Читать онлайн Клятва верности, автора - Лавендер Вирджиния, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва верности - Лавендер Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва верности - Лавендер Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва верности - Лавендер Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лавендер Вирджиния

Клятва верности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

– Знаешь, Сэм, я бы на твоем месте вел себя поосторожнее, – заметил Питер, аккуратно вскрывая баночку холодного темного «Гиннеса».
Приятели пытались спастись от всепроникающих солнечных лучей в прохладном помещении паба «Веселый Джейк», благо здешний кондиционер еще работал.
– И что это ты имеешь в виду? – немедленно ощетинился американец.
Беспокоясь о последствиях вчерашнего похода в «Бургер кинг», состоявшегося в итоге – о ужас! – после десяти вечера, он позволил себе только минеральную воду с лимонным соком. Никакого алкоголя по такой жаре!
Питер, которого в этой жизни, похоже, заботило только состояние собственного фотоаппарата, благоденствие мировой популяции ежей да еще светловолосая Эрика, преспокойно и с удовольствием потягивал самое вкусное в мире пиво, причем уже не первую пинту.
– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, дорогой друг, – ответил темноволосый ирландец, вытягивая длинные ноги в идеально сидящих летних брюках. Стрелки на этом элегантном предмете мужской одежды оставались ровными и острыми, хотя день уже перевалил за половину.
И как это ему удается всегда быть чистеньким, свеженьким, как будто-то только что вынутым из шкафа с выглаженным бельем, тоскливо думал Сэм. Не то что мои несчастные джинсы, опять они все в какой-то дряни… Вот и известковое пятно на коленке, откуда оно взялось? А прическа? Ну почему волосы всегда торчат в разные стороны, как у огородного пугала? Как бы мне хотелось заполучить хоть четверть элегантности и непринужденности этого негодяя Питера, всегдашнего баловня женщин…
– Где это ты, скажи на милость, шлялся вчера вечером? Разве мы не собирались встретиться у меня и поболтать? С момента твоего приезда времени так и не нашлось? Нехорошо забывать старых друзей… даже ради новой возлюбленной.
– Ну извини, почему-то забыл тебе позвонить. Совершенно закрутился… Мы с Рози ходили вечером в кино, – неожиданно для самого себя сознался Сэм.
Да ну? – присвистнул фотограф. – Впрочем, я так и предполагал. Хотя Эрика и описывает подружку как некий жуткий гибрид Ледяной девы и черта из табакерки, что-то мне так не показалось. По-моему, она очень милая девушка. Насколько я мог разглядеть…
– Эй, остынь, приятель! Разве ты не помолвлен с прелестной Эрикой? Вот и не зарься на чужое!
– Даже так?
– Даже так! – отрезал Сэм и уткнулся носом в свой стакан с минералкой.
– Ну что же… – протянул Питер, неторопливо выуживая сигарету из элегантного серебряного портсигара. – Интересно будет мне на все это посмотреть… Похоже, Ледяная дева решила растаять и превратиться в живую женщину.
– Все бы тебе издеваться!
– Боже упаси! Я не издеваюсь, я завидую. Да, кстати, как ты этого добился?
– Просто температура окружающей среды достаточно высокая, – пробурчал американец, сообразив, что зря проболтался.
Сегодня же подробности зарождающегося романа станут известны Эрике. Его лучший друг с детства обожал почесать язык, исправно снабжая окружающих новостями и сплетнями с пылу с жару. Вот уж кому следовало бы стать журналистом!
Эрика, ясное дело, обрадуется. Она же так беспокоится о судьбе подруги! Наверняка попытается вмешаться, все испортит…
– Слушай, Пит, не говори никому, ладно? Ни к чему это, мы ведь только в кино сходили.
У Рози такой сложный характер… – попросил Сэм, не испытывая, правда, особых иллюзий насчет своего приятеля. В силу профессии тайна личной жизни для того имела мало значения.
– Буду нем как могила, – фальшивым голосом заверил его Питер.
Но, судя по блеску глаз, он уже прикидывал, как поэффектнее донести новость до максимально большого числа слушателей.
