Читать онлайн Скандал и грех, автора - Леджен Тамара, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал и грех - Леджен Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал и грех - Леджен Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал и грех - Леджен Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леджен Тамара

Скандал и грех

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

Рыжий был настолько счастлив увидеть дочь, что уронил бархатный мешочек.
– Вы нашли ее! – закричал он, схватив подбежавшую Абигайль в объятия.
Кэри наклонился и стал подбирать рассыпанные бриллианты. Узнав, кто его тесть, он, конечно, большой радости не испытал, но все же решил, что любовь этого человека к Абигайль несколько сгладила его отвратительную привычку рассылать счета джентльменам.
– Ваши бриллианты, сэр.
Рыжий не обратил на них внимания.
– Сэр, нет предела моей благодарности! Господи, Абигайль, ты насквозь мокрая. – Он торопливо снял бутылочного цвета сюртук и накрыл им дочь. – Эти разбойники собирались тебя утопить? Как хорошо, сэр, что вы умеете плавать, – добавил он, заметив, что Кэри тоже промок. – Я знаю, вы не примете от меня деньги, но я вам очень многим обязан. Позвольте мне пожать вашу руку.
– С удовольствием, – ответил Кэри, глядя мимо него туда, где Окленд держал яростно отбивающуюся женщину. – Абигайль! Эта женщина не кажется вам знакомой?
Голос у Кэри был резкий, неприятный. И когда он протянул ей мешочек с бриллиантами, Абигайль подумала, что никогда больше не услышит снова тот нежный голос, который заставлял ее млеть.
Абигайль повернулась и внимательно посмотрела на Клеопатру. Щедрый слой экзотического грима не мог полностью изменить знакомое лицо.
– Вера!
Та с вызовом смотрела на своих противников.
– Мисс Ритчи, богатая наследница, – беззастенчиво сказала она.
Абигайль поразила ее наглость.
– Вы знали, кто я?
– Я не знала, кто вы, пока не обследовала ваши сундуки.
– Как вы посмели рыться в моих вещах?
– А как еще я могла украсть ваши драгоценности? – резонно спросила Вера.
– И мои чулки! Вы мне одолжили мои собственные чулки! Как вы могли, Вера?
– Мне просто надоело слышать, как вы топаете в своих ужасных ботинках, дорогая. Как и мистеру Уэйборну. – Ее темные глаза насмешливо блеснули. – Ему нравится легкая походка, не так ли? Легкая походка и легкие юбки, да?
Абигайль онемела от потрясения.
– Эбби, ты знаешь эту женщину? – недоверчиво спросил Рыжий.
– Извини, папа. Миссис Нэш, могу я представить вам моего отца, мистера Уильяма Ритчи? Папа, миссис Нэш была со мной в Хартфордшире. Она исполняла обязанности сиделки миссис Спурджен.
– Здравствуйте, сэр.
Леди Серена Калверсток обошла мужчин, чтобы встать рядом с Абигайль.
– Но это же определенно миссис Симпкинс, – заявила она, весьма довольная, что может принять участие в разговоре на мосту. – Я помню вас по спектаклю «Она склоняется, чтобы победить». Клянусь, я в жизни не видела лучшей Кейт Хардкастл.
– Вы очень добры, – ответила Вера, сделав изящный реверанс.
– Моя дорогая, я действительно так считаю, – настаивала Серена. – У нас достаточно хороших трагиков, но ваш комедийный талант очень редок. Когда вы покончите с этим неприятным делом, я надеюсь, вы опять вернетесь на сцену. Мне бы ужасно хотелось увидеть вас в роли леди Тизл из «Школы злословия».
– Когда она покончит с этим делом, – сказала Абигайль, – она будет в Австралии вместе с ее собратьями-каторжниками. Полагаю, Эванс была вашей сообщницей? Мы слышали, ее поймали с поличным на краже серебра мистера Уэйборна и моего жемчуга.
– Эванс? Да Бог с вами, мисс Ритчи. Бедная Эванс чиста как агнец. Это я подложила в ее комнату серебро, жемчуга и кое-какую ерунду миссис Спурджен. Я знала, что она проболтается мистеру Лейтону. Она возражала, что я даю старой корове лауданум, чтобы та вела себя тихо.
Новое откровение потрясло Абигайль даже больше, чем предыдущее.
– Миссис Спурджен вам доверяла, Вера. Как вы могли так поступить с ней?
Вера подняла бровь.
