Читать онлайн Непрошенный гость, автора - Лавендер Вирджиния, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непрошенный гость - Лавендер Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непрошенный гость - Лавендер Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непрошенный гость - Лавендер Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лавендер Вирджиния

Непрошенный гость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Забавно чувствовать себя просватанной невестой! Луиза уже была замужем, но как-то не успела прочувствовать всю радость этого события. В первый раз поторопилась по молодости лет, а во второй – вышла замуж назло первому мужу. Так что получается, что толком и не осознала, как это здорово – закрутить лихой роман с будущим мужем.
То есть обычно люди встречаются, а потом уже объявляют о помолвке, но эти двое сначала решили, что поженятся, а потом уже начали встречаться. Все вверх дном, но в этом-то и вся прелесть, решила в итоге счастливая невеста, размышляя о том, что Джеймс сначала переехал к ней жить, потом сделал предложение, а теперь взялся осаждать ее ухаживаниями и дарить конфеты.
Получилось что-то вроде истории из «Алисы в Зазеркалье»: сначала нужно раздать торт, а потом уже резать… Впрочем, кто сказал, что так хуже? Интереснее и веселее, это точно!
К тому же ухаживания получились тоже какими-то нестандартными: Джеймс не нашел ничего лучше, чем притащить свою избранницу в боксерский клуб, который сам с удовольствием посещал, и перезнакомить со всеми инструкторами и посетителями.
Луиза, решившая, что снявши голову, по волосам не плачут и что более странной соседи ее все равно считать не будут, потому что страннее некуда, нацепила перчатки, примерилась к тяжеленной кожаной груше и неожиданно втянулась.
Теперь романтические свидания проходили в основном в гулком тренировочном зале, где раздавались недовольные крики инструкторов, смачные шлепки и удары тренирующихся и пахло вовсе не розами.
– Если бы знал, что ты отсюда вылезать не будешь, я бы тебя ни за что не притащил, – пропыхтел Джеймс, заканчивающий серию подтягиваний на брусьях, недовольно глядя на подругу, с удовольствием избивавшую налитый водой ростовой манекен. – Что за детский сад!
Видимо, новоявленную спортсменку привлекало то, что резиновый бедняга не может ей ответить.
– Сам виноват! – весело откликнулась Луиза, которая в тренировочном костюмчике и с завязанными в хвост взмокшими светлыми волосами выглядела лет на двадцать пять. – Ты просто не представляешь, как это бодрит. Я словно заново родилась! Билл говорит, что у меня прекрасный удар с правой и что он сделает из меня настоящую чемпионку. Только надо тренироваться побольше.
Похваставшись, она прытко заскакала вокруг тренажера, нанося удары то с левой, то с правой и заставляя синюю фигуру раскачиваться из стороны в сторону.
– Ну, если так… – пробурчал несчастный, видимо соображая, что ему в будущем делать с женой, которая не хочет ни в кино ходить, ни в рестораны, ни на танцы, а все время торчит в тренажерном зале или молотит грушу. – И все-таки я уже и сам не рад…
– Да брось, Джеймс! Мне давно так весело не было. Почему-то раньше в голову не приходило, что со всеми неприятностями можно разобраться вот так: раз и готово! Ага! Получай! Что, не нравится? Еще раз получай! Проси пощады, негодяй!
Судя по всему вместо несчастного манекена разошедшейся Луизе представлялись разнообразные ее враги и обидчики, а их много накопилось за всю жизнь. Джеймс спрыгнул с брусьев, пожал плечами и встал рядом. Надо было совершенствовать навыки, а то глупо было бы потом наполучать от собственной жены…


В целом у Джеймса сложилось впечатление, что его избранница с удовольствием сорвалась с цепи, на которую в свое время сама себя посадила. Она с наслаждением пила с ним светлое пиво, вместо того чтобы киснуть в чопорных кафетериях, напросилась на ночную рыбалку и даже собственноручно вытянула двух здоровенных форелей, а теперь активно подбивала свою подругу Лилиан уехать на неделю за город и помимо прочих подобающих женщинам развлечений вместе прыгнуть там с парашютом.
Неуправляемые красотки собирались проделать это вдвоем, потому что Джеймс, когда ему по секрету сообщили о предстоящем подвиге, обозвал их сумасшедшими бабами и наотрез отказался участвовать в этом занимательном мероприятии.
– Я еще не обезумел, – с трудом отбивался он от ехидных нападок. – Нет, нет и еще раз нет! Прыгайте, пожалуйста, я не против. Но без меня!
Хотя отбиться от двух женщин, засевших на кухне и к тому же занятых маникюром, не так-то просто. Процесс наведения красоты придавал им какую-то особенную бодрость и настырность.
– И очень даже странно, – засмеялась Лилиан, полируя ярко-розовые ногти. – Как это: полицейский, а так боится высоты…
– Если бы я обожал очертя голову прыгать с высоты четырех километров, то пошел бы, к примеру, в десантные войска, – отрезал бедняга, защищавшийся как лев.
