Читать онлайн Саманта выбирает любовь, автора - Лайонс Мэри, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Саманта выбирает любовь - Лайонс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Саманта выбирает любовь - Лайонс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Саманта выбирает любовь - Лайонс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лайонс Мэри

Саманта выбирает любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Утром, перед уходом на работу, была все та же сумасшедшая гонка — вовремя собраться, ничего не упустить и успеть привести квартиру в порядок.
Почему все дается с таким трудом в последние дни? — подумала Саманта, второпях выскакивая из квартиры. И тут же вспомнила почему. Да, если эта странная немощь — результат беременности, то как выдержать оставшиеся семь месяцев?
— Прошу прощения, Джо, я опять опоздала, бросила она, без сил забираясь на заднее сиденье поджидающего такси. — Кажется, в последнее время у меня появилась дурная привычка просыпать.
— С кем не бывает, мисс? — улыбнулся ей шофер в зеркало заднего вида. Вот я, к примеру, живу в Эссексе. Так моя старушка говорит…
Таксисты всюду одинаковы, с усмешкой подумала Саманта. Их хлебом не корми — дай поболтать. Остается только откинуться на спинку сиденья, закрыть глаза и позволить себе унестись на волнах этого потока.
Неизвестно, как бы она вообще пережила вчерашний день, если бы не Эдвина. Господи, спасибо, что ты даешь нам сестер!
— Даже не думай, Сэм! Я просто не оставлю сейчас тебя одну, — твердо сказала Эдвина, отправляясь вместе с Самантой к ней домой. Там она сразу же отправилась на кухню, чтобы приготовить хорошего крепкого чая. — Во-первых, совершенно очевидно, что ты еще в состоянии шока. А во-вторых… думаю, тебе нужна сейчас чисто женская поддержка. — Она усмехнулась. — Мой дорогой супруг — чудесный человек, не говоря уже о том, что доктор. Но он ровным счетом ничего не понимает в том, что касается чувств и переживаний женщины!
— Спасибо, ты такая добрая и милая, — пролепетала Саманта, затуманенными от слез глазами взирая на старшую сестру.
— Чепуха! Для того и существуют родственники.
— Да, наверное, так. Но дело в том, что… — Саманта озабоченно нахмурилась. Она пыталась высказать то, что так беспокоило и пугало ее. Трудно объяснить, но… я в последнее время так раскисла. На меня это не похоже. Отвратительно, когда теряешь контроль над собой! Бросаюсь на людей, выхожу из себя по самому ничтожному поводу. Порой мне кажется, что я свихнулась.
Разливавшая чай Эдвина рассмеялась.
— Стыдно признаться, но картина очень знакомая.
— Ты хочешь сказать… дело не во мне? Не в том, что у меня едет крыша?
— Дурочка! Конечно, нет! — заверила сестра. — Разумеется, беременность у всех протекает по-разному, но постепенно эти симптомы должны проходить. По мере того, как вы с ребеночком будете приноравливаться друг к другу. На самом деле беременность — очень даже симпатичное состояние. Особенно если кто-то, вроде меня, любит поесть «за двоих».
— О, Господи! — в ужасе вскричала Саманта. — Я и забыла как ты ходила, переваливаясь, со своим огромным животом. Неужели мне тоже скоро будет пора распускать швы в талии? — Она испуганно уставилась на свой плоский живот.
— Эй, успокойся! Пройдет еще немало времени, прежде чем внешне будет что-нибудь заметно. К тому же у тебя совершенно другая фигура. Так что раньше седьмого месяца никто может не догадаться.
— Дай-то Бог!
— Кроме того, — заметила сестра, — ты получаешь хорошее жалованье. Для тебя не составит труда купить красивую, модную одежду для будущих мам, чтобы ходить в офис.
Сестры молча посмотрели друг на друга. Саманта первой нарушила молчание:
— Вижу, ты пришла к тому же выводу, что и я. Мне следует продолжать работать, да? Эдвина беспомощно пожала плечами.
