со мной кататься. Если да, условие вступит в силу. Если нет, будет то, чего вы ожидаете.
– Это шантаж, – возразила Абигайль.
Дверь у подножия лестницы внезапно открылась, и Полли с удивлением взглянула на них. Абигайль покраснела.
– Все в порядке? – спокойно осведомился Кэри. Служанка сделала реверанс и ответила, что старая леди вяжет.
– Отлично. Заглядывай к ней время от времени, хорошо? Мы с мисс Абигайль идем в «Розу» кататься на коньках.
– Послушайте, я не умею кататься, – сердито ответила Абигайль. – И кто-то должен приглядывать за Пагглс.
Кэри заскрипел зубами: это было все равно что заставить лошадь проглотить таблетку.
– Я научу вас, – бодро сказал он. – А Полли будет приглядывать за Пагглс.
– Она может упасть с лестницы.
– Полли не собирается падать с лестницы, – заверил Кэри, служанка хихикнула. – И Пагглс тоже. А теперь идите и возьмите свой плащ, не то я отправлюсь в детскую и скажу Пагглс, что вы отказываетесь идти со мной. Она будет очень раздосадована, что Анни-Фанни так бессердечно оскорбляет чувства Дики-птички. Мне бы не хотелось снова расстраивать Пагглс. Ну?
Абигайль посчитала невозможным спорить в присутствии весьма любознательной Полли – слабость, которую Кэри в полной мере использовал.
– Я пойду с вами, сэр, – наконец сказала она, – хотя это вряд ли доставит мне удовольствие.
– Отлично. Кто может просить большего?
– И вам тоже не доставит никакого удовольствия, – предупредила Абигайль. – Потому что я действительно не умею кататься на коньках.
– Вы действительно не умеете кататься на коньках, – сказал Кэри два часа спустя, когда помогал Абигайль подняться на берег к задней террасе гостиницы.
Увидев их, священник Темпл вскочил и предложил девушке свое место.
– Вы безнадежны, – заявил Кэри. – Стоило увести вас с моего льда, пока вы его не разбили.
– Я думаю, ваш лед разбил меня, – пожаловалась Абигайль, благодарно опускаясь на место священника.
– Я не против ваших падений, кузина Абигайль, но я категорически возражаю, чтобы вы тянули меня за собой.
– Так вам и надо, – ответила Абигайль, потирая лодыжки. – Я хотела уйти еще двадцать минут назад. В действительности, мистер Темпл, я вообще не хотела выходить на лед, но мистер Уэйборн изводил и запугивал меня, пока я, дурочка, не сдалась. Он использовал против меня даже мою старую няню. Разве это хорошо с его стороны?
Мистер Темпл находился в затруднении: неучтиво возражать леди, но весьма неразумно противоречить джентльмену, который в будущем может дать ему хороший приход.
– Более того, кузина, вы зародили у сестер Миклби пагубную мысль, – пожаловался Кэри. – Теперь они все падают в надежде, что я начну их подбирать.
– Они действительно падают, сэр. Но из этого вовсе не следует, что они рассчитывают на вас. У них есть мистер Меддокс и их собственный брат, – добавила Абигайль, наклоняясь, чтобы развязать шнурки.
– Позвольте вам помочь. – Кэри тут же принялся снимать с нее коньки. – Мы кузены, так что никто не может сказать, что я позволяю себе вольности.
Мистер Темпл благодушно улыбнулся, и снова природная неуверенность Абигайль дала Кэри преимущество. Она не могла устроить сцену, оттолкнув его, поэтому сосредоточилась на черных и голубых фигурках, скользящих по замерзшей реке.
Три пухлые розовощекие девицы Миклби были настолько похожи, что Абигайль даже не пыталась их различить, хотя знала имена: Рода, Ида и Лидия. Их брату Гектору Миклби и его другу из колледжа мистеру Меддоксу было девятнадцать лет, но оба и в подметки не годились Кэри Уэйборну.
