Читать онлайн Скандал и грех, автора - Леджен Тамара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал и грех - Леджен Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал и грех - Леджен Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал и грех - Леджен Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леджен Тамара

Скандал и грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда Абигайль возвращала обручальное кольцо лорду Далиджу, она боялась встречного обвинения от титулованной особы. Но, к ее удивлению, он просто исчез из ее жизни. Абигайль, ненавидевшая все неприятные сцены, облегченно вздохнула.
Однако шум, который последовал за разрывом их помолвки, оказался хуже, чем она могла себе представить. Тот факт, что ее мать – леди Анна Уэйборн, был совершенно забыт, и снова начались разговоры о том, что ее отец, мистер Уильям Рыжий Ритчи, не джентльмен, а совсем наоборот, он уроженец Глазго, да к тому же большой любитель шотландского виски. Для женщины столь несовершенного происхождения разрыв помолвки с английским лордом был равносилен крестьянскому восстанию и, по всеобщему мнению, заслуживал наказания. Правда, с этим возникли определенные трудности, ибо мисс Ритчи едва ли могла быть изгнана из приличного общества, поскольку вообще не была в него допущена.
Тем временем лорд Далидж не избежал насмешек людей, равных ему по происхождению, которые открыто презирали его за то, что он предложил свое древнее имя безвестной шотландской наследнице. В отместку его сиятельство обвинил мисс Ритчи, что она заменила бледно-розовый бриллиант обручального кольца никчемной стекляшкой. Тогда Рыжий Ритчи предпринял необычный шаг, купив на двадцать тысяч фунтов целую горсть драгоценных камней у Грея с Бонд-стрит, чтобы доказать, что мисс Ритчи способна в любой момент приобрести и продать хоть сотню таких бриллиантов.
Никто не был удивлен, когда его сиятельство обратился в ассоциацию юристов по гражданским правам, утверждая, что мисс Ритчи украла его бриллиант, а Рыжий Ритчи подал на него иск за клевету.
Абигайль не могла выйти из дома без того, чтобы не привлечь к себе внимания. Люди, которые прежде не желали узнавать ее, теперь вообще стали переходить на другую сторону улицы. Ее дядя, граф Уэйборн, никогда в жизни не общавшийся с племянницей, теперь обратился за разрешением сменить фамилию с Уэйборн на Уиборн в попытке дистанцироваться от скандала.
Абигайль все реже и реже покидала дом. А когда мистер Элдридж стал любезно присылать ей на дом новые книги, чтобы она могла выбрать, какие хотела, и отослать назад остальные, Абигайль вообще перестала выходить. Живя в Кенсингтоне фактически на положении изгнанницы, она тем не менее была расстроена, когда отец заявил о своем намерении отправить ее из Лондона, пока тяжба с Далиджем не закончится к его удовлетворению.
Поскольку это произошло за обедом, Абигайль резко положила нож и вилку.
– Нет, папа. Я ничего плохого не сделала и отказываюсь покидать собственный дом. Я тебя не оставлю.
– Я уже говорил с мистером Лейтоном, – решительно сказал Рыжий. – Он со мной согласен.
Мистер Лейтон, адвокат ее отца, никогда бы не позволил возражать самому богатому из своих клиентов. Абигайль знала, что спорить с отцом бесполезно. Пока она не просила того, что не совпадало бы с его собственными желаниями, Рыжий Ритчи был покладистым родителем, но если отец и дочь расходились во мнениях, он безжалостно ей противоречил.
– Не отсылай меня, пожалуйста, к тете Элспет в Глазго.
К счастью, тиран не собирался усылать единственного ребенка на край света.
– Ты едешь не в изгнание, Эбби, – заверил он. – Я просил мистера Лейтона найти подходящее место недалеко от города. Хартфордшир или Кент, я думаю.
– Хартфордшир!
Абигайль сразу вспомнила красивого кузена, пришедшего ей на помощь в тот роковой день. Теперь Абигайль могла думать о нем без страха, который сковал ее в момент их встречи. Она даже начала верить, что может опять с ним увидеться, не теряя способности мыслить и разумно говорить. У него в Хартфордшире дом, который он хотел сдать, и лучше ей остановиться в доме кузена, чем у чужих людей. Она будет рада познакомиться с его женой.
