Читать онлайн Дыхание любви, автора - Лавлейс Мэрилин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.76 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лавлейс Мэрилин

Дыхание любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Похороны Билли Хоупвелла состоялись в среду днем на небольшом старом кладбище, расположенном на южной окраине города. Могила была выкопана около металлической ограды, отделявшей кладбище от оживленной улицы. Только стоящие вдоль ограды могучие вековые деревья защищали кладбище от пыли, шума и солнца.
Никто не знал, есть ли у Билли родственники или друзья, искать их было некогда, и начальство тюрьмы решило кремировать тело. Тратиться на достойные похороны, покупать для заключенного место на кладбище никто не пожелал. Никто, кроме Райана Макманна. Узнав о намерениях начальства, он возмутился и заявил, что сам организует похороны своего молодого приятеля. Именно Райан оплатил место на кладбище, заказал гроб и все прочее, включая венок и чтение над могилой заупокойных псалмов. По просьбе Макманна в двух газетах – “Бирмингем ньюс” и “Монтгомери эдвертайзер” – были помещены сообщения о преждевременной кончине Билли Хоупвелла с указанием времени и места похорон, но на них, к разочарованию Райана, никто не откликнулся. Он-то надеялся, что, может быть, кто-нибудь приедет из Бирмингема, откуда Билли был родом. Никто не появился, не дал о себе знать, не прислал соболезнования.
И теперь Райан стоял один возле вырытой могилы и слушал священника, монотонным голосом читавшего заупокойные псалмы.
“Бог – мой господин. По Его воле я явился на грешную землю, и по Его воле земля примет меня обратно”.
Райан никогда не считал себя верующим, а тем более праведным и добродетельным человеком, но он вырос в семье, соблюдавшей традиции епископальной церкви, и в тяжелые моменты жизни вспоминал об этом. Вот и сейчас, глядя на гроб, где покоилось тело несчастного Билли, Райан слушал заупокойную молитву, и ему казалось, что ее слова проникают прямо в сердце.
Как мало прожил на этом свете бедный Билли! И жизнь его была нелегкой, запутанной, нелепой. Как мало он видел хорошего, как мало испытал радости! На его долю выпали тяжкие испытания, суровые детство и юность, ранняя смерть матери, а потом тюрьма, постоянные издевательства заключенных, ежедневная грязная работа.
В глазах Билли постоянно мелькал испуг, он сторонился и боялся людей, сильно заикался, с трудом подбирал слова, чтобы хоть как-то сформулировать свои незатейливые мысли. Сколько сил и терпения приложил Райан, чтобы обучить Билли грамоте, сделать так, чтобы в его глазах не мелькал страх, а на лице иногда появлялась улыбка!
“Твоя праведная рука указывала мне путь при жизни, и теперь я ухожу в долину смерти без страха, милость Твоя, Господи, не оставит меня и там. Аминь”.
Священник закрыл молитвенник и посмотрел на Райана.
– Аминь, – тихо повторил тот.
Подняв голову, Макманн бросил прощальный взгляд на гроб и уже хотел уходить, как вдруг заметил стоявшую неподалеку, возле ограды, молодую женщину в военной форме с букетом красных гладиолусов. Господи, опять эта Сэмюелс! Она не оставляет его ни на минуту, всюду следует за ним как тень! Даже на кладбище и то появилась, словно похоронный обряд – любопытное зрелище!
В глазах Райана вспыхнул гнев. Он отвернулся, дав Карли понять, что ее здесь не ждали, а потом подошел к служителю кладбища.
– Мы обо всем позаботимся, мистер Макманн, – проговорил служитель. – Все будет сделано, как вы велели. Сейчас подойдут могильщики и опустят гроб.
– Хорошо.
– Надгробный камень поставим через три месяца.
– Только через три месяца?
– Надо подождать, пока осядет земля. Приходите в начале июля посмотреть на памятник. Уверен, останетесь довольны.
Райан покачал головой. Ждать три месяца? Но это не входит в его планы! Ему осталось провести здесь всего два с половиной месяца, а задерживаться в Монтгомери хоть на день он не собирался. Даже чтобы посмотреть на памятник, заказанный им для Билли.
