Читать онлайн Скандал и грех, автора - Леджен Тамара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал и грех - Леджен Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал и грех - Леджен Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал и грех - Леджен Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Леджен Тамара

Скандал и грех

Читать онлайн

Аннотация

Отец Абигайль Ритчи мечтает, чтобы его дочь царила в высшем свете. Для этого он готов на все – даже выдать ее за надменного лорда Далиджа, оплатив его долги.
Но Абигайль вовсе не привлекает титул, и, убедившись, что лорд совсем не тот человек, которого она хотела бы видеть рядом, она разрывает помолвку.
В Лондоне разгорается настоящий скандал, и девушке ничего не остается, как покинуть город. Но и в Хартфордшире она не находит покоя, ведь там живет обаятельный Кэри Уэйборн, готовый приютить беглянку под крышей своего дома.


Следующая страница

Глава 1

Абигайль Ритчи осторожно двигалась сквозь толпы покупателей, заполнивших Пиккадилли, удерживая подбородком гору пакетов и свертков, чтобы они не вывалились у нее из рук. Случайный наблюдатель мог ошибочно принять ее за горничную, выполняющую поручения хозяйки. И действительно, мужчина, который шел сзади, бесцеремонно толкнул Абигайль тростью, не подозревая, что сбил с ног одну из самых богатых леди Британии, и проследовал дальше.
Абигайль попыталась подняться с тротуара, но лишь запуталась в юбках. Однако следующую попытку опередила чья-то рука, какой-то незнакомец поднял Абигайль с тротуара и помог встать на ноги.
Капюшон закрывал Абигайль глаза, поэтому она видела только ноги своего спасителя. Он был в длинном фиолетовом сюртуке для верховой езды, штанах из оленьей кожи и высоких сапогах. В руках незнакомец держал трость с простым серебряным набалдашником.
Джентльмен, подумала Абигайль.
– Черт побери этого Далиджа… – гневно пробормотал незнакомец.
Абигайль тряхнула головой, чтобы откинуть назад капюшон.
– Значит, это лорд Далидж толкнул меня? – спросила она.
– Толкнул? Вы слишком великодушны, милая, – насмешливо ответил незнакомец. – По-моему, он скосил вас, как пшеницу. Далидж известный грубиян, но я все же не считал, что он способен сбивать людей посреди улицы.
Незнакомец улыбнулся Абигайль, и она невольно залюбовалась им. Таких красавцев она видела только на картинах. Темные волосы, остроконечная бородка, в ухе золотая серьга, кожа необычайно загорелая для англичанина, зубы белоснежные. Он был похож на цыганского принца. Его возраст Абигайль могла определить только приблизительно: уже за двадцать, но меньше тридцати. Хотя, заяви он, что бессмертен, она бы ему поверила. Он так и выглядел.
– Извините, мэм, – серьезно произнес незнакомец, но серые глаза смеялись, – глядя со спины, я подумал, что вам одиннадцать лет и… девять месяцев, иначе бы не посмел вас коснуться. Но с этой стороны я теперь вижу, что вы совсем взрослая.
Природная застенчивость Абигайль быстро перешла в страх Красивые молодые люди редко выбирали ее для своих ухаживаний, а тем более не дразнили ее насчет того, как она выглядит сзади или спереди. Незнакомец заставил ее нервничать, Абигайль почти жалела, что он вообще остановился, чтобы помочь ей. От красивых цыганских принцев лучше держаться подальше, быстро решила она.
– Какая беспечность с моей стороны, – продолжал незнакомец, явно забавляясь смущением Абигайль. – Как джентльмен, я должен был сначала удостовериться, что вам одиннадцать лет и девять месяцев, прежде чем поднимать вас из грязи. Пожалуйста, извините мою самонадеянность. В следующий раз я непременно попрошу свидетельство о крещении, до того как решусь предложить свою помощь любой упавшей особе женского пола.
Абигайль понимала, что должна поблагодарить молодого человека, но язык у нее словно прилип к нёбу, зато лицо было намного выразительнее: щеки запылали, отчего ее веснушки стали еще более заметны. Абигайль бы не поверила, узнав, что, несмотря на сверхактивность веснушек, джентльмен нашел ее красивой. Хотя она и не сразила его наповал, ему нравилось то, что он видел: абрикосово-золотые локоны, большие карие глаза, прямой нос, нежные розовые губы. Она показалась ему весьма милой английской девушкой, которая делает честь своим родителям и заслуживает большего, нежели толчок в спину с дальнейшим падением.