— Даже не знаю, что сказать, Сэм, — вздохнула она. — Вообще-то я всегда считала, что ребенку лучше иметь обоих родителей. Ты сейчас даже не представляешь, как сильно будешь уставать физически. — Голос Эдвины дышал теплотой и участием. — Не то чтобы невозможно одной вырастить ребенка. Тысячи женщин ходят на работу и одновременно сами, без чьей-либо помощи, воспитывают детей. Но это нелегко. С другой стороны, если, сообщив Мэту, ты действительно должна будешь уйти из фирмы, то… я просто не знаю… Тебе решать, дорогая.
Что ж, по крайней мере утешительно сознавать, что практичная и рассудительная сестра, жена столь же разумного и уравновешенного доктора, признавала сложность задачи, которую предстояло решить.
…Сейчас, в такси, под мерную болтовню Джо, Саманта вдруг увидела ситуацию в не столь уж мрачном ракурсе. В конце концов, зачем ей так спешить с решением? Если изменений в фигуре не будет заметно еще некоторое время, она может подождать и посмотреть, как будут развиваться события и чем закончится конфликт между компаниями.
Может, это и трусливое решение, но оно оставляет ее руки развязанными еще на некоторое время, с неимоверным облегчением думала Саманта.
Она вспомнила, как один старый университетский профессор предостерегал их от глупых и безрассудных решений: «Никогда и ничего не решайте в спешке. Обдумывайте дело упорно и всесторонне. Если возможно, лучше на время отложите решение, дайте проблеме отлежаться. Мой опыт показывает, — прибавлял он, поблескивая выцветшими голубыми глазами, — что при этом проблема нередко разрешается сама собой».
Саманта решила последовать этому мудрому совету.
К сожалению, ее благие намерения рассыпались в прах уже через десять минут после прихода в офис.
— Привет! — подскочил к ней Генри. — Видела сегодняшнюю статью? — Он бросил перед ней на стол свежую газету. — Похоже, намечается схватка не на жизнь, а на смерть, а?
Статья под хлестким заголовком «Голиаф под огнем Давида» подробно обрисовывала перед читателем картину событий, сложившуюся между компанией Мэтью Уорнера и небольшим англо-французским консорциумом, который стремился прибрать «Бродвудские ценные бумаги» к рукам.
Репортер хорошо поработал, тщательно изложив сильные и слабые стороны каждой компании и заключив, что очень непросто предсказать, кто же в итоге одержит верх.
Не забыв отметить, что крупные холдинги через своих управляющих пенсионными фондами имеют хорошую возможность повлиять на исход битвы, журналист также ухитрился взять интервью у обеих сторон.
Как и следовало ожидать, президент меньшей компании уверял, что им удастся убедить заинтересованные группы, что шансы их фирмы более велики.
Однако именно интервью с Мэтью Уорнером заставило Саманту просто задохнуться от гнева, а каждое слово впечатывалось в сознание точно каленым железом.
«Мэтью Уорнер, новый энергичный исполнительный директор компании „Бродвудские ценные бумаги“, был, казалось, ничуть не встревожен. Перед лицом угрозы для своей империи он сохранял полное спокойствие.
— Я рад этому вызову. Предстоящая борьба лишний раз докажет, что мы сильная компания, заявил он вчера. — Я не вижу трудностей в том, чтобы убедить держателей наших акций, где именно лежит область их интересов.
Когда же его попросили подробнее высказаться по этому вопросу, мистер Уорнер подтвердил, что отнюдь не обеспокоен по поводу крупных пакетов акций его компании, находящихся во владении других организаций. Таким образом, у нашего корреспондента сложилось впечатление, что мистер Уорнер уже заручился их поддержкой.
Означает ли это, что он уже на столь ранней стадии обеспечил себе содействие со стороны крупнейшего держателя акций, компании „Минерва ютилитиз“? Если так, то, по сути, это означает, что ему уже не о чем беспокоиться».
— Ловкач! Шикарный парень, хоть и малость самоуверенный! — с нотой восхищения проговорил Генри, постукивая пальцем по фотографии Мэтью Уорнера, приложенной к статье.
— И это еще мягко сказано, — сквозь зубы процедила Саманта, чувствуя, что вот-вот лопнет от возмущения.
Трясясь от ярости, она впилась глазами в знакомое лицо. Если только есть справедливость на свете, то в один прекрасный день этот человек сам себя перехитрит!
По сути дела, Мэт, через уважаемую газету, заявлял во всеуслышанье, что уже уболтал всех управляющих пенсионными фондами и что все его трудности позади.