– Только не говорите мне, что вам не хватало ее блестящих речей. И вообще на что вам жаловаться? Все для вас кончилось хорошо. – Вера усмехнулась. – Сначала я думала взять себе мистера Уэйборна. Но к сожалению, он знал, что в Сьюдад-Родриго не было кавалерии. А ведь туда отправили моего дорогого лейтенанта, Артура? Так его звали?
– Значит, вы даже не вдова? – с негодованием воскликнула Абигайль.
Проигнорировав ее слова, Вера насмешливо взглянула на Кэри:
– Я не могла рисковать, мистер Уэйборн, надеюсь, вы это понимаете. Кто знает, на какой еще лжи вы сумели бы поймать меня с вашим знанием армейской жизни? Но я очень сожалею, что наша дружба закончилась, не успев начаться.
Абигайль почувствовала на своем плече руку Кэри.
– Послушайте, Нэш, – мрачно сказал он, – если ваша сообщница не Эванс, тогда кто?
– Не смотрите на меня, – к всеобщему удивлению, заявил герцог. – Я похитил ее случайно. И мне хотелось бы взглянуть на ту записку о выкупе.
– Держите, Окленд, – сказала леди Серена, чрезвычайно заинтригованная развитием событий.
– Так я и думал. Это подделка! Я точно ее не писал.
– Конечно, вы ее не писали, сэр, – ответила Абигайль. – Вы же не собирались держать меня ради выкупа, когда похищали.
– Вы похитили Абигайль? – процедил Кэри.
– Не лично, – объяснил герцог. – Это сделал мой слуга Боудич. Он должен был похитить вашу сестру.
– О, тогда все в порядке! – согласился Кэри. Но Рыжий был в ужасе:
– Эбби! Герцог Окленд тебя похитил?
– Выкуп не имеет к этому никакого отношения, – высокомерно заявил его светлость. – Произошла некоторая путаница. Но это вина вашей дочери, что она оказалась в гардеробной мистера Рурка.
Абигайль вздрогнула. Рыжий сурово посмотрел на нее:
– Что ты делала в гардеробной мистера Рурка?
– На самом деле она была со мной, сэр, – ответил Кэри. – Мы были… мы искали там птицу миссис Спурджен, – закончил он как раз в тот момент, когда на мост прилетел большой красный макао.
– Ну конечно! – воскликнула Абигайль. – Вера, это вы украли Като и отдали его мистеру Рурку, не так ли? Ваш сообщник – мистер Рурк! Должно быть, вы старые друзья еще с театральных времен.
– Ха! – произнес герцог. – Я так и знал.
Вера протянула руку, и Като послушно сел на ее запястье.
– Да, Рурк – мой сообщник, – сказала она. – С тех пор как герцог лишил его содержания, ему пришлось чем-нибудь пополнять доход актера. Жить в Олбани чертовски дорого.
Герцога Окленда переполняли эмоции.
– Тут следовало бы находиться Джули. Пусть бы услышала о вине своего любимца! Она еще будет умолять, чтобы я принял ее назад. – Он потер руки. – Если б я только мог ее найти, – тревожно пробормотал он.
– Да, мне следовало знать, что он испортит все дело, – с горечью продолжала Вера. – Ему нужно было только найти карету мисс Ритчи, а затем привезти ее в Кенсингтон.
– А как насчет Эванс? – возразила Абигайль. – Как насчет миниатюр Кэри?
– Хорошо, – ответила Вера, погладив Като по голове. – Миниатюры в полной сохранности. Мистер Уэйборн может их забрать. Но умоляю вас, не отправляйте Эванс опять к миссис Спурджен. Если у вас есть сердце, мисс Ритчи, вы ей поможете. Мне кажется, вы могли бы использовать ее как свою горничную. Пагглс уже вряд ли соответствует этому назначению, если вообще когда-либо соответствовала.
– Вы здесь! – На мосту появился лорд Далидж и, хромая, двинулся к Абигайль. – Наша беседа еще не окончена, мадам. У вас остался мой бриллиант.
Кэри шагнул вперед, но Вера удержала его:
– Позвольте мне. Привет, Далли. Ты что-то потерял? Может, это?
Она медленно повернула на пальце скромное золотое кольцо, пока не сверкнул большой камень. Абигайль охнула, увидев его необычный алый цвет.
– Вы забрали у него «Розу мая»? Когда были служанкой леди Инчмери!
– О, я никогда не была служанкой леди Инчмери, – ответила Вера. – Как не была и служанкой ее сына, виконта Далиджа, хотя, полагаю, бедный дурачок считал именно так. Я всего лишь комедиантка. Нет, я была не служанкой. Я была любовницей Далли.