– Когда это я тебя подводил? Хотя девчонки всегда на тебя вешались, еще когда мы учились в колледже. Но стоял ли у тебя когда-нибудь на пути твой друг Питер О'Нейл? О нет! Ведь я твой незаметный спутник, скромно удаляющийся в тень при первой возможности.
Ага. Потому что из тени лучше видно и слышно… И фотографировать удобнее.
– Вот, к примеру, в той упоительной истории с малышкой Руби Линдт… – продолжал разглагольствовать Питер, покачивая ногой, закинутой на ногу, и держа ополовиненную банку с «Гиннесом» на отлете.
– Да-да, вот именно. Только протрепись, мистер Всезнайка, и я сломаю тебе пару ребер! Точно как в той упоительной истории с Руби Линдт, – угрожающим тоном произнес Сэм. – Слово скаута!
– Ну ладно, чего ты… Я же пошутил.
– Питер!
– Молчу-молчу.
– То-то!
На самом деле Питер О'Нейл действительно был лучшим другом Сэма еще с учебы в колледже. Да что там, практически со времен коротких штанишек, когда мальчики познакомились в скаутском лагере на берегу озера Онтарио, а потом, к великому своему удивлению, обнаружили, что живут практически в соседних кварталах в Нью-Йорке.
Отец Питера был преуспевающим издателем, хотя сын и не пошел по его стопам, предпочтя заняться творчеством. А вот Сэм, напротив, вдохновленный примером старшего мистера О'Нейла, начинавшего карьеру простым хроникером в «Американ дейли ньюс», стал впоследствии довольно известным журналистом.
Мальчики дружили в детстве, потом пошли в один колледж, вместе окончили университет и почти никогда не расставались, невзирая на различие характеров и увлечений. Как-то так получилось, что они часто ссорились и даже неоднократно дрались, но всегда мирились и продолжали сообща отбивать всевозможные удары судьбы и нападки одноклассников. Питер ведь был ирландцем, «картофельником», так что ему доставалось, невзирая на довольно состоятельную семью, а вот Сэм вообще вырос без отца.
В конце концов Питер возглавил редакцию университетской газеты, а Сэм довольно успешно играл правым полузащитником в местной команде регбистов «Тигры Саскачевана». Они сообща готовились к экзаменам, отчаянно проказничали – не без того! – ухаживали за девушками и поверяли друг другу свои нехитрые секреты. Хотя по части секретов, как уже было сказано, Питер оказался слабоват.
К счастью, настоящие, довольно серьезные тайны этот ирландский парень хранить умел. Иначе вряд ли смог бы остаться другом Сэма Коллинза.
Их крепкая дружба нимало не пошатнулась ни когда внезапно скончался мистер О'Нейл, оставив семью практически без средств к существованию, ни в тот момент, когда Сэм принялся колесить по дальним странам, вооружившись блокнотом и авторучкой.
Через несколько лет после завершения учебы Питер увез мать и сестренок в Ирландию, к родственникам, потому что постепенно на Зеленом острове жить стало легче и лучше, чем в Штатах, задыхавшихся от последствий энергетического и финансового кризиса восьмидесятых.
Теперь приятели виделись не чаще двух раз в год, что совершенно не мешало им искренне радоваться при каждой встрече, да еще созваниваться и переписываться. Редко, конечно, но вполне достаточно для того, чтобы поддерживать хорошие отношения.
Узнав о грядущей помолвке Питера, Сэм никак не мог привыкнуть к мысли, что закадычный друг уже совсем не тот неуклюжий долговязый паренек с ужасным ирландским акцентом, за которого он так часто встревал в разнообразные школьные драки.
Давно уже О'Нейл оперился и стал чертовски привлекательным и уверенным в себе мужчиной. Впрочем, не растерявшим ни капли своего ехидства. В последнее время у Сэма создалось впечатление, что это наследственная черта всех ирландцев…
Так или иначе, молодой журналист от всего сердца желал будущему супругу очаровательной Эрики любви и согласия в семейной жизни. Но и для себя он хотел бы урвать капельку счастья. Разве это предосудительно?
Поэтому Сэм еще раз угрожающе покачал перед любопытным носом Питера указательным пальцем и поднялся из-за стола.