– Благодарю, сэр, – наконец промолвила Абигайль.
– Уже лучше, а то я подумал, что вы немая. – Он с явно притворной скромностью коснулся полей шляпы. – Кэри Уэйборн, к вашим услугам, мэм.
– Как вы сказали? Уэйборн?! – воскликнула Абигайль, забыв стеснительность. – Моя мать тоже была Уэйборн, сэр.
Один из свертков чуть сдвинулся вперед, грозя нарушить равновесие всего штабеля.
– Кажется, у вас что-то вылезает из середины, – заметил Уэйборн. – Поскольку мы кузены, разрешите помочь вам. – И он тростью водворил сверток на место.
– Благодарю, сэр, – пробормотала Абигайль. – Вы думаете, мы и в самом деле кузены?
Кэри Уэйборн изучающе посмотрел на нее, и Абигайль снова покраснела. Видимо, он старался найти черты какого-нибудь семейного сходства, которого, естественно, не могло быть. Да и откуда ему взяться? Он будто сошел с портрета Караваджо, а она всего лишь неприглядная масса веснушек под растрепанными волосами.
– Должно быть, вы одна из моих дербширских кузин, – сказал Уэйборн.
– Лорд Уэйборн мой дядя, сэр. Хотя, по правде говоря, я ни разу его не видела. Считается, что моя мать своим замужеством опозорила семью.
Кэри вежливо пропустил мимо ушей последнее весьма неблагоразумное сообщение Абигайль.
– Значит, мы действительно кузены, – продолжал он. – И куда вы направлялись, когда этот неотесанный мужлан сбил вас с ног?
– Сэр, вы не должны так оскорбительно называть его сиятельство, – испуганно сказала Абигайль.
Кэри фыркнул.
– Дорогая кузина, с этим мужланом я учился в школе. Поверьте, я не оскорбил его, отнюдь. Всего лишь охарактеризовал. Итак, куда вы направляетесь? Я помогу вам донести покупки.
– Отец встретит меня в книжном магазине Хэтчарда, но я, право, не нуждаюсь…
– Приятное совпадение, – улыбнулся Кэри. – Я и сам шел туда. К счастью, мне известна короткая дорога.
Абигайль не поверила ни единому его слову. Пока она решала, прилично ли ей принять помощь от незнакомого человека, тот уже обменял свою трость на ее штабель с пакетами и коробками и смело повел сквозь толпу. Абигайль пришлось последовать за кузеном: он нес ее рождественские подарки слугам, а она держала его трость.
– Я не часто захожу в книжный Хэтчарда, – говорил Кэри, время от времени глядя на нее, пока Абигайль старалась не потерять его в толпе. – Но мне сказали, что книга очень милый подарок к Рождеству.
Он свернул в переулок за табачной лавкой, и Абигайль остановилась. До сих пор она ни разу в жизни не сворачивала с главных улиц Лондона, а этот довольно шумный узкий переулок вряд ли заслуживал доверия.
– Сэр, вы уверены, что это дорога к Хэтчарду? – тревожно спросила она.
Кэри тоже остановился.
– Не могли бы вы подложить мне эту вещь под левую руку, – сказал он, когда маленький пакет упал на землю. – Надеюсь, там ничего хрупкого нет?
– Это перчатки, – ответила Абигайль, поднимая сверток. К ее облегчению, никто не выскочил из темноты переулка.
– Кстати, я думал, не купить ли ей перчатки. Но у моей сестры перчаток хватит на дюжину многоруких индусских божеств.
– Книга тоже хороший подарок, – ответила Абигайль, приподнимая юбки, чтобы не запачкать их о замерзшую грязь и конский навоз.
Обходя кучку навоза у тележки, она едва не столкнулась с широкоплечим человеком, несшим большой мешок.
– Моя сестра выходит замуж, – продолжал Кэри, не замечая трудностей спутницы, – поэтому я собирался купить ей одну из тех книг, которые вы, женщины, можете читать только после замужества.
Он проскользнул мимо широкой белой простыни, висящей на бельевой веревке, и пропал из виду. Абигайль обогнула простыню, стараясь не коснуться ее, но своего провожатого не увидела.
– Сюда, кузина.