– О! – выдохнула Абигайль.
– Все было не так ужасно, мисс Ритчи, – засмеялась Вера. – Я тоже давала его светлости достаточно лауданума. Так что он редко бывал при мне в полном сознании, не говоря уже об остальном… Взамен я была неплохо устроена.
– Проклятая корова! – буркнул Далидж. Но Вера даже не взглянула на него.
– Вы будете смеяться, мисс Ритчи, но я имела собственный дом и экипаж. Даже на время оставила сцену. Потом, увы, все пошло вкривь и вкось. Далли залез в долги, отец лишил его содержания. Вскоре Далли забрал у меня дом, экипаж и даже мои драгоценности.
– Леди Серена, уверяю вас, я не знаю эту вульгарную особу, – бормотал Далидж.
Никто и не взглянул в его сторону.
– Что бедняге оставалось делать? Естественно, жениться на богатой наследнице, – самоуверенно продолжала Вера. – Правда, он пообещал, что, когда женится на мисс Ритчи, купит мне маленький домик, что я присмотрела на Керзон-стрит. А поскольку я люблю хорошую шутку, то поступила, как он просил. То есть пока он добивался мисс Ритчи, я на время исчезла, превратившись в обедневшую вдову погибшего лейтенанта, и нанялась работать няней. Согласитесь, мистер Уэйборн, вы полностью мне поверили. За исключением кавалерии, это была хорошая шутка. – Улыбка исчезла, вместо нее на ресницах заблестели слезы. – Но в то же время я не поверила Далли, когда он сказал, что всегда будет меня любить и заботиться обо мне. Поэтому для страховки взяла его бриллиант.
– А тот, что его светлость подарил Эбби, был просто стекляшкой, – проворчал Рыжий. – Я знал, что мне следовало немедленно оценить его кольцо. Вы нашли своего вора, милорд.
– Вора, мистер Ритчи? Ни в коем случае, он сам отдал его мне. И очень любил рассматривать его на моей руке, пока я… Но этого вам, пожалуй, лучше не слышать, – засмеялась Вера.
– Отдай, лживая шлюха! – крикнул Далидж, бросаясь к ней. Продолжая смеяться, Вера сняла с пальца «Розу мая» и протянула макао. Тот сразу проглотил кольцо, словно орех, и улетел.
– Нет! – завопил виконт, быстро хромая за птицей. – Вернись!
– Превосходно, миссис Симпкинс! – захлопала в ладоши Серена. – Я целый вечер пыталась избавиться от него.
– Като необыкновенно талантливое создание. Мы собирались заставить его проглотить ваши замечательные бриллианты, мистер Ритчи, а потом взять Като с собой на континент и жить словно короли. Позвольте вас заверить, что вашей дочери не грозила никакая опасность. Рурк должен был просто отвезти ее в карете домой. А я, получив бриллианты, дала бы знать моему другу, и он бы запустил фейерверк. Это был бы сигнал Рурку, чтобы он встретил меня в Олбани. Мисс Ритчи вообще не испытала ни малейшего неудобства.
– Как вы можете так говорить? – воскликнула Абигайль. – Я бы оказалась там, а не здесь.
– Но случилось наоборот, – заметил герцог. – Вы здесь, а не там, и все благодаря мне. Вам не следует быть мстительной, Аннабель, Смит, или как вас еще зовут.
– Полагаю, Далидж будет весьма мстительным ко всем нам, – ответил Кэри, глядя на Веру. – Знаете, он постарается, чтобы вас за это повесили.
– Вряд ли, сэр. Мне очень повезло, что я нашла среди других сокровищ мисс Ритчи письменное извинение его светлости. Как говорят в Ирландии, я сижу на спине у свиньи.
– Абигайль! Какого черта ты его сохранила? Тебе следовало это сжечь!
– На обороте вы написали свое имя и адрес, – объяснила Абигайль. – Я должна была его сохранить.
– Обезьянка! – Кэри заключил ее в объятия.
Для Рыжего Ритчи явилось большим испытанием смотреть, как Уэйборн целует его дитя.
– Абигайль! Сейчас же иди сюда! Я отвезу тебя домой.
Окленд схватил его за руку прежде, чем он бросился на Кэри.
– Все в порядке, – весело сказал герцог. – Это ее муж.
– Что?!
Герцог застонал.
– Черт меня побери! Она же сказала, что это пока секрет. Она хотела рассказать вам, только ей не хватило смелости. Не беспокойтесь, – продолжал герцог, отводя Ритчи в сторону. – Я знаю, вы хотели титул и всякое такое, но ведь его не так уж трудно получить, если вы не против немного потратиться.