Теперь Саманте стало чертовски ясно, зачем именно ему потребовалось кружить ей голову тогда, в Нью-Йорке.
Ведь ему уже тогда было известно о предстоящей коллизии. А как получить стопроцентную гарантию победы в схватке? Да очень просто! Всего лишь обольстить одну бедную, глупую, легковерную женщину, которая, оказывается, имеет власть повернуть исход голосования в его пользу. Изобразить бешеную страсть, закрутить с ней головокружительный роман, одновременно убедив, что такой замечательной компании, как его, не бывало от сотворения мира.
И этот трюк грязного ублюдка прекрасно бы прошел, окажись она менее внимательной. Но, к сожалению, из-за неприятностей в бизнесе он начал пренебрегать своей жертвой, дал ей возможность очнуться и понять, откуда ветер дует. Что ж, это оказалось непростительной ошибкой с его стороны. И очень скоро он в этом убедится.
— Я с него шкуру сдеру! — свирепо прошипела она себе под нос. Но тут ее вернуло к действительности смущенное покашливание Генри.
— Я подумал, что мне следует сказать… Дело в том, что я не уверен, поступил ли я правильно… проговорил он, пожимая плечами.
— Ох, Генри, что на этот раз? — в изнеможении выдохнула она.
— Понимаешь…
— Выкладывай же! Только знай: если ты соблазнил дочь председателя правления, легким испугом тебе не отделаться.
— А… почему ты так решила? — побледнел Генри.
— Господи, да просто шучу… Так что ты хотел сообщить?
— Э… понимаешь, вчера, в твое отсутствие, было много настойчивых звонков.
— Ну и?..
— Дело в том, Сэм, что все они были из офисов мистера Мэтью Уорнера — в Нью-Йорке и здесь, в Лондоне. Им, похоже, нужна была от тебя какая-то информация… ну и… я не знал, как лучше поступить. Поэтому после первого звонка велел переключать их все на мой кабинет. Ну и просто весь день отвечал, что тебя нет. Мне показалось, это неплохая идея… — Голос его замер.
— Ты молодец, Генри! — облегченно вздохнула она.
— Значит, ты не сердишься?
— Ни в коем случае! Отныне все звонки из офисов мистера Уорнера должны блокироваться. Крайне важно, чтобы ни он, ни один из его сотрудников не дозвонился до меня. Ты понял?
— Да… Но ведь не будет большой беды, если ты просто поговоришь с кем-нибудь из его офиса?
— Для меня будет большая беда! — мрачно парировала она. — Видишь ли, продолжала Саманта, конечно, нельзя помешать ему быть услышанным. Не удивлюсь, если он уже задействовал здесь, в Соединенном Королевстве, какую-нибудь крупную рекламную фирму и развернул масштабную пиар-кампанию. Однако ни один человек в нашем офисе не смеет общаться с ним по своей инициативе. Вот почему необходимо перехватывать все их звонки.
— Не слишком ли это сложно?
— Нет, в действительности все очень просто, качнула головой Саманта. Если случится маловероятное — например, Мэтью Уорнер попытается изложить нам свои аргументы, — тогда наш председатель совета директоров потребует, чтобы с каждой стороны присутствовало не менее двух свидетелей, а ход встречи был по минутам отражен в протоколе. В этом случае не будет разночтений в том, кто кому и что сказал, а также возможностей подозревать кого-либо из нашей фирмы в принятии взятки.
— Фу! Все это несколько обременительно, ты не находишь?
— Нет, если иметь в виду, что на кон поставлены миллионы, а то и миллиарды долларов, — неумолимо отметила Саманта. — Так что давай-ка сосредоточимся на том, чтобы остаться незамаранными. Договорились?
— Да, конечно! — горячо согласился Генри, внезапно понимая, что в игре замешаны не просто две компании, но и умопомрачительные деньги.
Он вышел из кабинета, и Саманта постаралась преодолеть гнев и горечь и сосредоточиться на работе. Привычка к умственной дисциплине, особенно в том, что касалось финансовых дел компании, постепенно помогла ей направить внимание в нужное русло.
Через некоторое время в дверь просунулась голова Генри и спросила что-то насчет пресс-конференции.
— Как ты говоришь? — пробормотала она, не поднимая глаз.