Кэри уже свернул в другой переулок, настолько узкий, что им пришлось идти буквально след в след.
– И какие же, по-вашему, книги нельзя читать незамужним женщинам? – с любопытством спросила Абигайль.
– Вроде «Тома Джонса», «МолльФлендерс», – беззаботно произнес Кэри.
– Я читала обе, хотя и не замужем.
– И какую из них вы предпочитаете? Распутника или шлюху?
Абигайль, осторожно идущая следом в темноте, очень надеялась, что сумеет дать изысканный ответ.
– В целом я считаю, «Том» поднимает настроение, «Молль» же нагоняет тоску. А вы, сэр?
– Я просто не читаю сомнительные вещи. Что бы сказал на это мой кузен викарий? Подобные рискованные попытки я оставляю миссис Уэйборн. Пока я стреляю фазанов на ужин, пусть она читает в постели что-нибудь в этом роде для моего… назидания. Все полезней, чем вышивать носовые платки, вы согласны?
– Никогда об этом не думала, – ответила Абигайль, гадая, что бы подумала миссис Уэйборн, если б знала о привычке супруга бродить по темным переулкам с незнакомыми молодыми женщинами.
– Чувствуете, какая горячая стена? – немного погодя спросил Кэри. – Войдем?
Не дожидаясь ее согласия, он открыл дверь, и мерцающий темно-красный свет вдруг обрисовал его лицо. Но адскому пламени сопутствовал приятный запах свежеиспеченного хлеба. Абигайль первая вошла в пекарню, и волна жара ударила в нее, когда она проходила мимо огромных каменных печей. Ученики пекаря с изумлением посмотрели на них, заставив Абигайль вспыхнуть, но Кэри невозмутимо схватил мимоходом горячую булочку и спросил:
– Будешь?
Абигайль покачала головой.
Кэри быстро вел ее через переднюю часть магазина, где возле стеклянных прилавков выстроились покупатели. В основном это были слуги из богатых домов Мейфэра, которые почтительно расступились, пропуская спешащую пару, и кузены опять вышли на улицу. Впереди светилась вывеска книжного магазина. Абигайль чувствовала себя так, словно ее благополучно провели через вражескую территорию и сейчас показалось Британское посольство. Однако ее спутника их приключение оставило равнодушным. Очевидно, в грязных переулках Лондона он чувствовал себя не менее свободно, чем при Сент-Джеймсском дворе или в цыганском таборе.
– Благодарю, сэр, – застенчиво улыбнулась Абигайль. – С вашей стороны было весьма любезно помочь совершенно незнакомому человеку.
– Почему совершенно незнакомому, кузина? Мы незнакомы относительно. Вы не будете так добры открыть мне дверь? У меня заняты руки.
– Да, конечно, – поспешно ответила Абигайль.
В книжном магазине Хэтчарда она чувствовала себя в полной безопасности. Служащие знали ее, и старший клерк мистер Элдридж направился лично поприветствовать клиентку. Мисс Ритчи была ненасытной читательницей, а что еще лучше, она всегда оплачивала счета, намного более значительные, чем мог предложить джентльмен рядом с ней. Мистер Элдридж строил догадки насчет их совместного прихода в магазин.
Кэри передал служителю свертки Абигайль, а она вернула ему трость и протянула руку для прощания.
– Сэр, позвольте еще раз поблагодарить вас. – Абигайль решила, что его уход станет для нее облегчением. Раз она не способна вести себя в его присутствии как разумная женщина, то чем скорее он уйдет, тем лучше. – До свидания, – быстро сказала она.
Но едва Кэри склонился к ее руке, она совершенно опозорилась, нырнув под прилавок, к несказанному удивлению клерка, хотя Кэри ее маневр поразил еще больше.
– Что вы делаете? – спросил он, нагибаясь через прилавок, чтобы взглянуть на Абигайль.
Кузина жестом призвала его к молчанию.
– Лорд Далидж, – прошептала она, глаза стали круглыми от страха. – Он здесь! Пожалуйста, сэр, не выдавайте меня.
– Уэйборн, – сказал виконт, хлопая Кэри по плечу, и, когда тот медленно повернулся, его сиятельство продолжил: – Какая встреча! Я слышал, ты удалился в деревню, проводишь время в Хартфордшире на свиноферме. Как называется это место? Таттивуд? Тинглвуд?
Кэри облокотился на прилавок.
