Читать онлайн Дар небес, автора - Лайонз Вайолетт, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дар небес - Лайонз Вайолетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 68)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дар небес - Лайонз Вайолетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дар небес - Лайонз Вайолетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лайонз Вайолетт

Дар небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8



— Слава богу, все, кажется, прошло успешно! — Со вздохом облегчения Маргарет Лоусон упала в кресло в гостиной.
— Более чем успешно, мама, — улыбнулся Адам. — Я бы отозвался об этом вечере как об образце вкуса и блестящей организации… Ты была выше всяких похвал, Джен!
Дженис, греясь в лучах его поощрительной улыбки, позволила себе впервые за долгое время расслабиться. После переезда Адама в ее спальню она проснулась посреди ночи совершенно разбитая и вдруг поняла, что боится предстоявшего праздника пуще смерти. Она была просто комком нервов. От одной мысли, что ей придется вести себя при людях как истинная Хозяйка Поместья, у нее мороз пробегал по коже, а неизбежное присутствие на мероприятии свекрови превращало вечер в подобие публичной казни.


Однако все ее страхи оказались напрасными. Стоило Дженис ступить в зал и увидеть вокруг себя знакомые лица детей, взрослых, стариков, и она почувствовала себя как дома. А когда ей вручили огромный букет цветов, на глазах у Дженис выступили слезы. Все шумно восхищались молодой миссис Лоусон, и Дженис поняла, как много для жителей Гринфилда значило то, что именно она, совершенно обычная, простая девушка, одна из них, стала хозяйкой имения Лоусонов.
— Мы всегда знали, что эта ломака Оливия — неподходящая партия для Адама, — доверительно сообщила ей одна из знакомых пожилых женщин, хотя и вполголоса, но достаточно громко, чтобы стоящий чуть в стороне Адам мог расслышать ее слова. — Слишком уж самовлюбленной особой она была.
Дженис какое-то время после этого разговора не решалась оглянуться на своего супруга, опасаясь его непредсказуемой реакции, и была вдвойне удивлена, когда он, пока она непринужденно болтала с горожанами, сам подошел к ней.
— Ты все делаешь как нельзя лучше, — шепнул он ей на ухо во время короткой паузы в общей беседе. — Держишься просто великолепно!
Его похвала подействовала на Дженис как глоток старого, выдержанного вина: глаза у нее засияли, щеки зарделись.
— Всегда легче общаться, когда знаешь людей не понаслышке…