— Идем, Сэм! Мне сказали, что Си-эн-эн сейчас будет передавать пресс-конференцию Мэтью Уорнера в Лондоне.
— Чушь! Он не может быть в Лондоне! — выпалила она.
— Ну, как хочешь, — пожал плечами Генри. — Я только передаю поручение кое-кого из биржевых маклеров. Они думали, тебе интересно узнать, что он скажет.
— Ты прав. Прости, Генри. — Она поднялась из-за стола. — Похоже, ты немало натерпелся от меня за последнее время. Пойду послушаю, что скажет этот человек.
— Похоже, вы воспринимаете ситуацию очень спокойно, мистер Уорнер, обращалась к нему тележурналистка. — Разве вас не тревожит перспектива утраты контроля над вашей корпорацией?
— Разумеется, я не склонен заранее почивать на лаврах и спокойно плыть по течению, — в своей обычной манере, медленно, будто лениво, растягивая слова, проговорил Мэт. Камера крупным планом показала высокого красивого мужчину, небрежно сидевшего в студийном кресле. — Тем не менее должен отметить, что совершенно уверен в возможности обеспечить перевес сил в нашу пользу.
— С какой целью вы прибыли в Лондон?
— Лондонский Сити имеет для нас особое значение. Здесь находится наша европейская штаб-квартира, а также фонды в нескольких коммерческих банках. Вдобавок, будучи сам британцем, сверкнул он прямо в камеру широкой, обаятельной улыбкой, — я не смог устоять перед искушением посетить Лондон в июне.
— Это звучит любопытно, — заинтересовалась корреспондентка. — Найдется ли у вас время посмотреть Уимблдонский теннисный турнир?
— Почему бы нет? — ухмыльнулся он. — Я сторонник того, чтобы сочетать приятное с полезным.
— Да, я слышала об этом! — засмеялась журналистка. — Насколько я знаю, в прошлом вы даже заслужили репутацию плейбоя, не так ли?
Он пожал широкими плечами.
— Как вы сами сказали, все это осталось в прошлом, — спокойно и небрежно произнес он, явно ничуть не смущенный замечанием корреспондентки.
— Вы ведь не женаты? — сделала новый заход корреспондентка.
— Нет, — холодно согласился он. — И это означает, что я могу отдавать себя бизнесу целиком. Как я уже говорил ранее…
Саманта наблюдала, как Мэт ловко отвел внимание от собственной персоны, чтобы сосредоточить его на проблемах предстоящей борьбы на совете директоров. Руки ее были скрещены на груди, точно она инстинктивно пыталась защититься. Она прилагала все силы, чтобы сохранить на лице выражение полнейшего равнодушия.
Это было почти невозможно, особенно когда приходилось буквально стискивать зубы, сдерживая переполняющий ее гнев.
Любитель сочетать приятное с полезным!.. О, нет, он так и остался плейбоем — что бы там ни говорил!
Она с трудом сдерживалась, чтобы не завопить во весь голос, что человек на экране — гнусный ублюдок.
Равновесию Саманты не способствовал и разговор стоявших неподалеку двух молодых, хорошеньких сотрудниц. Те, судя по всему, были полностью очарованы исполнительным директором «Бродвуда».
— Если он даже и сохраняет замашки плейбоя подумаешь! С ним я не отказалась бы сочетать приятное с полезным день и ночь!
— Да, — кивнула подруга. — Я бы тоже не стала торопиться выкидывать его из своей постели. Должно быть, настоящий тигр! — И обе приглушенно засмеялись.
Саманта почувствовала на себе взгляды коллег и постаралась взять себя в руки. Надо было вести себя так, будто она впервые видит этого человека. Тут подойдет вежливый интерес. В то же время было важно, чтобы коллеги четко поняли: на этом этапе она не намерена высказывать суждение в пользу той или другой стороны.
— Что ж, было очень любопытно это услышать, объявила она по окончании программы. — Жаль только, что некоторые дамы в этой комнате больше оценивали внешние данные мистера Уорнера и свои шансы завоевать его расположение. — В комнате послышались смешки, и, выдержав паузу, Саманта продолжала:
— Хочу напомнить всем, что глава компании «Бродвудские ценные бумаги» выступал на своей собственной пресс-конференции. И, совершенно естественно, постарался придать делу максимально выгодную для себя окраску. Мы еще не слышали выступления противной стороны, да и, в принципе, пока рано судить. Поэтому давайте вернемся к работе и сосредоточимся на существе дела, а не на внешних достоинствах претендентов. — И Саманта, повернувшись, зашагала к себе в кабинет.