– Я тебе скажу, а потом ты еще вздумаешь приехать.
Его сиятельство презрительно фыркнул и обратился к клерку:
– Эй, вы! Мне нужен… Как же это называется?.. «Кубла Хан». Только продавец не сумел мне помочь, а я тороплюсь.
– Сожалею, но должен сообщить вашему сиятельству, что мистер Колридж еще не опубликовал свой знаменитый фрагмент. Я думаю, он выйдет через несколько месяцев.
Виконт пришел в ярость.
– Но я лорд Далидж. И хочу его сейчас.
– Он ведь не может достать тебе книгу из воздуха, – рассудительно заметил Кэри.
– Это не твое дело, Уэйборн, – процедил виконт. – Ты вечно суешься во все, что тебя не касается. Совсем не умеешь себя вести?
– Забавно, что это говоришь мне ты, – ответил Кэри. – Я сейчас видел, как ты сбил на Пиккадилли с ног девушку, не потрудившись даже извиниться. Если это твое представление о том, как надо себя вести…
– Какую девушку? – презрительно ухмыльнулся Далидж. – Может, твою любовницу? Я уверен, ее сбивали с ног и прежде, собьют и впредь.
Абигайль подавила тяжелый вздох. Никогда в жизни она не слышала подобной грубости.
– На самом деле эта молодая леди – моя кузина, – холодно произнес Кэри.
– Тогда извини, – ответил лорд Далидж без намека на сожаление. Напротив, он гордился, что его оскорбление попало в цель. – Ты должен сказать кузине, чтобы смотрела, куда идет. Она сама выскочила мне прямо под ноги. Это полностью ее вина.
– Отнюдь, – возразил Кэри. – Я был свидетелем позорного инцидента. Ты намеренно толкнул ее, и, позволь тебе заметить, когда я расскажу о случившемся в клубе «Уайтс»…
– Только попробуй! – воскликнул Далидж.
– Почему бы не попробовать?
– Чего ты хочешь, Уэйборн?
– Я хочу извинений. Моя кузина, естественно, не пожелает тебя видеть, поэтому извинение должно быть в письменном виде.
Мистер Элдридж мгновенно и безвозмездно обеспечил его сиятельство письменными принадлежностями. К изумлению Абигайль, высокомерный лорд Далидж не выразил ни малейшего протеста.
– Как ее зовут, эту вашу кузину? – раздраженно спросил он, окуная перо в чернильницу.
– Ее имя тебе незачем знать, – презрительно сказал Кэри. – Напиши так: «Гнусный лорд Далидж смиренно приносит свои глубочайшие и лицемернейшие извинения…»
– Послушай!
Но Кэри невозмутимо продолжал:
– Лицемернейшие извинения молодой леди, которую он столь грубо оскорбил сегодня на Пиккадилли. Даже не извинившись и не предложив ей свою помощь, он потерял в этом случае право называться английским джентльменом. Более того, его сиятельство таким образом подтвердил, что на самом деле он худший из грубиянов, когда-либо позоривших Британскую империю. Подпись…
– Послушай! – запротестовал Далидж. – Не могу ли я вместо этого дать ей десять фунтов? Или двадцать?
– В нашей семье не берут денег за оскорбления, – сказал Кэри. – Вряд ли я должен тебе объяснять, как отреагируют члены клуба «Уайтс», если я расскажу им о твоем поступке. Кстати, где ты возьмешь двадцать фунтов? Твой отец лишил тебя содержания. По крайней мере ты так говорил, когда просил отсрочки по долговой расписке.
– Ради Бога, тише, – сердито проворчал виконт.
– А теперь распишись и поставь число, пожалуйста. – Кэри забрал у Далиджа листок бумаги, перечитал написанное и, казалось, забыв о случившемся, весело обратился к мистеру Элдриджу: – Не будете ли вы так добры помочь мне?
– Я был первым, – возразил его сиятельство. – Я хочу «Кубла Хан», и немедленно. – Он стукнул тростью по прилавку.
Мистер Элдридж предложил внести его имя в список кандидатов.
– Что еще за список? Кто в нем?
– Довольно большое число наших лучших покупателей, милорд. Спрос настолько велик, что издатель даже готовит второй тираж.
– Очень хорошо. Внесите меня в свой отвратительный список, – нетерпеливо произнес Далидж.