– Сколько? – нахмурился Рыжий. – Имейте в виду, мне нужно звание пэра.
– На герцога или маркиза не рассчитывайте, – предупредил Окленд. – Но со мной позади и с вашими деньгами впереди, думаю, титул барона вполне реален.
– Моя Эбби баронесса! – воскликнул Рыжий. – Для начала можете забрать мои бриллианты, ваша светлость, и любая сумма кроме того.
– Нет, – ответил герцог. – Но если бы я мог вернуть карету Джули…
– Согласен!
Наконец Кэри поднял голову.
– Все ушли? – с надеждой спросила Абигайль.
– Твой отец еще здесь. Рядом с ним Окленд. Полагаю, мне придется оставить на время поцелуи, сходить к твоему отцу и поговорить с ним.
– Он выглядит очень сердитым?
– Он выглядит очень лысым, – ответил Кэри.
Тем временем герцог страшно волновался, поглядывая на часы Рыжего.
– Не могу понять, Ритчи. Мои слуги больше часа ищут ее. Похоже, ее здесь нет.
– Кэри, – прошептала Абигайль, – а вдруг мистер Рурк взял мою карету, но только вместе с твоей сестрой?
– Что вы сказали? – обернулся герцог.
– Сэр, я здесь вместо того, чтобы быть там. Вдруг мисс Уэйборн там вместо того, чтобы быть здесь?
– Какого дьявола, что там за стук? – в пятый раз спросил Кэри, пока карета герцога не остановилась на тихой Кенсингтон-роуд.
Окленд распахнул дверцу, которая ударила слугу по спине, затем отскочила и ударила герцога, когда тот спрыгивал на землю. Великан даже не обратил на это внимания. Стук прекратился, но где-то рядом истерично залаяла собака. Боудич тем временем пытался удержать вырывающуюся молодую женщину.
– Абигайль! – раздраженно произнес Кэри, выбираясь из кареты. – Я велел тебе остаться в Карлтон-Хаусе с отцом.
Она укусила руку, закрывающую ей рот. Боудич, выругавшись, освободил ее, и Абигайль уткнулась прямо в герцога.
– Вы уже второй раз похищаете меня, сэр! – закричала она, топнув ногой. – Если вы еще хоть когда-нибудь запихнете меня под сиденье, я… я… – Воображение покинуло ее, и она честно призналась: – Я не знаю, что сделаю!
– Боже мой, Смит! Почему ты не дала нам знать? – удивился Кэри.
– А вы что, не слышали, как я стучала кулаками в сиденье. У меня все руки в синяках!
– Значит, это была ты. Послушай, тебе лучше подождать в карете.
– Она может нам пригодиться, – возразил герцог, – если мы собираемся торговаться с Рурком.
– Никакого торга, – процедил Кэри.
– Поймите! Он не хочет Джули. Он хочет ее.
– Нет, осел! Ему нужны чертовы бриллианты.
У герцога вытянулось лицо.
– Ритчи предложил их мне, а я, как дурак, отказался. Вместо них взял карету. Думаете, он возьмет карету Джули в качестве выкупа?
– Карету он уже взял, – напомнил Кэри.
– Черт побери! Сколько у вас в кошельке? У меня полкроны.
– А у меня вообще ничего. Я сегодня оплатил счет у Хэтчарда.
– Какого дьявола вы это сделали? – огорчился герцог. – Вряд ли он согласится на полкроны.
– У меня в ридикюле два флорина и гинея, – сказала Абигайль. – Но я оставила его в театре.
– Очень глупо с вашей стороны, – заметил Окленд.
– Я не знала, что меня похитят.
– Не важно. Я не собираюсь платить ему выкуп.
– Боже мой! – побледнел герцог. – Ведь речь идет о вашей кузине.
– Рурк получит лишь пинок римского преторианца в его ирландскую задницу. – Кэри тихо выругался. – Хоть бы кто-нибудь заставил умолкнуть эту проклятую собаку! Я не могу думать при таком дьявольском шуме.
– Это Ангел. Разве ты не узнаешь его голос? Кто-то запер его в саду. Тебе известно, как он не любит, когда его запирают, а в доме посторонние люди.
Они вчетвером стали подкрадываться к дому. Окна нижнего этажа были освещены.
– Это музыкальная гостиная, – объяснила Абигайль, пока терьер продолжал лаять.
Кэри оглядел дом – огромный, современный, построенный из белого мрамора в неоклассическом стиле.