Закрыв дверь, она в изнеможении прислонилась к ней спиной, издав тяжелый, прерывистый вздох. Немного придя в себя, она вернулась за стол, однако внутри по-прежнему кипела ярость.
Все стало яснее ясного, Мэт использовал ее, оскорбил ее доверие и оказался даже настолько невоспитан, что не счел нужным сообщить ей о своем приезде в Лондон. Поэтому ей незачем часами обдумывать, правильно ли она поступает, скрывая от него свою беременность. Ее ребенку не нужен такой отец!
Однако к середине дня гнев ее поутих. Саманта почувствовала себя такой чертовски слабой и несчастной, что, не цепляйся она так за эту работу, чтобы дать будущему ребенку достойное существование, так бросила бы все и, признав поражение, бежала прочь.
Но, как и всякий кошмар, этот рабочий день тоже закончился.
— Может, вместе поужинаем? — спросил, входя в ее кабинет, Генри.
Саманта покачала головой.
— Спасибо за приглашение, но я слишком устала. Пойду домой, проглочу что-нибудь горячее и отмокну в ванне.
— Я и сам не в лучшей форме, — согласился тот, шагая с ней к лифту. Тяжелый был день. Но я думаю, этот парень, Мэтью Уорнер, сделал неплохую затравку для успеха его дела.
— Все это не более чем пиаровская акция, твердо ответила Саманта. Они вышли на тротуар перед зданием. — Нам не стоит видеть за этим ничего большего.
— Не беспокойся, твой сигнал принят, — улыбнулся Генри, обнимая ее за талию и быстро целуя в щеку. — Но мне хотелось бы, чтобы и ты приняла мой.
— Ax, Генри! Я тысячу раз говорила…
— Молчи! Не убивай моих надежд, Карлотта! внезапно драматически провозгласил он громким голосом, прижимая руки к сердцу и падая перед Самантой на одно колено. — Как можешь быть ты так жестока? — возопил он. — Ты знаешь, я весь твой и верен буду вечно!
— Прекрати сейчас же! — прошипела Саманта.
— Всего лишь маленький кусочек рая! Вот все, о чем прошу! — от души надрывался Генри, имитируя сцену из какой-то викторианской мелодрамы. — Не отвергай моей руки и сердца — ведь нет мне жизни без тебя!
— Если не прекратишь сию минуту, тебе точно конец! — со смехом выдавила Саманта, оставив попытки сопротивляться флюидам веселого озорства, что исходили от Генри, который все-таки прекратил разыгрывать отвергнутого обожателя.
— Ладно, расслабься — я просто хотел тебя повеселить, — улыбнулся он, отряхивая пыль с колен. — Ты ведь не собираешься меня увольнять?
— Нет, дурачок! Лучше бы ты думал о работе. — Она повернулась и зашагала прочь. — И не смей называть меня Карлоттой, а не то открою председателю имя человека, соблазнившего его дочь, бросила она через плечо все еще смеющемуся Генри.
Услышав позади звук автомобиля, Саманта обернулась и вскинула руку, чтобы остановить такси. Но то оказалось не такси, а длинный черный лимузин.
Следующие несколько секунд прошли в каком-то тумане, потому что задняя дверь отворилась, оттуда выскочил человек, внезапно сгреб ее в охапку и бесцеремонно затолкал на заднее сиденье машины.
— В чем дело? — смятенно воскликнула женщина. — Что ты себе позволяешь! возмутилась она в следующую секунду, узнав Мэтью Уорнера, который, захлопывая дверцу, отдавал распоряжение шоферу двигаться дальше.
— Что это за сумасшедший тип? — в свою очередь сердито потребовал ответа Мэт, быстрым нажатием кнопки воздвигая перегородку между ними и водителем. Что за фокусы он выкидывал там, перед дверьми офиса?