— Устала? — участливо спросил Адам, усаживаясь в кресло напротив. — Может быть, тебе стоит отдохнуть?
— О нет, все прекрасно! — заверила она его. — В школе я привыкла и не к таким нагрузкам.
Вообще-то, более усталым выглядел сейчас он, и Дженис вспомнила, каким неотразимым он был на вечере. В какой-то миг она, отступив на шаг, позволила себе роскошь просто любоваться им, наслаждаться видом его стройной, сильной фигуры, блестящими черными волосами, решительным аристократическим профилем, легкой улыбкой на красивых губах… Она-то и поразила Дженис: безупречно вежливая, светская, скрывавшая его истинные чувства улыбка. И глядя на этого красивого сильного мужчину, являвшегося ее мужем, Дженис невольно подумала о тяжелом бремени хозяина Поместья, которое возложила на него судьба, о ненавистной для него необходимости всегда и везде держаться на высоте положения, и невольно спросила себя: неужели в этом напряжении Адаму приходится пребывать всю жизнь?
В какой-то момент вечера их руки сплелись, и трудно было сказать, кто кому предлагает поддержку. Да она и не задавалась таким вопросом, а просто позволила своей руке замереть в его теплой ладони, ведь он и она вместе — как пара, как единая команда — делали в тот момент одно общее дело. Впервые за время замужества она ощутила себя Золушкой, наконец-то добившейся любви сказочного принца, и, пусть ненадолго, позволила себе поверить в мечту о том, что их брак — и в самом деле союз двух любящих сердец.
Вот и сейчас она от чистого сердца улыбнулась любимому мужчине, представив под его элегантным костюмом красивое и желанное тело, к которому она с наслаждением скоро прижмется в постели.
— Все прошло, как ты и планировал, не правда ли? — сказала Дженис. — Люди казались такими довольными, радостными!
— Да, и ты была обворожительна! — понизив голос, заметил Адам.
Дженис вспыхнула и опустила глаза в чашку чая, которую подал ей Адам. Да, конечно же, она знала, что ее темно-зеленое бархатное платье с глубоким вырезом и широкой юбкой идеально гармонирует с цветом ее лица и волос. Но она все же не рискнула принять похвалу Адама за чистую монету: возможно, это был очередной сценический трюк, рассчитанный на публику, а в данном случае на его собственную мать.
— Мой успех — лишнее подтверждение твоего отменного вкуса, Адам, — ответила она комплиментом на комплимент, потому что и платье, и драгоценности — золотое ожерелье и серьги — были частью рождественского подарка Адама.
Его щедрость по отношению к ней приобретала прямо-таки неприличный характер. Почти все рождественское утро Дженис потратила, разбирая целую гору разноцветных свертков под гигантской елкой в холле — разглядывала подарки и искренне восхищаясь ими. После этого Адам вручил Дженис кредитную карточку на ее новую фамилию и высказал пожелание, чтобы она ввела себе в привычку раз в месяц-полтора обновлять свой гардероб.
В первый момент Дженис возмутилась и хотела было заявить, что ее вполне устраивают те вещи, которые у нее уже есть. Но осознание того, что отказываться от подарков мужа в ее положении смешно, а также природное женское стремление выглядеть красивей всех, особенно в тех случаях, когда предстоит появляться на людях, взяли верх, и Дженис поехала по магазинам, чтобы успеть до праздников обзавестись всем необходимым.
— Кстати, — поинтересовалась она, — ты оценил мою идею сменить твой официальный костюм-тройку на более свободный и демократичный?
Адам с улыбкой кивнул в ответ, и в Дженис снова всколыхнулось ощущение близости и взаимопонимания, овладевшее ею на празднике.
— Это был отличный совет, — сказал он доверительно. — Стоило чуть убавить официальности, и атмосфера в зале просветлела на глазах. Если честно, то не помню, когда последний раз я получал такое удовольствие от праздничных вечеров в нашем городке.
Сердце у Дженис так и заплясало от радости.
— В следующий раз нарядим тебя Санта-Клаусом! — засмеялась она, но шутка не получилась.
Адам внезапно нахмурился, и Дженис с тоской вспомнила, что следующего раза может просто-напросто не быть. К следующему декабрю их малышу будет почти пять месяцев. Заполучив долгожданного наследника Адам, возможно, не захочет дальше иметь с ней дело…
— Кстати, Дженис, — вступила в разговор Маргарет, — как я поняла, ты оставляешь работу в школе?
Дженис, поджав губы, исподлобья посмотрела на Адама.
— Мама слышала, как я говорил директору школы о том, что ты в скором времени собираешься оставить работу, — пояснил он, и по его тону Дженис поняла, что он и дальше намерен решать за нее вопросы, касающиеся ее лично.