И больше от него ничего не удалось добиться.
– Ну и пусть его! – фыркнула Луиза, занятая страшно ответственным делом – наложением на ногти второго слоя лака. – Мы соберем вещички и уедем до следующего воскресенья, а ты останешься дом сторожить. От этих мужиков одни хлопоты, правда, Лил?
– Точно! – Лилиан критически осмотрела ноготь на мизинце, осталась чем-то недовольна и открыла баночку с жутко вонючей жидкостью, на стенке которой красовалась надпись «Для снятия лака».
Джеймс не выдержал и отступил к двери кухни.
– Я то думал, что все эти женские штучки пахнут конфетами или там цветами, – пробормотал бедняга. – А вы тут целый химический завод устроили. Господи, пахнет в точности как у Майкла в комнате, когда он своих несчастных бабочек усыпляет. Брр!
– И к тому же они все дико трусливые и слабонервные, никакого проку, – припечатали подруги. – А мы сейчас сделаем маникюр, причешемся, разоденемся как картинки и поедем пить пиво.
– О! – Несчастный страдалец возвел глаза к небу, словно бы вопрошая высшие силы, за что ему все это.
– С креветками! Потом пойдем в тир стрелять из пистолетов, а тебя с собой не возьмем!
– Потому как вдруг испугаешься, – ехидно заключила Луиза, удобно положившая ноги на соседний стул. Она одним махом покрыла блестящие гладкие ногти закрепителем и с удовольствием полюбовалась на ювелирную работу. – Да, вот так. Все, что хочешь сделать хорошо, делай сам – таков главный закон жизни.
– И на этой женщине я собираюсь жениться, – пробормотал Джеймс. – Что это на меня нашло… Пойду-ка я лучше застрелюсь. Собственноручно. Все, что хочешь сделать хорошо, делай сам. Что ж, это хорошая мысль. Вот я сейчас пойду наверх, достану пистолет и – готово дело. Быстро и сразу. Иначе меня когда-нибудь застрелит собственная жена и имя мое покроется позором навеки…
Продолжая бубнить себе под нос что-то в этом роде, бывший полицейский наконец сбежал из кухни, желая укрыться от насмешниц в своей комнате наверху. Однако в это время кто-то позвонил у парадного входа.
– Лу, ты ждешь гостей?! – крикнул он.
– Нет, никого не приглашала, – раздался беспечный голос из-за закрытой кухонной двери. – Совершенно никого не хочу видеть.
– И вообще, мы ужасно заняты, – подтвердила Лилиан. – Не принимаем!
– Да!
Джеймс пожал плечами, но все-таки открыл дверь – мало ли что…
– Здрасьте, а вы кто? – спросила красивая молодая блондинка, стоявшая на ступеньках. У ее ног сиротливо пристроился чемодан на колесиках, через плечо висела пузатая спортивная сумка, а в руках красотка держала еще крохотный ридикюльчик. Всем хороша была девушка, только ее немного портил выпирающий большой живот: гостья явно была на последних месяцах беременности.
– Я… э-э… Джеймс Митчелл к вашим услугам, – спохватился наконец полицейский.
– К услугам – это хорошо. Берите чемодан и тащите его в дом. Или… – Тут красивые голубые глаза, обведенные темными кругами, которые не скрывал тщательно наложенный слой косметики, испуганно распахнулись. – Или мама все-таки его продала?
– Мама?
– Ну, Луиза Вербински здесь живет? – нетерпеливо спросила гостья, притопывая ногой в изящной туфельке на плоской подошве. – Эй, мистер, ау?! Что с вами? Отомрите немедленно и дайте мне хоть сколько-нибудь вразумительный ответ!
– Здравствуй, Эмма, – раздался за спиной несколько оторопевшего Джеймса холодный женский голос. Прямо-таки антарктическим холодом веяло от него. – Ты как всегда вовремя…
Джеймс обернулся. Оказывается, это Луиза вышла посмотреть, кто же посетил ее дом. Он и не подозревал, что его будущая жена способна разговаривать таким тоном.
– Здравствуй, мама, – беспечным тоном произнесла девушка, но в глубине ее глаз плескалось тщательно скрываемое беспокойство.
Джеймс уже встречался с такими взглядами в полицейском участке: так смотрят люди, которые все потеряли и боятся показать свой страх.
Несколько ошарашенный новостью о том, что у Луизы имеется взрослая дочь и, по всей видимости, вскоре появятся внук или внучка, он тем не менее решительно нагнулся, поднял чемодан, набитый, судя по всему, камнями, – и как она его только дотащила, машина ведь у дома не стоит да и шума мотора он не слышал! – и приветливо улыбнулся все еще мявшейся на пороге Эмме.
– Рад познакомиться, добро пожаловать!
Девушка нерешительно шагнула вперед…
– И что это ты раскомандовался? – прошипела Луиза, и не думая посторониться и позволить дочери пройти в дом. – По какому праву, позволь спросить?