– В Хартфордшире мы никого не знаем, – объяснил Рыжий Ритчи. – Ты назовешься мисс Смит, и никто, даже твоя компаньонка, не заподозрит, что ты моя дочь.
Отчасти Абигайль сомневалась в разумности смены имени, но, посчитав Хартфордшир надежным убежищем, она поостереглась будить в отце тирана, если начнет оспаривать его решение.
– И кто станет моей компаньонкой? – спросила Абигайль.
– Какая-то женщина от Лейтона, – коротко бросил отец.
Лишь когда на следующий день приехал сам адвокат со списком домов, подходящих Абигайль, выяснилось, что предполагаемая компаньонка была матерью первой жены адвоката. Миссис Спурджен, вдова средних лет, находилась в полной зависимости от мистера Лейтона, который был всего на десять лет ее моложе. В течение первого брака адвоката она жила в его доме, а когда его жена умерла, он по соображениям экономии решил оставить тещу при себе. Однако появление второй миссис Лейтон потребовало необходимых перемен, не имеющих отношения к деньгам. Обе женщины терпеть не могли друг друга.
Абигайль нравился отцовский адвокат, и она не возражала против его бывшей тещи, но, к ее огорчению, в списке не было нужного ей дома. О чем она ему и сообщила.
– Танглвуд-Мэнор, – задумчиво повторил адвокат. – Мой старый приятель по колледжу служит викарием в Танглвуд-Грине, мисс Абигайль. Хотя объявления о сдаче в аренду нет, я постараюсь разузнать для вас в частном порядке. Многие знатные семьи предпочитают не давать объявлений.
Рыжий Ритчи предоставил дочери право самой выбрать дом, так что спустя неделю все устроилось. Естественно, у Рыжего имелось одно условие: пока Абигайль будет заботиться о своем здоровье, ежедневно выпивая глоток виски фирмы Ритчи, она вольна делать в Хартфордшире что пожелает, а мистер Лейтон уполномочен снабжать ее денежными средствами.
Теперь ей предстояло знакомство с миссис Спурджен. По дороге из особняка Ритчи в Кенсингтоне до своего скромного дома на Бейкер-стрит мистер Лейтон сообщил, что его бывшая теща поедет с личной сиделкой-компаньонкой.
– У миссис Нэш отличные рекомендации, – заверил адвокат. – Ее последней работодательницей была графиня Инчмери.
– Разве миссис Спурджен больна? – спросила Абигайль. – Если да, не повредит ли ей в это время года переезд из Лондона?
– Она не больна, – ответил мистер Лейтон, поджимая губы. – Ее осматривали все лондонские доктора. Она болела, мисс Абигайль, но это было четыре года назад. И она так наслаждалась вниманием молодого человека, которого я нанял ее обслуживать, что, полагаю, она решила никогда больше не чувствовать себя здоровой. Она тяжелый человек, но вам не требуется за ней ухаживать, мисс Абигайль. Я вполне ясно дал ей понять, что мисс Смит – дочь одного из моих клиентов, а не служанка. К ее услугам сиделка и горничная. Не считайте себя обязанной проводить время в ее обществе.
– Я уверена, она не столь плоха, как вы говорите, мистер Лейтон, – спокойно ответила Абигайль. – Я не против быть иногда полезной миссис Спурджен.
Адвокат не сделал попытки разубедить ее. Бывшая теша очень скоро докажет Абигайль, что он говорит чистую правду.
Когда они свернули на Бонд-стрит, их глазам предстала невероятная картина. Миссис Спурджен собственной персоной стояла на улице, руководя укладкой в багажную карету своих чемоданов. Может, раньше она и была молодой, но теперь от этого не осталось и следа. Это была леди мощного телосложения с густыми ярко-желтыми волосами, уложенными по моде, не соответствующей ее возрасту.
Как женщина строгих правил, миссис Спурджен отказывалась сесть в почтовую карету, пока там находилась служанка Абигайль.
– Если вы привыкли путешествовать в обществе прислуги, мисс Смит, то я нет. – Силе ее голоса могла бы позавидовать даже иерихонская труба. – Предлагаю вам посадить ее во вторую карету с остальным багажом.
Абигайль объяснила, что Пагглс была ее няней с самого рождения, а до этого нянчила ее мать.
– Кроме того, она старая и немощная, – добавила Абигайль, надеясь вызвать сочувствие миссис Спурджен.