Попрощавшись со служителем и священником, Макманн быстрым шагом направился к воротам кладбища. Проходя мимо Карли, он, ускорив шаг, отвернулся, и она не осмелилась остановить его и выразить свои соболезнования.
Внешний вид Райана приятно удивил Карли, и она проводила его долгим пристальным взглядом. Обычно он был в джинсах и простой хлопчатобумажной рубашке, а в последнюю их встречу Райан работал на стройке без рубашки. Сегодня же его внешний вид соответствовал печальной ситуации. На нем был прекрасно сшитый темно-серый, в чуть заметную полоску костюм, превосходно подчеркивающий достоинства его фигуры, бледно-желтая рубашка с белыми манжетами и таким же воротником, неяркий галстук и черные кожаные туфли. Карли заметила, что темные волосы Мак-манна коротко, но стильно подстрижены и уложены. Если раньше Райан производил впечатление очень сильного, физически развитого мужчины и в облике его сквозила скрытая угроза, то теперь он выглядел значительно, респектабельно и элегантно. Чувствовалось, что Макманн привык носить дорогие вещи, и привычка эта сохранилась, несмотря на годы, проведенные в неволе.
Дождавшись, пока Макманн миновал тропинку, ведущую к выходу, и звук его шагов затих, Карли направилась к свежему могильному холмику. Утром она приступила к написанию отчета, но неожиданно для себя оставила это занятие и поехала на кладбище. Зачем? Карли не могла подыскать разумного объяснения своему импульсивному поступку. Очевидно, по нескольким причинам. Во-первых, Карли досадовала, что не сумела поговорить с Билли, расспросить его о Макманне, выяснить, не знал ли он подробностей об убийстве Досон-Смит, не слышал ли чего-либо, когда в тот день работал неподалеку от места преступления. Теперь она ничего не узнает. Билли погиб.
Во-вторых, Карли двигало острое чувство вины. Умом она понимала, что абсолютно не виновата в смерти Билли, но, вспоминая неожиданную встречу с ним в лесу, полагала, что напугала его своими вопросами. Билли в страхе убежал от нее, снова принялся за работу, но сильное напряжение, охватившее его, и испуг притупили внимание. Он не справился с внезапно покатившейся со склона машиной, упал, она накрыла его всей своей тяжестью и раздавила. Чувство вины не покидало Карли, когда она думала о том, какой страшной смертью погиб этот молодой парень.
И последняя причина, заставившая Карли приехать на похороны Билли Хоупвелла, состояла в том, что она хотела увидеть Райана Макманна. Была уверена, что застанет его там, поэтому и явилась. Карли не желала признаться в этом даже себе, но истина была очевидна. Как только она прочитала в газете, когда и где состоятся похороны Билли Хоупвелла, решение поехать созрело мгновенно.
Но разве трудно было догадаться, что ее появление на кладбище разозлит Макманна? Нет, Карли подозревала, что это не обрадует его, но все-таки поехала. На что она надеялась? Этого Карли не знала.
Она медленно подошла к могиле Билли Хоупвелла и несколько минут печально смотрела на свежий земляной холм. Сзади послышалось деликатное покашливание. Карли обернулась и увидела служителя кладбища.
– Добрый день, мэм, – сказал он. – Какая влажность… Дышать тяжело. Уж лучше бы ливень…
– Да, вы правы, – рассеянно отозвалась Карли.
– Это цветы для покойного? – спросил служитель, кивнув на букет красных гладиолусов в руке Карли.
– Да.
– Если хотите, оставьте, мы сами положим их на могилу вместе с венком и другими цветами, – предложил служитель.
“Другими цветами, – мысленно повторила Карли, и вдруг что-то словно кольнуло ее. – Значит, кто-то еще прислал на могилу Билли цветы…”
Служитель указал туда, где стоял венок, купленный Макманном, и лежал букет белых гвоздик. Острая жалость охватила Карли при виде этих знаков памяти. Как мало нашлось людей, пожелавших выразить сочувствие несчастному Билли… Райан, она и кто-то еще. Но кто же прислал букет белых гвоздик?