– Ладно, бродяга, встретимся сегодня на вечеринке у Эрики, – примирительно сказал Питер. – Съемки-то заканчиваются. Ты хотя бы там появись, да не забудь захватить прелестную мисс Макдауэлл. Она, я так понимаю, как-никак работает у Эрики по контракту…
Сэм отсутствующе покивал.
– И потом, – Питер интригующе понизил голос, – эта благоуханная фиалка зеленых холмов хотя бы знает, что ты уже был женат?
– Не знает! – отрезал Сэм. – И не узнает! А если узнает, то только от тебя, и тогда…
– Правда, она завсегда себя покажет, – назидательно заметил друг, снова утыкаясь носом в банку с «Гиннесом». – Ступай, бледнолицый брат мой, и обдумай дальнейшую стратегию наступательных действий. А также пути отступления, что непременно пригодятся, если сей нежный ангел прознает, как и почему ты развелся с Сузи.
Сэм не стал ожидать дальнейших комментариев и позорно бежал. Последнее слово всегда оставалось за Питером. Даже когда тот был глубоко не прав… И не поверить, что в юном возрасте он не мог выговорить половины букв английского алфавита и брал уроки риторики. Хорошие, должно быть, учителя ему попались…


Вопреки злопыхательским предположениям Питера, ни Сэм, ни Рози не пропустили вечернее торжество и даже явились вовремя. Как-то уж так получилось, что они встретились в фойе Дома моды и поднялись в зал, где проходила вечеринка, рука об руку.
В просторном помещении, где обычно проходили показы, теперь стояли фуршетные столики, ярко горели светильники, а ряды кресел, на которых обычно располагались восхищенные зрители, убрали совсем.
Эрика, сияющая и невыразимо прелестная в коротком белом платье, щедро отделанном радужными пайетками, и в белых замшевых туфельках, принимала гостей, то и дело отвечала на вопросы многочисленных журналистов и бодро распоряжалась раздачей коктейлей.
Питер, в необычайно модном и изящном сером шелковом костюме и в белой рубашке с эффектными широкими манжетами и отложным воротником, горделиво опекал свою нареченную. Помолвка уже получила огласку в прессе, поэтому изрядная доля внимания прессы доставалась и ему.
– Ну что? Каково ощущать себя по ту сторону барьера? – весело осведомился Сэм, пожимая приятелю руку и отводя того немного в сторону от оживленно-радостной хозяйки торжества. – Не только тебе разрешается бесчинствовать с фотоаппаратом наперевес. Спорим на что хочешь, завтра ваши с Эрикой снимки появятся во всех газетах!
– Не особенно радуйся. Посмотрим, как сам запоешь, когда о тебе начнут судачить твои же собратья по перу, – возразил Питер, оценивающе разглядывая приятеля.
Да, ничего не скажешь, Сэм постарался.
Волосы приглажены, извечные джинсы и рубашку сменил элегантный синий костюм. Вот только до галстука и сорочки американец, крайне либеральный в вопросах одежды, не опустился, предпочел нацепить нейтральную водолазку с широким воротом.
– Ну и что это ты надел?
– А разве плохо? – Сэм с беспокойством кинул быстрый взгляд на свое отражение в зеркале, занимающем почти всю стену. Когда зал пустовал, тут занимались модели и танцовщицы, отрабатывая до автоматизма изящную походку и грациозные движения.
– Сойдет, не переживай. По сравнению с обычными рубашкой и жилеткой твой теперешний наряд просто верх элегантности, – рассмеялся ирландец, не без самодовольства оглядев и себя.
Как всегда, прекрасен!
– К тому же в газеты мне попадать ни к чему. Это ты у нас будущий счастливый молодожен, – не сдавался молодой журналист. – Я и сам накатаю по этому поводу статейку и сразу озолочусь.
– Ага, держи карман шире. Спорим, ты еще даже ничего не послал в редакцию, – усмехнулся Питер. – Потому что некая прекрасная мисс…
– Тихо ты!
– А где она, кстати?
– Прячется, как обычно. Я так понимаю, Рози вообще не любительница таскаться по подобным мероприятиям. А то я все недоумевал: почему ее так мало снимают?
