Читать онлайн Дыхание любви, автора - Лавлейс Мэрилин, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.76 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лавлейс Мэрилин

Дыхание любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Карли вышла, оставив удивленного Макманна одного. Странно, но он вопреки ее ожиданиям не попытался ни удержать ее, ни потребовать объяснений. Райан проводил Карли взглядом и, когда за ней закрылась дверь, подошел к окну.
Вообще-то она была даже рада, что сейчас Макманн не стал спрашивать о том, почему ей пришло в голову, будто бы Билли Хоупвелл застрелил Элен Досон-Смит. Это весьма кстати, поскольку в данный момент Карли не готова обосновать свой неожиданный вывод и убедительно мотивировать его. Ее предположение основывалось только на интуиции. Она была уверена, что Райан Макманн не убивал Элен, потому что не видела причин, способных толкнуть его на это. Но он, конечно же, знал, чей выстрел лишил Элен жизни. Или по крайней мере догадывался, подозревал.
Очевидно было и то, что Макманн покрывал убийцу Элен. Преступление не мог совершить Гатор Бернс, ибо Карли видела своими глазами, как Макманн едва не разделался с ним. Она сразу поняла, что Макманн и Бернс ненавидят друг друга, и чувство это, несомненно, вспыхнуло давно и не без причины.
За время работы над делом об убийстве Элен Досон-Смит Карли так и не удалось установить, знаком ли Райан Макманн с Майклом Смитом. Если нет, Макманну незачем покрывать подполковника. Райан даже не знал, что Смиту предъявлено обвинение в убийстве жены!
Итак, если логическая цепочка, выстроенная Карли, верна, то вывод таков: Райан Макманн обучал Билли Хоупвелла грамоте, дважды в неделю приезжая в тюрьму, жалел его, всячески помогал ему и советовал не вступать в разговоры с незнакомыми людьми. Это очень важно, поскольку данный факт указывает на то, что Макманн покровительствовал слабоумному Билли и старался защитить его.
Подтвердит ли Макманн ее предположение или попытается опровергнуть, но она заставит его рассказать обо всем. А пока надо подняться на второй этаж, принять душ и найти чистую одежду. Пусть Макманн тем временем побудет один на кухне и обдумает свои будущие ответы.
Старые деревянные ступени тихо поскрипывали под ногами Карли. На втором этаже был холл и спальни. В окно, выходящее на запад, пробивался тусклый свет.
“Сейчас, наверное, обеденное время”, – подумала Карли.
Двери спален были открыты, очевидно, хозяева покидали дом в спешке. Проходя через холл, Карли заглядывала в каждую спальню. Дверцы платяных шкафов распахнуты, ящички туалетных столиков выдвинуты. Первые две спальни, как поняла Карли, были детскими. В одной, очевидно, жил мальчик, подросток. Здесь висел на стене большой цветной плакат с изображением Майкла Джордана, а на полках стояли спортивные кубки. Во второй обитала маленькая девочка. На спинках стульев висели кружевные платьица, на кровати валялись игрушки – плюшевые медведи и куклы.
Третья, самая дальняя спальня с примыкавшей к ней ванной комнатой принадлежала хозяевам. Карли вошла в нее и огляделась. Здесь тоже царил беспорядок, на стульях лежали вещи, створки платяного шкафа были распахнуты, ящички туалетного столика выдвинуты. Карли подошла к шкафу и смущенно перебрала оставшуюся одежду. Она взяла мужскую рабочую рубашку и примерила женские шорты. Шорты были ей слишком велики, но выбора не было, и Карли потуже затянула ремешок на талии.
В ванной комнате Карли нашла шампунь, мыло и чистые полотенца. Встав под душ, она с наслаждением вымылась, вытерлась и смазала кремом порезы и ссадины на лице и руках. Пристально оглядела себя в зеркале: вид, конечно, не блестящий, но при данных обстоятельствах еще ничего. Надев рубашку и шорты, Карли захватила с собой крем, антисептическую мазь и спустилась на первый этаж.
Макманн задумчиво стоял на кухне перед стенными шкафчиками и изучал их содержимое. Услышав шаги Карли, он обернулся. Она окинула взглядом кухонный стол. На нем лежали электрические фонарики и свечи, очевидно, найденные Макманном в шкафчиках.
