Читать онлайн Скандал и грех, автора - Леджен Тамара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал и грех - Леджен Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал и грех - Леджен Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал и грех - Леджен Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леджен Тамара

Скандал и грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Это возвращает меня в прошлое, – скрипела на ухо Кэри миссис Спурджен. – Оказаться снова в объятиях красивого молодого человека… да еще в моем возрасте! Муж в брачную ночь внес меня через порог. Конечно, тогда я была невесомой девушкой. Легкой словно перышко.
– Вы до сих пор словно перышко, миссис Спурджен, – пробормотал Кэри, таща свою ношу через портик в дом.
Он предпочел бы нести миссис Нэш, которая была на сорок два фунта легче и намного привлекательнее. Войдя в дом, он попытался тут же поставить ее на ноги, однако миссис Спурджен вцепилась в него мертвой хваткой.
– Не бросайте меня, сэр! Я разбиваюсь как тончайший фарфор, когда меня бросают.
Пока Кэри на дрожащих ногах старался донести тяжелую леди до камина, вошла мисс Смит. Она выглядела заплаканной, и он почувствовал угрызения совести. Да, он вел себя отвратительно. Абигайль была первой женщиной, попавшейся ему за несколько месяцев, и он бросился на нее, как последний хам. Определенно, сельская жизнь в одиночестве вывела его из равновесия больше, чем он предполагал. Даже экономка была бы шокирована, если б знала, каким взглядом молодой хозяин смотрел на ее широкую корму. Он по природе не был монахом, это очевидно, и мисс Смит имела некоторое право считать, что с ней плохо обошлись.
И все равно, говорил он себе, это был только поцелуй. У девушки нет причин держаться так, словно он какой-то мерзкий злодей из романа. Он же не собирался всерьез покушаться на ее добродетель. Если на то пошло, это она вела себя как дура, он их не выносил. Теперь единственная надежда, что более подходящей окажется миссис Нэш.
– Вы здесь, мисс Смит, – прогудела миссис Спурджен, увидев свою подопечную. – Заберите мою муфту. Она упала в снег и отсырела. Где Эванс?
– Нет! – закричала Абигайль, ибо Кэри чуть не сгрузил леди в кресло, занятое Пагглс.
Тот успел уклониться, но потерял равновесие и упал вместе с миссис Спурджен в другое кресло, уткнувшись носом ей в грудь. От нее так несло смесью пота и талька, что он сомневался избавить когда-нибудь свои ноздри от этого запаха.
– Это в самом деле напоминает мне брачную ночь, – хихикнула она.
Сняв руки миссис Спурджен со своей шеи, Кэри вскочил и чуть не сбил с ног мисс Смит, которая стояла за ним. К счастью, ей не дала упасть скамеечка для ног.
– Простите.
Он протянул ей руку, но Абигайль с такой неприязнью взглянула на него, что он покраснел, отдернул руку и отправился помогать миссис Нэш. Хорошенькая вдова еле тащила огромную клетку с попугаем.
– Какая великолепная птица, – небрежно произнес он, глядя вместо попугая на женщину, пока освобождал ее от клетки.
Миссис Нэш посмотрела на него из-под темных ресниц, и Кэри принял это за поощрение.
– Канарейка, если не ошибаюсь?
Миссис Нэш тихо засмеялась, и он был очарован кокетливым звуком.
– Ступай, принеси его жердочку, Эванс.
Казалось, приказ миссис Спурджен материализовал худощавую седую женщину. Като увидел служанку и пронзительно выкрикнул голосом хозяйки:
– Эванс! Где мой желтый парик?
Миссис Нэш и Кэри одновременно улыбнулись. Он заметил, что у молодой вдовы гладкая кожа и очаровательные ямочки. Она-то по крайней мере не возражала против легкого флирта.
На Абигайль бестактность птицы не произвела впечатления.
– Даже не думайте выпускать его из клетки! – закричала она, вскакивая со стула.
Като уставил на нее голубой ледяной глаз, и она испуганно подошла к старой няне.
– Клетка слишком мала для него, чтобы там жить, – ответила миссис Спурджен. – Это не волнистый попугайчик, мисс Смит. Он не любит сидеть в клетке, правда, Като?
– Волнистый попугайчик! – немедленно повторил он голосом хозяйки.
– Он весьма разговорчив, – одобрительно сказал Кэри, отметив забавное обстоятельство: чем ближе он подносил клетку, тем дальше отодвигалась мисс Смит. – У моего друга одно время был ара. Но тот не говорил ни слова по-английски, просто кричал целыми днями.