– Где слуги?
– Пагглс в Танглвуде. Остальных папа забрал с собой в Карлтон-Хаус, чтобы разносить напитки. Все для принца-регента.
– Это твой дом?
– Конечно.
– Здесь полно французских окон, Смит, – строго произнес Кэри. – Не понимаю, отчего я тогда не могу вставить французские окна в своем чудовище Тюдоров, если ты можешь вставить их в храм проклятого Аполлона.
– Твое чудовище Тюдоров – оригинал, – честно сказала она. – А мой храм – подделка.
Кэри засмеялся. Это не очень понравилось герцогу, который страшно беспокоился, что его Джульет сейчас поддается чарам ирландца.
– Может, нам перелезть через стену? – предложил он.
– В потайном месте стены есть ключ, – ответила Абигайль. – Я вам покажу.
Кэри тут же схватил ее за руку:
– Нет, ты останешься здесь.
– Это мой дом, Кэри. Я всегда могу туда попасть. В саду стоит дуб, который дорос уже до моего окна. Потом можно сойти вниз и захватить мистера Рурка.
– Давайте так и сделаем, – проворчал герцог. – Фейерверки могут зажечься в любой момент.
– А вам отсюда видно фейерверк? – спросил Кэри, пока они пробирались сквозь рододендроны, окаймлявшие лужайку. – Я имею в виду из Кенсингтона.
– Да, особенно хорошо смотреть с крыши. Приблизившись к дому, они услышали доносившуюся оттуда музыку, и Абигайль узнала «Лунную сонату».
– Это играет Джули, – уверенно сказал герцог. – Вы можете побыстрей?
Абигайль прошла мимо окон, достала спрятанный ключ и впустила их в сад. Терьер приветствовал хозяев радостным повизгиванием. Музыка в доме резко смолкла, и Кенсингтон накрыла зловещая тишина.
– Ради Бога, заставьте собаку лаять, – прошептал герцог.
– Хлопните руками, сэр. Ангел тут же залает на вас.
– Боудич, хлопай.
Слуга хлопнул, собака залаяла, мисс Уэйборн продолжила играть Бетховена.
– Вот дерево, – шепотом сказала Абигайль. – А вот мое окно.
– Ну, Смит, лезь. – Кэри подставил ей руки.
– Я? А вы не можете?
– Это твое дерево. Тебе и лезть.
– Она твоя сестра! В любом случае я не могу. – Абигайль придвинулась к мужу и прошептала ему на ухо: – Я оставила панталоны в комнате мистера Рурка.
– О! – произнес он. – Это большая неприятность. Преторианцы не ходили в штанах, и свои брюки я оставил в Карлтон-Хаусе, как поется в одной песне. Черт побери, Смит, твой жемчуг я тоже оставил, боюсь, ты никогда его больше не увидишь.
Абсолютно равнодушная к переменчивой судьбе жемчуга, Абигайль внимательно изучила тело мужа ниже пояса.
– Ты хочешь сказать, что все это время у тебя под юбкой ничего не было?
– Это не юбка, а туника, – поправил Кэри. – Я хотел быть… тоже оригиналом.
– Ваша светлость?
– Не рассчитывайте на меня, – ответил Окленд, подкрадываясь к дому. – Я сенатор. Мы должны просто разбить одно из французских окон.
– Каждое стоит тридцать фунтов, – запротестовала Абигайль.
Увы, экономия себя не оправдала. Герцог уже стартовал на полной скорости к ближайшему окну, но тут мисс Уэйборн была настолько любезна, что распахнула его для отвергнутого жениха. Благодаря ее любезности герцог с разбегу влетел в окно и сокрушил обитое атласом французское канапе стоимостью в пятьдесят гиней.
– Джули! – крикнул герцог, вскочив на ноги. – Джули, все в порядке! Ты уже в безопасности.
Джульет одарила его пощечиной.
– Ты отправился в Карлтон-Хаус в этом дурацком костюме без меня? Знаешь ли ты, что мне пришлось вынести этим вечером?
– Тебя похитил Рурк? Моя бедная девочка. Мой ангел! Я убью его за это.
– Ты мог бы его убить. – Кипя от злости, она вышла в сад. – Если б появился здесь на полчаса раньше.
– Ты позволила ему бежать? – спросил герцог, тенью следуя за ней.
– Почему твой слуга так нелепо хлопает руками?
– Чтобы заставить собаку лаять.
– Теперь он может остановиться.
Боудич остановился. Ангел воспользовался моментом и бросился на него.