— А ты спросил меня, хочу я быть содержанкой в доме Лоусонов или нет? — мгновенно вскипев, спросила она.
— На редкость неточное и несправедливое определение, — удрученно покачал головой Адам. — Но даже если дело представляется тебе именно так, тебе ведь все равно придется вскоре уйти с работы, верно?
Руки у Дженис непроизвольно сжались в кулаки. Конечно, рано или поздно она вынуждена будет принять решение: уволиться с работы или взять на всякий случай длительный отпуск, но, в любом случае, то была бы ее прерогатива. Между тем Адам с бесцеремонностью тирана забирал в свои руки все нити, связывающие ее с прежней жизнью.
По-своему это было понятно. С одной стороны, у обитателей Гринфилда существовали определенные представления о том образе жизни, который должна вести новоиспеченная миссис Лоусон, и к этому образу ей поневоле приходилось подстраиваться. Но для Адама более существенным был другой довод: по его мнению, ничто не должно было угрожать здоровью и безопасности ожидаемого ею младенца, и все ее предпочтения и капризы не играли здесь никакой роли.
— Кстати, твоя мама в курсе, почему мне придется уйти с работы? — мстительно спросила она.
— Не сейчас, Джен! — тихо сказал Адам.
— Почему же не сейчас? И почему твоя мать не может знать того, что рано или поздно узнают все?
— Дженис!!! — Еще громче и отчетливее произнес Адам, но она, движимая возмущением, с улыбкой обратилась к Маргарет:
— Я и в самом деле собираюсь уйти в декретный отпуск, правда, не раньше летних каникул.
Адам бессильно откинулся в кресле. Лицо у Маргарет Лоусон вытянулось. Дженис решила, что она лихорадочно отсчитывает в уме девять месяцев назад от лета, и поспешила ей на помощь:
— Зато когда в конце июля, бог даст, родится ребенок, я целиком отдамся материнским обязанностям!
— Дженис, хватит! — взвился Адам, но ее уже прорвало.
— Теперь вам понятно, миссис Лоусон, как я оказалась у вас в невестках? Вы, наверное, и без того схватились за голову, когда узнали, кого привел к вам в дом ваш драгоценный сыночек! Благовоспитанные девушки вроде Оливии Андерс вряд ли бы допустили такую глупость, как беременность после первой и совершенно случайной встречи?..
— Дженис, я сказал, хватит!!! — взревел Адам.
Увидев, что лицо Маргарет покрылось красными пятнами, Дженис поняла, что, пожалуй, и впрямь слишком жестока к пожилой даме.
— Да, наверное, хватит, — согласилась она. — Но не лучше ли играть открытыми картами? Терпеть не могу притворства и лжи! — Теперь, когда гнев, а вместе с ним — прежняя решимость схлынули, Дженис почувствовала, что не может ни минуты оставаться в гостиной. — Думаю, сейчас мне лучше уйти, — нервно объявила она, поднимаясь из кресла.
Дженис стоило немалых сил пройти по комнате с высоко поднятой головой, ощущая спиной взгляд двух пар таких одинаковых, таких синих глаз. Она уже собиралась гордо захлопнуть за собой дверь, как вдруг, осененная новой мыслью, обернулась:
— На всякий случай, миссис Лоусон, информирую вас: мой ребенок — стопроцентный Лоусон, и если провести тест на кровь, он это подтвердит. Я хоть сама и незаконнорожденная, но, в отличие от вашего сына, спала только с ним и ни с кем больше! Всего хорошего и приятных сновидений!
Лучшей финальной реплики нельзя было придумать — блестящая и короткая, как раз, чтобы успеть выплеснуть наружу остатки яда и ринуться в спальню, перепрыгивая через две ступеньки из опасения, что Адам погонится за нею.
Он и в самом деле не заставил себя ждать. Едва лишь Дженис перевела дух и снова собралась с силами, как он уже стоял на пороге спальни — прекрасный и грозный, как тропический тайфун.
— Какого дьявола ты устроила матери сцену?
— Не понимаю, какие проблемы? — цинично спросила Дженис. — Я ведь говорила правду! Твоя мать имела право знать о моей беременности. В конце концов, я не хочу стать для нее большим разочарованием, чем уже стала для тебя!
— Разочарование — не вполне подходящее слово для моего отношения к тебе, — процедил Адам.
— Раз так, не стесняйся в выражениях! Я же не Оливия, со мной можно!
— Ты определенно не Оливия, — кивнул Адам. — Но ты моя жена и мать моего будущего ребенка, прочее не имеет значения. Точно так же думает и моя мать. Спроси у нее, когда она выпьет валерьянки и немного остынет, и она заявит тебе то же самое.
— Я до такой степени вывела ее из себя? — испугавшись, спросила Дженис.
— А ты сомневалась?
— О боже, мне нужно срочно пойти к ней и извиниться, — Дженис соскользнула с кровати и вдела ноги в туфли.
— Хватит на сегодня! Моя репутация и без того похоронена!