– Като необыкновенно умная птица, – с гордостью ответила миссис Спурджен, отмахнувшись от возражения Абигайль, словно герцогиня от мухи. – Вздор! Като на вас не нападал, мисс Смит. Он просто хотел с вами подружиться, он совершенно ручной.
– Он клюнул меня в ухо.
– Мистер Уэйборн, будьте любезны, взгляните на ухо мисс Смит, есть ли там хоть малейшая отметина?
Абигайль торопливо прикрыла уши ладонями.
– Миссис Спурджен, я категорически запрещаю выпускать птицу из клетки.
Тем не менее Като обрел свободу и любимую жердочку, распустив на ней свои красные и голубые перья. Абигайль вместе с Пагглс начали пятиться к выходу. Казалось, одна миссис Спурджен заметила их уход, поскольку миссис Нэш и Кэри были поглощены своим флиртом.
– Глупая девчонка, – сказала она, самодовольно глядя на красивого молодого хозяина, который торопливо развернулся от молодой вдовы к старой. – Почему мистер Лейтон думал, что она мне подойдет, ума не приложу. Я почувствовала несказанное облегчение, когда она пересела в багажную карету. Да еще эта старая глупая нянька! Я с трудом удержалась, чтобы не предложить мисс Смит паковать свои вещи.
Она кокетливо улыбнулась Кэри, но впечатление было полностью испорчено, поскольку Като поднял голову и довольно ясно произнес:
– Не мои искусственные зубы, дура!
Кэри чуть не захохотал.
– Это миссис Гримсток, – сказал он, увидев, к своему облегчению, экономку. – Она покажет вам ваши комнаты. Они наверху.
– Наверху? – Миссис Спурджен с таким видом прижала руки к груди, как будто он предложил ей поселиться в клетке попугая. – Боюсь, мои ноги слишком слабы, чтобы преодолевать лестницы, мистер Уэйборн. Если, конечно, вы не предполагаете относить меня по вечерам в кровать, – хихикнула она.
– Да, у нас есть несколько комнат внизу. – Кэри надеялся, что сказал это вполне хладнокровно. – Слуга уже перенес большую часть моих вещей в дом привратника.
– Ваши комнаты, сэр? – Забыв про слабость в ногах, миссис Спурджен вскочила, словно молодая газель. – Давайте посмотрим, как живет мужчина, Вера. Больше всего я люблю осматривать комнаты холостяка, там узнаёшь самые удивительные секреты.
– Уверяю вас, никаких секретов у меня нет, мадам, – чопорно заметил Кэри, ведя ее по коридору.
– Секреты есть у всех, мистер Уэйборн. О да! – воскликнула она, уже стоя в его комнате. – Очень удобная кровать. Мне она подойдет. А что у вас здесь, сэр? – Леди хищно уставилась на ящики письменного стола, которые стал освобождать Кэри. – Французские письма?
– В основном английские счета.
Он пытался сохранить видимость любезности, опасаясь, что замечания этой невыносимой женщины могут испортить его начинающиеся отношения с хорошенькой сиделкой, но миссис Нэш сочувственно улыбнулась ему. Очевидно, требуется больше чем французские письма, чтобы ее шокировать. Но ведь миссис Нэш вдова, а не глупая девственница, которая впадает в истерику от невинного поцелуя.
Миссис Спурджен осмотрела комнату, заглянула в его личный кабинет и гардеробную с медной ванной:
– Здесь может спать Эванс. Люблю, когда она под рукой.
– Бедная Эванс, – тихо пробормотал Кэри, чтобы слышала только миссис Нэш.
– А нет ли поблизости комнаты для Веры?
– Бедная Вера, – пробормотал Кэри.
Миссис Нэш взглянула на него темными блестящими глазами, в которых было явное приглашение, и он почувствовал растущее возбуждение. Кэри представил, как он, словно вор, крадется по собственному дому к ее постели. Если повезет, Вера будет столь же похотливой, как и он.
– Думаю, можно найти что-нибудь подходящее и для миссис Нэш, – любезно сказал он. – Правда, не совсем под рукой.
Миссис Спурджен настояла, чтобы ей сначала показали маленькую гостевую комнату.