Ее просто трясло от негодования. Подумать только, эта легкомысленная вертихвостка, ее дочь, как всегда появилась именно в тот момент, когда жизнь начала хоть немного налаживаться! Луиза уже начала думать, что все прощено и забыто, но не тут-то было! Стоило ей только увидеть беспечные голубые глаза Эммы и специфическое выражение на ее лице, означавшее примерно следующее: да ладно, чего уж там, теперь я буду паинькой…
Как же! Через неделю-другую опять возьмется за свое и жизнь снова превратится в кромешный ад.
– Нет, нет и нет! Я совсем не рада тебя видеть! – завопила она, с ужасом ощущая, что совершенно теряет контроль над собой. – И в дом ты войдешь только через мой труп! Через труп, поняла?!
– Великолепно поняла, – покивала головой Эмма. – Не думаю, что это будет таким уж трудным делом. Если продолжишь так кричать, мамочка, то того и гляди сама помрешь…
– Мерзавка!
– Старая идиотка!
– Девочки, девочки, успокойтесь. – В прихожей возникла Лилиан, которую привлекли громкие вопли, и решительно вмешалась в яростную ссору, готовую вот-вот перерасти в побоище. – О, Эмма, сколько лет, сколько зим? Как твои дела? Малыша ждешь?
Эмма покивала и еще раз внимательно оглядела Джеймса.
– Что-то я не пойму, а это-то кто? Ты, Лил, замуж, что ли, вышла? Или это мамин очередной? – На ее губах появилась мерзкая улыбочка.
– Убирайся вон из моего дома! – завопила Луиза, окончательно вышедшая из себя. Любимой дочери обычно хватало трех секунд, чтобы довести ее до такого состояния. Виртуозное мастерство!
Джеймс поймал разъяренную женщину за локти и зажал в железном захвате. Луиза машинально ударила его каблуком в ступню – уроки Билла не прошли даром. Бедняга взвыл и запрыгал на одной ноге, но рук, впрочем, не разжал. В целом со стороны зрелище походило на какой-то медленный танец, в котором оба партнера не вполне пришли к решению, что же они все-таки собираются танцевать.
– Оу-у! Лу, черт побери, больно же! – возмутился он, пытаясь удержать извивающуюся подругу.
– Прекратите, вы, оба! С ума сошли! – надрывалась Лилиан откуда-то из-за их спин.
– А ну-ка, хмырь, сейчас же отпусти мою маму! – В Эмме немедленно взыграли родственные чувства и она метко швырнула в Джеймса маленькую квадратную сумочку, залепив ему ровнехонько по лбу.
Сумочка оказалась твердой, да еще с острыми латунными уголками – на лбу появилась длинная кровоточащая царапина. Пострадавши
– Ой, простите, я не хотела… – с несчастным видом пробормотала Эмма, прижимая руки к груди. – Это я нечаянно… Случайно получилось…
Видимо, привычка сделать что-нибудь необдуманное, а потом долго извиняться досталась ей от матери.
Луиза отступила к стене и в ужасе посмотрела на поле боя. Получалось, что пострадал только ее жених, причем совершенно безвинно…
– Так-так, – пропела Лилиан, обращаясь к потрясенному мужчине. – Прямо как в добрые старые времена! Ты не удивляйся, они через пару дней и за взрывчатые вещества возьмутся… Я бы на твоем месте спешно эвакуировалась. А еще говорят, что ирландцы вспыльчивые и несдержанные…
Джеймс решительно стер с лица струйку крови, стекавшую из рассеченной брови, и призвал на помощь свой самый строгий командный голос.
– Дамы, смирно! Драку отставить! Сейчас мы устроим гостью в ее комнате, дадим отдохнуть с дороги, а потом все вместе пройдем в гостиную и как следует во всем разберемся. Лилиан сыграет роль третейского судьи. Тяжелыми предметами и обидными словами кидаться больше не будем во избежание непоправимых последствий. Возражения не принимаются! Всем ясно? Кру-гом! Шагом марш!
– Сэр! Есть, сэр!
Совершенно случайно бывший полицейский избрал правильную тактику. Стоит дать женщине свободу слова – и она заговорит тебя до смерти. А то еще и покалечит под горячую руку.
Ступня, кстати сказать, болела ужасно. Джеймс вздохнул и похромал на второй этаж – предупредить сына, чтобы попрятал куда-нибудь своих ползучих любимцев: не годится беременной женщине на такое смотреть.


– Хороша дочь! – горячилась Луиза, когда вечером собрался импровизированный семейный совет во главе с Джеймсом. – Притащилась неизвестно зачем, причем без предупреждения. Все эти годы я тебе была не особенно нужна, не так ли? Ты же вроде бы замуж собиралась?
– Может, и собиралась, – хладнокровно ответствовала Эмма, хотя по ее виду было совершенно ясно и понятно, что никакого мужа не существует.