– Ноги болят? – заботливо спросил он и, не дожидаясь ответа, начал массировать подъем стоп.
Абигайль закрыла глаза от смущения и покраснела.
– Хватит, – процедила она. – Что может подумать мистер Темпл?
– Он подумает, что у вас болят ноги.
К счастью, молодой священник был занят другим.
– А вот и мисс Рола, – весело сказал он, когда старшая Миклби рухнула на лед, увлекая за собой мистера Меддокса.
Остальные сестры кучей упали к ногам брата. Поднимая смеющихся сестер, Гектор не получил такого удовольствия, как мистер Меддокс, поэтому заложил руки за спину и укатил прочь.
– Мистер Уэйборн, помогите нам! – хором крикнули покинутые девушки.
– Пожалуйста, сэр, – подтвердил катавшийся у края льда Гектор.
– Я не могу оставить свою кузину без присмотра, – ответил Кэри, держа ботинок Абигайль.
– Я присмотрю за мисс Смит, – разом произнесли мистеры Темпл и Миклби.
– Не могли бы вы одолжить меня, кузина? – поддразнил Кэри Абигайль. – Вы кажетесь встревоженной. Не смотрите на меня так сердито. Лучше скажите: «Я могу одолжить вас с превеликим удовольствием, причем на неограниченное время». Это поставило бы меня на место. Она странная, молчаливая особа, – сообщил Кэри Гектору и священнику. – Вам придется говорить и за нее, и за себя. Она не будет ни с кем состязаться в уме.
Хотя Кэри сомневался, что получит удовольствие от катания с мисс Идой и мисс Лидией, он без колебаний оставил Абигайль на двух джентльменов. С ними она была в полной безопасности, и после часа, проведенного в такой скучной компании, она лучше его оценит. Гектор улыбнулся Абигайль.
– Не бойтесь состязаться со мной умом, мисс Смит. Все считают, что его у меня вообще нет.
– Вы не голодны? Хозяйка гостиницы известна своими кленгерами, – сказал мистер Темпл, неодобрительно глядя на молодого человека. – Это местное кушанье, большой пирог, у которого с одной стороны мясная начинка, а с другой – фруктовая.
– Черствый, как дверной молоток, – добавил Гектор. Благодарная джентльменам за попытку облегчить ей обитание, Абигайль согласилась перекусить.
– Тогда еще половина на половину, чтобы запить его.
– Не понял, мисс?
Повернувшись, Абигайль увидела официанта, с недоумением смотревшего на нее.
– Половину слабого и половину горького эля, – объяснила Абигайль.
– Ты слышал ее, – ухмыльнулся Гектор. – А мне пинту. Мистер Темпл?
Священник колебался. Он был не из тех, кто пьет эль, и определенно не пил эль с леди. Но ему бы не хотелось обидеть кузину мистера Уэйборна.
– Он еще думает, – презрительно заметил Гектор. – Священник не может быть слишком осторожным.
– Да, хорошо. Всем по пинте! – сказал мистер Темпл, краснея.
К ним вышел сам хозяин, мистер Сприг, и поставил на стол оловянную кружку.
– Это самая маленькая пинта из всех, какие я до сих пор видел, – недовольно сказал Гектор.
– Это дамская пинта, мастер Гектор, – ответил хозяин, с грохотом ставя их эль и кленгеры.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал и грех - Леджен Тамара



Огромное спасибо, за этот Роман! Написано: весело, здорово,романтично, живо(что не мало важно), куча эмоций, сумасшедшего дома:) В общем читать было одно удовольствие!Ещё раз спасибо!
Скандал и грех - Леджен ТамараВалерия
29.08.2014, 14.28





Странно, что этот роман обделили вниманием.Легкая, ненавязчивая история с долей юмора, с накалом страстей. Здесь есть герцог, богатый торговец, актер, воровка, собака, попугай и т.д. Зато нет всемогущих, всезнающих мачо и обворожительных красавиц.
Скандал и грех - Леджен ТамараТаня Д
22.01.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100