Пока хозяева отрывали терьера от Боудича, герцог осмелился коснуться гордой спины мисс Уэйборн.
– Дорогая, не имеет значения, если ты позволила Рурку бежать. Я затравлю его, как ирландскую собаку, кем он и является.
– Нет, ты этого не сделаешь, – процедила Джульет. – Через минуту он уйдет отсюда.
– Ты хочешь сказать, он еще в доме?
– Он вернется в Олбани, – продолжала она. – А ты оплатишь его счет.
– Я?! С какой стати? – прорычал герцог.
– Да. Такова была ставка пари.
– Какого пари?
– Разве я тебе не сказала? Я бы давно это сделала, если б ты занялся моим спасением, вместо того чтобы развлекаться в Карлтон-Хаусе. Хоть кого-нибудь из вас беспокоило, что меня похитили? Кэри, ты, кажется, мой брат!
Кэри оттащил Ангела от лежавшего на земле Боудича и передал лающего терьера Абигайль, которая, поразмыслив, бросила пса в дом и закрыла французское окно.
– Все в порядке, Боудич? – спросила Абигайль, отряхивая человека, дважды запихнувшего ее в ящик под сиденьем кучера.
– Прости, Джули, – умолял под дубом герцог. – Прости за все. Я знаю, ты просто хотела рассмешить меня, украв табакерку Хораса. Прости за мою чертову ревность. Но почему ты не позволяешь убить его? Может, я сам бросил тебя в его объятия? Скажи прямо сейчас.
– В его объятия? – прошипела Джульет. – Мне следовало избить тебя за подобные слова. Я тебе говорила, мы просто друзья. Это полностью твоя вина! Он делал это из-за денег, поскольку ты лишил его содержания. Можешь представить его замешательство, когда он понял, что похитил не ту женщину?
– Не могу, – ответил герцог. – Это непростительно. Сунуть тебя в мешок из-под гнилой картошки и запихнуть в ящик под сиденьем!
– Мешок из-под картошки, – усмехнулась Джульет. – Что за больное воображение. Он просто ссадил кучера, взял поводья и умчался прежде, чем слуги поняли, что произошло. Он неплохо правит, за всю дорогу не сделал ни одной ошибки. Потом открыл дверцу кареты и чуть не умер. Он был в таком замешательстве, бедняга, что я предложила ему пари: если ты не найдешь меня до полуночи, я отпускаю его. А сейчас двенадцать тридцать. Как видишь, ты сам виноват, что не можешь его убить.
– Это ее вина, – сказал герцог, указывая на Абигайль. – Я хотел похитить тебя, но Боудич по ошибке схватил ее. Эта маленькая дьяволица сунула мне в лицо раскаленную кочергу!
– Дай посмотрю. – Джульет внимательно оглядела при лунном свете лицо герцога. – Я думала, что ударила тебя рамой! – воскликнула она, доставая носовой платок и осторожно касаясь его лица. – Мой бедный Джинджер! Ты действительно хотел меня похитить? Это не пустая болтовня?
Видимо, почувствовав, что разговор слишком затянулся, герцог схватил Джульет в объятия и начал целовать. Мисс Уэйборн не оказала сопротивления, более того, усиленно помогала ему в этом.
Пока все были заняты своими делами, Ангел вбежал в комнату хозяйки, продолжая беспрерывно лаять в распахнутое над их головами окно.
– Простите, – раздался голос из ветвей дуба, – могу я теперь спуститься?
– Что вы там делаете, мистер Рурк? – спросила Джульет.
– Кажется, собака хотела, чтобы я ушел. Естественно, я выпрыгнул из окна. Насколько я понял, вы уладили свою небольшую ссору с его светлостью, мисс Уэйборн?
– Да, вы можете уйти, – заверила Джульет.
Мистер Рурк спрыгнул с дуба, все еще одетый как Марк Антоний и тоже…
– Кэри, он тоже без штанов, – прошептала Абигайль, отводя глаза.
Актер уже целовал руку мисс Уэйборн.
– Вы можете взять карету его светлости, чтобы вернуться в Олбани. Она стоит посреди дороги. Выпейте сегодня столько шампанского, сколько захотите. А летом я ожидаю вашего приезда в Окленд-палас для постановки «Двенадцатой ночи». Кстати, – прибавила Джульет, снимая кольцо и протягивая Рурку, – я хочу, чтобы вы это взяли.
Герцог был потрясен.
– Джули, я запрещаю тебе отдавать Рурку мой рубин! Он был в нашей семье уже сто лет. Как ты можешь?