– То есть можно с уверенностью сказать, что твое глубокое и сильное чувство зародилось отнюдь не вчера, а в тот момент, когда ты тайком разглядывал ее фотографии? – хихикнул проницательный ирландец. – И, как средневековый рыцарь, влюбился в свою избранницу лишь по портрету? Смело, смело, ничего не скажешь…
– Убью!
– Не нужно, ведь я еще не изведал всех радостей брака. Не можешь же ты быть так жесток… Но где же прекрасная Рози? Я желаю засвидетельствовать ей свое нижайшее и искреннее почтение.
– Вон стоит у стены, – неохотно указал пальцем Сэм. – Болтает с какими-то двумя светловолосыми девицами.
– Да-а, так сразу и не скажешь, что это великолепная мисс Макдауэлл.
Рози действительно замаскировалась на славу. Надела черный парик, совершенно скрывший ее собственные медно-рыжие волосы. А черное платье в готическом стиле – облегающее, с жутковатыми хвостами, свисающими с рукавов и волочащимися за длинным шлейфом, – и темные очки в поллица довершали картину.
Впрочем, нельзя было сказать, что Рози выглядит незаметно или недостаточно эффектно. Фиолетовая помада на губах и кроваво-красные ногти длиной в несколько дюймов могли привлечь внимание кого угодно.
Однако, кем бы ни была эта наводящая ужас женщина, смахивающая на ведьму после шабаша или же на самку паука, решившую, принять человеческий облик, она ничуть не напоминала саму Рози Макдауэлл.
Питер невольно содрогнулся. Эрика никогда бы не позволила себе так вырядиться, ведь его невеста – воплощенная элегантность и чувство меры. Хотя можно было поспорить на пару сотен фунтов, что диковинный наряд создан именно ее безудержной фантазией.
Так всегда, Эрика воплощает свои самые безумные идеи в платьях, а Рози потом носит их с неподражаемым изяществом. С устрашающим изяществом, если можно так выразиться.
Хотя, если присмотреться, в зале присутствовало достаточно много чудовищно одетых людей. Питер никогда не переставал удивляться, почему в мире моды так мало подлинного вкуса. Наметанный глаз истинного художника не мог ни на ком остановиться, скользил по лицам и фигурам приглашенных с большим неудовольствием.
Лица, лица, лица, удушливый запах духов, громкая болтовня – и ничего хотя бы мало-мальски интересного. А ведь свет сейчас самый подходящий для того, чтобы сделать пару снимков.
Неудачно или вычурно одетые и накрашенные женщины, нелепо подобранные украшения… Мужчины или слишком скучны, или просто непривлекательны.
Рози, конечно, великолепна, а самое главное, неузнаваема. Так нечего ей мешать оставаться таковой. Эрика одета чудесно и изысканно, но он уже столько ее фотографировал… Где бы отыскать истинно живописное пятно?
Питер совсем забыл, что не захватил с собой фотоаппарат, и обводил толпу гостей пристальным взором охотника за хорошим кадром, даже не заметив, что Сэм давно отошел от него и вернулся к своей спутнице.
Ага, вот оно! Прелестные очертания фигуры, нежный овал лица, темные блестящие локоны, а главное – платье, такое же вызывающее, как платье Рози, но густого винно-красного оттенка. Интересно, означает ли это, что в следующем сезоне большая часть женщин будет в той или иной степени похожа на ведьм?
Питер по собственному опыту знал, что если на летнем показе, где присутствуют в основном профессионалы, промелькнула пара нечеловечески выглядящих платьев, то зимой в чем-то подобном уже таскается половина женского населения земного шара.
Однако как хороша!
Питер не считал себя ветреником, но пройти мимо такой прелестницы оказался не в состоянии. Он решительно протолкался сквозь плотную толпу неумолчно гомонящих гостей и подошел к женщине в красном.
При ближайшем рассмотрении оказалось, что особа, привлекшая его внимание, судя по всему итальянка, и приехала на вечеринку вместе с мужем или деловым партнером.
По крайней мере, рядом с ней возвышался неприятного вида смуглый темноволосый тип в неброском костюме, заставляющий вспомнить об итальянской мафии и отчаянных перестрелках. Он портил все впечатление от встречи с нежным и прелестным созданием.