– Можете идти в душ, – холодно промолвила Карли. – И не советую вам откладывать, а то как бы водяной насос не вышел из строя.
Райан протянул ей стакан:
– Вот, выпейте! Спиртное согреет вас. – Карли взяла стакан и понюхала.
– Что это? Персиковый бренди?
– Ничего другого я пока не нашел. – Райан пристально оглядел Карли и насмешливо заметил: – Жаль, что вы смыли с себя грязь. Темные разводы придавали вашему лицу некоторую пикантность.
– Макманн… я попросила бы вас…
– Итак, последую вашему примеру. Во-первых, выпейте бренди, Карли. Во-вторых, постарайтесь сделать это, пока я буду принимать душ. И в-третьих, когда я вернусь, мы с вами поговорим.
– Но я не хочу пить бренди, тем более на пустой желудок. И не заставляйте меня делать это!
– Если не выпьете, разговор не состоится!
– Вы ставите мне условия? – удивилась Карли. – Однако… Ладно, я выпью этот чертов бренди, если уж вам так хочется! А что касается разговора… то можно отложить его на более позднее время.
Райан чуть заметно усмехнулся и ушел, а Карли, оставшись одна, села за стол, с сомнением посмотрела на стакан и начала пить маленькими глотками. Приятное тепло мгновенно разлилось по ее телу, глаза начали слипаться. Она поднялась и распахнула окно. Свежий ветер ворвался в помещение, и Карли, глубоко вздохнув, почувствовала себя бодрее. Вскоре вернулся Макманн. Он надел джинсы, а рубашку держал в руках. Его лицо было чисто вымыто, волосы расчесаны. Карли залюбовалась полуобнаженным Райаном. Широкие плечи, мускулистый торс, сильные руки, приятное смуглое лицо с яркими синими глазами…
Смутившись, она быстро отвела взгляд.
– Ну что? Надеюсь, вы чувствуете себя лучше после душа? – Заметив ссадины и глубокие царапины на теле Макманна, Карли добавила: – Смажьте ранки антисептической мазью. – И протянула ему баночку с мазью.
– Хорошо, только сначала взгляните, что у меня на спине. Очень жжет кожу.
Он повернулся, и Карли ахнула:
– У вас большая рана, Макманн! Наклонитесь, я смажу ее мазью. – Она покачала головой. – Боюсь, как бы не пришлось зашивать: рана глубокая и кровоточит.
– Ничего страшного, заживет! – беспечно отозвался Райан.
– Останется шрам, – покачала головой Карли.
– Одним меньше, одним больше! Какая разница? Карли внимательно оглядела обнаженный торс Райана. Да, шрамов хватает… Два на спине, на правой руке, на локте…
– Вы получили все эти шрамы, занимаясь хоккеем?
– Да. Хоккей – игра грубая, в ней случается всякое: и драки, и столкновения, и в борт впечатают.
– Замечательный вид спорта, – саркастически заметила Карли. – Но вы любили его?
– Очень! – коротко бросил Макманн, и она поняла, что он не желает углубляться в эту больную для него тему.
Что ж, ничего удивительного. Со спортом у Макманна была связана вся жизнь, он рассказывал ей о своем прошлом. Да, ему много пришлось пережить в своей жизни. И не исключено, что Макманну придется снова вернуться в унылые стены тюрьмы, если… Если ему не удастся опровергнуть обвинения, выдвинутые Гатором Бернсом, и представить убедительные доказательства своей непричастности к двум недавним преступлениям.
– Макманн, расскажите мне о Билли Хоупвелле и Элен Досон-Смит. – Карли тут же почувствовала, как у него напряглась спина. – Бернс утверждал, что это вы убили их обоих. И Фэрин Престон, и я слышали его обвинения, – продолжала Карли, внимательно наблюдая за реакцией Райана. – Когда мы вернемся, Фэрин Престон потребует от вас объяснений. Вы готовы к серьезному разговору с ней?
Райан молча стоял спиной к Карли, а она обрабатывала его раны и царапины.
– Расскажите мне о “Вечернем клубе”, Макманн. Расскажите, как туда попал Билли Хоупвелл и как он застрелил Элен Досон-Смит, чтобы его оставили в покое. А вы, Макманн, тоже член этого милого заведения? Принимали непосредственное участие в его так называемой деятельности?