– Это не твой рубин, дорогой. Неужели я отдала бы его ирландцу? Это изумруд. – Она взглянула на Абигайль, и та громко вскрикнула. – Да, я забрала его днем у мистера Грея, мисс Ритчи. Я лучше отдам его мистеру Рурку, чем видеть, как его носите вы! Я уверена, мой брат согласится с этим, когда поймет, кто вы на самом деле.
Абигайль открыла рот.
– Стерва!
– Боже мой! Я не хотела так сказать, – испугалась Абигайль.
– Ты и не сказала, – ответил Кэри, тряся кулаком под носом Джульет. – А теперь послушай меня, дрянь. Ты немедленно вернешь кольцо Абигайль, или, клянусь, я скормлю тебя моей собаке.
Похоже, Джульет испугалась, но потом вскинула подбородок.
– Он принадлежит мне по закону. Ты дал изумруд ей, она дала его мне, передав расписку. Я даю его мистеру Рурку. Это мое последнее слово.
Кэри выхватил свой деревянный меч и ударил сестру по заднице. Абигайль подумала, что взорвется от счастья и гордости. По ее мнению, в Англии не было другой задницы, более заслуживающей этого. Даже задница виконта Далиджа.
– Кэри, что ты делаешь! – кричала Джульет, прикрывая зад обеими руками. По щекам у нее катились слезы. – Ее отец торговец! Она никто.
– Она моя жена.
– Что?! Не может быть. Ты же только недавно ее встретил.
Кэри молча отвернулся и теперь с мечом в руке стоял перед актером.
– У вас есть кое-что принадлежащее моей жене, сэр.
– Кроме ее панталон, вы хотите сказать? – засмеялся Рурк.
– Ты за это заплатишь.
Кэри сделал выпад, но его короткий деревянный меч был остановлен металлическим.
– Как видите, у меня тоже есть меч, – сказал Рурк, отводя удар. – Правда, мой сделан из металла и я умею им пользоваться.
– На сцене, – процедил Кэри. – А я убивал людей в бою.
– Только не этим куском дерева, – ответил Дэвид Рурк. Его странного цвета глаза блеснули в лунном свете, и Абигайль вдруг очень испугалась.
– Кэри, не надо. Это не имеет значения.
– Вам следует прислушаться к словам вашей очаровательной жены, – холодно улыбнулся актер. – Я тоже убивал людей в бою. И не боюсь вас.
– Как вы смеете нападать на моего брата! – закричала Джульет.
– Это он напал на меня. Но поскольку я ирландец, а он англичанин, кажется, вы думаете, что я должен просить у него прощения. Теперь, как я понимаю, – любезно продолжал Рурк, когда поединок возобновился, – вы дали изумруд любимой жене, которая, по неизвестным мне причинам, отдала его вашей очаровательной сестре, которая, в свою очередь, передала его мне. Следовательно, по закону он мой, не так ли?
– Он принадлежит моей жене, – скрипнув зубами, ответил Кэри. – По праву высшего закона.
– Высшего закона? Ну да, вы, англичане, создаете высшие законы, не так ли? Один для себя, другой – для всех остальных.
При следующем выпаде деревянный меч Кэри разломился пополам.
– Какая неприятность, – заметил Рурк. – Мне остается лишь нанести последний удар. – И он угрожающе поднял меч.
– Нет! – крикнула Абигайль, закрывая собой Кэри. Удар пришелся ей в грудь, отбросив ее в объятия мужа.
Красная струя залила платье, когда Рурк отдернул руку.
– Еще одна неприятность, – холодно заметил он. Побелев от страха, Кэри опустил жену на землю.
– Эбби! Эбби, ты слышишь меня?
Она слышала, только не могла ответить. Ей было трудно дышать.
– Эбби, не покидай меня, – шептал Кэри, качая ее в объятиях.
Лицо у Джульет стало пепельным, и она прижалась к герцогу.
– Я думаю, – наконец сказала Абигайль, ощупывая на груди римскую столу, – что со мной все в порядке.
– Нет, совсем не в порядке, – шептал Кэри. – Он убил тебя, ублюдок!
– Правда, все в порядке, – настаивала Абигайль, пытаясь сесть.
– Это шок, – размышлял герцог. – Помнишь, когда мы перевернулись и тебя выбросило из кареты, Джули? Ты даже прыгала, крича на меня, пока не поняла, что сломала ногу. Шок.
