Читать онлайн Дар небес, автора - Лайонз Вайолетт, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дар небес - Лайонз Вайолетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 68)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дар небес - Лайонз Вайолетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дар небес - Лайонз Вайолетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лайонз Вайолетт

Дар небес

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3



В ту же секунду Дженис поняла, что совершила непоправимую ошибку.
Она собиралась подождать, пока Адам заснет, а затем ретироваться, но, ощутив рядом с собой тепло сильного мужского тела, почувствовала, как жар его кожи проникает в нее, расплавляет кости и мышцы, отнимает всякую способность к движению.
Сознание твердило: нужно уйти, ведь Адам заснул и уже не ощущает ее присутствия, а значит, не заметит и ее ухода, но руки и ноги отказывались повиноваться, они словно бы налились свинцом, истомленные изнеможением, в тайной вере в то, что беспокоиться не о чем, ведь мужчина рядом с ней — всего лишь друг, и вообще, он крепко спит и не представляет для нее ни малейшей угрозы.
Еще минутку, и все! — приказала себе Дженис, упиваясь щекочущим прикосновением его густых волос. Она обнимала его за плечи, с робостью ощущая мощь спрятанных под атласной кожей мускулов, грубую жесткость темных вьющихся волос на его широкой груди (опустить пальцы ниже она, несмотря на искушение, не решалась, и лишь прикосновение его длинных ног позволяло догадываться о присутствии рядом всего его тела).
Еще минута! Большего Дженис не желала. Еще минуту пролежать вот так, вдыхая мускусный запах мужского тела, вслушиваться в ровное дыхание Адама, чувствовать, как мерно поднимается и опускается его грудь. Другого шанса держать его в объятиях ей уже никогда не представится, так пусть же воспоминание об этом останется в тайниках ее памяти на всю жизнь.
Еще минута, всего одна минута…
Дженис не заметила, как погрузилась в сон, не чувствовала ничего, что происходило вокруг, пока, пошевелившись во сне, не обнаружила, что скована в своих движениях. Она инстинктивно напряглась и, все еще не очнувшись до конца, попыталась высвободиться, но тут же замерла, почувствовав, что невидимые теплые узы сжались еще сильнее.
— Не надо, не уходи. Полежи со мной, Джен…
Голос Адама! И руки Адама — те самые, которые удерживали ее в плену!
— Но послушай!.. — попыталась заговорить Дженис, чувствуя, как пересохло у нее в горле. От волнения? От страха?
— Шшш!
Она все же попыталась шевельнуться и непроизвольно дернулась всем телом, потому что ноги ее соприкоснулись с мускулистыми ногами Адама. Она, кажется, вскрикнула, но возглас ее был тут же приглушен жаркими губами Адама. И, словно дождавшись урочного часа, все чувства в ней враз ожили, нервы заплясали, спутавшись в один клубок, тело забилось в короткой судороге предвкушения.
Восхитительно!.. Боже, как хорошо!..
Дженис с трудом разглядела в полутьме чуть приоткрытые глаза Адама, расслышала сонные нотки в невнятном звучании его голоса. Сердце ее отчаянно заколотилось от чудовищного предположения, что он, толком и не проснувшись, поглощен ложной действительностью и принимает ее за какую-то другую женщину!
Самое чудовищное заключалось в том, что она знала имя этой женщины и звали ее вовсе не Дженис Моррисон.
Она не представляла, что будет дальше, чем может обернуться для нее эта фантасмагория, но знала твердо — она не перенесет, если обнаружится, что Адам принял ее за свою бывшую невесту, за женщину, которую любил и так внезапно потерял!
— Адам!..
И без того слабый возглас застрял в горле, когда руки Адама пустились в дерзкое путешествие по ее телу. На несколько бесконечно длинных секунд его горячие ладони задержались на холмиках ее грудей, потом скользнули к бедрам…
— Ты ничего подобного до сих пор не чувствовала, правда ведь? — прозвучал в темноте его низкий хрипловатый голос.