Карли наклонилась, подняла букет и достала маленькую белую карточку, на которой было написано “Упокойся с миром”. У Карли вдруг задрожали руки, перед ее мысленным взором вихрем пронеслись воспоминания о недавних событиях, в ушах зазвучал испуганный голос Билли Хоупвелла. Заикаясь, он объяснял Карли, почему не может разговаривать с чужими людьми. Его просил об этом Рай. Ему советовала не вступать в беседу с незнакомцами Джой. Кто же такая эта таинственная Джой? Почему она так оберегала Билли от контактов с людьми? Боялась, что умственно неполноценный парень сболтнет что-то лишнее?
Карли перевернула карточку и прочитала на обороте название цветочного магазина, где были куплены белые гвоздики, и его адрес: “Флауэр баскет”, Истдэйл-драйв.
Ну вот, кажется, появилась тонкая ниточка, потянув за которую, возможно, удастся распутать и весь клубок. Надо позвонить туда или подъехать по указанному адресу, поговорить с владельцем магазина и выяснить, кто заказал букет белых гвоздик.
Попрощавшись со служителем кладбища и бросив последний взгляд на свежий холм земли, Карли направилась по тропинке к выходу. У ворот она вдруг остановилась, словно наткнувшись на невидимое препятствие: возле “эм-джи” стоял Райан Макманн. Опершись рукой на бампер, он пристально смотрел на нее. Его пиджак был распахнут, узел галстука ослаблен, ворот рубашки расстегнут.
– Что вы здесь делаете? – растерянно пробормотала Карли.
– Лучше ответьте, зачем вы пришли на кладбище.
– Хотела… отдать последний долг покойному.
– Вот как? И вы собираетесь отдавать последний долг каждому заключенному, попавшему под газонокосилку? – Макманн презрительно усмехнулся.
– Я пришла потому, что несколько дней назад разговаривала с Билли.
– Ну и что? Этот разговор произвел на вас такое сильное впечатление? Помнится, вы сказали, что видели Билли всего несколько секунд. Чем же он так очаровал вас?
– Да, я видела его буквально минуту, не более.
Как только Карли упомянула о Билли, ее снова охватило чувство вины. Господи, ну почему она считает себя виноватой в его смерти? Однако даже голос у нее звучит так, словно она оправдывается перед его другом и наставником Макманном. Как будто Райан в чем-то подозревает ее…
Макманн убрал руку с бампера и сухо осведомился:
– О чем же вы все-таки беседовали с Билли Хоупвеллом?
– Да в общем-то ни о чем. Я задала ему несколько вопросов, но у него проблемы с речью… Я даже не уверена, что он понял меня.
– Да, Билли сильно заикался. Вы заметили, что ему трудно говорить, но тем не менее стали приставать к нему со своими вопросами! – грубо бросил Макманн.
– Я не приставала к нему с вопросами! – горячо возразила Карли. – Я пыталась просто поговорить!
Острое чувство вины снова охватило Карли. Зачем она начала задавать вопросы Билли? Хотела воспользоваться его растерянностью, испугом и вытянуть какие-то сведения? Карли сняла летную голубую пилотку и нервным жестом вытерла пот со лба.
– Если бы вы не испугали несчастного парня, он, возможно, остался бы жив. – Макманн мрачно посмотрел на Карли. – Вам не приходила в голову эта простая мысль?
– Приходила, – призналась Карли.
– Он справился бы с управлением, и эта чертова газонокосилка не раздавила бы его!
– Поверьте, я искренне переживаю эту трагедию, поэтому и приехала на кладбище.
– Кто бы мог подумать! – рассмеялся Макманн. – Какой совестливый представитель закона!
Карли вспыхнула, подняла руку, чтобы надеть пилотку и уйти, но Макманн перехватил ее руку и сильно сжал запястье. Карли охнула и замерла на месте. Удерживая ее руку, Макманн в упор смотрел на Карли.