Дженис замерла от неожиданности.
— Твоя репутация? — переспросила она.
— Она самая. Отныне в глазах матери я не просто ловелас, но совратитель девственниц, губитель юных душ.
— Совратитель и губитель? Но ведь все было не совсем так…
— Это с какой стороны посмотреть. Я на восемь лет старше тебя. Мне следовало проявить осторожность и вообще действовать более ответственно. Так что в глазах матери я типичный образчик законченного сластолюбца и негодяя.
— Но это неправда!
— Слышала бы тебя покойная Стефани Моррисон! — издевательски покачал головой Адам. — Разве не все мужчины без исключения подлецы и негодяи?
— Адам, зачем ты попрекаешь меня этими словами?
— Выслушай и постарайся понять меня, Джен! В отношениях с тобой я всегда находился как бы между Сциллой и Харибдой. С одной стороны — твоя покойная мать, пригрозившая адским огнем, кипящей смолой и прочими загробными муками, если я хотя бы пальцем прикоснусь к ее дочери, а с другой…
— Как? Она говорила тебе такое? — перебила его Дженис.
— Представь себе! Впрочем, я ее не осуждаю. Царствие ей небесное. Стефани Моррисон не хотела, чтобы дочери была уготовлена ее собственная участь. Как бы то ни было, в любом случае, я рассудил, что связываться с Дженис Моррисон — себе дороже и долгое время прекрасно обходился без тебя.
— Ну надо же, какие откровения!
— А ты хотела, чтобы я лгал? Хотела правды — получай ее. Подумай: мне было всего двадцать семь лет, я только что основал компанию, я уже обладал довольно солидными деньгами, свободой, был полон планов и надежд и ничем не желал себя связывать. Хотя — если быть откровенным до конца — глаз на тебя я положил сразу. Ты уже тогда была чертовски привлекательна и от одного твоего вида в голову шибал хмель!
Адам отошел от двери и уселся на край кровати, бесовски сверкнув глазами.
— Ты говорила, что повзрослела, но вплоть до той ночи я этого не замечал. И вдруг ты предстала предо мной — ослепительно прекрасная, сногсшибательно привлекательная, настоящая женщина в полном смысле этого слова!
Он откинул со лба прядь темных волос и качнул головой:
— Господи, я оказался слаб! Я не устоял перед тобой! А потом мне стало ясно, что я не смогу спокойно жить дальше, оставив все как есть. Во-первых, я вольно или невольно подтвердил подозрения твоей матери в отношении меня…
— А во-вторых?
— А во-вторых, — Адам пристально посмотрел ей в глаза, — мне все же необходимо было доказать тебе, что не все мужчины в мире — подлецы. Я не бросил тебя, как бросил Стефани и тебя твой отец, наш ребенок будет знать обоих своих родителей, ему не придется расти в нужде, одиночестве, не имея поддержки в этой жизни…
И ни слова о любви ко мне, с горечью констатировала Дженис. Снова — долг, снова — ответственность. Но, по крайней мере, честно и без притворства. А моя привлекательность для него?.. Ерунда! Стоит мне родить, и он потеряет ко мне всякий интерес…
— Пойду все же скажу твоей матери, что она слишком строга к тебе, — сказала она, соскальзывая с кровати.
— Стой, вернись! — Адам мгновенно оказался на ее пути и, схватив за плечи, заставил снова опуститься на постель. — Слишком много откровений для одного раза. С матерью я разберусь как-нибудь сам. И вообще, тебе давно пора в постель. Ты наверняка устала.
— Боишься, как бы я не наговорила ей чего-нибудь еще?
— Боюсь! А вообще-то тебе стоило бы найти с ней общий язык — ей скоро предстоит стать любящей бабушкой. Зря смотришь на меня с такой иронией! — сказал он с укоризной. — Мама спит и видит, как бы понянчить внуков. Ей не хватило одного меня. Ты уже знаешь, что старший брат у меня умер в младенчестве, так вот — еще раньше у нее было два выкидыша, а уже после меня родилась мертворожденная девочка. А она так любит детей!
Дженис прикусила губу от боли. Ей вдруг стало ясно, в чем разгадка характера матери и сына Лоусонов. Маргарет Лоусон после всех этих трагедий не могла надышаться на единственного сына, а Адаму выпала нелегкая ноша — влачить крест наследника богатого семейства. В том, как нелегка эта ноша, она успела за последние недели убедиться на своем опыте.
— Теперь ты понимаешь, почему этот ребенок будет для нее так дорог? — тихо спросил Адам, опускаясь на колени и осторожно кладя ладони ей на живот. Глядя на его склоненную голову, смягчившееся лицо, счастливый взгляд, руки, словно бы оберегающие будущее дитя, Дженис почувствовала, как сердце ее преисполняется любовью и нежностью. В конце концов, подарить любимому мужчине желанного ребенка — это тоже чего-то стоит!