– Она много больше, чем ваша комната в Лондоне, дорогая, – сказала она, – но ведь это поместье джентльмена. Мистер Лейтон не мог быть настолько жесток, чтобы отправить меня в отвратительный маленький Дауэр-Хаус.
– Оставляю вас устраиваться. – Кэри вежливо поклонился. – Если вам что-нибудь понадобится, мои слуги и, конечно, я сам в вашем распоряжении.
Миссис Спурджен протянула ему огромную руку с волосатыми пальцами и толстыми плоскими ногтями, чего не могли скрыть даже многочисленные кольца. Подавив отвращение, Кэри поцеловал ее. Леди игриво смотрела на него, демонстрируя в улыбке хорошие зубные протезы слоновой кости.
– Вы же придете вечером отобедать с нами, мистер Уэйборн? Я настаиваю. Иначе меня замучит совесть, что я безжалостно отослала вас в дом привратника. Если вы боитесь нанести урон моей репутации, оставшись со мной наедине, сэр, Вера будет здесь в роли компаньонки.
Значит, целый вечер он проведет с восхитительной миссис Нэш. Ведь он сможет вынести несколько часов в обществе миссис Спурджен, когда впереди его ждет такая награда? Бросив на Веру красноречивый взгляд, он принял приглашение.
– А после обеда, конечно, вист, – сказала миссис Спурджен. – И вашей партнершей, Вера, будет мисс Смит. Вы можете остаться с нами, мистер Уэйборн, пока мы не пойдем спать. Вам не имеет смысла проводить одинокую ночь в доме привратника, будто вы монах.
– Нет, конечно. Вы очень добры. Признаться, всю эту долгую зиму я был настоящим монахом.
– Я требую, чтоб вы нарушили свой обет. Но вечером. А теперь бегите, молодой человек. Если, конечно, вы не хотите помочь мне сменить одежду на вечерний наряд.
С радостью покинув комнату, Кэри вышел в коридор и увидел мисс Смит, которая шла наверх с тяжелым подносом. Она уже начала раздражать: компаньонке миссис Спурджен не к лицу заниматься черной работой.
– Это обязанность слуг, – заметил он ей. Абигайль презрительно взглянула на него.
– Я несу тарелку супа для старой няни и могу справиться намного лучше, чем вы, мистер Уэйборн.
Кэри вспыхнул. Кажется, она упрекала его за то, что он не предложил ей свою помощь. Слава Богу, маленькая педантичная мисс не ответила на те поцелуи, иначе бы это весьма осложнило его многообещающий флирт с пленительной миссис Нэш. К дому привратника Кэри шел почти столь же раздраженный мисс Смит, как и плененный молодой вдовой.
Его новое жилище могло похвастаться единственной комнатой с приставной лестницей, ведущей на маленький чердак, где стояла покосившаяся кровать. Садовник явно использовал его под склад для разбитых горшков и другого сомнительного хлама. Камин так дымил, что даже чай имел привкус сажи. Никаких удобств, только глиняный ночной горшок и глиняный чайник.
Единственное зеркало настолько облезло, что, переодеваясь к обеду, Кэри вынужден был поставить на каминную полку свой несессер и завязывать галстук перед крошечным зеркалом.
Когда в назначенное время он вернулся к ужину, миссис Спурджен ожидала его в ослепительно-красном вечернем платье, весьма неразумно обнажавшем ее мускулистое плечо. Видимо, чтобы окончательно сразить молодого хозяина, леди надела зеленый1 парик вместо желтого и к нему золотой головной платок, украшенный павлиньими перьями. Миссис Нэш спокойно читала рядом. Она была в простом черном платье с глубоким вырезом, отделанным серебряным муслином, который немного сглаживал траурное впечатление. В темных волосах блестела серебряная заколка филигранной работы. Кожа у нее казалась очень белой, и Кэри тут же подумал, что она будет выглядеть еще белее на фоне его обнаженного тела.
Мисс Смит отсутствовала, но миссис Спурджен, после комплимента вечернему костюму хозяина, предложила начать обед без нее. Взяв Кэри под руку, она проследовала в столовую, за ними шла Вера с попугаем, который был усажен на свою жердочку.
Когда двадцать минут спустя появилась Абигайль, все уже доедали суп. Устройство Пагглс в соседней комнате заняло у нее больше времени, чем она рассчитывала, к тому же пропало несколько вещей из ее багажа. В том числе все шелковые чулки, хотя Абигайль помнила, что брала их. Пришлось надеть под вечернее платье толстые шерстяные, а вместо атласных туфель – прогулочные ботинки, которые стучали по деревянному полу.