Лилиан, перед глазами которой развивалась вся эта многолетняя история родственной вражды, скромно сидела на своем стуле с весьма недовольным видом – кому же захочется вмешиваться в чужие распри?
Майкл вообще отсутствовал: как обнаружилось, с утра укатил куда-то на велосипеде, сунув в рюкзак пакет с сандвичами, и с тех пор не появлялся. В итоге Джеймс как всегда попал между двух огней: раздосадованная внезапным появлением дочери Луиза не желала идти ни на какие компромиссы, а Эмма заняла привычную и отработанную позицию показного спокойствия, редкими язвительными замечаниями доводя мать до белого каления. Похоже, что эти две во всех отношениях приятные женщины были здорово друг на друга обижены.
– И где ты, интересно, раньше была? – продолжала горячиться Луиза, не обращая внимания на выразительные гримасы Лилиан.
– Не твое дело!
– Спокойно, дамы, спокойно, – Джеймс поспешно вмешался, понимая, что сейчас разразится очередная буря. – Не знаю, что там у вас происходило в прошлом, не скрою, что о существовании Эммы я узнал только сегодня – так сказать, по факту появления ее в этом доме, но тем не менее это не повод для таких бурных эмоций.
– Вот и я все время им говорила то же самое, но кто меня слушал… – пробурчала себе под нос Лилиан, разливая чай в фарфоровые чашечки, добытые из серванта специально по случаю мирных переговоров.
– Да с ней невозможно жить в одном доме! – хором воскликнули обе спорщицы и, внезапно замолкнув, уставились друг на друга.
– Она зануда! – добавила Эмма, с негодованием вспоминая, как ей не разрешали ходить в школу в короткой юбке.
– Она легкомысленная вертихвостка! – тут же возразила Луиза, припомнив, как к дочери, которая только поступила в колледж, таскались под окно влюбленные мальчишки, а она в это время чахла от тайной зависти и недовольства собой. – И вот результат!
– Захотела ребенка и рожу его, и ты мне никак не помешаешь!
– Да, но и помогать не стану! Крутись сама как хочешь! Что, бросил тебя твой Питер, как только понял, что никаких денег не получит?
– Да ты…
Лилиан громко вздохнула и закатила глаза. Она с самого начала считала, что мистер Митчелл, собираясь примирить мать и дочь, взвалил на себя задачу поистине непосильную, вроде сизифова камня. Только докатишь его до вершины, как он снова падает вниз – и начинай все сначала.
– Знаете что, я конечно не семейный психоаналитик и вообще не специалист в этой области, но мне кажется, что первым делом нужно подумать о будущем ребенке, – спокойно заметил Джеймс.
Спорщицы несколько растерялись и примолкли.
– Мне все равно, кто из вас прав, кто виноват, хотя если подумать и приглядеться хорошенько, то можно заметить, что Луиза не такая уж зануда, как считает ее дочь, а Эмма наверняка совсем не так легкомысленна, раз уж решила оставить малыша, – невозмутимо продолжил бывший полицейский, попивая зеленый чай.
В глазах примолкших родственниц появился некоторый проблеск разума. С этой точки зрения они на проблему смотреть не пробовали, ведь куда как проще думать только о себе, любимых…
– Итак, во имя гуманизма и общечеловеческих ценностей вы сейчас заключите перемирие и будете его придерживаться, – подытожил Джеймс. – А выяснить, кто был прав, а кто виноват, можно и потом. Хотя гнилое это занятие, на мой взгляд. Я вот из-за него развелся с женой. Что, дамы, согласны?
Эмма и Луиза покивали, не решаясь или не находя нужным возражать.
Лилиан украдкой перевела дух.
– Вот и прекрасно. Эмма будет гулять на свежем воздухе, хорошо питаться и соблюдать режим. Я, как будущий дедушка, обещаю об этом позаботиться. И вы не будете – я подчеркиваю, никогда не будете – припоминать друг другу прошлые обиды. Будто бы ничего и не было, ясно?
Сказал – и сам пожалел. Эмма со все доступной при ее округлой фигуре скоростью поднялась из-за стола.
– Если бы я хотела все забыть, я бы ампутировала себе мозги, – ядовито бросила она и направилась к двери. – Но есть вещи, мистер Митчелл, которые забыть невозможно. Которые даже нужно помнить, что бы ни случилось. Пойду-ка я погуляю. Нужно соблюдать режим, вы правы.
Хлопнула входная дверь. Луиза немедленно расплакалась. Лилиан возвела очи горе. Джеймс с досадой ударил кулаком по столу.
– Вот и поговорили! А я-то думал, что женщины в состоянии внять голосу разума…
– Это ты во всем виноват! – вызверилась на него Луиза, в которой страстная речь приятеля как по волшебству пробудила материнские чувства. Видимо, ей удалось наконец посмотреть на ситуацию со стороны. – Подумать только, моя дочь беременна, ей нужен покой, а она теперь убежала неизвестно куда на ночь глядя!