— Адам, — вырвалось у нее, но в тот момент, когда с уст ее готово было слететь признание в любви, он резко поднялся на ноги, поправил галстук и снова стал холодным и безупречно вежливым Адамом Лоусоном, словно бы еще находящимся на светском рауте.
— Вот и отлично! — спокойно прервал он ее. — А сейчас — в постельку.
Его поцелуй в лоб показался ей таким же холодным и бездушным, как и улыбка. У Дженис сердце сжалось от обиды. Как толковый финансист, мистер Лоусон всегда заботился о сохранности своего имущества, она же на сегодняшний день была главным его капиталом, потому что должна была принести ему наследника.
— А я пока спущусь вниз и послушаю музыку, — пояснил он и вышел, даже не оглянувшись.
Оставшись одна, Дженис бросилась на кровать и зашлась рыданиями. Ее мужу нужен от нее только ребенок, и больше ничего! Он мог заботиться о ней, заваливать ее дорогими подарками, но если он не мог или не хотел дать ей главного — любви, ей от него не нужно ничего!
Даже пресловутая страсть, о которой он так цветисто ей говорил, на деле оказалась всего лишь очередной уловкой. За те несколько ночей, что они спали в одной постели, Адам даже не прикоснулся к ней, появляясь лишь тогда, когда она погружалась в сон, и уходя до того, как она проснется.
Но тут, по крайней мере, в ее силах было изменить ситуацию!..
Когда Адам далеко за полночь на цыпочках зашел в спальню, тихонько разделся и осторожно лег рядом, Дженис открыла глаза и решительно повернулась к нему.
— Долго же ты, однако, слушал музыку!
— Разве ты не спишь? — с удивлением и тревогой в голосе спросил он.
— Не спится. Как мама?
— Собирается завтра же отправляться в магазины — покупать детское белье и коляску. С трудом уговорил ее отправиться спать.
— А я вспомнила твои слова о чувстве долга, ответственности и подумала, что кое в чем ты держишься не на высоте…
Дженис придвинулась к нему и, прильнув, положила голову на плечо Адама, пробежала пальцами по его широкой груди.
— Одной своей обязанностью ты, определенно, пренебрегаешь, — с притворной обидчивостью в голосе прощебетала она.
Адам напрягся и засопел, явно не оставшись безучастным к ее провокациям.
— Джен! — попробовал возразить он, но замолк.
А Дженис сделала вид, что ничего не слышала. Она по-прежнему чертила кончиками пальцев круги в шелковистых волосах на его груди, а затем опустила руку ниже, на живот Адама.
— Джен… — уже менее уверенно сказал он, и голос его дрогнул.
Дженис лукаво улыбнулась и припала губами к шее Адама.
— Если бы твоя мать знала, — проворковала она, — какой одинокой и заброшенной я себя все это время чувствую, она бы еще не так тебя отругала.
— Но я… я беспокоюсь за ребенка, боюсь нанести ему вред…
— И совершенно напрасно, — прошептала Дженис, чувствуя, как ревность кольнула ей в сердце. Снова ребенок, а она — где-то на десятом месте. И все же она почувствовала перемену в Адаме — пробудившееся в нем желание имело более чем ощутимое подтверждение, и она невольно почувствовала, как и ее начинает захлестывать страсть. — Видишь ли, я совершенно здорова, а значит, секс не может мне повредить, — пробормотала она ему на ухо, в это же время гладя ладонью его обнаженное тело. — Зато ребенок, говорят, уже во чреве чувствует, счастлива или несчастлива его мать. А я в последнее время чувствую себя такой одинокой… Ход ее удался — Адам забеспокоился:
— Джен, но я вовсе не думал… Мне не хотелось идти против твоей воли…
— Какое там против воли! — воскликнула она с нетерпением. — Совершенно наоборот… И не нужно никаких предосторожностей! Я желаю тебя, и это главное. Слышишь — я желаю тебя!
…И больше не существовало времени; было лишь мужское тело, было учащающееся дыхание Адама, слившееся в конце концов с ее сладкими стонами и вскриками, было чувство абсолютного единения, финальная конвульсия наслаждения, взрыв чистейшего блаженства и радостный крик, вырывающийся из ее груди!
Когда любовные судороги отступили и их истомленные тела вытянулись, наслаждаясь покоем, Адам пробормотал низким, подрагивающим от утоленного желания голосом:
— И после этого ты еще будешь заявлять, что мы не настоящие муж и жена?
Дженис не возражала, она думала о другом. По крайней мере, у нас есть хотя бы физическая близость и взаимное желание обладать друг другом, говорила она себе. Она могла давать ему то, что соединяло их на какое-то время, возводя мост страсти между двумя телами. Она не знала, достаточно ли этого для того, чтобы построить мост между их душами, но надеялась, что начинает строить их с Адамом будущее не на пустом месте.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дар небес - Лайонз Вайолетт