— Но мы ничем подобным до сих пор и не занимались, — на всякий случай ответила Дженис.
— Как глупо, — пробормотал Адам. — Какая глупая расточительность времени с нашей стороны!
— Адам!.. — снова попробовала призвать его к здравому смыслу Дженис.
— А нам надо было давно заняться с тобой любовью! — Он снова запечатал поцелуем ее губы, затем, оторвавшись от них и тяжело дыша добавил: — Давным-давно надо было заняться! Мы бездарно потратили кучу времени, и все ради чего?
Дженис с отчаянием ощутила, что не может взять себя в руки. Вместо нее Адаму отвечало ее тело, раскрывавшееся его ласкам, как цветок — лучам солнца. Когда она непроизвольно прогнулась ему навстречу, прижавшись бедрами к его твердому члену и почувствовав силу его желания, горячая волна страсти захлестнула ее с головой.
Нельзя сказать, что она обессилела, — просто с самого начала Дженис не имела сил противиться Адаму. Все эти годы она страшилась близости с ним, избегала самого мимолетного соприкосновения, потому что знала — по крайней мере, с тех пор как опаляющее пламя сексуальности разгорелось в ней, сжигая в пепел платоническое благоговение перед идолом, — что за первым же прикосновением неотвратимо последует то, что происходило сейчас.
— Ты уверен, что хочешь этого? — еле слышно вымолвила она.
— Никогда и ни в чем не был так уверен, — хрипло откликнулся Адам. — Мы столько времени упустили зря, но сейчас…
Его горячие губы пробежались по шее и щекам Дженис, снова пленили ее рот, ласкающая рука проникла в вырез ночной рубашки, пальцы проложили огненную тропу к болезненно чувствительным соскам, венчавшим полушария Грудей, стиснули их, и тело девушки забилось в неудержимой судороге наслаждения.
— Давно ли ты была крохотным воробушком, а теперь — ты не просто женщина, ты — совершенство!
Дженис судорожно глотнула воздуха и выгнулась дугой, когда ладонь Адама властно накрыла шелковистый холмик между ее бедер и тело пронзило наслаждением, по жилам пробежал огонь.
— Ты женщина, о которой мужчина может лишь мечтать, — бормотал он. — И ты моя, ты у меня в руках!
— Адам…
Она не поняла, действительно ли произнесла его имя или просто собралась это сделать, она знала лишь то, что неистовое желание вот-вот захлестнет ее с головой, но прежде она должна знать, во что бы то ни стало должна знать!..
— Адам!..
— Шшш, Джен! — успокаивающе прошептал Адам, и Дженис чуть не вскрикнула от переполнившего ее беспредельного, чистейшего счастья.
Адам произнес ее имя! Он стремился сейчас к ней, Дженис. С ней, и ни с какой другой женщиной, реальной или пригрезившейся, он жаждал заниматься любовью.
И стремясь выразить свои чувства действием, следуя древнейшему инстинкту, унаследованному, должно быть, от самой Евы, она, не имея ни малейшего сексуального опыта, повела себя так уверенно и безошибочно, будто за плечами у нее были годы, века, тысячелетия близости с мужчиной. Потянувшись к Адаму, Дженис обвила руками его шею и притянула его голову к себе так, чтобы губы их встретились.
В самых недрах ее изжаждавшегося по ласке тела мгновенно вспыхнуло острое желание, губы мягко открылись навстречу его теплым губам, тела притянулись друг к другу, будто намагниченные, гладкая женская кожа прикоснулась к твердым, как натянутые стальные тросы, мускулам. Все было странно и чудесно, ново и несмотря ни на что — знакомо.
Прикосновения рук и губ Адама отзывались в ее теле электрическими разрядами, но Дженис, ошеломленная, неспособная к рассуждениям и мыслям, все же никак не могла до конца решиться отдаться стихии собственной страсти.
— Не будь же такой пугливой, милая, — хрипло прозвучал у самого ее уха голос любимого. — Расслабься, прикоснись ко мне.
