Читать онлайн Золушка из Калифорнии, автора - Лавсмит Дженнет, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 80)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лавсмит Дженнет

Золушка из Калифорнии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Господи, как ей его недоставало! Патриция понятия не имела, что можно настолько соскучиться по кому бы то ни было. За какие-то несколько месяцев Мартин стал ей бесконечно дорог, без него она не мыслит себе жизни. Почему?
Прошла уже неделя. Нет, почти две недели с тех пор, как они поссорились. Стыдно и больно… Она безучастно глядела на тюбики с краской, которые предстояло уложить в коробочку, и сожалела о сказанных в запальчивости словах. Но сделанного не воротишь!
В тот день она не выспалась и злилась на весь свет, только позже, немного успокоившись, Патриция поняла, насколько была несправедлива. Насколько жестока. Все, что сделал этот человек, он сделал ради нее.
Она взяла со стола блокнот и обвела взглядом мастерскую, проверяя, не забыла ли чего. Хотелось бы верить, что Шарон нашла нужные слова и заставила его принять чек.
Но деньги — это еще не все! Надо самой пойти к нему и извиниться за грубость. Только вот слишком стыдно…
Или, может быть, не стоит? Взгляд Мартина, его улыбка… У нее же голова кругом идет, когда он… Нет, она не будет вспоминать о его поцелуях. Она не влюблена в него, нет! Еще чего не хватало!
Но, Святая Дева, как она соскучилась!
Патриция сложила вещи в полотняную сумку и в последний раз окинула взглядом комнату. Как Мартин: он так же оглядывался по сторонам в тот памятный день, ко всему притрагивался, хвалил ее эскизы, модели. Обо всем расспрашивал. Нет, не нужно о нем вспоминать!
Она прихватила ключи и бумажник. Затем заглянула к матери — убедиться, что все благополучно.
— Куда это ты собралась? — полюбопытствовала Ирен, восседавшая в постели с книгой в руках. — Я тебя теперь почти не вижу.
— Пойду прогуляюсь, хочу порисовать полевые цветы. Я придумываю новые узоры для тканей: может быть, придет в голову что-нибудь оригинальное.
Приглядевшись к матери, девушка заметила, что лицо Ирен осунулось и побледнело. Дочь задержалась на пороге, размышляя, следует ли оставлять мать одну.
— Послушай, не хочешь ли поехать со мной? — предложила она. Ей хотелось выехать пораньше, вынужденная задержка ее не радовала, но все-таки… — Я приготовлю тебе ванну. А пока ты будешь одеваться, упакую ланч. Погода стоит — заглядение. Свежий воздух пойдет тебе на пользу.
— Ох, милочка моя, о чем ты говоришь! Что-то мне нездоровится сегодня. Бродить по лесу с моей-то аллергией? Может, и ты сегодня никуда не поедешь?
— Я ненадолго. Вернусь до темноты. В холодильнике салат из курицы, а Анджела обещала заглянуть после школы.
Ирен обреченно вздохнула.
— Это же совсем не то. Ты никак не можешь остаться? А я-то надеялась, что мы посидим вместе…
— Не могу, — отозвалась дочь резче, чем ей бы хотелось. — Мы всласть поболтаем после ужина. Я покажу тебе мои наброски. — Она погладила мать по волосам. — Отдыхай хорошенько и не грусти.
Боясь передумать, девушка проворно подхватила поднос и выбежала из комнаты.
Пора нанять домоправительницу, размышляла Патриция, спускаясь по лестнице. Та бы взяла на себя часть домашней работы и составила бы компанию скучающей Ирен. Теперь мы можем себе это позволить, решила девушка, ополаскивая и убирая тарелки.
Спускаясь со ступенек, она увидела, как перед домом затормозила машина, и вздрогнула. Очень знакомая машина. Из машины вышел Мартин и зашагал по дорожке прямо к дому. С пледом на плече, с сумкой в одной руке и с флягой в другой, Патриция застыла на ступенях, словно статуя, затаив дыхание.
Что ему сказать? Как извиниться?
И вот он уже стоит и смотрит на нее снизу вверх, губы изогнулись в лукавой улыбке, в серых глазах читается неприкрытое восхищение.
— Ответь мне на один вопрос, радость моя, — начал Мартин смеясь. — С какой это стати ты в обуви?
— Где ты видишь обувь? Ну посмотри, разве это можно назвать обувью? Всего лишь старые, потертые кроссовки. — Не в силах больше сдерживаться, девушка расхохоталась, и напряжение тут же схлынуло. Все пустяки! Старые джинсы и вытянувшийся свитер — тоже ерунда! Он здесь — и это главное. — Ой, Мартин! Я по тебе так соскучилась!