Абигайль настороженно вошла в столовую, не спуская глаз с Като, висевшего, словно акробат, вниз головой. Она так сосредоточилась на попугае, что едва заметила Кэри, вставшего из-за стола при ее появлении. Абигайль надела белое вечернее платье и золотой медальон на черной бархатной ленте, охватывающей шею. При свете канделябров ее короткие вьющиеся волосы приобрели золотисто-оранжевый цвет, отчего веснушки стали почти незаметными. Кэри предположил, что она сделала все, что смогла, однако ее вид не давал ему повода для сожаления.
Когда Абигайль заняла свое место, Като перевернулся, взглянул на вновь прибывшую сначала одним глазом, потом другим и пронзительно крикнул, выражая недовольство, поскольку она прикрыла колени салфеткой. Кэри с интересом наблюдал, как мисс Смит решала, поднять ли ей ложку, рискуя вызвать нападение попугая.
– Ваш суп остыл, мисс Смит, – проинформировала ее миссис Спурджен. – Мы ждали полчаса, но вы же не могли рассчитывать, что из-за вас мы будем есть остывший суп.
– Тюрбан, дура! – крикнул Като.
– Отнеси суп кухарке, пусть разогреет, – прошептал Кэри ближайшему слуге.
– Нет, – возразила миссис Спурджен. – Она сама виновата, что опоздала. Это ее собственная вина, – громко повторила она специально для Абигайль.
– Я не хочу суп, благодарю вас.
Услышав голос Абигайль, попугай любовно произнес:
– Клювы и когти!
– Не желаете бокал мадеры, мисс Смит? – поинтересовался все еще стоявший Кэри.
– Да, пожалуйста. – Она смотрела на попугая, но когда Кэри начал смешивать вино с водой, перевела взгляд на него: – Что вы делаете? Это вода?
– Конечно, вода, – сурово ответила миссис Спурджен. – Леди не пьют вино прямо из бутылки, мисс Смит.
– Должна признаться, мне никогда еще не предлагали вино, смешав его с розовой водой.
– Значит, вы не леди, – вынесла ей приговор миссис Спурджен.
Кэри было неловко за мисс Смит, миссис Нэш скрыла улыбку, прикрывшись салфеткой.
– Мне кажется, наши португальские друзья затратили немало труда на изготовление вина, – сказала Абигайль. – Не вижу оснований портить его водой.
– Португальские друзья! У вас что, есть португальские друзья, мисс Смит? У меня определенно нет. Все мои друзья – англичане.
– Португалия была нашей союзницей в войне, миссис Спурджен, – раздраженно заметила Абигайль.
– Не понимаю, – невозмутимо сказала та, – какое отношение ваши мерзкие иноземные друзья имеют к великолепной мадере мистера Уэйборна?
– Мадера – португальское вино, – холодно ответила Абигайль.
– Мистер Уэйборн, это правда? – с ужасом вскричала миссис Спурджен. – Я не могу пить иностранное вино, сэр. Мой доктор велел мне пить лишь английское. Нет ли у вас кларета или, на худой конец, божоле?
– Единственное, что англичанам удалось когда-либо разлить в бутылки, – это джин, – сказала Абигайль. – Но боюсь, я вряд ли назову его пригодным для питья.
– Совершенно ужасен в чае, – беспечно согласился Кэри, подмигнув молодой вдове.
– Но португальское вино… – Миссис Спурджен была в растерянности.
– Я думаю, очень патриотично, что мистер Уэйборн подал нам мадеру, – сказала миссис Нэш. – Я, к примеру, никогда больше не выпью французского вина.
– Ее муж убит французами при Сьюдад-Родриго, – объяснила миссис Спурджен. – И с тех пор она ненавидит все французское.
– Боже мой, я был при Сьюдад-Родриго.
Абигайль фыркнула.
– Вы были при Сьюдад-Родриго? На поле битвы, сэр?
Кэри нахмурился.
– Вот именно, мисс Смит. Я был в пехоте. Рядовым.
– Рядовым? – не поверила миссис Спурджен. – Вы имеете в виду, что не были офицером?
– Да, мэм. Старший брат категорически возражал, но я хотел внести свою лепту в спасение Англии, покинул Оксфорд и записался рядовым под именем Джон Смит.
– Смит! – повторила Абигайль.