«Прикоснись ко мне!» Эти слова, как волшебный ключ, разом отомкнули цепи, приковывавшие ее к земле, к повседневности, к заботам и рутине. Дерзко прикасаться к нему, ласкать и целовать каждую частичку его тела — именно об этом она всегда мечтала, и сейчас он царственным жестом подарил ей право на это. Дженис почувствовала, как ее уносит в раскаленное небо, в самый зенит, туда, где опаляющий жар солнца воспламеняет кровь, рассеивает страхи, разгоняет опасения, испепеляет заботы.
— Коснуться тебя? Вот так?
Пальцы Дженис с упоением впитывали в себя жар его атласной кожи, мощь железных мускулов, а затем его тело содрогнулось и выгнулось от ее самого смелого, самого дерзновенного прикосновения…
— Да, именно так… О боже, Джен! Твердые пальцы Адама сомкнулись на ее плечах, снова склоняя ее вниз, воздух с шумом вырвался из его легких, и Дженис на мгновение стало страшно — но лишь на мгновение, потому что он, бормоча ее имя, снова потянул ее к себе и поцеловал в губы. От напряженности не осталось и следа.
Да, она была с Адамом, с мужчиной, которого она любила, как ей казалось, всю жизнь, и все, что они ни делали сейчас, было свято.
…И все-таки пронзившая ее боль оказалась слишком сильной — Дженис сжалась, инстинктивно противясь напористости его вторжения, и слабо вскрикнула, краем зрения увидев, как застыл, изумленно вглядываясь в ее исказившееся от боли лицо, Адам.
— Джен, — тяжело дыша и запинаясь, вымолвил он. — Джен, я не предполагал…
— Нет! — вскрикнула она, испугавшись, что он, догадавшись о ее неопытности, остановится, утратит к ней желание и интерес. — Не прерывайся!..
— Но, Джен…
— Я сказала: не останавливайся!..
И древний инстинкт женщины-соблазнительницы пришел к ней на помощь: мышцы, сперва не очень охотно, расслабились, и она поначалу неловко, затем все более страстно и уверенно, отдалась внутреннему, родившемуся раньше их обоих ритму.
— Дженис!..
Теперь настала ее очередь заглушить его потрясенный вскрик страстным поцелуем в губы.
— Джен, милая, не надо… Я не могу!..
Хриплый возглас отчаяния, вырвавшийся из груди Адама, пронзил ее, губы его припали к розовым бутонам ее грудей, и она, откинувшись на подушку, взмыла в мир наслаждения, равного которому до сих пор не ведала. Никогда, никогда ранее она не чувствовала себя такой свободной, уверенной в себе, такой растворенной в жизни. Каждое следующее движение или слово рождалось как бы само собой, без всяких затрат ума, каждая встречная ласка наполняла ее сиянием радости, разрастающимся и всепоглощающим, как свет дня при приближении к концу тоннеля…
И вдруг, задолго до того, как она успела к этому приготовиться, вселенная взорвалась ослепительной вспышкой, а мгновением позже до нее долетел пронзительный вскрик Адама, руки его обвились вокруг нее, как железные обручи, а тела их забились в бесконечно сладостных судорогах финала…
Возвращение к реальности было медленным, и сквозь утихающее пламя утоленной страсти сознание Дженис вновь начала терзать новая, а по сути своей — все та же самая мысль.
Кончено! Краткий миг наслаждения миновал, и от любви Адама ей больше не достанется ничего. Да и любовь ли это для него? Скорее — способ хоть на несколько минут одолеть пустоту и мрак, поглотившие его душу. И только для нее это была волшебная возможность отдаться мужчине, в чьих руках уже столько лет находилось ее сердце. Теперь их блаженному и мимолетному единению пришел неизбежный, но от того не менее горестный конец.
Дженис почувствовала, как к глазам подступают жгучие слезы.
— О господи, Джен!.. Прости… — На ее несчастье, Адам уловил ее еле слышный всхлип.
— Молчи! — Она зажала его губы ладошкой. — Адам, ради всего святого, молчи!
Не надо было никаких объяснений, никакого выяснения отношений, а тем более — жалости и сочувствия!
— Проклятие, не так я себе все это представлял! — пробормотал он, отводя ее руку, и в голосе его сквозили раздражение и усталость. Изнеможение — следствие драматических событий дня, длинной дороги и выпитого вина — снова брало над ним верх.
— Да, иногда бывает и так! — тихо откликнулась Дженис.