– Отпустите, – сквозь зубы процедила она. – Что вы себе позволяете?
Райан нехотя повиновался и сделал шаг в сторону.
– Во-первых, – ледяным голосом начала Карли, – я подняла руку лишь затем, чтобы надеть пилотку. А вы подумали, что я хотела влепить вам пощечину? Вообще-то вы ее заслужили. Во-вторых, во время нашей предыдущей встречи я, кажется, говорила вам, что не люблю, когда меня трогают. И в-третьих… – голос Карли дрогнул, – вы сделали мне больно.
Макманн перевел напряженный взгляд с ее лица на запястье: на нежной шелковистой коже проступили красные пятна. Он смутился.
– Простите, я не хотел причинить вам боль. Не хотел… Вы, наверное, думаете… если я попал в тюрьму, то могу… Нет, ошибаетесь. Никогда в жизни я не обижал женщин и не причинял им боль. Во всяком случае, намеренно.
Его искренние слова тронули Карли: она поверила Макманну. Да, он не из тех, кто способен обидеть женщину. Его можно подозревать в чем угодно, но только не в этом.
Вдруг Райан осторожно взял ее руку, наклонился и прикоснулся губами к запястью, где проступили красные пятна.
– Еще раз простите меня за грубую выходку. – Отпустив ее руку, Райан скользнул взглядом по лицу Карли и быстро зашагал к своей машине – последней модели “бронко”, припаркованной неподалеку от “эм-джи”. Когда его машина скрылась из виду, Карли вздохнула и села за руль.
* * *
После полудня движение на улицах всегда было оживленным, то и дело возникали пробки, перед каждым перекрестком начинал мигать красный свет. Карли останавливалась, ждала, когда загорится зеленый, машинально отмечала дорожные указатели, сворачивала, замедляла скорость, но мысли ее были далеко. Она все еще находилась под впечатлением от недавней встречи с Макманном и постоянно видела его лицо, склоненное над ее рукой. Казалось, кожа до сих пор ощущает прикосновение его губ, и с каждой минутой Карли все сильнее охватывало волнение. Она то и дело поглядывала на руки, лежавшие на руле, и вздыхала.
Карли пыталась проанализировать сегодняшнюю встречу с Макманном, но чувства затмевали разум, мешали думать, и в голове кружились отрывочные, сумбурные мысли. Почему она позволила Макманну грубо схватить себя за руку? Чем спровоцировала его? Неужели обычным взмахом руки? А это его извинение, легкий поцелуй, от которого до сих пор горит кожа, неистово бьется сердце и все внутри дрожит…
Уже второй раз Макманн прикасается к ней. Сначала в ресторане, когда положил руку ей на плечо, теперь" вот внезапно вцепился в запястье, а потом поцеловал ладонь… И почему она так остро реагирует на Макманна? На этот вопрос. Карли не знала ответа. Уж не уподобляется ли она тем фанаткам Райана, которые с замиранием сердца смотрели на своего кумира, готовые идти за ним на край света? Что в нем заставляет Карли трепетать и без конца вспоминать его лицо, взгляд, слышать низкий, чуть хрипловатый голос, снова и снова перебирать в памяти каждую деталь их встречи? Как она относится к Макманну? Двойственно. Настороженно, с опаской, даже с раздражением, и вместе с тем ее неудержимо тянет к этому мужественному, сильному мужчине. Он неотступно преследует воображение, она постоянно помнит о нем, хотя и не признается в этом себе! Вот только нельзя забывать, что Райан Макманн – свидетель по делу об убийстве, расследованием которого она занимается!
Карли почти не заметила, как миновала шоссе и выехала на Атланта-хайвэй. Несколько миль прямо, потом один поворот, и она затормозила перед цветочным магазином.
Карли решительным шагом подошла к дверям. Навстречу ей поспешила хозяйка – невысокая пожилая темноглазая женщина с суетливыми жестами и заискивающей улыбкой. Когда Карли показала ей карточку магазина и напомнила о недавнем заказе, женщина быстро заговорила:
– Белые гвоздики? Говорите, белые гвоздики? Да-да, припоминаю этот заказ, мэм. Я сначала предложила ей чудесные лилии или роскошные белые розы, сказала, что продам их за ту же цену, что и гвоздики, но она отказалась. Нет, говорит, только белые гвоздики. – Женщина развела руками. – Что ж, желание клиента – для нас закон!