– Конечно. Если мне требуется фальшивое имя, я непременно выбираю Смит. Всегда. Как видите, мы действительно кузены.
– Некоторых людей на самом деле зовут Смит, – ответила Абигайль, покраснев.
– Даже очень многих, – согласился Кэри. – Что и делает эту фамилию крайне удобной. Если человек выбрал себе, допустим, имя Сайлас Томкин Кимбербек, он, естественно, вскоре обнаружит, что стал объектом пристального изучения.
– Боже мой, – пробурчала миссис Спурджен, когда внесли основное блюдо. – Надеюсь, это не баранина, мистер Уэйборн. Мой желудок очень маленький и чувствительный, он не может переварить баранину. Если это баранина, я заболею, сэр. Меня стошнит!
– Это телятина, миссис Спурджен, – поторопился заверить ее Кэри. – Она, как вам известно, хотя имеет вкус баранины, но совершенно избавлена от ее недостатков.
Абигайль уже заметила, что мистер Уэйборн исключительно милый лжец.
– И что вы изучали в Оксфорде, сэр? – немного погодя спросила миссис Нэш.
– Обещайте, что не будете смеяться. Мой брат думал, что мне подойдет духовная карьера. Он, разумеется, ошибался.
– Где написано, что красивый мужчина не способен быть хорошим священником? – вмешалась миссис Спурджен. – Пусть меня лучше проклянет мужчина вроде вас, мистер Уэйборн, чем освятит урод вроде архиепископа Кентерберийского.
– Благодарю, миссис Спурджен. Но я никогда бы не смог отлучить женщину от церкви. Это одна из причин, которая делала меня непригодным к духовному сану.
Абигайль снова фыркнула, и Кэри повернулся к миссис Нэш:
– В каком полку служил ваш муж? Возможно, я с ним встречался.
– В кавалерии, сэр. Лейтенант Артур Нэш.
– Странно. Я не помню, чтобы при Сьюдад-Родриго была кавалерия.
Миссис Нэш тут же прикрыла глаза салфеткой, и плечи у нее задрожали.
– Вы были рядовым, сэр, – гневно заметила Абигайль. – Вы не могли знать, где и что делает кавалерия! Не думаю, что Веллингтон обсуждая с вами свои планы.
Кэри был огорчен, если не сказать больше.
– Дорогая миссис Нэш, простите меня, если я вас случайно обидел. Я не хотел. Наверное, я ошибся.
Вдова отвернулась и зарыдала. Кэри поморщился. Он всегда ненавидел слезы, истерику, а теперь он еще чувствовал себя виноватым за допущенный промах. Черт возьми, в Лондоне он с легкостью очаровывал женщин, но в сельском изгнании, видимо, потерял сноровку от долгого бездействия. За день он встретил двух привлекательных женщин, и каков результат? Одну он довел до презрения к нему, а вторую – до слез.
Миссис Нэш улыбнулась сквозь влажную пелену, чем даже ухудшила положение.
– Я просто не могу вынести разговоров на эту тему. Мой дорогой Артур! Как он страдал!
– Вера, судя по вашему поведению, можно подумать, что вы были португалкой, – заметила миссис Спурджен. – Ешьте свою телятину. Будь здесь ваш муж, он не одобрил бы подобную истерику.
– Прошу меня простить, миссис Спурджен, – сказала Вера, покраснев, и стремительно поднялась со своего места.
Возможно, это было эгоистично с его стороны, но когда миссис Нэш выбежала за дверь, Кэри думал лишь о том, что вряд ли она радушно встретит его в своей спальне. Если бы дела с мисс Смит не пошли так неудачно… Она выглядела довольно привлекательной в своем белом платье. Может, он сумеет вернуть ее расположение?..
– Отлично, сэр! – процедила Абигайль, бросая салфетку и выбегая следом за Верой.
– Садитесь рядом, мистер Уэйборн, – проворковала миссис Спурджен. – Здесь очень тепло, шаль мне уже не требуется, – добавила она, устраняя сей предмет и обнажая напудренное мускулистое плечо сивиллы. – Значит, после обеда у нас будет пикет, а не вист. Если ставки окажутся высокими, думаю, вы найдете во мне достойного противника. На что будете играть, а?
Кэри подавил стон, когда миссис Спурджен подалась к нему всей грудью.
Абигайль тихо постучала в дверь миссис Нэш.
– Не хотите ли чаю, Вера? – спросила она. – Вы почти не ели за обедом, принести вам что-нибудь?