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Дар небес - Лайонз Вайолетт



Хрень
Дар небес - Лайонз ВайолеттЕвгения
28.02.2012, 11.32





Интересно!!!
Дар небес - Лайонз ВайолеттВера Яр.
13.07.2012, 10.58





Так себе.
Дар небес - Лайонз ВайолеттЛили
31.07.2012, 14.52





Обычный роман,обычная мечта золушки ставшая явью.Но все равно мы читаем.
Дар небес - Лайонз ВайолеттНатали.
1.11.2012, 11.29





Так себе, на один раз сойдет. Единственное гг очень уж раздражала своим " любит , не любит." 7 из 10.
Дар небес - Лайонз ВайолеттНелли8
11.07.2014, 21.17





читать можно.
Дар небес - Лайонз Вайолеттчитатель)
18.07.2014, 11.28





фигня
Дар небес - Лайонз Вайолеттлека
19.07.2014, 21.34





Из всех ЛР этого автора этот наиболее читаемый. Не шедеврально, но читать можно.
Дар небес - Лайонз Вайолеттиришка
13.10.2014, 14.29





Роман не очень,еле дочитала(((гг вечно спорят и ругаються,от начало и почти до самого конца все мрачновато и однотонно(((ну под конец хоть что то(((Вообще максимумум 2/10
Дар небес - Лайонз Вайолеттмарина
3.11.2014, 1.26





Даже дочитать не смогла, ох и фигня.
Дар небес - Лайонз ВайолеттКсения
2.11.2015, 9.06





Даже дочитать не смогла, ох и фигня.
Дар небес - Лайонз ВайолеттКсения
2.11.2015, 9.06





Можна думаю и короче написать,хотя читать можна)
Дар небес - Лайонз ВайолеттАлёнка
21.12.2015, 11.11





МОЙ ПЕРВЫЙ РОМАН ЭТОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ. ПРОЧИТАЛА МНОГО ЛЕТ НАЗАД И С ТЕХ ПОР НЕСКОЛЬКО РАЗ ПЕРЕЧИТЫВАЛА. ОЧЕНЬ НАРАВИТЬСЯ ДО СИХ ПОР. РЕКОМЕНДУЮ МЕЧТАТЕЛЬНИЦАМ.
Дар небес - Лайонз ВайолеттВАЛИНЬЯ ДЕСЕНТ
12.04.2016, 23.50





Героиня идиотка и делает всё, чтобы испортить себе жизнь. Не люблю такого.
Дар небес - Лайонз ВайолеттФрида
13.04.2016, 0.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100