– А как звали ту клиентку? Джой? – Хозяйка магазина пожала плечами:
– Не помню… Возможно. Надо посмотреть в книге заказов. Вот, пожалуйста… – Она подошла к прилавку, раскрыла книгу и перелистала страницы. – Так… вот… Джой Мэтью… Неразборчиво написано… Какая-то труднопроизносимая фамилия.
Карли приблизилась к прилавку и, наклонившись, начала читать:
– Мэтью… си… нак. Джой Мэтьюсинак. – Она переписала адрес и телефон заказчицы, поблагодарила хозяйку магазина и, уже собираясь уходить, внезапно с улыбкой сказала: – Я хотела бы купить у вас цветы.
– Очень рада! Какие вам предложить?
– Вот эти свежие ирисы!
Хозяйка упаковала цветы в красивую атласную бумагу, перевязала яркой ленточкой и вручила Карли.
– Скажите, пожалуйста, миссис Мэтьюсинак – ваша приятельница? – спросила она.
– Нет, мы не знакомы… Недавно умерший человек упоминал о ней.
Через пятнадцать минут машина Карли остановилась возле роскошного двухэтажного особняка миссис Мэтьюсинак. Окинув внимательным взглядом особняк, Карли поехала дальше. Сначала надо поговорить с этой таинственной Джой по телефону, а если беседа не состоится, тогда уж посетить ее в качестве официального лица.
По дороге домой Карли размышляла о том, что связывало преуспевающую даму, живущую в роскошном особняке, расположенном в престижном районе, с умственно неполноценным парнем, заикой, заключенным местной тюрьмы. Почему Джой Мэтьюсинак заказала букет белых гвоздик на могилу Билли Хоупвелла? Карли не покидало предчувствие, что ответ на этот вопрос даст ключ к делу об убийстве.
* * *
Сгущались сумерки, когда Карли въехала на аллею, ведущую к ее новому дому. Двухэтажный, во французском стиле, увитый плющом и глициниями, с темно-серыми деревянными ставнями и мансардными окнами, этот нарядный и изящный дом располагался в одном из живописных районов Монтгомери. Но интерьер требовал значительных изменений и дополнений, а у Карли пока не хватало на это времени.
И все-таки кое-что она уже сделала: прежде всего оснастила свое жилище новейшей электронной охранной системой. Бригада плотников заменила старые, местами прогнившие доски пола на новые и обшила стены нарядными сосновыми панелями. Было установлено и центральное кондиционирование.
Поставив машину в примыкающий к дому гараж, Карли прошла в кухню, положила ирисы в эмалированную раковину и, миновав арочный проход, направилась в просторную гостиную, с высоким потолком и стеклянными французскими дверями, выходящими в небольшой внутренний дворик. Там в цветочных горшках росла герань, источая тонкий, едва уловимый аромат.
Карли села на диван, скинула туфли и с наслаждением опустила уставшие за день ноги на прохладные гладкие деревянные половицы. Машинальным жестом включила радио, вмонтированное в стереосистему, и прикрыла глаза.
“… на завтрашний день и в пятницу синоптики обещают грозу. К выходным дням ожидается значительное повышение уровня воды…” О Господи!
“… принимаются все необходимые меры… Губернатор приказал службам спасения эвакуировать жителей всех ферм, расположенных ниже водохранилища Джонс Блафф, чтобы можно было открыть ворота шлюзов”.
Карли открыла глаза и нахмурилась. Предсказания синоптиков встревожили ее. Ферма деда располагалась выше водохранилища, но кто поручится за то, что наводнение не затопит и ее? Завтра необходимо съездить туда и проследить, чтобы молодая супружеская пара, присматривающая за лошадьми, перевела их в безопасное место. И еще… там на ферме до сих пор живет тот самый старый строптивый мул, которого Карли очень боялась в детстве. Мул, конечно, доставил ей много неприятностей и волнений, но не бросать же на произвол судьбы этого старого ленивого негодяя! Да и дед очень любит его!