Питер учтиво поздоровался и завязал знакомство. Красотку звали Джулия, она оказалась владелицей магазина модной одежды в самом Риме. Сюда же приехала специально, чтобы ознакомиться с новой коллекцией Эрики Брайтон.
– О, мы уже побывали в Лондоне, посмотрели кое-что. Но тамошние дизайнеры работают смело, слишком смело… Итальянки такое не станут носить, уверяю вас. Вот работы мисс Брайтон – совсем другое дело. Изящество, простота и прелестный вкус. Прелестный!
Питер живо припомнил творения одного своего знакомого из лондонской плеяды молодых модельеров – пластик, резина, полиэтилен, полное отсутствие чего-либо похожего на выкройку и так далее… Пожалуй, действительно слишком смело.
Эрика же всегда соотносила свои фантазии с требованиями действительности. Ее вещи, к примеру, удобно было носить, даже самые экстравагантные с виду модели. Большая редкость в мире моды, надо сказать…
– А вы тот самый молодой фотограф, про которого писали в «Даблин ньюс»? – продолжала щебетать на чистейшем английском Джулия, говорливая, как все итальянки. – Мы с Энрике читали, о да! Тот самый джентльмен…
– Ну что вы… – пробормотал Питер, с удивлением ощущая, как у него начинает кружиться голова от сладковатых духов обворожительной иностранки.
– Обожаю ваши работы, видела их все! Даже была на выставке молодых художников в Неаполе! – Джулия захлопала длиннющими темными ресницами и подошла ближе.
– Премного благодарен…
Да что это, черт побери! – поразился Питер. Что со мной происходит? Несу какую-то чушь! Может быть, от Сэма заразился, тот всегда был сущим увальнем в общении с женщинами.
– Энрике, не стой, принеси мне и мистеру О'Нейлу по коктейлю, – распорядилась темноволосая красавица, адресуя недовольному и молчаливому спутнику нетерпеливый взгляд. – Ну, ступай!
Плечистый и на вид довольно крепкий Энрике беспрекословно, хотя и с видимой неохотой, повиновался и отошел к столикам, где надолго застрял. Иногда он поглядывал на воркующую парочку и его выразительное смуглое лицо искажалось презрительной гримасой. Презрение у него вызывал конечно же новый собеседник Джулии.
– Кто это, Энрике? – поинтересовался молодой ирландец, размышляя, не пристрелит ли его суровый тип сразу после окончания приема. Или непосредственно во время.
– Ах, Энрике. О, это управляющий… и надсмотрщик по совместительству. На самом деле он мой двоюродный брат. Следит за нравственностью и финансовым благополучием. Жуткий зануда.
Итальянка вздохнула и выразительно пожала округлыми плечами, так соблазнительно выступающими из тесного корсета, что Питер совершенно против своей воли сделал еще шаг по направлению к владелице всего этого великолепия. Полностью одурманенный эротическими флюидами, исходящими от прекрасной Джулии, он уже горько жалел, что вообще подошел к ней, что отправился на эту вечеринку, что принадлежит к мужскому полу, что помолвлен с одной из самых очаровательных и светских женщин Ирландии…
– Ваш коктейль, – буркнул здоровенный Энрике, неслышно появляясь из-за спины Питера и меряя беднягу взглядом, недвусмысленно гласящим: будь моя воля, я бы сломал тебе шею…
Впрочем, Питер воспринял его появление едва ли не с восторгом. Все-таки малоприятное общество третьего лишнего помешало ему наброситься на недвусмысленно кокетничающую пышную красотку прямо здесь, посреди большого скопления народа. То-то была бы радость многочисленным репортерам, шныряющим по всему залу…
– Энрике, принеси мне тарталеток с икрой. Что ты стоишь? Я хочу икры! Сейчас же! Немедленно! – капризно топнула ножкой Джулия.
О боже, я пропал! – мелькнуло в голове Питера. Он уже не замечал ни встревоженного лица Эрики, понявшей наконец, что происходит что-то неладное, ни перешептывания гостей, ни обеспокоенных взглядов, которыми обменялись Сэм и Рози, до того момента мирно пившие шампанское в укромном уголке и весело болтавшие о всякой ерунде.