И снова инстинкт пришел на помощь: руки ее словно сами собой гладили его волосы, ласкали плечи и руки, и она почувствовала, как спадает с Адама напряжение, могучее тело расслабляется — так по мере отлива отступают от берега волны, чтобы затихнуть до нового прилива.
— Всякое случается, — успокаивая его, проговорила она, — но только это не имеет значения, потому что совершенная ерунда!
А имело значение то, что, пускай всего однажды, на краткий миг он возжелал именно ее, Дженис, а не ту, другую, чужую и враждебную ей женщину, а раз так, могла ли она говорить о том, что случившееся было несчастьем?
Адам испустил глубокий вздох, окончательно проигрывая битву со сном. Веки его сомкнулись, тело распрямилось, и он соскользнул в сон, только края губ застыли в светлой и немного печальной улыбке.
Он возжелал ее, но не настолько сильно, чтобы оставаться с нею и дальше. Одна ночь — это еще не вся жизнь, а на меньшее она была не согласна.
— В следующий раз… — сонно пробормотал он, и это были даже не слова, а еле слышный, протяжный вздох, и Дженис стало ясно, что он уже спит и грезит во сне.
«В следующий раз!» — отозвалось у ней в мозгу, и долго подступавшие к глазам слезы наконец-то прорвались наружу горячими, солеными потоками. В следующий раз… Следующего раза быть не могло; и она это знала.
Адам Лоусон пришел к ней в дом, спасаясь от преследующего его одиночества и душевных терзаний, пришел лишь потому, что его отвергла любимая женщина, женщина, на которой он мечтал жениться, и в этом — суть. В Дженис он видел чуткого, покладистого собеседника, человека, способного к сопереживанию, душу, способную бальзамом пролиться на его кровоточащие раны, заполнить зияющую пустоту, оставшуюся после его разрыва с Оливией.
Но продолжения у этого романа не существовало. В холодном утреннем свете все происшедшее предстанет перед Адамом как нелепая ошибка, и ему станет так неловко, что он, пожалуй, не посмеет взглянуть ей в лицо.
Дженис вздрогнула! Нет! Она избавит его и себя от этой ненужной сцены… Она должна это сделать, и не только потому, что выяснения ни к чему не ведут — расставшись без ссор, они сохранят возможность для поддержания пусть самых поверхностных, но все же дружеских отношений.
Итак, утром она…
Утром?..
Дженис огляделась, словно только что проснулась. Небо за окнами чуть посерело, приближался поздний ноябрьский рассвет, и времени на то, чтобы собраться с силами для стоящей перед ней задачи, оставалось совсем немного. Умом она понимала, что выбора у нее нет, но предстояло перебороть сердце, которое кричало криком, предчувствуя неминуемую боль!..
— Прощай, любимый!
Она произнесла эти слова беззвучно, побоявшись, что шепот потревожит сон Адама. Она не осмелилась даже поцеловать его на прощание, как ни томилась от желания хотя бы раз еще прижаться губами к его щеке. Медленно, бесконечно медленно, с величайшей осторожностью, она высвободилась из объятий Адама, все это время бережно поддерживая его голову — до тех пор, пока та не опустилась на подушку.
Но, несмотря на все ее старания, прикосновение к прохладной поверхности наволочки пробудило его. Адам шевельнулся, веки приподнялись, длинные изогнутые ресницы встрепенулись и запорхали, как две бабочки, сбившиеся с пути.
— Джен? — спросил он сонно, и Дженис застыла в панике, чувствуя, что сердце вот-вот вырвется из груди.
— Все в порядке, спи, милый!
Она и сама не поняла, откуда пришли к ней единственно возможные и единственно нужные, повелительно-успокаивающие слова, как она сумела выговорить их сквозь комок слез в горле, как вообще смогла выдержать это испытание…
— Все хорошо, милый!
Он блаженно потянулся, улыбнулся сквозь дрему и заснул снова с такой легкостью, что Дженис почувствовала себя немного задетой. Она посмотрела ему в лицо и протянула было руку, чтобы убрать с его лба выбившуюся черную прядь, как вдруг спохватилась.