Карли поднялась и пошла в спальню переодеваться. Сняв с себя блузку и юбку, она надела джинсы и тенниску с эмблемой алабамского университета. Услышав звонок в дверь, Карли вздрогнула и подбежала к окну. Паркер… Только его не хватало! После того как он по собственной инициативе позвонил начальнику тюрьмы и попросил повлиять на Макманна, Карли чувствовала раздражение против него. Почему? Ведь Паркер искренне хотел ей помочь! К тому же они не виделись больше недели, последний раз встретились на приеме у матери. Казалось бы, за это время раздражение и неприязнь должны были пройти, но нет… Однако обижать Паркера и снова высказывать ему претензии не стоит. Он пришел к ней в гости, пусть и без предупреждения, но надо уделить ему внимание и радушно принять его. Прежде они всегда находили общий язык, и с остроумным, веселым Паркером ей было приятно и спокойно.
Карли открыла дверь, и улыбающийся Паркер вошел в холл. В одной руке он держал шесть запотевших банок пива “Корона”, в другой – коричневый пакет, от которого поднимался пар и исходил восхитительный запах свежесваренных креветок.
– Привет, дорогая! Надеюсь, ты еще не успела поужинать?
– Привет, не успела.
– Прекрасно! Я хочу угостить тебя пивом и креветками.
– Очень кстати! Они так восхитительно пахнут!
– А ты необыкновенно соблазнительно выглядишь, Карли!
Паркер наклонился и поцеловал ее в губы.
В этом поцелуе Карли почудилось нечто фамильярное и небрежное. Она отстранилась. Кстати… это уже второй поцелуй за сегодняшний день. Первым ее наградил Макманн после возникшего у них недоразумения. Перед глазами Карли снова промелькнула недавняя картина: Райан склонился над ее рукой и прикоснулся к ней губами… Господи, о чем она думает? Почему до сих пор никак не может успокоиться? Зачем сравнивает Макманна с Паркером?
Сделав вид, что не заметил того, как Карли отстранилась от него, Паркер прошептал:
– Где будем ужинать? Может, на свежем воздухе, во внутреннем дворике?
– Если не боишься, что глицинии, качаясь на ветру, будут хлопать тебя по лицу.
Паркер понимающе кивнул и улыбнулся. Так обычно шутил кто-то из них перед тем, как расположиться вечером за столиком во внутреннем дворике.
– Глицинии – мои старые друзья, и я на них не обижаюсь. – Паркер направился к французским дверям. – Принеси, пожалуйста, соус и лимон. А я начну чистить креветки.
Через минуту Карли присоединилась к нему, захватив с кухни поднос с тарелками, бумажными салфетками, дольками лимона и бутылкой соуса.
– Сегодня днем я несколько раз пытался дозвониться тебе, – сказал Паркер, когда они с Карли сели за столик. – Мне сообщили, что ты поехала на кладбище. Кто умер? Я знал этого человека?
– Нет. – Карли взяла банку пива, сделала несколько глотков и добавила: – Это человек, с которым я случайно встретилась в…
– Что? – перебил ее Паркер. – Как это – случайно встретилась?
– Понимаешь… – Карли замялась и вдруг поняла, что Паркер пристально смотрит на ее запястье, где проступили синяки от пальцев Макманна.
Он нахмурился:
– Что это значит? Откуда у тебя синяки?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин



Захватывает роман. Детектив настоящий. Ну и любовь присутствует тоже)
Дыхание любви - Лавлейс МэрилинИнна
11.06.2015, 20.30





хорошенький романчик
Дыхание любви - Лавлейс МэрилинОля
18.06.2015, 22.02





Прочитала с удовольствием, несмотря на низковатый рейтинг
Дыхание любви - Лавлейс МэрилинЛюдмила
12.12.2015, 5.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100