В глазах Райана вспыхнула ярость.
– Что вы хотите знать? Спал ли я с теми женщинами за деньги? Или вас интересуют пикантные подробности? Как, сколько раз, за какую сумму? Что вы хотите услышать от меня, Карли?
– Меня интересуют только подробности, прямо или косвенно связанные с убийством Элен Досон-Смит. Любовные же откровения не возбуждают моего любопытства.
– А если я скажу вам, что никогда, ни разу не встречался с теми женщинами? Вы поверите мне?
– Не встречались? – с сомнением покачала головой Карли. – Поверить в это трудно, Макманн.
– Так вот, заявляю я никогда не спал с женщинами – членами “Вечернего клуба” за деньги! И без денег тоже. А верить мне или нет – ваше дело!
Карли охватили противоречивые чувства. Как молодая особа, питающая симпатию к Райану, она была удовлетворена его словами и очень хотела верить ему Но как опытный юрист, Карли знала, что подобные заявления нельзя принимать на веру, пока отсутствуют неопровержимые факты, подтверждающие их.
– Давайте вернемся к Билли Хоупвеллу, только сформулируем вопрос по-другому. Как получилось, что он влип в эту грязную историю, хотя рядом с ним постоянно находился его старший товарищ и наставник Райан Макманн? Вы же занимались с Билли, помогали ему, следили за каждым его шагом!
– Я не следил за каждым его шагом! Но чувствовал: с парнем что-то неладно. Догадывался, что он попал в какую-то историю и над ним сгущаются тучи. Билли был постоянно испуган, дергался, опасливо озирался, вздрагивал при каждом шорохе. Я много раз пытался поговорить с ним, но вы ведь знаете, что вытянуть из него слово было трудно, а уж заставить членораздельно объяснить, в чем дело, и вовсе невозможно. На мои наводящие вопросы он что-то мычал, иногда, заикаясь, произносил несколько слов… Однажды Билли даже сказал несколько фраз насчет своей матери, которая не одобрила бы его поведения и очень огорчилась бы… Но это все было до того, как по тюрьме распространились слухи о связях молодых заключенных с местными женщинами. И о деньгах, получаемых парнями от этих женщин.
У Карли возникали все новые и новые вопросы. Почему Райан не пытался помочь Билли по-настоящему? Не поделился своими сомнениями и опасениями насчет Хоупвелла с кем-нибудь из администрации тюрьмы? Почему слушал сплетни и хранил молчание вплоть до сегодняшнего дня, когда она вынудила его признаться?
Почему? Наверное, потому, что Макманн не доверял и не доверяет юридической системе и ее представителям. Боялся, что его не освободят досрочно, а Билли продлят срок заключения? Видимо, да.
– Сначала я не прислушивался к сплетням и разговорам молодых заключенных, – продолжал Райан. – Но это все равно доходило до меня. Отовсюду доносился похотливый шепоток, смех. Молодые парни говорили о женщинах, живущих и работающих в городе и, в частности, на базе, делились наблюдениями, впечатлениями. Дважды в неделю мне приходилось слушать это, поскольку я приезжал в тюрьму заниматься с Билли и другими заключенными. Парни рассказывали, как эти дамочки, надев коротенькие шорты, играют в гольф или в облегающих брюках катаются верхом. Вспоминали секретарш в мини-юбках, выходящих курить в обеденный перерыв на свежий воздух, женщин-офицеров, в свободное от службы время прогуливающихся по улицам, их легкомысленные наряды – узкие юбочки и маечки, стройные ножки…
Услышав это, Карли почувствовала острое раздражение. Райан прав: женщины, жены военных, женщины-военнослужащие не должны в столь легкомысленном виде разгуливать по улицам даже в свободное от службы время, особенно если на территории военной базы расположена тюрьма! Но делиться этими соображениями с Макманном она, разумеется, не сочла нужным. Сейчас важнее всего продолжить беседу, не позволить Макманну замолчать и замкнуться в себе.
– По-моему, для молодых мужчин, вынужденных долгое время обходиться без женщин, вполне естественно мечтать о них, фантазировать, – заметила Карли.
– Вы думаете? – усмехнулся Райан. – Что ж, возможно, вы правы, хотя… – Он замолчал.
– Хотя что?
– Ну… вот я, например, почти свободный человек и могу ходить куда хочу, однако…
– Договаривайте, Райан!