— Всего лишь Генри Грэм, валяющий дурака, машинально пробормотала Саманта. Щеки ее залил румянец, и она поспешно натянула на колени юбку своего темно-синего делового костюма. — А вот что за фокусы выкидываешь ты? — сквозь стиснутые зубы процедила она.
— Это оказалось единственным способом перекинуться с тобой парой слов, пожал широкими плечами Мэт. — Ты ведь отказываешься отвечать на мои звонки домой и блокируешь все мои попытки связаться с тобой в офисе.
Упоминание об офисе резко вернуло Саманту к действительности.
— Да ты с ума сошел! — почти задохнулась она. — Если кто-нибудь заметит нас вместе… — Ее охватил ужас. Стоит только кому-то одному увидеть эту сцену в разгар возникшей тяжбы, и она немедленно вылетит с работы. — Ты понимаешь, чем это пахнет? Может, тебе и наплевать, что будет со мной, но мне моя судьба небезразлична!
— Да, конечно, я понимаю возможную опасность, — нетерпеливо возразил он. Но риск очень мал. И вдобавок: я не собираюсь обсуждать с тобой никаких деловых проблем. То, что я хочу обсудить с тобой, моя дорогая Саманта, — дело сугубо личное.
— Меня не интересуют никакие личные взаимоотношения с тобой, проскрежетала она. Бросив быстрый взгляд на тонированные окна, с облегчением поняла, что с улицы не видно, что делается внутри. — Будь любезен, сию же минуту останови машину и выпусти меня отсюда! — ледяным тоном прибавила она, наклоняясь за сумочкой.
Но его мгновенная реакция застала ее врасплох. Он проворно схватил ее за руку и резко притянул к себе.
— Что ты делаешь? — вскричала Саманта, упершись взглядом прямо в его загорелое лицо. По спине ее пробежал холодок. Его зеленые глаза зловеще мерцали, а руки все сильнее сжимались вокруг ее трепещущего тела.
— Мне надо поговорить с тобой — и я хочу сделать это именно сейчас! твердо заявил он.
Быстро оправившись от шока, вызванного внезапностью его действий, Саманта теперь кипела от злости. Высвободив руки и упершись ими в грудь Мэта, она попыталась высвободиться из его стальных объятий.
— Я… я не желаю с тобой говорить, — задыхаясь, прошипела она, тщетно пытаясь одолеть его хватку, но вместо этого лишь крепче прижимаясь к широкой и твердой, как скала, груди.
— Если ты не хочешь говорить, — протянул он, я найду какой-нибудь другой способ провести с тобой время, а?
— О, нет! — поспешно выкрикнула она. — Нет! Не смей… нет…
Но толку от ее протестов было мало. Голос ее оборвался, потому что Мэт стремительно наклонился и крепко прижался губами к ее губам.
Она могла сколько угодно яростно барабанить кулаками по его плечам — все было тщетно. Он не обращал ни малейшего внимания на ее действия, и было вдвойне унизительно сознавать, что завладевшие ее ртом губы действовали не с грубой, животной страстью. Напротив — они были мягкими, теплыми и нежными. Они чувственно и прихотливо ласкали ее трепетные губы, до обидного легко добиваясь немого отклика, рождая ответное возбуждение, над которым Саманта была не властна, потому что предательский жар уже разливался по ее телу.
Это несправедливо! — было ее последней, отчаянной мыслью, прежде чем она окончательно поняла, что не может сопротивляться сладкому искушению, обольстительному беззаконию его губ и языка. Несправедливо — потому что она честно сделала все, что могла, чтобы не подпускать к себе этого человека. Чтобы безжалостно изгнать его из своей жизни, из своей головы и из сердца.
И вот, выходило, что она совершенно бессильна противиться чисто физическому влечению.
Но, трепеща и сгорая в его объятиях, она точно знала, что Мэт сознательно использует именно то оружие, против которого она бессильна. Прошли уже две долгие недели с того времени, как он вот так обнимал ее в последний раз, и тщательно выстроенные бастионы рушились один за другим, оставляя ее беспомощной пленницей мощного потока страсти, что бушевал в ее жилах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Саманта выбирает любовь - Лайонс Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Саманта выбирает любовь - Лайонс Мэри



Унылое тупое глупое чтиво, 2/10
Саманта выбирает любовь - Лайонс Мэрижиу
6.04.2013, 12.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100