К ее удивлению, Вера открыла дверь.
– Все в порядке. – Она мужественно улыбнулась. – Не волнуйтесь за меня, дорогая. Просто я глупо себя вела.
– Я так не думаю, – возразила Абигайль.
– Конечно, глупо. Будь здесь Артур, он сказал бы то же самое. «Держись молодцом. Жизнь продолжается».
– Этот мистер Уэйборн был непростительно груб, сказав, что не помнит кавалерии при Сьюдад-Родриго. Конечно, она там была. Мне кажется, наш хозяин – не очень приятный человек. Я от души сожалею, что привезла всех сюда.
– Это вы привезли нас, мисс Смит? – Темные глаза Веры расширились от удивления.
– Да. Это моя вина. Но когда я встретила его в Лондоне, Мне показалось… Я сочла его достойным человеком.
– А теперь не считаете? – улыбнулась Вера.
– Он был так добр, внимателен, услужлив. Я подумала, что встретила на Пиккадилли рыцаря Круглого стола. Но я ошиблась. Он заставил меня поверить, что женат, хотя на самом деле нет.
Вера непонимающе смотрела на нее.
– Вы имеете в виду, он заставил вас поверить, что не женат, хотя на самом деле женат. Это ужасно.
– Нет, нет… Он вообще не женат, а заставил меня думать, что женат.
– Непростительно, – сказала Вера, пряча улыбку.
– Конечно. Если б я знала, что он холост, то никогда бы не приехала сюда. Простите, но я должна вас предупредить, миссис Нэш. Он уже пытался меня поцеловать, а вы намного красивее. Не позволяйте ему остаться с вами наедине.
Миссис Нэш тихо засмеялась.
– Он так напоминает мне Артура. Греховно красив, но, возможно, чуть порывист. Скажите, мисс Смит, могу я остаться в своей комнате? Я ненавижу карточную игру с этой старой ведьмой.
– Предоставьте это мне. Вы уверены, что моя помощь вам не требуется?
– Совершенно уверена. Хотя, возможно, я могу сделать кое-что для вас, – сказала Вера, глядя на ее ботинки. – Например, одолжить вам пару вечерних туфель.
– Вы очень добры, – засмеялась Абигайль. – Но похоже, я забыла упаковать шелковые чулки. Теперь в моем распоряжении только шерстяные. Нет, пожалуйста! – запротестовала она, когда Вера подошла к открытому чемодану, стоявшему на бюро. – Я могу купить их завтра в деревне.
Миссис Нэш вручила ей белые шелковые чулки.
– Кажется, нас занесло снегом, а мы не можем позволить вам топать по дому в тяжелых ботинках, как управляющий поместьем. Я вот что думаю, – сказала она, словно ей в голову пришла неожиданная мысль. – По дороге мы сегодня останавливались в нескольких гостиницах. Вы не допускаете, что кто-то мог покопаться в ваших сундуках?
– Чтобы взять чулки? – Абигайль громко засмеялась. – Есть более простое объяснение. Боюсь, моя няня Пагглс довольно рассеянная. Когда я паковалась, она несколько раз вынимала и перекладывала мои вещи. Она, видя дорожные чемоданы, думает, что мы приехали домой, а не уезжаем. – Абигайль взглянула на чулки миссис Нэш: – Знаете, у меня такие же. С Джермин-стрит? От Доутри?
– Откуда же еще?
– Вы так добры. Я сообщу всем, что вы лежите с головной болью и вас нельзя беспокоить.
– Спокойной ночи, мисс Смит.
Абигайль сбегала наверх, убрала чулки, потом зашла в соседнюю комнату взглянуть на Пагглс. Разумеется, через обычную дверь, а не через потайной ход в шкафу. Старушка наверняка умерла бы от страха, если бы кто-нибудь выпрыгнул оттуда. Няня спала на огромной кровати, в ногах пристроился терьер мистера Уэйборна. Подбросив в камин дров и поправив на старой няне одеяло, Абигайль вернулась в столовую.
– Клювы и когти, – скромно приветствовал ее Като.
– Вы, значит, вернулись, мисс Смит, – без удовольствия заметила миссис Спурджен.
– Только потому, что голодна.
– И конечно, томимы жаждой. – Быстро освободившись от миссис Спурджен и налив мадеру в хрустальный бокал, Кэри велел слуге: – Передай это мисс Смит.