— А я — по тебе, — отозвался он, забирая у нее сумку и флягу. — Итак, куда мы едем?
— Мы? Да я просто собралась прогуляться и порисовать цветы.
— Еще пять минут, и я бы опять тебя упустил, а? Ну ладно, пошли.
Она последовала за ним к машине, укладывая ее вещи в багажник, Мартин пожаловался, что всякий раз, когда он звонит, ее не оказывается дома, а в "У. Рэнк" ему сообщили, что "мисс Патриция Олтмен здесь больше не работает".
— Единственный способ поймать тебя — это ворваться в дом в самое неподходящее время. — Мартин поглядел на часы. — Скажем, в девять утра. Ты просто неуловима.
— Я ужасно занята, вот в чем дело! Мне столько всего надо тебе рассказать!
— Расскажи одно, — попросил Мартин, когда они уселись в машину. — Зачем тебе понадобилось рисовать цветы?
— Я придумываю узоры для тканей.
— Для тканей? Зачем?
— Я теперь самый настоящий дизайнер! Да не смотри на меня так! Я правду говорю. Меня признали! Так что Роберт договорился с ткацкими фабриками и… Погоди-ка, ты ведь ничего не знаешь. Я лучше начну с самого начала.
Слова мешались, она спешила рассказать все то, чем мечтала поделиться с ним с момента своего приезда. О том, что произошло в Нью-Йорке, и о том, что она успела сделать после возвращения. О том, что, походив по фабрикам в Сан- Франциско, она поняла, что это напрасная трата времени. Давно известно, что преуспевающие модельеры перехватывают лучшие ткани еще на складе до того, как те поступят в розничную продажу. Как всегда, все устроил Роберт: договорился с несколькими фабриками в провинции, и Патриция взяла там несколько образцов, при этом узнала потрясающую вещь: оказывается, они могут производить ткани на заказ, любой фактуры и расцветки.
— Понимаешь, ткацкие фабрики будут выпускать ткани по моим эскизам.
— Отлично, — улыбнулся Мартин, радуясь ее энтузиазму, но не забывая глядеть на дорогу.
— Ты говоришь так небрежно! Неужели ты не понимаешь, как это важно? Раньше я мчалась на распродажи в поисках подходящих материалов, а чтобы получить нужные цветовые комбинации использовала аппликацию. А теперь… Отец был прав. Он говорил, что самые лучшие идеи дает природа. Вот поэтому я собралась за город в надежде подобрать интересные цветовые сочетания.
— Боюсь, ты разочаруешься. — Он поглядел на спутницу и нахмурился. — Тебе не кажется, что холмы сейчас унылы и бесцветны? Лето стоит засушливое, и то и дело вспыхивают лесные пожары.
— Знаешь, в это самое время мы как-то поехали на прогулку с отцом. Видишь ли, отец обожал резать по дереву, особенно птичек. В тот день он фотографировал птиц, а я собирала цветы и рисовала. Он подарил мне коробочку красок. Мы провели вместе целый день. — Патриция замолчала, воспоминания нахлынули на нее.
— Ты скучаешь по отцу? — Мартин потянулся к девушке и взял ее за руку. — Вы часто гуляли?
— Нет, это был один-единственный раз. Видишь ли, Ирен не любила выходить из дома, а папа всегда бывал очень занят. Но в тот раз он показал мне столько всего нового! Он тонко чувствовал красоту. Мы с папой провели вместе целый день — в первый и последний раз в моей жизни. — Голос девушки дрогнул, но не позволяя печальным мыслям взять вверх, она быстро добавила: — Зато я с папой часто играла в теннис. Мы выходили на корт с утра пораньше, иногда даже раза три в неделю.
Рано утром, до того, как Ирен встанет, отметил про себя Мартин. Девушка неохотно облекала в слова свои чувства, но модой психолог читал в ее душе, словно в раскрытой книге. Читал слово "одиночество". Он ласково пожал тонкие пальцы.
Oн не знал ее отца. Зато знал мать — самовлюбленную, вздорную женщину, настолько занятую собою, что о нуждах дочери та и не задумывалась. Неотразимая красавица Ирен… Способная околдовать и полностью подчинить себе мужчину, "тонко чувствующего красоту". На ребенка у этой пары почти не оставалось времени. У таких детей легко возникает комплекс неполноценности — из-за крохотного шрама или безобидных очков, из-за какого-нибудь ничтожного изъяна, который в глазах ребенка обретает огромное значение. Бедная заброшенная крошка!
— Поверни здесь, — нетерпеливо воскликнула Патриция. — Кажется, где-то здесь недавно был пожар.