– Однажды я случайно увидел вас, вы шли по Ченнал-Серкл, направляясь к одному из академических зданий. Солнце садилось, и вдруг его последние яркие лучи осветили ваши волосы, и они вспыхнули, точно пламя. Я до сих пор помню, как это взволновало меня, и сейчас, рассказывая об этом, я тоже волнуюсь.
Пристальный взгляд Райана скользнул по лицу Карли, затем переместился ниже, и она напряглась, а сердце часто и гулко забилось.
– Вы были в туфлях на высоких каблуках, двигались удивительно грациозно, и я тогда подумал: как можно так легко ходить в туфлях на высоких каблуках?
– И о чем еще вы подумали?
– О том, как было бы прекрасно посадить вас к себе на колени и погладить ваши стройные ноги. Я… я и сейчас мечтаю об этом.
Карли опустила голову, боясь признаться и себе в том, как часто думала о нем, вспоминала его мускулистую фигуру, представляла, как сильные руки Райана ласкают ее. Но выдать свои чувства сейчас было бы безумием. Нет, Макманн не должен знать о том, что он ей небезразличен! Райан – свидетель по делу об убийстве, которое она расследует, вот и все! И его признание, неуместное в данной ситуации, лишь осложнит и запугает их и без того непростые отношения. Изобразив равнодушие, Карли холодно спросила:
– Скажите, а когда в тюрьме начались все эти разговоры о женщинах, поползли слухи об их связях с заключенными?
Разочарованный, Райан молчал, понимая, что зря так разоткровенничался с этой женщиной. Зачем? Она все равно не поймет и не оценит его чувств! Сколько раз он убеждал себя забыть о Карли, вытеснить ее из сердца, и иногда казалось, что ему удалось справиться со своими эмоциями, однако нет. Райана так сильно влекло к Карли, что он и сейчас едва подавлял желание прижаться к ее губам. Но он дал Карли слово никогда больше не прикасаться к ней и не целовать даже запястье…
– Сплетни и разговоры начались около трех месяцев назад, – потупив взгляд, ответил Райан. – Я хорошо это помню. Стояли короткие зимние дни. Я приехал в тюрьму заниматься с заключенными. Когда урок закончился, я вышел из образовательного центра и увидел Гатора Бернса. Он окликнул меня, но я не хотел вступать с ним в разговор. Но Гатор настойчиво просил уделить ему несколько минут. Я остановился и спросил, что ему нужно. И тут Бернс завел со мной разговор о так называемом клубе. Взгляд его был похотливым, маленькие глазки бегали, губы растягивались в ухмылке… Так вот, по словам Гатора, членами этого клуба были молодые женщины, жившие на территории базы. Они встречались с заключенными и платили им за доставленное удовольствие. Услышав об этом, я резко оборвал Бернса и заявил, что меня подобные дела не касаются. Он усмехнулся и сказал, что эти молодые особы мечтают о знакомстве с бывшим знаменитым хоккеистом. Одни из них слышали обо мне, другие видели меня и хотели познакомиться поближе. Как-нибудь вечерком на природе или где-то еще. По словам Бернса, эти богатые дамочки платили парням приличные баксы. Я собирался уйти, но Бернс схватил меня за рукав и стал уверять, что мне незачем бояться встреч с этими женщинами, поскольку они не какие-нибудь дешевые шлюхи, всегда готовые за двадцать долларов переспать с кем угодно. Дамы эти приличные, чистые, с ними проблем не будет. Очень сексуальные, горячие, ненасытные, и если я согласен, то Гатор устроит мне встречу с одной из них.
– А когда вы заподозрили, что Билли Хоупвелла заставили… развлекаться с участницами этого клуба?
– Я не думал и сейчас не думаю, что Билли кто-то заставлял встречаться с этими женщинами. Билли, хоть и умственно неполноценный, был хорошо развит физически и, конечно, тянулся к женщинам. Мне кажется, он побаивался только сначала, а потом вошел во вкус. Ему нравилось доставлять удовольствие женщинам и самому получать его. Так что… нет, никто не принуждал его встречаться с теми дамами!
– Однако, по словам Джой, Билли отверг ее ласки, и ей так и не удалось соблазнить его… Значит, кто-то все-таки напугал Билли или объяснил ему, что заниматься сексом с женщинами за деньги неприлично.