– Вообще-то на дворе ясный полдень… – озадаченно пробормотал Джеймс, не ожидавший такого эффекта от своего воспитательного монолога.
– Замолчи! Ты недостаточно чутко к ней отнесся, проявил чудовищную бестактность…
Лилиан, тихонько сидевшая на своем месте, опасаясь разбудить дремлющее лихо, теперь окончательно слилась с обоями и даже закрыла глаза, чтобы не попасть подруге под горячую руку.
– Да ну вас всех! Когда придешь в себя, Лу, можешь сообщить об этом письменно. Что-то я притомился, выслушивая всю эту дребедень!
Бедняга во время работы в полиции имел дело с женщинами, в том числе и со своей собственной женой, очень редко, поэтому успел отвыкнуть от прелестей женской логики и жутко разозлился.
К тому же, видимо согласно закону сохранения вещества или еще какому-то закону жизненной подлости, прекрасные дамы в последнее время посыпались на несчастного Джеймса как из мешка. Он даже готов был поклясться, что и Эмма наверняка родит девочку и эта девочка непременно унаследует привлекательные семейные черты: вспыльчивость, полное отсутствие самообладания а также обязательную привычку сначала действовать, а потом уже думать.
– Ах вот как?! – окончательно возмутилась его нежная подруга, которая за последние несколько недель где-то приобрела по дешевке железобетонный характер. – Тогда, мистер Митчелл, будьте спокойны! Я вас не знаю и знать не хочу! И не смейте больше со мной разговаривать, кроме как по делам сдачи дома. Можете идти! И не смейте называть меня Лу, я вам не девочка! И кольцо ваше можете забрать или я вышвырну его вон! Вот так-то!
Ну и как тут не потерять голову? Хотя, может быть, если эти две прелестные женщины объединятся против общего врага, то перестанут ссориться? Хоть на полчаса?
Ничего, что в роли врага выступает ни в чем не повинный Джеймс Митчелл, который хотел только хорошего, пусть ему будет хуже. Зато воцарится мир во всем мире и отдельно взятом семействе. А то обстановка в доме начинает становиться невыносимой. Вот еще Майкл приедет…
Хотя, если сказать по совести, его сын просто ангел, настоящий ангел по сравнению со своими будущими родственницами… С ним никогда никаких проблем не было, даже в раннем детстве. За исключением того, что он вечно притаскивал домой самых омерзительных тварей, которых только можно себе вообразить.
Всем этим размышлениям мистер Митчелл предавался уже в своей спальне, куда отступил, не выдержав испытания семейными ценностями. Ему было жаль Луизу, но дочь ее тоже не производила такого уж скверного впечатления, и он искренне хотел помочь обеим. Вот только как?
Насильственное милосердие как-то никогда не входило в сферу его жизненных интересов. Джеймс искренне считал, что если два взрослых человека не могут или не хотят уладить собственные дела сами, то им уже никто не поможет. Даже толпа психологов с анкетами, тестами и диктофонами наперевес. А уж что тут может поделать он, скромный полицейский, который только и умеет, что стрелять и заламывать руки?
Еще и с Луизой поссорился. Впрочем, этому он как раз большого значения не придавал, потому что всегда остается возможность помириться обратно. Как-то глупо рвать отношения с женщиной, которая тебе нравится и которой ты даже сделал предложение, поцеловав ее всего пару раз. Это просто несправедливо, вот что!
Джеймс, который всегда по справедливости считал себя довольно привлекательным мужчиной и вниманием женщин обделен никогда не был, теперь просто не знал, как подступиться к Луизе Вербински, и томился разными подростковыми сомнениями. Сама же она не подавала абсолютно никаких намеков на то, что желала бы несколько сократить разделяющую их дистанцию.
Вдруг она не вступает в близкие отношения до свадьбы? Или дала согласие просто так, ради шутки, а жених ей нисколько не нравится? Или, что еще ужаснее, просто считает эту сторону отношений между мужчиной и женщиной как бы не нужной и Джеймса в браке ожидает грустное воздержание?
Хотя на самом деле достойный полицейский подозревал, что знает разгадку. Луиза, должно быть, так увлеклась процессом открытия для себя новых жизненных впечатлений, что напрочь позабыла о том, что люди не только болтаются в спортзале, прыгают с парашютом и геройски побеждают злонравных адвокатов, но еще и делают это.
Правду сказать, Джеймс уже начал подумывать о том, чтобы совершить второй набег на ее спальню через окно, раз первый так хорошо подействовал, но тут неожиданно приехала Эмма и дело само собой отложилось.
Пока будущий (и, вполне вероятно, уже отвергнутый) супруг Луизы Вербински предавался этим грустным мыслям, внизу послышался какой-то подозрительный шум. Опять гомонили три женских голоса.
– Боже, Майкл, что с тобой?! – восклицала Луиза.
– Тебя что, кошки драли? – присоединилась к ней Лилиан.