Он покорно свернул на боковую дорогу и сразу же почувствовал резкий горьковатый запах давно потухшего пожара. Молодой человек проехал чуть дальше, и вот глазам его открылось место катастрофы. Странный и жуткий контраст составляло оно с окружающим миром. Вдалеке высились гордые сосны и кусты, зеленые и пышные, выжившие благодаря широким противопожарным просекам. А прямо перед ними раскинулась выжженная пустошь. Мартин не без грусти глядел на обугленные деревья. Эта земля мертва…
— Стой, стой! Смотри, вот он! Его-то я и ищу! — Он остановил машину, девушка спрыгнула на землю и побежала.
Молодой человек последовал за ней. Да, теперь и он разглядел па черном пепелище пламенеющие оранжевым картинки.
— Папа был прав! — воскликнула Патриция. — Он говорил, что его называют еще "цветком огня", потому что растение это первым появляется на опаленных проплешинах, оставленных лесным пожаром.
Мартин улыбнулся, так поэтически это прозвучало. А при взгляде на цветы и впрямь дух захватывало. Ослепительно- яркие, пробились они из мертвого пепла. Выжили!
— Дай-ка мои вещи! Ой, хоть бы получилось.
Девушка тотчас же принялась за работу, то и дело восторженно восклицая: "Ты видишь! Отец говорил, что в природе встречаются самые неожиданные комбинация цветов и оттенков. Ну кому бы в голову пришло сочетать лилово-пурпурный тон с огненно-оранжевым?"
Энтузиазм Патриции передался и молодому человеку: Мартин пригляделся к цветку повнимательнее. Длинные стебли с яркими соцветиями — оранжево-пурпурные вспышки на фоне узких блестящих листьев. Он уселся рядом с девушкой, завороженно наблюдая, как та смешивает краски и воду.
— Хочу получить именно этот оттенок — сказала она.
— Смешивая синюю краску с красной? — удивился он. — А теперь еще и белую!
И, хочешь — верь, хочешь — нет, получился пурпурный оттенок. Нет, все-таки лиловый, решил Мартин, когда художница добавила еще белил.
— Так? Или не так? — спрашивала девушка, пробуя краску на бумаге. — Я только схвачу нужный оттенок и форму растения. А узор доделаю дома.
Оживленная, радостная, поглощенная любимым делом, Патриция просто искрилась счастьем. Мартин вспомнил тот памятный вечер в мастерской: позабыв обо всем па свете, девушка драпировала тканью манекен. Уверенная в себе и в своих силах, расцветшая на пепелище одинокого детства, словно кипрей — цветок огня. Цветок, который он полюбил.
А любит ли она его? Шарон сказала, что да. А сестра очень проницательна. О Господи, чек! Собственно говоря, Мартин приезжал утром к Олтменам, чтобы вернуть чек и рассказать о себе правду. Но при виде девушки все вылетело из головы. Хотелось только быть рядом с ней — и ничего больше.
Он встал и тихо обошел поляну, стараясь не мешать Патриции. Нужно с ней серьезно поговорить. Через шесть недель он вернется домой; пора обсудить их совместное будущее. Мартин собирался предложить Патриции поехать с ним. Он обернулся к художнице: девушка стояла на коленях, склонившись над блокнотом, огненно-рыжие волосы разметались по плечам. Она так счастлива, занимаясь любимым делом. Теперь, когда мечты ее начинают сбываться, имеет ли он право просить ее оставить страну?
Черт побери, в конце концов, Англия — вовсе не пустыня бесплодная, подумал Мартин, усмехаясь про себя. И Кембридж не намного дальше от Нью-Йорка, чем Калифорния. Он разгонит туристов и построит для нее студию в восточном крыле особняка. Чтобы солнце на рассвете озаряло ее мастерскую… Или купит дом в Лондоне, достаточно просторный, чтобы там разместилась студия. Все, что она захочет, лишь бы поехала с ним. Но они все обсудят по возвращении. Сейчас Патриция слишком увлечена рисованием. Молодые люди переезжали от места к месту. Он изумлялся многоцветному разнотравью, которое пестрым ковром одело каменистые предгорья. Около двух часов он объявил, что умирает от голода, и они перекусили тем, что взяли с собой.
— А теперь мне хотелось бы съездить на Бобровую реку, — сказала Патриция, набивая рот чипсами. — Уровень воды, должно быть, сейчас достаточно низок, а на дне столько красивых камней…
— Это ты называешь рекой? — переспросил Мартин, полчаса спустя, стоя на высоком берегу и скептически глядя вниз на обмелевший ручеек.