Пока Абигайль брала с подноса бокал, Като покинул свою жердочку и перелетел к ней. Забыв от страха всякое достоинство, Абигайль тут же нырнула под стол, в результате чего стул опрокинулся, а половина бокала выплеснулась ей на платье. Но грохот перевернувшегося стула полностью затерялся в шуме возникшего хаоса.
Абигайль понятия не имела, где прятался Ангел. Видимо, терьер выскользнул за ней из спальни прежде, чем она успела закрыть дверь, незаметно вбежал в столовую и теперь будто материализовался из воздуха. Наконец пришла очередь попугая ужаснуться, когда вместо своей любимой жертвы он вдруг обнаружил собаку, которая его ничуть не боялась.
На такой случай у Като не было слов для выражения чувств, он мог лишь каркать, верещать и пронзительно кричать. Он хлопал крыльями и позорно отступал, пока не врезался в массивный канделябр, висящий над столом.
Капли горячего воска падали на «телячью» ногу, Ангел лаял, Като выкрикивал в ответ недисциплинированные выражения, к этому добавила свой трубный голос миссис Спурджен:
– Мистер Уэйборн! Что делает здесь такое невоспитанное животное?
Абигайль слышала, что Кэри отодвинул стул, а через секунду увидела и его: он стоял на четвереньках, глядя на нее, прячущуюся под столом. Она тоже смотрела на него, столь вызывающе, насколько могла сквозь стекло бокала, ибо только что допила мадеру.
– Еще вина, кузина?
– Мистер Уэйборн, этой проклятой твари место в клетке, – сказала она шепотом.
– Склонен с вами согласиться. – Он ударился головой о стол и тихо выругался. – Будьте любезны, уберите собаку, а я займусь птицей. Или собак вы тоже боитесь?
– Нет, конечно. – Абигайль с нежностью взяла терьера на руки. – Это замечательный пес!
Абигайль вылезла из-под стола, Кэри сделал то же самое с другой стороны. Попугай следил за Абигайль, но собака у нее под мышкой делала этот лакомый кусочек недоступным. Ара разочарованно каркнул.
– Хороший мальчик, – ласково погладила Абигайль Ангела. Остановившись у стола, она взяла свою тарелку. – Пожалуйста, добавьте мне телятины, – сказала она слуге.
Во дворе снег под лунным светом был настолько прекрасен, что Абигайль едва чувствовала холод. Тишина сразу напомнила ей одно из ранних стихотворений Колриджа «Мороз в полночь». Довольная собой, Абигайль села под защитой портика на скамейку и разделила свою «телятину» с Ангелом.
– Ты лучший пес на свете, – искренне сказала она, пока терьер вылизывал тарелку.
Но преданность ее ангела-хранителя оказалась недолгой. Вскоре он заметил кролика и, словно пушечное ядро, вылетел из портика и бросился в погоню. Сзади он и сам похож на кролика, думала Абигайль, когда открылась дверь.
– Като пойман, – сообщил Кэри, прижимая к оцарапанной руке носовой платок. – Мы достигли компромисса. Попугай останется на свободе, но запертым в моем кабинете. Он больше ни в коем случае не появится здесь. А если миссис Спурджен пожелает, она может использовать кабинет под свою гостиную. Если вы хотите зайти в дом, я могу поручиться за вашу безопасность.
– Очень вам признательна. Я не боюсь холода, мне и здесь хорошо.
Кэри взглянул на лес, темневший за лужайкой. С ветвей деревьев свисало кружево сосулек, облитое серебряным лунным светом.
– Мороз делает свою тайную работу, не нуждаясь в помощи ветра, – пробормотал он.
– Не думала, что вам нравится Колридж, – удивленно сказала Абигайль.
Но Кэри вышел не за тем, чтобы разговаривать о поэзии.
– Послушайте, что вы станете делать, если Спурджен вас уволит? Куда вы пойдете?
– Что вы имеете в виду? Как она может меня уволить?
– Она любит эту чертову птицу, а попугай, без сомнения, ненавидит вас, моя дорогая. Она может с удовольствием отослать вас в Лондон, как только будет расчищена дорога.
– По-видимому, вы думаете, что миссис Спурджен имеет надо мной какую-то власть?
– Разве она не ваша работодательница?
Абигайль открыла рот.