Но та не испытывала сострадания к другим.
– Если она так слаба, чтобы ехать с багажом, тогда лучше уволить ее. Когда моя последняя горничная состарилась после десяти лет работы, мы отправили ее в богадельню. Там она делает корзинки из тростника. Корзина очень полезная вещь, мисс Смит.
– Я никогда не отправлю Пагглс в богадельню, миссис Спурджен.
Леди неодобрительно уставилась на нее.
– Вы же не думаете отправить ее на пенсию, мисс Смит. Прислуге вредно быть на пенсии. Клянусь вам, они только и ждут этого, нет – требуют. Я видела, как на меня посмотрела Смизер, когда я уволила ее без рекомендаций, хотя она уже превратилась в трясущуюся беспомощную старуху, роняющую поднос. Но с какой стати я, бедная вдова, должна платить ежегодную ренту человеку, который больше не представляет для меня никакой пользы?
Ее трубный голос довел испуганную Пагглс до слез.
– Пожалуйста, мисс Эбби! Не позволяйте ей отослать меня в богадельню, – умоляла она. – Я сяду в другую карету, если она так хочет.
Абигайль уже приготовилась сделать выговор бессердечной леди, но потом решила, что слишком жестоко оставлять старушку на месте лишь для того, чтобы восторжествовать над миссис Спурджен.
– Никто не пошлет тебя в богадельню, – заверила она, усаживая Пагглс в багажную карету, и дала Эванс, служанке леди, горсть монет, чтобы та присмотрела за старой женщиной.
Завладев почтовой каретой, миссис Спурджен приказала внести птичью клетку. Абигайль не стала бы возражать против маленьких попугаев, зябликов или канареек, но когда слуга принес огромную медную клетку, где сидел красный ара со страшными когтями и громадным клювом, она встревожилась. Большинство попугаев, как она убедилась, вполне благонравны, однако внутренний голос подсказывал Абигайль, что этот благонравием не отличается.
– Боже мой, – невольно прошептала она, к явному удовольствию миссис Спурджен.
– Обращайтесь с ним как с умным ребенком и не говорите перед Като того, что не хотели бы потом услышать, мисс Смит. Некоторые считают это возмутительным. Но я думаю, что любой должен следить за своим языком.
Наконец кареты медленно двинулись по Бонд-стрит. Когда они выехали за город, Абигайль предложила раздвинуть шторки. Здесь лежал снег, и под утренним солнцем окрестности выглядели зимней страной чудес. Но миссис Спурджен, которая точно знала, как избавить молодежь от глупого энтузиазма, тут же сообщила мисс Смит, что мелькающие окрестности вызывают у нее тошноту. Равно как и вспыхивающий свет ламп. После чего трем леди пришлось сидеть с закрытыми окнами и погашенными лампами.
Довольная наведенным порядком, миссис Спурджен заснула, и храп ее был не менее громоподобным, чем ее голос.
– Как вы это выносите, миссис Нэш? – прошептала Абигайль.
– Мой муж был только бедным лейтенантом. – Миссис Нэш пристально взглянула в темноте на свою работодательницу. Громкий храп успокоил ее. – Когда он умер от ран, полученных при Сьюдад-Родриго, я осталась без средств и выхожу из положения, как могу. Знаете, мистер Лейтон очень хорошо платит, а на моем иждивении старая мать. – Миссис Нэш погладила незатейливое золотое кольцо на левой руке.
– Все равно я не могла бы этого вынести, – сказала Абигайль.
– Леди одинока и несчастна, мисс Смит. Я знаю, что это такое. И в сравнении с моей последней работой эта идеальна.
– Боже мой! Ее светлость была суровой хозяйкой?
– Графиня была просто ленивой, а вот ее сын, лорд Далидж… – Вдову слегка передернуло. – Когда я покинула Клиффден, я почувствовала, что с трудом избежала опасности.
– Лорд Далидж! – воскликнула Абигайль. – Он говорил мне, что его мать умерла.
Миссис Нэш удивленно раскрыла глаза.
– Вы знаете его светлость, мисс Смит?
– Немного, – покраснела Абигайль.