— Ну да! В следующем месяце вода поднимется и ты реку не узнаешь! — пояснила Патриция, расстилая плед на песке.
А камни и вправду красивые, подумал Мартин. Размером с крупную виноградину, гладкие и обточенные водой, они радовали переливами оттенков, настолько нежных, что он затруднился бы подобрать им определения. Словно изящная мозаика пастельных тонов устилала дно реки.
— Разве ты не будешь их рисовать? — спросил он, видя, что девушка сбросила кроссовки, закатала джинсы и отважно вошла в воду.
Она покачала головой.
— Ну что ж, раз пришло время купания… — Мартин усмехнулся, стянул ботинки и закатал джинсы. Вода приятно холодила кожу.
— Но я вовсе не купаюсь, — возразила Патриция и шагнула было к нему и тут же отпрянула назад, словно испугавшись выражения его лица. — Я хотела собрать… Ой! — воскликнула она, споткнулась, и с размаху села в воду.
— Осторожно, милая! — Ты не ушиблась? — спросил он, хватая спутницу за руку и помогая подняться.
— Нет, но… — свободной рукой она пыталась отжать пропитанный водою свитер. — Ну вот, я насквозь вымокла! Прямо-таки до пояса!
— Будешь знать, как от меня убегать! — рассмеялся Мартин. Но смех тут же стих: затаив дыхание, он глядел на девушку: спутанные огненно-рыжие пряди пышно обрамляли раскрасневшееся лицо, на щеке — пятнышко краски. Она походила на озорную, растрепанную девчонку-сорванца.
Никогда в жизни его так не влекло ни к одной женщине. Рука Мартина сжала ее запястье, он притянул девушку к себе и заключил в объятия и стал осыпать неистовыми поцелуями ее волосы, виски, веки. Приник к губам в долгом, настойчивом поцелуе. И ощутил ответ ее мягких, податливых губ.
— О, Пат, Пат… — шептал он, пряча лицо на ее груди, ощущая, как пульсирует крохотная жилка на тонкой шее.
Кожа девушки, согретая лучами солнца, казалась на удивление нежной и шелковистой, аромат ее волос смешивался с пряным запахом влажной земли и воды. Рука ею скользнула под ее свитер и проследила плавные очертания тонкой талии, дотронулась до невысокой, тугой груди. Девушка задохнулась, затем обхватила его руками, прижалась к нему так тесно, что мокрый свитер вымочил рубашку Мартина.
Мартин вздрогнул и словно со стороны услышал собственный стон. Стремительным движением он подхватил девушку на руки и понес к песчаной отмели. Но легкий протестующий возглас остановил его.
— Нет! — Робкий, еле слышный шепот прозвучал где-то у его груди, шепот, резко противоречащий порывистому и пылкому отклику ее тела, что трепетало от любви. Руки девушки по-прежнему крепко смыкались вокруг его шеи.
— Нет? — переспросил Мартин, легко отстраняя девушку и наклоняя голову, чтобы заглянуть ей в лицо.
Патриция не повторила слов отказа, ее огромные зеленые глаза беспомощно глядели на него, во взгляде их читалась страсть, совладать с которой она была бессильна. И при этом — робость, сомнение, и страх. И безмолвная мольба, что растрогала Мартина куда сильнее слов, помогла обуздать собственное нетерпение. Это же Патриция! Это тебе не случайная подружка, с которой можно позабавиться на пустынном пляже. Нужно, чтобы она поняла: речь идет не о легкомысленной интрижке. Позже, когда он снова обретет способность рассуждать здраво, она обо всем поговорят. Сейчас он может только отпустить ее.
Медленно, нехотя, Мартин выпустил девушку. Когда ноги Патриции коснулись твердой земли, она испытала облегчение. Облегчение и глубокое разочарование. Словно ее покинули, бросили на произвол судьбы. Какие восхитительные ощущения пережила она — в крови пылал пожар, сердце неистово билось в предчувствии невыразимого блаженства! Безумство страсти застало ее врасплох: она испугалась и попыталась высвободиться. Но ей вовсе не хотелось на свободу! Даже теперь все ее существо находилось во власти все подчиняющего страстного порыва, словно Мартин по-прежнему удерживал ее в объятиях, прижимал к себе. Но он уже находился в нескольких футах от нее — шел себе по пляжу, засунув руки в карманы, поддавая ногою камушки, такой спокойный и безмятежный… Ее ли это вина? Может быть, она повела себя по-детски? Или проявила излишнюю уступчивость? Показала себя неопытной простушкой?