– Это я ему объяснил!
– Вы?
– Вас это удивляет? – усмехнулся Райан. – Да, именно я пытался внушить Билли эти простые истины.
– И что же вы ему говорили?
– Ну… дословно не помню, да и разговаривать с Билли, как вы понимаете, было сложно. Как-то раз он читал какую-то книжку с картинками, видимо, что-то его взволновало, он спросил меня о чем-то, связанном с женщинами… но я едва уловил его мысль. Нет, Карли, связно пересказать наши беседы с Билли невозможно. Но я объяснял ему, что его встречи с этими женщинами не приведут ни к чему хорошему. Однажды упомянул, что его матушке очень не понравилось бы все это.
– Думаете, он внял вашим словам?
– Не уверен. Однажды я заметил на шее Билли свежие царапины. Ну, такие, которые оставляют острые ноготки женщин на коже мужчин. Я спросил, кто же так оцарапал его, а он вдруг заплакал. А потом… Элен Досон-Смит нашли мертвой в лесу, и я перестал говорить с Билли о его встречах с женщинами.
– Почему Билли Хоупвелл застрелил Элен? – Карли напряженно вгляделась в лицо Райана. – Ведь если он не хотел больше встречаться с ней, то мог бы просто уйти, отказаться от этих встреч.
– Элен никогда не отпустила бы Билли, не позволила бы ему просто уйти! – возразил Райан.
– Откуда вы знаете?
– Мне признался в этом Гатор Бернс. Пришлось, когда я припер его к стенке. Это было за несколько минут до вашего появления, Карли. А как только вы с Фэрин Престон приехали, он сразу запел другую песню и стал обвинять меня во всех мыслимых и немыслимых грехах.
– И в чем же Бернс признался вам?
– В том, что Элен, узнав об отказе Билли, начала угрожать ему, требовать, чтобы он продолжал приходить в лес и заниматься с ней сексом.
– Это похоже на нее, – задумчиво промолвила Карли.
– Да, похоже, даже если предположить, что Гатор не рассказал мне всей правды. Элен угрожала Билли, говорила, что заставит его продолжать с ней отношения, а в противном случае обвинит парня в изнасиловании. Элен якобы даже достала из сумочки пистолет, приставила его к подбородку Билли и предупредила, что убьет его, а потом представит дело так, будто бы он напал на нее и ей пришлось защищаться.
Карли тяжело вздохнула. Господи… Неужели Элен полагала, что Билли под дулом пистолета будет удовлетворять ее? Или ее возбуждала мысль о том, что она вооружена и это заставит бедного парня согласиться на все?
– Элен издевалась над Билли, оскорбляла его, угрожала ему, – продолжал Райан. – Поигрывая пистолетом, она приставляла его то к лицу Билли, то к виску. И он… Теперь мы уже никогда не узнаем, хотел ли Билли застрелить ее или выбить оружие у нее из рук, но факт остается фактом: он выхватил у Элен пистолет и выстрелил ей в сердце. На звук выстрела прибежал Гатор Бернс, находившийся поблизости, стер с оружия отпечатки пальцев и увел Билли с места преступления.
– А потом Гатор Бернс велел Хоупвеллу держать язык за зубами. И разумеется, страшно злился на Билли за то, что теперь с него уже не получишь никаких денег. Билли стал не нужен ему, хуже того, он стал опасен, поскольку из-за слабоумия мог проговориться…
– А вы соображаете быстрее меня, Карли! У вас светлая голова! Я, конечно, подозревал, что Билли имеет отношение к убийству Досон-Смит, но его смерть долгое время считал несчастным случаем. До тех пор, пока не узнал, что Гатор Бернс сунул взятку тюремному охраннику и тот за это направил его работать на газонокосилке рядом с Билли. В тот же день парень погиб.
На кухне воцарилась тишина. Райан с горечью думал о том, что безвременная смерть Билли лежит и на его совести. Если бы он не хранил все эти грязные тайны, возможно, Билли остался бы жив!
– Макманн, почему вы не поделились своими подозрениями с полицейскими, ведущими расследование дела об убийстве Элен Досон-Смит?
– Я отвечал лишь на те вопросы, которые мне задавали, – мрачно бросил Райан.