– Похоже, что эта смуглянка в красном запустила когти в беднягу Питера, – озабоченно произнес Сэм, верно оценив ситуацию. От его зоркою взгляда не укрылось то затуманенное выражение лица, которое бывает у мужчины, встретившего очень красивую, а главное, соблазнительную женщину. – Как бы не вышло скандала…
– Да, вон Эрика уже рвет и мечет, – поддержала приятеля Рози, бросая на подругу взгляд поверх темных очков. – В буквальном смысле.
Действительно, бледная от злости молодая женщина с трудом скрывала свои вполне понятные чувства. Похоже, только хорошее воспитание мешало ей наброситься на неожиданно возникшую соперницу и вонзить ногти в ее холеное личико. По крайней мере, батистовый платочек, который Эрика машинально достала из сумочки, был уже растерзан в мелкие клочья.
– Однако. Надо бы что-то сделать, – неуверенно предложил Сэм. – Они же поссорятся накануне свадьбы. И откуда только взялась эта мымра… ой, эта достойная леди?
– Надо сказать, что на мымру эта, как ты изволил выразиться, «достойная леди» не особенно похожа, – проявила объективность Рози. – Я бы на месте Питера не устояла… Что делать, когда тебе на шею так откровенно вешаются, не подскажешь?
– Бежать со всех ног, – недовольно пробурчал Сэм, – Особенно если это происходит на вечеринке, которую устраивает твоя будущая жена.
Послушай, я же ее знаю! – воскликнула манекенщица. – Это Джулия Фрагатти, известная итальянская парфюмерша. То есть в основном она состоятельная светская дама, но в придачу еще владелица пары магазинчиков модной одежды и небольшой фабрики по производству духов. Теперь ясно, как она сюда попала.
– А что за парфюмерия? – живо заинтересовался Сэм.
– Будешь смеяться, но это афродизиаки и всякое такое прочее… Даже серийные духи «Джулия Фрагатти» ужасно редкие и дорогие, не говоря уже о штучных экземплярах. На них цены вообще до небес поднимаются.
– Неужели? А я думал, афродизиаки – это что-то из фантастических фильмов про ведьм и волшебников, – удивился журналист.
– Наука творит чудеса, – заметила Рози, приглядываясь к пышной красотке с новым, пугающим интересом. Она даже сняла очки.
Так вот как выглядит мечта всей моей жизни, когда сильно разозлена, отметил про себя Сэм. Нежные губы сжаты в ниточку, в фиалковых глазах горит опасный огонек.
– Это, конечно, так. Ты права.
– Любительницы подобных экспериментов используют эти запахи… ну, сам понимаешь для чего.
Молодой человек глубокомысленно покивал. Судя по его наблюдениям, Рози ни в чем таком не нуждалась. Видимо, ее организм вырабатывал эти самые афродизиаки самостоятельно, безо всякого вмешательства науки.
– Надо же, – продолжала рассуждать ирландка, от любопытства даже приподнимаясь на цыпочки и вытягивая шею, чтобы получше рассмотреть стоящую вдалеке парочку. – Неужели Джулия сама пользуется своей продукцией? Но в такой толпе… Какой характер нужно иметь! Неужели эта кошка не боится, что мужчины начнут на нее бросаться десятками, а то и сотнями?
– Может быть, ей того и нужно? – предположил Сэм. – А что мы будем делать?
– Спасать ситуацию, – решительно заявила Рози. – Питер сам от нее ни за что не сбежит, характер не тот. А Эрика расстроена.
– Мягко сказано, – пробормотал молодой журналист. Судя по его наблюдениям, Эрика уже с трудом сдерживала слезы. Видимо, совершенно не привыкла сталкиваться с такими ситуациями.
Меж тем ее верная подруга развернула активные боевые действия. Поставив на поднос несколько бокалов с шампанским, она изящной походкой направилась к нарушительнице спокойствия хозяйки вечера. Сэм остался подпирать стену, потому что никаких конкретных указаний Рози ему не дала, очевидно предпочитая действовать в одиночку.
Со своего удобного наблюдательного поста он увидел, что молодая женщина подошла к живописной троице и мило с ними заговорила. Джулия, похоже совершенно автоматически, продемонстрировала живейший интерес: улыбнулась, захлопала ресницами. А угрюмого мордоворота, стоящего за ее спиной и буквально с каждой секундой становящегося все угрюмее, тут же отправила за очередной порцией чего-нибудь вкусненького.