Устыдившись и испугавшись непривычных мыслей, Патриция постаралась взять себя в руки. Зачем это она сюда приехала? Ах, да, камни. Она хотела набрать красивых камней, чтобы дома, перенести на бумагу их необычайную расцветку. Девушка принялась за дело. Спину приятно согревали ласковые лучи солнца, но в мыслях царило такое смятение, что бедняжка с трудом могла сосредоточиться. Вскоре она отказалась от безнадежного занятия и убрала в сумку те несколько камней, что успела найти до "купания".
Патриция уселась на плед, вытянув ноги, мучаясь мыслью, что ее отвергли. Покинули. На какое-то короткое мгновение ей показалось, что и Мартин пылает той самой страстью, что подчинила себе все ее существо. О, эта неизведанная доселе страсть! Но, может быть, для него это чувство не внове? Она вспомнила нарядных девиц, что заигрывали с ним в теннисном клубе. Припомнила, как он улыбался им, прислушивался к их словам, мило флиртовал. Сведущие, опытные соблазнительницы! Эти-то знают, как угодить мужчине!
А что если ты не капельки не волнуешь его. Патриция Олтмен. И он не хочет вводить тебя в заблуждение.
— Пат, нам нужно поговорить.
Девушка подняла голову: он стоял перед нею. Через секунду Мартин опустился на корточки и отряхнул песчинки с ее ступни.
— Я должен кое-что рассказать тебе.
— Нет! — Это не было ответом на его предложение, это был всего лишь непроизвольный возглас восторга. Потому что от одного его прикосновения голова Патриции снова пошла кругом.
— Почему ты отказываешься? — спросил он. — Разве не хочешь узнать обо мне все?
Она покачала головой. Она хотела одного: его поцелуев, его объятий.
— Моя сестра… Шарон рассказала мне, что ты…
Патриция приложила палец к его губам. Опять он про чек! Ну разве это важно? Внутренний голос подсказывал девушке, что в ее жизни должен быть один человек — Мартин Сазерленд, а все остальное значения не имеет.
— Пат, я хочу, чтобы ты хорошенько все обдумала, — потребовал Мартин, отводя ее руку от своих губ и целуя тонкое запястье. — Не только сегодняшний эпизод, но… — Дыхание у него перехватило, ибо Патриция снова закрыла ему рот ладонью, а затем провела пальцем по его лицу, дотронулась до ямочки на щеке. — Ох, Пат, ты меня с ума сводишь! — воскликнул Мартин, властно притягивая девушку к себе. Словно электрический разряд пронзил ее, и она вздрогнула от неизъяснимого восторга. Губы их слились, и Пат почувствовала его теплые ладони на своей обнаженной спине.
— Мартин, Мартин… — простонала девушка, обвивая руками его шею, запуская пальцы в волосы. Ее трепещущее от наслаждения тело потянулось к нему.
Он отстранился. Оперся на локоть и поглядел на нее снизу вверх.
— Пат, любимая, нам надо понять друг друга. Я хочу сказать тебе, что…
Но его губы были совсем рядом. Девушке потребовалось только слегка приподнять голову, чтобы снова заставить Мартина умолкнуть. Она прильнула к его губам в медленном, сладострастном поцелуе и тут же почувствовала ответную дрожь, ощутила, что и в нем пульсирует желание. Но вот он глубоко вздохнул и решительно поднялся с песка.
— Довольно. Мы едем домой.
Но на этот раз она не ощутила себя отвергнутой — Патриция видела, что в глазах Мартина, словно в зеркале, отражается владеющая ею страсть. Понимала, что он стремится к ней так же, как она к нему. Восхитительное, пьянящее ощущение! Знание это придало ей уверенности и сил, и она рассмеялась от радости.
— В дамских романах, которые так любит Ирен, как правило, именно женщина целует и убегает прочь — но никак не мужчина, — поддразнила Патриция.
— Стыда у тебя нет, — фыркнул Мартин, схватил ее за руки и рывком поднял на ноги. — Но мы все равно едем домой, слышишь? Собирайся. — Однако, едва девушка отвернулась, он снова при тянул ее к себе и долго не размыкал объятий. Прижавшись к губам, дразнил ее, касаясь языком полуоткрытых губ. — Обещаю тебе, радость моя, мы не всегда будем соблюдать воздержание. Но прежде нужно поговорить.
Но по дороге домой молодые люди так и не поговорили, потому что Патриция, во власти блаженной, счастливой истомы, заснула у него на плече. Затормозив у особняка Олтменов, Мартин ласково встряхнул девушку, будя ее. Она подняла глаза — от дома к машине бежала Анджела.
— Ох, мисс Патриция, я все ждала, ждала… Просто не знала, где вас искать. Ирен… она в больнице. Мне пришлось вызвать "скорую помощь".