– Уверяю вас, его родители живы. Они прекрасные люди, но сын не делает им честь. Он позволял себе много вольностей, а потом сказал мне, что если я пожалуюсь его маме, она просто выгонит меня из дома… что, конечно, и произошло. Однако ее светлость все же сохранила остатки совести, она дала мне свои вещи, а также очень хорошее рекомендательное письмо, которое помогло мне найти место у мистера Лейтона. Я рада, что нахожусь здесь, мисс Смит. По крайней мере здесь нет мужчин, чтобы досаждать мне.
– Я очень вам сочувствую, миссис Нэш.
– Пожалуйста, зовите меня Вера. Я не выношу, когда меня зовут Нэш, это напоминает мне о том, что я потеряла, – сказала она, вытирая глаза носовым платком.
Утешающий храп внезапно смолк, одинокая и несчастная миссис Спурджен забарабанила в крышу тростью.
– Остановись у первой гостиницы, какая тебе попадется! – рявкнула она кучеру. – И помедленней, болван! От твоей неосторожности меня уже мутит.
– Помедленней, болван! – прохрипел ара, заставив Абигайль подскочить.
Миссис Спурджен вдруг призналась ей, что мочевой пузырь у нее величиной с пуговицу, и они должны будут останавливаться каждые полмили.
– Я знаю, это беспокойство, но что поделаешь.
«Беспокойство» оказалось слишком оптимистичным взглядом на вещи. При четвертой остановке Абигайль уже с завистью смотрела на едущую впереди багажную карету. Более того, после здорового сна и чашки чаю миссис Спурджен предложила выпустить Като из клетки. Абигайль была категорически против.
– Но вы бы не стали два часа подряд держать в клетке ребенка, мисс Смит, – заявила леди, пораженная ее жестокостью.
– Почему нет, если у ребенка клюв и когти? – едко сказала Абигайль.
– Клюв и когти! Клюв и когти! – пронзительно крикнул ара.
– Вам нечего бояться, – самодовольно произнесла одинокая леди, открывая клетку и разрешая птице вскарабкаться ей на плечо.
Абигайль даже передернуло. Като скорее походил на маленького дракона, чем на прелестных волнистых попугайчиков, которые были у нее дома.
– Не беспокойтесь, – сказала Вера Нэш. – Я его чем-нибудь угощу.
– И держите его рядом с собой, пожалуйста, – настоятельно посоветовала Абигайль.
Почувствовав, что она боится, красный ара подлетел, уцепился длинными серыми когтями за ее плечо и клюнул в ухо. Холодный голубой глаз пристально смотрел на Абигайль.
– Клюв и когти! – прокаркал попугай.
Абигайль испуганно вскрикнула, миссис Нэш бросилась ее спасать, а миссис Спурджен неодобрительно покачала головой.
– Всего капелька крови, Вера, – заявила она, когда миссис Нэш прижала к уху Абигайль носовой платок, и Като вернулся к хозяйке.
При следующей остановке Абигайль с облегчением увидела во дворе гостиницы багажную карету и, не сказав «прощай» своей компаньонке, сбежала туда. Она бесцеремонно сбросила с сиденья шляпную коробку и пристроилась рядом с Пагглс, которая заботливо накрыла молодую леди своей шалью. Запах лаванды с детства успокаивал Абигайль, и вскоре она заснула в покачивающейся карете.
Эванс разбудила ее, когда они подъезжали к гостинице в Танглвуд-Грине. Осторожно передвинув седую голову няни, лежавшую на ее плече, Абигайль выглянула из окна. Шел густой снег, небо было серым, но, судя по оживлению, гостиница «Роза Тюдоров» не пустовала.
– Река промерзла уже на три фута, – объяснил хозяин Абигайль, которая почла за лучшее не выходить из кареты. – Все молодые люди катаются по льду на коньках.
«Роза Тюдоров» была прелестным, наполовину деревянным зданием. Сад за ней, видимо, спускался к берегам той же реки, и, не будь здесь так многолюдно, Абигайль с радостью остановилась бы в этой гостинице.
– Не желаете стаканчик вина, дорогая? – спросил хозяин. Должно быть, он по ошибке принял ее за служанку.
– Нет, благодарю. Нас встречает мистер Уэйборн. Он здесь? Я одна из его новых арендаторов.
– Молодого эсквайра куда-то вызвали, мисс, – более уважительно сообщил хозяин. – Он все утро ждал вас и попросил, чтобы я присмотрел за вами. Могу послать мальчика.