– Я не знал, что ты страстный почитатель мистера Колриджа, – заметил Кэри.
– Я – нет, – проворчал виконт. – Презираю и поэзию, и поэтов. К несчастью, это любимый предмет моей невесты.
– Только не говори мне, что ты обручен. Кто эта бедняжка? Хотелось бы послать ей мои соболезнования на траурной бумаге.
– Леди прекрасно сознает, как ей повезло, – холодно ответил Далидж. – Послушайте, если книга выйдет до четырнадцатого января, то я куплю ее. Если нет, это уже не имеет значения.
– А чем, скажи на милость, столь важно четырнадцатое января? – спросил Кэри.
– Это день моей свадьбы, но тебя это не касается. И я не собираюсь тратить деньги, покупая жене какую-то дурацкую книгу.
– Весьма разумно с твоей стороны, – одобрил Кэри. – Значит, ты говоришь, леди осознает, какое счастье выпало на ее долю? Превосходно. Разреши тебя поздравить. Никогда еще не видел такого влюбленного человека, ты прямо сияешь!
Лицо Далиджа потемнело от ярости.
– Я не влюблен в нее, дурак! – прошипел он. – Мне нужны деньги ее отца, она же, полагаю, хочет быть виконтессой. Когда мы поженимся, я сумею расплатиться со всеми своими долгами, включая ту маленькую ставку нашего пари. А если ты, Уэйборн, начнешь распространяться насчет того, что я женюсь по любви, я вызову тебя на дуэль.
– Успокойся, – сказал Кэри, подавив смех. – Я не скажу, что ты женишься из-за денег. В конце концов, если ты не получишь ее деньги, я не смогу получить мои.
– Что это, черт побери? – неожиданно рявкнул Далидж. Абигайль чуть не подпрыгнула, испугавшись, что виконт обнаружил ее укрытие. Но тот обращался к мистеру Элдриджу:
– Болван! Вы поставили меня в конец списка. И кому же дано право стоять перед лордом Далиджем? Мисс Брендон? Ни за что не позволю!
Мистер Элдридж уныло наблюдал, как его сиятельство, завладев книгой, вычеркивает из списка мисс Брендон, чтобы его собственное имя оказалось на первом месте.
– Я поставлю в известность всех друзей о вашей дерзости, – сказал он Элдриджу. – И могу предположить, что книжный магазин Хэтчарда через месяц разорится.
Абигайль услышала звон дверного колокольчика, возвестившего об уходе его сиятельства. Ей понадобилось еще несколько секунд, чтобы почувствовать себя в безопасности и поднять голову. Мистер Уэйборн перегнулся через прилавок и посмотрел на нее.
– Теперь можете выйти, – весело сказал он. – Скверный человек ушел.
Абигайль с трудом выпрямилась.
– Кажется, вы принимаете меня за ребенка? Но я просто не выношу сцен, а при встрече с ним этого было не миновать.
Кэри подал ей руку и вывел из-за прилавка.
– Думаю, вы совершенно правы. Мне тоже всякий раз хочется убежать и спрятаться, когда я вижу старину Далиджа.
– Я не пряталась, – возразила Абигайль. – Я… уронила перчатки.
– Дорогая моя, они же на вас.
– Не эти… те, которые я только что купила. – Она показала на маленький сверток в коричневой бумаге. – А затем я подумала, что будет немного странно, если я вдруг появлюсь из-под прилавка. И я решила остаться там, где была.
– Понимаю, – сказал Кэри, не веря ни единому слову Абигайль и торжественно вручая ей извинения Далиджа. – Его сиятельство хотел, чтоб вы это получили.
Абигайль смущенно приняла листок бумаги.
– Он действительно написал все, что вы ему говорили, – воскликнула она.
Кэри засмеялся.
Абигайль повернулась к клерку:
– Вы же оставите на месте имя мисс Брендон, правда?
– Конечно, мадмуазель. С моей стороны было упущением не сказать его сиятельству, что это шестая страница очень длинного списка. Я вставлю имя мисс Брендон в конец пятой страницы, – любезно улыбнулся клерк. – Помочь вам найти нужную книгу?
– Пожалуйста, займитесь сначала джентльменом. Я подожду отца.
– В таком случае позвольте кое-что принести вам для просмотра. Одну минуту. Я только скажу помощнику, чтобы он нашел вашу книгу, сэр. Думаю, вас интересует «История найденыша» мистера Филдинга, известная как «Том Джонс»?