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнет



довольно мило и целомудренно.
Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнеттата
20.08.2011, 21.22





Пресненько.
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетЛидия
21.08.2011, 16.56





Очень даже неплохо
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетАнтонина
25.08.2011, 22.54





да чистое светлое чувство любви которое объединяет два сердца в одно легкая красивая любовь
Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнетнаталия
27.08.2011, 13.14





Прелестная вещица, написана легко и непринуждённо и также читается!
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетГалина
2.09.2011, 20.05





Читаем, девочки, читаем....)))
Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнетанжела
4.09.2011, 18.17





Сказка!!!!
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетВера Яр.
10.06.2012, 12.52





Иногда хочется и такой сказки почитать. Без соплей и порнухи. Любовь, любовь...
Золушка из Калифорнии - Лавсмит Дженнетиришка
9.10.2013, 21.11





Роман не плохой, но мамаша героини просто добивала, эгоистичная дрянь, которая помыкает дочерью как хочет. Героиня воспитывалась в мире, который крутился вокруг ее самовлюбленной мамаши и превратила себя в служанку в 21 год. Ой, у мамочки то астма, ей нельзя нервничать. Не судьба было понять, что себе и матери оказывает медвежью услугу, пытаясь оберегать ее от всего и всех. Герой чрезмерно наглый тип, пусть во всем он по книге оказывался правым, но доктора, тем паче психиатры, должны подвергать сомнению собственные решения, но не этот человек. С другой стороны, не смотря на явное не понимание психологии главных героев роман зацепил, прочитала с удовольствием.
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетВарёна
6.10.2015, 21.26





Читается легко и с удовольствием. Поставлю 10.
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетЛенванна
15.03.2016, 17.43





Да... Над мамой я просто офигеваю! Неужели есть ещё и такие?!rnРоман спокойный, простой. Так - вечерок скоротать. Средне.))) 7/10
Золушка из Калифорнии - Лавсмит ДженнетЛариса
2.11.2016, 16.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100