Во дворе гостиницы стояла небольшая толпа молодых людей, один из которых дерзко ее разглядывал.
– Нет, ваша гостиница переполнена, – решительно сказала Абигайль. – Мы поедем дальше.
– Молодой эсквайр…
– Мистер Уэйборн не предполагал, что вы будете со мной спорить, – нахмурилась она, чувствуя дрожь Пагглс. – Мы не можем ждать в таком шумном месте, а если мы сейчас не уедем, снег задержит нас тут на всю ночь. Будьте добры, укажите кучеру дорогу к поместью. И, с вашего позволения, нам требуется еще один горячий кирпич.
Когда мальчик принес кирпич, Абигайль сама подложила его под ноги Пагглс. Горничная миссис Спурджен, похоже, удивилась, что молодая леди настолько внимательна к служанке, но Абигайль это не волновало. Пагглс была единственной из служанок, кто уехал с леди Анной после того, как та вышла за Рыжего Ритчи, и для Абигайль она была скорее бабушкой, чем горничной матери.
Когда почтовая карета, обогнув высокие обледенелые вязы, остановилась, Абигайль выглянула в окно… и не поверила своим глазам.
– Боже мой! – воскликнула она.
В конце подъездной дороги стоял дом, вернее, красивый прямоугольный коттедж из розового камня, наполовину скрытый плющом, как ему и полагалось бы. Но упавший недавно громадный вяз продавил с левой стороны крышу и мансарду, осколки разбитого стекла разлетелись по снегу. Несколько мужчин в теплой одежде смотрели на этот беспорядок и сокрушенно качали головой.
– Что это, мисс Смит? – удивилась Эванс.
Абигайль молча распахнула дверцу кареты и выскочила, забыв, что еще не опустили подножку. Все кончилось ее падением в сугроб с четырехфутовой высоты.
– Я полагал, леди обычно позволяют джентльмену открыть для нее дверь, – сказал Кэри Уэйборн, помогая ей подняться.
Абигайль мгновенно узнала этот голос, и все мысли о вязе, упавшем на дом, вылетели у нее из головы. Она заблуждалась, когда решила, что может встретиться с ним и остаться разумной. А что получилось? Его вид и близость словно парализовали ее. Она не могла ни говорить, ни двигаться, только беспомощно смотрела на него. Да, совсем не так она представляла себе их новую встречу.
Кэри тоже был немало удивлен такой встречей. Поскольку его сестра знала всех дебютанток в Лондоне, он не сомневался, что увидит перед собой Козиму Вон, свою ирландскую кузину. Хотя ее приезд в Хартфордшир ради встречи с ним льстил его тщеславию, крайняя смелость этого поступка весьма озадачила Кэри, ведь он считал ее молодой женщиной, почти искалеченной робостью. И вот она здесь, смотрит на него, как раненая лань, этими странно умоляющими светло-карими глазами.
– Боже мой, – пробормотал он. – Это вы, я не ошибся? Моя кузина с Пиккадилли? Которой со спины одиннадцать лет и девять месяцев, а двадцать один год спереди?
Кэри улыбнулся Абигайль, взгляд потеплел, когда прошло удивление от неожиданной встречи. Соскучившись по женскому обществу в Хартфордшире, он рассчитывал, что она сможет заполнить этот пробел.
Абигайль подумала, что Кэри из тех мужчин, кто заставляет любую знакомую женщину чувствовать себя особенной, и попыталась устоять против его улыбки. Она строго напомнила себе, что он женат.
– Что привело вас в Хартфордшир? – вежливо спросил он и, заметив ее смущение, подбодрил: – Не спешите. Я не возражаю, если меня занесет снегом.
Абигайль наконец обрела дар речи:
– Вы спрашивали, нет ли у меня знакомых, кто хочет снять дом.
– Но вы, разумеется, не миссис Спурджен? – испугался он.
– Я путешествую с миссис Спурджен.
Она вдруг заметила, как у него из носа потекла кровь, но сказать не успела, потому что Кэри уже заглянул в багажную карету и увидел между коробками спящую Пагглс.
– Это она? – шепотом спросил Кэри. – Не может быть, она совсем древняя.
– Это моя старая няня, – объяснила Абигайль, нащупывая в лисьей муфте носовой платок. – Сэр, у вас идет кровь из носа.