– Макманн, это несерьезно! – Карли укоризненно покачала головой. – В то время вы уже знали о существовании “Вечернего клуба” и умышленно скрыли этот важнейший факт от полиции! Вам было известно, что Хоупвелл вовлечен в связь с женщинами – членами этого так называемого клуба, вы догадывались, что именно он застрелил Элен Досон-Смит, но продолжали упорно хранить молчание и тем самым подставили под удар подполковника Майкла Смита! Из-за вас он стал главным и единственным подозреваемым в убийстве Досон-Смит! В глазах Райана вспыхнул гнев.
– Это вы, Карли, вы и ваша система объявили Смита главным подозреваемым. Вы, а не я!
– Но мы основывались на ваших показаниях, Макманн! – возразила она. – Это же вы оклеветали Смита, заявив, что в день и час убийства видели его в машине на Ривер-роуд! Вы солгали, Макманн, умышленно солгали!
– Ошибаетесь! Я не солгал, заявив, что видел подполковника на Ривер-роуд. Он действительно был там, и тогда я не сомневался, что именно Смит застрелил свою жену.
– Выражайтесь точнее, Макманн: вы подозревали подполковника Смита! – Карли поднялась из-за стола и начала мерить кухню шагами. – Макманн, вы однажды уже столкнулись с системой правосудия и сочли ее несправедливой, – горячо продолжала она. – Предположим, Хоупвелл остался бы жив. И что же? Вы позволили бы этой несовершенной и несправедливой, с вашей точки зрения, системе засудить ни в чем не повинного человека – Майкла Смита? Вам не жаль его, Макманн?
– Не надо взывать к моей совести, уважаемая леди юрист! – возмущенно воскликнул Райан. – Мы оба прекрасно понимаем, что дело Смита рассыпалось бы еще до суда. Даже если бы его и передали в суд, Майкла Смита все равно оправдали бы! Разве кто-нибудь из присяжных стал бы слушать свидетельства бывшего заключенного? Смешно! Никто не придал бы им никакого значения, и Майкла Смита отпустили бы на все четыре стороны!
– Ошибаетесь, Макманн! – Карли остановилась около стола. – Прокурор, поддерживающий обвинение, умолчал бы о вашей судимости, и никто не узнал бы, что когда-то вы отбывали тюремный срок! Такие вещи, пусть даже в нарушение правил, но в интересах дела, иногда случаются.
– Мне известно об этом. Судья, председательствующий на слушаниях моего дела, тоже страдал забывчивостью и умолчал о том, что девушка, которую я тогда привел в номер отеля, имела сексуальные контакты и с Другими мужчинами. Так что на правила и запреты никто не обращает внимания. Опытные юристы всегда найдут способ обойти их.
– Сейчас речь не идет о некомпетентности или продажности вашего судьи, адвокатов или прокуроров, Макманн, – холодно промолвила Карли. – Когда вы получите полное освобождение, никто и не вспомнит о ваших прошлых грехах, и, следовательно, к вашим свидетельствам против Смита суд отнесется серьезно.
– Не вспомнит? Нет, Карли, это не так! Меня многие знают и помнят как известного прежде хоккеиста. Люди не забыли, что со мной случилось и в какую историю я попал!
– Вот что я скажу вам, Макманн: вы льстите себе, думая, что вас все знают и помнят о ваших прошлых заслугах. Должна огорчить вас: для многих ваше имя – пустой звук. Я, например, начав работать над делом об убийстве Досон-Смит, понятия не имела, кто такой Райан Макманн. И смею вас уверить, таких людей в системе правосудия немало. Так что не обольщайтесь на свой счет и в следующий раз, если вам вдруг придется выступать в роли свидетеля обвинения, подумайте о судьбе человека, против которого даете показания полиции.
И, смерив Райана надменным взглядом, Карли вышла из кухни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дыхание любви - Лавлейс Мэрилин



Захватывает роман. Детектив настоящий. Ну и любовь присутствует тоже)
Дыхание любви - Лавлейс МэрилинИнна
11.06.2015, 20.30





хорошенький романчик
Дыхание любви - Лавлейс МэрилинОля
18.06.2015, 22.02





Прочитала с удовольствием, несмотря на низковатый рейтинг
Дыхание любви - Лавлейс МэрилинЛюдмила
12.12.2015, 5.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100