– Кто такой «Кубла Хан»? – спросил Кэри Абигайль, когда ушел клерк. – В этом списке не меньше двухсот имен.
– А вы не слышали эту историю, сэр? – воскликнула она. – Поэма пришла мистеру Колриджу во сне. Когда он проснулся, она как бы вылилась из него прямо на бумагу, словно поэт явился только каналом между этим миром и будущим.
Кэри пытался сохранить невозмутимость.
– Великолепная техника, – заметил он.
– К несчастью, когда он стал ее записывать, его прервал человек из Порлока, который заговорил с ним о делах. Когда же бедный мистер Колридж вернулся к работе, окончание поэмы исчезло, как отражение на поверхности воды, куда бросили камень. Почему вы усмехаетесь?
Кэри думал, что Абигайль вполне могла бы считаться красивой девушкой, если б не была настолько застенчива.
– Я усмехался? Простите. Но любому ясно, что мистер Колридж просто ужасно ленив, чтобы закончить работу. И он, желая найти себе оправдание, придумал волшебную историю, которая поможет ему продать отрывок. Разве это не оправдание для усмешки, если я действительно усмехался?
– Какое вы имеете право обвинять мистера Колриджа? – возмутилась Абигайль.
– Вы совершенно правы, – ответил Кэри, хотя совсем не выглядел раскаявшимся. – Беру назад свои циничные замечания. И беру назад свою усмешку.
В этот момент вернулся мистер Элдридж с книгой.
– Боже мой, если не ошибаюсь, это «Песни невинности» Блейка, – сказал Кэри.
– «Песни невинности» и «Песни опыта», сэр. – Мистер Элдридж одобрительно посмотрел на джентльмена. – Объединенный том, очень редкое издание. Вы знаете, мистер Блейк все печатает сам.
Абигайль с сожалением покачала головой:
– Боюсь, я не совсем понимаю мистера Блейка. Прошлой зимой я читала одну часть «Союза неба и ада», но стихи показались мне такими странными, что я отложила книгу. И знаете, люди считают его не патриотом.
– Не патриотом? – нахмурился Кэри. – Что вы имеете в виду?
Абигайль понизила голос почти до шепота:
– Во время войны его заподозрили в мятежных словах и действиях, а когда солдаты пришли к нему и сказали «Откройте, именем короля», мистер Блейк из-за двери ответил, что король… педераст. Я думаю, не очень хорошо говорить такое о собственном правителе, – быстро добавила Абигайль.
– Или всяком правителе, – согласился Кэри, с трудом удерживаясь от смеха. – Но теперь война закончилась, кузина, и мы вольны снова оскорблять наших вышестоящих лиц, не боясь ответных мер. По моему мнению… если оно вас, конечно, интересует…
– Да, конечно, – вежливо сказала Абигайль.
– Так вот, по моему мнению, Блейк – поэт-провидец, которому не требуется оправдание или поддержка опиума, как вашему мистеру Колриджу. Но если Блейк слишком для вас сложен, кузина, возьмите себе Вордсворта.
– А мне нравится мистер Вордсворт! – с негодованием отрезала Абигайль.
– Я так и думал. – Кэри улыбнулся еще шире. – Он совершенно безвреден.
– Это на самом деле очень хорошая книга, мадам, – вмешался мистер Элдридж, который все же надеялся продать ее. – В ней вообще ничего пугающего нет. Кроме того, позвольте заметить, мистер Блейк мастер гравюры.
– Если «Тигр» хорош, вы должны купить его, кузина, – решительно произнес Кэри, потянувшись за книгой. – Вот смотрите. – Он указал на стихотворение под названием «Тигр». – И картина великолепная, – заметил Кэри. – Если б я мог его себе позволить… Но увы, сейчас я беден, как Адам. Мой управляющий приказал мне сократить расходы. Кузина, вы, случайно, не знаете, кто ищет загородный дом? Я бы сдал его в аренду и мог бы пользоваться рентой. Это скорее коттедж. Всего шесть спален.
– Вы пробовали дать объявление? – вежливо спросила Абигайль.