– Что совсем неудивительно. – Кэри достал собственный платок. – Я только что получил по носу дверцей кареты.
– Боже! – воскликнула Абигайль. – Люди бывают такими неосторожными.
– Вы совершенно правы, – согласился Кэри, затем откинул голову и прижал к носу платок. – С моей стороны было неосторожно стоять так близко к дверце.
– Я имела в виду не вас, сэр, – быстро прибавила Абигайль, боясь, что он мог неправильно ее понять. – Это полностью вина человека в карете. Он должен был сначала посмотреть, нет ли кого снаружи, а потом распахивать дверцу.
– Это была женщина, кузина.
Абигайль молчала, и когда Кэри снова опустил голову, то увидел в ее глазах предательскую робость.
– Очень болит? Право, мне ужасно жаль. Я только поглядела в окно и… увидела дерево…
– Какое дерево? – вежливо спросил Кэри, убирая платок. – У меня тут довольно много деревьев, если вы еще не заметили. Какое из них вас так заинтересовало?
Абигайль недоверчиво посмотрела на него.
– То дерево, сэр. Вяз.
– Ах то. Я надеялся, вы не поймете, что это вяз.
Абигайль поразило его странное чувство юмора.
– Я уже сыт вязами по горло. Весь день я только и слышу, что истории про них. Люди, которые вообще не подозревали о существовании вязов, если б даже он упал на их крышу, вдруг стали чрезвычайно словоохотливыми на этот счет.
– Но дерево упало на ваш дом, сэр! И это действительно вяз.
– Разумеется, он упал на мой дом. А вы ожидали, что он простоит вечно? Прошлой ночью была снежная буря, и дерево, пардон, вяз потерял равновесие. К счастью, мой дом ослабил его падение, но, по общему мнению, это всецело моя вина.
Абигайль нахмурилась.
– Как вы можете быть виновным, что разразилась снежная буря?
– Спасибо, что вы приняли мою сторону, – ответил Кэри. – Очевидно, вяз уже засох, и его нужно было срубить много лет назад. Любой мог заметить, что он упадет при первом же сильном порыве ветра. Под «любым» я подразумеваю всех, кроме себя.
– И что вы намерены делать?
– Игнорировать его. – Кэри осторожно дотронулся до кончика носа. – Возможно, ему надоест, он сам и уберется, если мы не станем обращать на него внимание, В поместье великое множество деревьев, и большинство ведет себя очень хорошо. Давайте лучше обратим внимание на них.
– Но куда мы теперь поедем? – спросила Абигайль. Кэри поднял брови.
– Поедем? Вам что, не нравится Хартфордшир?
– Дело не в этом. Мы не можем остановиться в таком доме.
Его беззаботность расстроила Абигайль. Отец, единственный мужчина, которого она действительно знала, был далек от словесных проказ. А Кэри, наоборот, все время ставил ее в тупик своими шутками.
– Вы не любите деревья? Они бывают очень милыми, – поддразнивал Кэри. – Не это дерево, конечно, это очень плохое. Но остальные не должны вас разочаровать. Подумайте о тени, которую они дают вам летом, о маленьких птичках, гнездящихся под защитой их ветвей…
По выражению лица кузины Кэри понял, что она в крайнем смущении. Очевидно, братьев у мисс Вон не было, поэтому она не привыкла, чтобы ее дразнили, и, естественно, оказалась совершенно беззащитной перед ним.
– Не беспокойтесь, кузина, – бодро заявил он. – У меня есть целая команда дровосеков, и к ночи вы уже будете спокойно лежать в постели.
– Что? – воскликнула Абигайль. – Если они даже и сумеют все очистить, в чем я сомневаюсь, тут невозможно спать. Половина крыши провалилась!
– Я шучу, кузина. Разумеется, вы должны остановиться в главном доме, при условии, что его еще не осадили вязы. Через поле до него отсюда полмили, а по дороге – почти две мили. У меня лошадь. Я поеду короткой дорогой и встречу вас у дома. Я скажу кучеру. Теперь садитесь в карету, пока не замерзли.
– Но, сэр, мы не можем… я имею в виду, что мы не можем остановиться в вашем доме…
– Почему нет? Вы же собирались остановиться в этом доме, а он тоже мой. Или вы полагаете, теперь он принадлежит дереву?