Джеймс похолодел и кинулся в коридор, намереваясь немедленно спуститься вниз. Что там еще случилось? Сглазил он, что ли? И теперь сын тоже решил преподнести ему какой-нибудь приятный сюрприз?
Впрочем, судя по тому, что Майкл что-то неразборчиво бубнил в ответ на женские причитания, было ясно, что парнишка хотя бы жив. Еще через несколько секунд он захромал по лестнице, отбиваясь от встревоженной Луизы.
Да, вид не самый лучший – весь в пыли, правая щека разодрана, как будто бы по ней теркой прошлись, под глазом наливается багровым цветом огромный синячище, из носа к тому же течет кровь…
Джеймс с трудом подавил желание завопить и броситься к сыну. Тот ему, пожалуй, не простит такого падения родительского авторитета, да еще в глазах будущей мачехи…
Сообразив это, он заставил себя отлепиться от стены, на которую до этого в ужасе оперся, воображая себе всякие кровавые подробности, и с интересом спросил:
– Что это с тобой стряслось, сынок? Попытался по ошибке протаранить бронированный автобус или их было пятеро, а ты один?
Майкл шмыгнул носом, провел по лицу рукой, еще больше размазав кровь пополам с грязью, и отрицательно помотал головой.
– Нет, папа, все в порядке. Я просто столкнулся с какой-то красивой леди. Ехал домой, а она выскочила мне прямо под колеса. Пришлось тормозить носом в асфальт. Но я ничего не повредил. Почти.
– Это видно невооруженным глазом, – с облегчением пробурчал Джеймс, осознав, что переломов и сотрясений у горячо любимого отпрыска не наблюдается.
– Да вон она идет, кстати. – Майкл мотнул светловолосой головой куда-то в сторону лестницы и сморщился. – Пап, я пойду приведу себя в порядок, ладно?
– Конечно. В ванной есть аптечка, – сообщил сыну Джеймс, но потом быстро припомнил, как пытался однажды полечить ушибы своей нареченной и не нашел в этой самой аптечке ничего путного. – Если что, крикни, я тебе принесу из машины все что нужно, – добавил он.
Вечно все неприятности случаются на этой самой лестнице. Фатум, что ли? В данный момент по ступенькам, тяжело ступая, поднималась виновница дорожного происшествия – Эмма Вербински. Видимых повреждений на ней не было, но одежда сильно испачкана и глаза совершенно сумасшедшие от пережитого стресса. Сейчас еще с лестницы упадет, с нее станется!
– Вижу, что прогулка была приятной, – мрачно прокомментировал Джеймс, начавший уже слегка утомляться от такого количества катастроф на метр квадратный. – Ну что, удалось немного успокоиться?
– Боже, это был ваш сын, оказывается, – дрожащим голосом произнесла Эмма. – Я и не знала…
– Что у меня есть сын? Ну, я тоже понятия не имел, что у Луизы имеется дочь. Вижу, вы с ним совместными усилиями попытались восстановить статус-кво и взаимно самоуничтожиться? Я бы на вашем месте все-таки воздержался от столь решительных поступков.
Красотка всхлипнула и в точности повторила жест Майкла, размазав по лицу слезы и пыль. Сходство получилось большое. Джеймс мельком подумал, что они похожи – оба светловолосые, голубоглазые, с ангельскими личиками. Ну, если убрать грязь и синяки, конечно…
Эмма и Майкл вполне могли бы сойти за брата и сестру, так уж получилось. И, похоже, обладают общим свойством – влипать в разные критические ситуации.
– И откуда он выскочил? – бормотала перепуганная девушка. – Шла себе спокойненько по дороге.
– Не шла, а неслась, да еще и по проезжей части! – завопил Майкл из ванной, не желая принимать на себя всю вину за происшествие. – Беременным женщинам надо дома сидеть, а не под чужие велосипеды бросаться!
– Дурак!
– Сама дура!
Похоже, что в доме по адресу Вашингтон парк-стрит, 12 сегодня настал день всеобщих скандалов. Джеймс тяжело вздохнул и проводил Эмму в ее комнату, спешно переделанную из верхней гостиной.
Надо думать, что при такой скорости развития событий через пару дней сюда явятся позабытая всеми тетушка, пара детей от первого брака, ушастая стая родственников кроликов Майкла и какой-нибудь прадедушка, решивший ради такого случая восстать из могилы… Что делать – чему быть, того не миновать, хорошо, что место есть. Но недели через две подобной жизни может все-таки разразиться жилищный кризис и придется ставить во дворе палатки.


Ближе к вечеру всех пострадавших морально и физически наконец развели по местам, успокоили, намазали йодом и обмотали бинтами, а также напоили валерьянкой и в доме воцарилась благословенная тишина. Лилиан, к слову сказать, уехала домой и улизнула так незаметно, что никто не знал, когда именно она это сделала.
Когда окончательно стемнело, Джеймс, все это время трусливо отсиживавшийся в своей спальне, тихонько прокрался на опустевшую кухню, чтобы в тишине пропустить рюмочку коньяка. Нервы его пострадали сегодня порядком, и теперь требовалось произвести целительное действие. Валерьянка тоже бы не помешала, но от коньяка хоть какое-то удовольствие можно получить.