– Иисус, Мария и Иосиф, – с досадой произнес ирландец и показал Кэри, что клинок убирается в рукоятку. – Это лишь театральный реквизит, как вы и предполагали. Я просто хотел слегка поучить вас манерам, я не знал, что внутри осталось немного краски. Я думал, что израсходовал всю в сцене моей смерти.
Лицо Кэри оставалось белым.
– Ублюдок!
Актер поднял бровь.
– Вы что, хотели, чтобы я действительно убил ее? Вот. – Рурк бросил изумруд на колени Абигайль. – Вам нужно было только попросить. Но разве англичанин может попросить ирландца? Вы предпочли угрожать мне.
Абигайль схватила кольцо и тут же надела.
– Сегодня ночью я буду пить за ваше здоровье, миссис Уэйборн, – с вежливым поклоном добавил Рурк.
– Остановить его? – спросил герцог, когда тот направился к воротам.
– Нет, пусть идет. Он же, в конце концов, выиграл пари, – ответил Кэри, помогая Абигайль подняться. – Ты уверена, что с тобой все в порядке?
– Уверена. – Она стала вытирать носовым платком сценическую кровь, пахнувшую чем-то сладким. – Удар просто вышиб из меня дух, только и всего.
– Эбби, ты любишь меня.
– Ты хочешь сказать, что ты любишь меня, – нежно поправила Абигайль.
– Я хотел сказать то, что сказал! Ты любишь меня. У тебя что, привычка становиться перед мечом, предназначенным другим людям? Черт возьми, я уже думал, ты умрешь, так и не сказав мне этих слов. Почему ты просто не можешь признать, что любишь меня?
– Конечно, я тебя люблю. И всегда любила, думаю, с нашей первой встречи.
– Но ты никогда этого не говорила. Даже наоборот, была со мной довольно жестока.
– Я уверена, что говорила, – возразила Абигайль, пытаясь вспомнить. – Или нет?
– Ни разу. И я все это время страдал.
– Ты должен был догадаться. С твоей-то самонадеянностью. Не могу поверить, что ты в этом сомневался. Я же вышла за тебя замуж!
– Без всякой охоты, как я помню. Мне пришлось силой увезти тебя в Литтл-Стрейтон. Это было чертовски унизительно. Но помню, я думал, что моей любви хватит на двоих.
– Нет, – возмутилась Абигайль. – Это я так думала.
– А когда мы были в театре, – нахмурившись, продолжал Кэри, – ты несла вздор о наших отношениях. По-твоему, они были только плотскими. Ты обидела меня до глубины души.
– Я говорила о тебе, Кэри. Я всегда любила тебя.
Они молча смотрели друг на друга.
– Ладно, – сказала Джульет. – Полагаю, свежего воздуха с меня достаточно. Я бы хотела вернуться домой, Джинджер. – Она сделала паузу. – Мистер Рурк уехал в карете герцога. Вы не против, если я возьму свою карету, мисс Рич… миссис Уэйборн?
– Пожалуйста, зовите меня Абигайль.
– Хорошо, Смит, я так и сделаю, – нахально ответила Джульет. – Я рада, что вас не проткнули мечом. Нет, этого недостаточно, – твердо произнесла она. – Я по-свински вела себя с вами, признаю это. Скажу вам, что я сделаю. Этим летом вы приедете в Окленд и сыграете графиню Оливию в нашей «Двенадцатой ночи». Я буду играть Виолу, а Кэри – моего брата Себастьяна. Ведь так, Кэри?
– Разумеется, – добродушно сказал тот, обнимая жену. Позже, когда остальные уехали, Кэри спросил:
– Итак, Смит? Отправимся на крышу смотреть фейерверк? Или прямо в спальню и устроим там собственный?
– Кэри, мы до сих пор не сказали моему отцу, что женаты, – возразила она.
– Утром мы скажем ему за завтраком, – ответил Кэри, когда маленький терьер прыгнул из комнаты на ветки дуба.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал и грех - Леджен Тамара



Огромное спасибо, за этот Роман! Написано: весело, здорово,романтично, живо(что не мало важно), куча эмоций, сумасшедшего дома:) В общем читать было одно удовольствие!Ещё раз спасибо!
Скандал и грех - Леджен ТамараВалерия
29.08.2014, 14.28





Странно, что этот роман обделили вниманием.Легкая, ненавязчивая история с долей юмора, с накалом страстей. Здесь есть герцог, богатый торговец, актер, воровка, собака, попугай и т.д. Зато нет всемогущих, всезнающих мачо и обворожительных красавиц.
Скандал и грех - Леджен ТамараТаня Д
22.01.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100