Затаив дыхание, она какое-то время просто смотрела на него, впитывая в себя каждую черточку его красивого лица, надеясь навсегда удержать их в памяти. Ни с чем не сравнимая, ни на что не похожая, блаженно-горькая ночь их единения и страсти кончилась, и даже во сне он как будто отдалялся от нее все дальше и дальше.
Когда она оказалась в своей спальне и бросила взгляд на часы, ужасу ее не было предела. Выбитая из колеи событиями ночи, она забыла завести будильник, и в результате серость сырого ноябрьского утра ввела ее в заблуждение. Вместо семи утра было восемь, и, чтобы успеть к своему уроку, Дженис пришлось все бросить и спешно собираться на работу.
В умопомрачительной спешке не осталось места для размышлений. Но когда со связкой ключей в руках она оказалась у входной двери, часы в гостиной пробили уже девять. Дженис невольно замерла на месте. Прошло меньше чем полдня с того момента, когда ночью она открыла Адаму эту самую дверь, а жизнь ее переменилась совершенно и никогда больше не будет прежней.
Впрочем, она совсем не подумала о том, что произойдет, когда Адам проснется. С одной стороны, можно лишь поблагодарить случай за то, что ей не придется столкнуться с ним лицом к лицу, стать свидетелем его сожалений и дурного настроения от сознания совершенной ошибки, но с другой стороны, ей вовсе не хотелось, чтобы Адам подумал, будто она испугалась встречи с ним. В конце концов, им, возможно, еще придется не раз увидеться, и лучше будет, если они смогут без ощущения неловкости глядеть в глаза друг другу. Чтобы нацарапать беглую записку, хватило трех минут, немногим больше времени ушло на то, чтобы выбрать место, где оставить ее (чтобы Адам наверняка нашел и прочел). Наиболее подходящим для этой цели ей показался кухонный стол — так или иначе, он наверняка захочет выпить чашечку кофе перед тем, как уйти насовсем.
Какое-то время Дженис читала и перечитывала написанное, пытаясь понять, все ли она сказала, а затем вдруг, исполнившись вдохновения, схватила ручку и добавила заключительную строчку.
— Прощай, мой любимый! — прошептала она, целуя его имя, накарябанное на внешней стороне сложенной вчетверо записки. Теперь ей надо было в прямом смысле этого слова бежать.
Кросс до автобусной остановки совершенно не располагал к размышлениям и прочей философии, и Дженис не успела даже оглянуться на дом и посмотреть в окно спальни, за которым все еще спал Адам. А впрочем, так даже лучше, подумала она, запрыгивая на ступеньку автобуса. Если роман не имеет продолжения, лучше сразу же захлопнуть книгу и забыть о ней.
— Деньги за билеты, пожалуйста! — услышала она и вздрогнула.
Над ней навис, держась за верхнюю ручку, пожилой кондуктор с красным от холода носом, и по раздражению, написанному на его лице, Дженис поняла, что он обращается к ней не в первый раз.
— Ах да, извините, пожалуйста!
Она принялась копаться в сумочке в поисках мелочи и только сейчас со всей резкостью осознала, что все еще не может разорвать пуповину, связывающую ее с детством. Не было никакого романа, она снова себя обманывала. Была остановка на одну ночь, была она, Дженис Моррисон, в роли дублерши любимой женщины Адама, а больше — ничего. Уйдя не попрощавшись, она избавила его от необходимости растолковывать ей эту нелицеприятную истину, необходимости тем более мучительной, что он, как воспитанный человек, старался бы по старой дружбе щадить ее и по мере возможности не причинять ей боль. Это было бы совершенно непереносимо — стыдиться его неловкости перед ней и читать в его глазах досаду и холод после того, как они ощутили такую близость, такое полное слияние тел и чувств.
Точнее сказать, ощутила она. Для Адама это была скорее психотерапевтическая процедура, способ снятия стресса, а вовсе не прикосновение к небесам.
Впрочем, она знала и другое: эта мучительно краткая и бесконечно длинная, блаженная и горестная ночь останется в ее памяти воспоминанием, которое она сохранит навеки.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дар небес - Лайонз Вайолетт