– Быть компаньонкой, в этом ничего зазорного нет. Пусть миссис Спурджен настоящий кошмар, тем не менее она респектабельна. Полноте, мисс Смит, – нетерпеливо продолжал Кэри. – Сейчас не время для ложной гордости. В конце концов, мы кузены, я знаю, что у вас не так много денег. Я знаю, что ваш отец грубейший человек в Дублине. Вы сбежали от него, да?
– Мой отец не грубейший человек в Дублине. Он лучший из всех, кого я знаю. Я не служанка и не боюсь потерять место. Я не нуждаюсь в вашей помощи, сэр. И я не ирландка.
– Вы, простите, невысокого положения, сексуально отсталы и жадны до виски. Но если вы говорите, что не ирландка, я, разумеется, поверю вам на слово.
– Очень мило с вашей стороны. – Абигайль поднялась.
– Видимо, пришло время для ножной ванны миссис Спурджен, – любезно предположил Кэри.
– Повторяю, я не служанка.
– Тогда останьтесь, – пригласил Кэри. – Давайте будем друзьями. Вы больше не дуетесь на меня за то, что я вас поцеловал? Я же извинился. Или вы не можете этого простить?
– Нет, вы не извинились, – рассердилась Абигайль. – Вы были глупы и невежественны. Только глупый и невежественный человек ставит французские окна в таком доме, как этот!
– А знаете, вы и правда должны быть мне благодарны, – задумчиво произнес он.
– Неужели?
– Похоже, я излечил вас от заикания.
«Он так и не извинился», – раздраженно подумала Абигайль.
– Теперь вот что, кузина. Я позволю вам отблагодарить меня завтра. В «Розе Тюдоров» собираются устроить катание на коньках. Поднимитесь к себе и достаньте вторую пару ботинок.
– С какой стати?
– Не могу же я допустить, чтобы вы испортили свои лучшие ботинки, – терпеливо сказал он. – Кузнец поставит на них коньки. Идите. Я буду ждать вас тут.
– Вы действительно считаете, что я пойду с вами кататься? – недоверчиво спросила Абигайль.
– Разумеется. Вы не можете пойти в гостиницу без сопровождения. Будьте хорошей девочкой и сходите за ботинками. Я не собираюсь ждать всю ночь.
– А я не собираюсь кататься с вами. Коньки мне совсем не нравятся. И вы тоже!
– Я научу вас любить и то и другое, – великодушно согласился Кэри. – Это будет забавно. И обещаю не целовать, если вас беспокоит именно это. Я буду настоящим джентльменом.
Тут в портик ворвался Ангел и положил к ногам Абигайль мертвого кролика. Она испуганно охнула. Терьер вопросительно посмотрел на нее, озадаченный таким странным отношением к его великолепному подарку.
– Надеюсь, кузина, вам понравится тушеный кролик.
– Миссис Спурджен вы можете представить его как телятину, – парировала Абигайль.
Явно оскорбленный равнодушием, гордый маленький терьер подхватил своего кролика и потащил прочь, оставляя на снегу кровавый след.
Кэри вздохнул.
– Не желаете купить собаку, мисс Смит?
– Спокойной ночи, мистер Уэйборн.
Решив, что его недооценили, Кэри отправился к дому привратника. Ноги утопали в глубоком снегу, и он успел пройти всего несколько шагов, когда окно позади открылось, раздался свист, и терьер завыл в ответ.
Кэри чуть не засмеялся, увидев, что к его ногам упала пара кожаных ботинок, связанных шнурками. Ангел тут же оставил прежний трофей, чтобы исследовать упавший с неба. Пока Кэри отнимал у пса ботинки, окно закрылось, мисс Смит исчезла.
– Она не может устоять передо мной, – заявил он Ангелу, который, совершенно потрясенный летающими ботинками, с лаем носился взад-вперед по снегу на тот случай, если подобная идея посетит и другие ботинки. – Ни одна женщина не может.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал и грех - Леджен Тамара



Огромное спасибо, за этот Роман! Написано: весело, здорово,романтично, живо(что не мало важно), куча эмоций, сумасшедшего дома:) В общем читать было одно удовольствие!Ещё раз спасибо!
Скандал и грех - Леджен ТамараВалерия
29.08.2014, 14.28





Странно, что этот роман обделили вниманием.Легкая, ненавязчивая история с долей юмора, с накалом страстей. Здесь есть герцог, богатый торговец, актер, воровка, собака, попугай и т.д. Зато нет всемогущих, всезнающих мачо и обворожительных красавиц.
Скандал и грех - Леджен ТамараТаня Д
22.01.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100