Так он и сидел в одиночестве за чисто вытертым столом, потягивая коньяк и пытаясь разобраться в собственных чувствах. С одной стороны, Луиза ничего ему не сказала о дочери, потому что, видимо, не доверяет, но с другой – он же и не спрашивал. Подумаешь, эка невидаль – дочь!
Джеймс вздохнул и крепко потер ладонями затылок. Последний месяц в связи с переездом, неожиданно закрутившимся романом и всеми этими событиями и знакомствами, обрушившимися на его несчастную голову, как ворох конфетти из мешка Санта-Клауса, окончательно его доконал.
То ли дело служба в полиции! Встаешь во столько-то, расписание такое-то, тут хорошие парни, там – плохие, стрелять только в сторону плохих. Спокойная, размеренная, понятная жизнь. Если и происходили неожиданности, то в порядке очереди и строго связанные со спецификой работы.
А тут просто тихий ужас какой-то! Никогда не поймешь, как следует действовать, что говорить и куда бежать в случае чего…
Единственное, что Джеймс твердо знал, – он намерен жениться на этой взбаламошной и непредсказуемой женщине, даже если ему для этого горы придется свернуть… Вот только как ей втолковать, что сопротивление бесполезно?
– Джеймс, ты не спишь? – Луиза, растрепанная и сонная, совершенно очаровательная в бархатном халатике цвета индиго, нарисовалась в дверном проеме. – Что-то у нас последнее время кухня – главное место встречи, – смущенно пожала она плечами. – Как ни придешь сюда, обязательно что-нибудь произойдет. Что, надираешься в одиночку, пока никто не видит? Какой пример подрастающему поколению…
– Вы же вроде бы со мной не разговариваете, миссис Вербински, – проворчал Джеймс, не желая так просто идти на попятную.
– Да ладно… Ну, чего не скажешь сгоряча, – примирительно произнесла его вспыльчивая подруга.
– А что на этот счет говорится в «миранде»?
– Где? – не поняла Луиза, усаживаясь за стол и как бы по рассеянности завладевая бокалом Джеймса.
– Ну, ты же знаешь: вы имеете право хранить молчание и все такое… Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.
– А, ну да…
Реплики Луизы оригинальностью не отличались, да и кто бы мог требовать этого от нее – в двенадцать-то часов ночи! Похоже, что, утомившись от дневных разборок, она пробралась на кухню за тем же самым, что и Джеймс, – пропустить стаканчик для успокоения нервов.
Луиза сладко зевнула, задумчиво повертела пузатый бокал в ладошках, пригубила, поморщилась и налила еще.
– Дай-ка мне лимон. Ага, спасибо… – После этих слов последовала многозначительная пауза продолжительностью минут в пять.
Джеймс терпеливо ждал, пока ему вернут коньяк или что-нибудь скажут, потом махнул рукой и плеснул себе глоток в чайную чашку, подвернувшуюся под руку. Спать хотелось отчаянно, но как-то не хотелось покидать кухню, где сидит, клюя носом и при этом предаваясь алкоголическому порыву, такая уютная и домашняя Луиза…
– Чтоб ты знал, я люблю свою дочь, – вдруг сказала она, пристально глядя на полуночного собеседника.
– А я ничего и не говорю.
– Но ты думаешь, – возразила она и нервно постучала ножкой бокала по клеенке. – Так вот, Эмму я люблю. И желаю ей добра. Просто я растерялась.
– Мне кажется, она тебя тоже любит. – Джеймс потер свежий шрам на лбу, аккуратно заклеенный пластырем. – Немедленно вступилась, да как эффективно…
– Просто я понятия не имею, как себя с ней вести, – пожаловалась Луза. – Мы так давно не виделись. А пока Эмма жила здесь, была сущим дьяволенком. Когда она сбежала в Нью-Йорк, я как-то подошла к зеркалу и заметила, что у меня появились седые волосы. Ты не представляешь, что она тут вытворяла. Никак не могла мне простить, что ее отец нас бросил, считала, что я во всем виновата. А ведь была тогда совсем маленькой…
– Но теперь-то…
– А уж когда я второй раз вышла замуж, тут начался настоящий ад. – Голубые глаза Луизы были устремлены куда-то в прошлое, в сочувственных репликах Джеймса она явно не нуждалась и к ним не прислушивалась. – Так что и второй муж тоже меня бросил, нетрудно догадаться. Эмма была очень изобретательной. Неудивительно, что наши отношения как-то не сложились. Если бы я была чуть более понимающей… не такой самовлюбленной… не такой глупой и молоденькой… Почему люди считают, что молодость – это преимущество в любом случае?
– Знаешь, Лу, я бы на твоем месте радовался, – медленно проговорил Джеймс, прерывая этот бесконечный поток сетований. – Видишь ли, я кой-чего повидал в жизни и понял одну вещь: иногда бывает, что выпадает последний шанс. Нежданно-негаданно. Очень редко, сродни чуду, но такое бывает.