– Нет, конечно. Объявления всегда привлекают наихудший сорт людей: тех, кто их читает. Если вы услышите, что кого-то интересует такое предложение, направьте его, пожалуйста, ко мне. – Кэри ощупал жилетный карман. Не обнаружив там визитную карточку, он взял у Абигайль листок с извинением Далиджа и быстро нацарапал с обратной стороны: «Кэри Уэйборн, Танглвуд-Мэнор, Хертс». – Рекомендаций от моей кузины будет вполне достаточно, – с улыбкой прибавил он.
Польщенная Абигайль сунула листок в ридикюль как раз в тот момент, когда вернулся помощник с «Томом Джонсом», и мистер Элдридж достал гроссбух.
– Боюсь, – сказал он, цокая языком, – у вас появилась задолженность, сэр. Около десяти фунтов.
– Неужели? – беззаботно отозвался Кэри. – Иногда напоминайте мне об этом, хорошо?
– Я думаю, он пытается сделать это сейчас, – заметила Абигайль.
– Правда? – резко спросил Кэри. – Вы пытаетесь напомнить мне об этом сейчас, Элдридж?
– Нет, сэр, – кротко ответил клерк. – Желаете, чтобы это завернули? У нас есть специальная рождественская бумага с венками. Это была идея молодой леди.
Кэри посмотрел на Абигайль:
– Этой леди?
– Очень популярная услуга этого сезона. Всего на пенни больше, сэр.
– Пожалуйста. – Когда мистер Элдридж преподнес ему сверток, перевязанный красной лентой, Кэри выглядел довольным. – Полагаю, моя сестра решит, что я сделал это сам. А теперь я вынужден попрощаться, кузина.
– Вы уходите? – Абигайль выпалила это бессознательно и торопливо прибавила: – Я собиралась представить вас отцу. Он захочет поблагодарить вас за доброту ко мне.
– Я тоже очень хотел бы познакомиться с вашим отцом, кузина, но меня ждет тетушка на Парк-лейн. Я никогда не опаздываю, а теперь задержался почти на час.
Абигайль покраснела:
– Это моя вина. Простите, сэр.
Кэри улыбнулся.
– Во всяком случае, вы предоставили мне великолепное оправдание за мою задержку.
Абигайль не хотела, чтоб Кэри уходил, но все же почувствовала облегчение, когда он это сделал. Быть все время начеку с красивым незнакомцем очень неприятно. Лучше спокойно посидеть за чашкой чаю с томиком Вордсворта.
Мистер Элдридж был рад предоставить ей эти удобства. Он провел Абигайль в гостиную, принес чай и «Белого оленя из Рилстона».
– Полагаю, мой кузен мистер Уэйборн покупает много книг для своей жены? – заметила Абигайль, открывая маленький зеленый томик.
– Мистер Уэйборн женился? – удивился клерк. – А я даже не пожелал ему счастья. Записать «Белого оленя» на ваш счет, мадам?
– Нет, – сказала она, приходя к неожиданному решению. – Думаю, я все же возьму Блейка, мистер Элдридж.
– Очень хорошо, мадам, – довольно произнес тот.
Спустя полчаса в магазин зашел мистер Ритчи, чтобы забрать свою дочь домой.
– Эбби! Ни за что не угадаешь, кого я сейчас видел на Бонд-стрит. Милорда Далиджа, вот кого, – сказал отец с сильным шотландским акцентом. – Не удивлюсь, если кто-то получит бриллианты к Рождеству.
Абигайль нежно улыбнулась отцу. Единственный владелец фирмы «Высокопробные спиртные напитки Ритчи», основанной в 1782 году, не был джентльменом, но он был лучшим человеком из всех, кого она знала. А также одним из самых богатых людей королевства.
– Да, он знает, как произвести впечатление, – тактично согласилась с отцом Абигайль. – Ты будешь сильно огорчен, если я не выйду за него?




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал и грех - Леджен Тамара



Огромное спасибо, за этот Роман! Написано: весело, здорово,романтично, живо(что не мало важно), куча эмоций, сумасшедшего дома:) В общем читать было одно удовольствие!Ещё раз спасибо!
Скандал и грех - Леджен ТамараВалерия
29.08.2014, 14.28





Странно, что этот роман обделили вниманием.Легкая, ненавязчивая история с долей юмора, с накалом страстей. Здесь есть герцог, богатый торговец, актер, воровка, собака, попугай и т.д. Зато нет всемогущих, всезнающих мачо и обворожительных красавиц.
Скандал и грех - Леджен ТамараТаня Д
22.01.2015, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100