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Дар небес - Лайонз Вайолетт



Хрень
Дар небес - Лайонз ВайолеттЕвгения
28.02.2012, 11.32





Интересно!!!
Дар небес - Лайонз ВайолеттВера Яр.
13.07.2012, 10.58





Так себе.
Дар небес - Лайонз ВайолеттЛили
31.07.2012, 14.52





Обычный роман,обычная мечта золушки ставшая явью.Но все равно мы читаем.
Дар небес - Лайонз ВайолеттНатали.
1.11.2012, 11.29





Так себе, на один раз сойдет. Единственное гг очень уж раздражала своим " любит , не любит." 7 из 10.
Дар небес - Лайонз ВайолеттНелли8
11.07.2014, 21.17





читать можно.
Дар небес - Лайонз Вайолеттчитатель)
18.07.2014, 11.28





фигня
Дар небес - Лайонз Вайолеттлека
19.07.2014, 21.34





Из всех ЛР этого автора этот наиболее читаемый. Не шедеврально, но читать можно.
Дар небес - Лайонз Вайолеттиришка
13.10.2014, 14.29





Роман не очень,еле дочитала(((гг вечно спорят и ругаються,от начало и почти до самого конца все мрачновато и однотонно(((ну под конец хоть что то(((Вообще максимумум 2/10
Дар небес - Лайонз Вайолеттмарина
3.11.2014, 1.26





Даже дочитать не смогла, ох и фигня.
Дар небес - Лайонз ВайолеттКсения
2.11.2015, 9.06





Даже дочитать не смогла, ох и фигня.
Дар небес - Лайонз ВайолеттКсения
2.11.2015, 9.06





Можна думаю и короче написать,хотя читать можна)
Дар небес - Лайонз ВайолеттАлёнка
21.12.2015, 11.11





МОЙ ПЕРВЫЙ РОМАН ЭТОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ. ПРОЧИТАЛА МНОГО ЛЕТ НАЗАД И С ТЕХ ПОР НЕСКОЛЬКО РАЗ ПЕРЕЧИТЫВАЛА. ОЧЕНЬ НАРАВИТЬСЯ ДО СИХ ПОР. РЕКОМЕНДУЮ МЕЧТАТЕЛЬНИЦАМ.
Дар небес - Лайонз ВайолеттВАЛИНЬЯ ДЕСЕНТ
12.04.2016, 23.50





Героиня идиотка и делает всё, чтобы испортить себе жизнь. Не люблю такого.
Дар небес - Лайонз ВайолеттФрида
13.04.2016, 0.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100