– Сколько раз я надеялась на этот самый последний шанс, – вздохнула Луиза. – Только мой личный опыт подсказывает, что все это ерунда. Хотя…
– Ты уж мне поверь, то, что сейчас произошло, и есть такой шанс, – заключил Джеймс, не слушая ее возражений. – Эмма же к тебе приехала, потому что ей худо и она, наверное, боится. Ты же не выгонишь беременную дочь на улицу, для этого надо совсем не иметь сердца. Хотя и такие матери, наверное, встречаются на свете. Но ты лучше не бери с них пример. Считай, что это последняя возможность помириться с дочерью.
– Захотела бы она, – тихонько пробормотала Луиза, смущенная серьезным тоном обычно шутливо настроенного Джеймса.
– А ты сама захоти. Потому что… Знаешь, что я тебе скажу… – Джеймс с заговорщическим и немного печальным видом наклонился к молча внимавшей ему Луизе и накрыл ее тонкие руки своими. – Когда-нибудь мы с тобой состаримся и поймем, что пришла пора умереть. Вполне возможно, что нам не удастся сделать это одновременно, сама понимаешь. И страшно жаль будет, если наши дети не придут сидеть с оставшимся в живых в этот грустный момент… Так что воспользуйся возможностью все исправить, пока не поздно.
– Знаешь что, дорогой будущий муж, – сказала Луиза, помолчав и обдумав эту чудовищную перспективу. – Иди-ка ты лучше спать. По-моему, коньяк навевает на тебя грустные мысли. Но я поняла, что ты хотел сказать, и думаю, что ты прав. Уж я воспользуюсь последним шансом на всю катушку.
И действительно воспользовалась. Посидев еще немного за столом, за которым в последнее время произошла масса задушевных разговоров и важных событий, Луиза медленно допила ароматный коньяк из нагретого бокала, на цыпочках прокралась на второй этаж и тихонько вошла в спальню Джеймса.
– В конце концов, мне требуется утешение после сегодняшнего, – мурлыкающим голосом сообщила она остолбеневшему жениху, сбросив бархатный халатик и скользнув под теплое двуспальное одеяло. – А то так вот не сделаешь что-нибудь вовремя и сиди потом всю жизнь на бобах. Нет уж, мой дорогой. Будем считать, что кое-чему ты меня все-таки научил…
По многим причинам Джеймс не стал возражать, к этому времени он уже был занят более приятными вещами и для разнообразия отложил препирательства и разговоры до завтрашнего утра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Непрошенный гость - Лавендер Вирджиния

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Непрошенный гость - Лавендер Вирджиния



ХОРОШАЯ КНИГА,ПОСМЕЯЛАСЬ ОТ ДУШИ, ПОПЕРЕЖИВАЛА ВМЕСТЕ С ГЕРОЯМИ. СПАСИБО ПЕРЕВОДЧИКУ, ХОРОШО ДОНЕС ЗАМЫСЕЛ АВТОРА!
Непрошенный гость - Лавендер ВирджинияЛЮДМИЛА
7.11.2012, 3.10





Замечательный роман! Села читать с плохим настроением - вскоре, оно улетучилось без следа! Как и масса времени)))которая неизвестным образом,оказывается, прошла за то время пока я его читала!
Непрошенный гость - Лавендер ВирджинияВареникова Анастасия
14.05.2013, 14.49





Просто прелесть. И посмеялась, и погрустила. Есть о чем подумать. Читайте и получайте удовольствие. Без соплей и порнухи.
Непрошенный гость - Лавендер Вирджинияиришка
8.08.2013, 6.52





фуууууу!!!!!!ВОООБЩЕ НЕ ПОНРАВЛСЯ!!!!!!!!!!!!
Непрошенный гость - Лавендер Вирджиниякэт
8.08.2013, 12.11





сухой роман, без страсти. И такое ощущение что ГГ решил на ней женится,потому что удобно-дом и прочее,а она от одиночества. Вобщем не понравился.
Непрошенный гость - Лавендер Вирджиниятайна
8.08.2013, 15.23





В начале скукотища думала брошу ,а вконец смеялась до слез
Непрошенный гость - Лавендер ВирджинияИрен
7.10.2013, 22.31





Прикольный такой роман-"живчик", хорошо поднимает настроение, хотя любовным бы я его не называла: 6/10.
Непрошенный гость - Лавендер Вирджинияязвочка
8.10.2013, 0.26





Вот ведь как бывает. Как таковой любви не прописано... Но, читается с приятным чувством в соответствии с улучшением душевного состояния героев. Как наверное хорошо с таким мужчиной... Надежно тепло весело
Непрошенный гость - Лавендер ВирджинияА
12.04.2014, 18.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100