– Тот дом господский, – настаивала Абигайль. – Разве вы там не живете, сэр? Я не могу просить, чтобы вы покинули собственный дом.
– Дорогая моя, вы не можете просить меня делить его с вами. Здешний викарий – мой кузен, и он ужасно строг.
– А куда пойдете вы?
– Не расстраивайтесь, не так далеко, – поддразнил Кэри. – Я займу дом привратника. Буду с вами честен, кузина. Я не могу вернуть деньги за аренду, потому что уже потратил их. К моему большому сожалению, на ремонт дома. Очистку, покраску, заделку крысиных дыр. Не говоря уже о дымоходах, которые не прочищались с незапамятных времен. Какие только гадости не падали оттуда в спальню моей жены. Совиное гнездо, скелеты летучих мышей. Вы представляете?
– Летучие мыши! – испуганно воскликнула Абигайль.
– Проклятые дымоходы ввели меня в расход. И если вы, дорогая кузина, – прибавил Кэри, взяв ее за руки, – не сможете убедить миссис Спурджен поселиться в доме, я буду разорен.
– Но вы не можете сказать жене, чтобы она переехала в дом привратника, – возразила Абигайль.
К ее удивлению, Кэри засмеялся.
– Думаю, что не смогу.
– Я считаю, дом привратника вполне бы нам подошел, сэр, – с некоторым сомнением заметила Абигайль. – Нас всего трое – миссис Спурджен, ее сиделка и я.
– Сиделка? Тогда все решено. Здоровье не позволит миссис Спурджен ютиться в тесном доме привратника. Его беру я, а вам, леди, оставляю удобства Танглвуд-Мэнора. Нет, я настаиваю. Даю слово, моя жена не будет возражать. Миссис Уэйборн сохранит по этому поводу молчание, как и по любому другому.
– Вы хотите сказать, что ваша жена немая, сэр? – Абигайль потрясло, что Кэри может шутить над таким серьезным делом.
– Возможно, – беспечно ответил Кэри. – Я, право, не знаю.
– Как вы можете не знать? Я вас не понимаю, сэр.
– Увы, – печально согласился Кэри. – Вы не очень сильны в разгадывании ребусов, не так ли? К вашему сведению, я не женат. Но предполагаю, что, пока мы с вами разговариваем, моя будущая жена бродит где-то по свету в поисках меня. Она может быть немой. Может быть ирландкой, насколько мне известно. Я совершенно уверен, что она без усов и горба, но все же я не так свят, чтобы мне было достаточно только ее прекрасной души. Может, она еще даже не родилась, хотя мысль о женитьбе на девушке, которая на тридцать лет моложе, кажется мне слегка устрашающей.
– Конечно, вы женаты, – возразила Абигайль. – Я точно помню, что вы упоминали о своей жене. Вы сказали, что все книги читает вам миссис Уэйборн.
– Разве? – Кэри поднял темные брови. – Да, пожалуй, я говорил нечто в этом роде. Но я имел в виду, что, когда женюсь, у нее будет такая обязанность. Если она не окажется слепой. Я не мог бы просить об этом слепую женщину.
– Значит, не существует никакой миссис Уэйборн, которая стала бы возражать против ваших планов?
– В настоящее время нет, – подтвердил Кэри. – Но если я что-либо и знаю о моей будущей жене, то это то, что она была бы счастлива остаться со мной в доме привратника. В любом случае вы должны занять господский дом.
– Конечно, – неуверенно согласилась Абигайль.
Ему было позволено опустить для нее подножку и помочь сесть в карету. Она чувствовала себя полной дурой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал и грех - Леджен Тамара



Огромное спасибо, за этот Роман! Написано: весело, здорово,романтично, живо(что не мало важно), куча эмоций, сумасшедшего дома:) В общем читать было одно удовольствие!Ещё раз спасибо!
Скандал и грех - Леджен ТамараВалерия
29.08.2014, 14.28





Странно, что этот роман обделили вниманием.Легкая, ненавязчивая история с долей юмора, с накалом страстей. Здесь есть герцог, богатый торговец, актер, воровка, собака, попугай и т.д. Зато нет всемогущих, всезнающих мачо и обворожительных красавиц.
Скандал и грех - Леджен ТамараТаня Д
22.01.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100