Продолжая светскую беседу, Рози с очаровательной улыбкой предложила шампанское. Выглядящий несколько оглушенным Питер взял бокал, Джулия отказалась.
Минут через пять вид у ирландца сделался совсем уж жалостным. Он слегка позеленел, что-то пробормотал и поспешно удалился. Итальянка посмотрела ему вслед, безразлично пожала плечами и продолжила болтать с Рози. Похоже, ей было совершенно все равно, с кем кокетничать.
Эрика не выдержала и бросилась вслед за женихом. Рози и Джулия тоже вскоре удалились куда-то по направлению к дамским комнатам, очевидно попудрить носики.
Сэм, ничего не поняв из странной интермедии, разыгравшейся перед его глазами, покачал головой и вернулся к угощению. Все-таки копченая семга была превыше всех похвал, как и чудесные, истекающие ароматным соком креветки…
– Ну и что я вижу? А где артиллерийская поддержка или хотя бы простое дружеское участие?
Сэм от неожиданности подпрыгнул. Оказывается, Рози уже вернулась и стояла прямо у него за спиной. Одна.
– Ты ее что, убила? – в ужасе спросил он, в один прием проглатывая непрожеванный кусок.
– Нет, я же не изверг. – Рози довольно хихикнула. – Как можно такое обо мне подумать?
– А где же тогда мисс Очарование Италии?
– Заперта в дамской комнате, – преспокойно ответила его собеседница.
– Боже мой!
– Да уж, она тоже такого поворота событий никак не ожидала. Видишь ли, у меня есть ключи от здешних замков, а у нее – нет. Не стоит открывать военные действия на территории врага… Запомни на будущее, пригодится.
– Хорошо, я запомню, – ошарашенно произнес Сэм. Женское коварство всегда ставило его в тупик. – Но она же начнет громко кричать, ее тут же выпустят. И разразится жуткий скандал…
– Во-первых, – принялась загибать тонкие пальчики Рози, – Эрика все равно никаких дел с ней вести не будет после сегодняшнего случая. Для нее личное на первом месте, бизнес на втором. Во-вторых, пусть попробует доказать, что это я сделала. Я же с ней так мило попрощалась и просто вышла. А потом – чик-трак… Может, это уборщица во всем виновата, как думаешь?
– Какой ужас!
– Где же тут ужас? – спросила рыжеволосая красотка, принимая самый невинный вид. – Ужас, это когда на глазах рушится помолвка твоих друзей. Остальное так, милые шалости. К тому же итальянка может вопить сколько угодно: в дамском туалете две комнаты, одна с диванчиками и зеркалами, другая со всем прочим. Так я ее заперла в дальней. А на внешней двери повесила табличку «Извините, закрыто по техническим причинам».
Но ведь технические причины налицо, ты не находишь?
– Тогда она умрет там с голоду и разразится международный скандал, – не сдавался Сэм.
– Ничего подобного. Думаю, что Энрике ее отыщет. Ну, тот тип, который притащился вместе с ней. Он показался мне смышленым парнем. А если нет, скажу вечером охране, чтобы выпустили бедняжку, – рассмеялась Рози. – Такой проныре заточение только на пользу пойдет. В следующий раз сто раз подумает, прежде чем пакости устраивать.
– А что с Питером? – запоздало поинтересовался слегка ошалевший от всего происходящего журналист. – Что такого ты ему сказала?
– Я не сказала, я сделала. Бросила в шампанское пару таблеток рвотного. Джулия пить отказалась, заподозрила что-то, хитрюга. А вот нашему бедолаге, ясное дело, сразу стало здорово не по себе.
– Рози!
– А что? Случайно в сумочке оказались, я вообще-то собаке покупала, вечно объестся чем-нибудь и мучается потом… Вот ветеринар и прописал.
– Ты подсыпала моему лучшему другу рвотного для собак?! – чуть ли не по складам произнес Сэм, не в состоянии поверить собственным ушам.
– Что нашлось, то и подсыпала. – Рози бросила на собеседника снисходительный взгляд. – Пусть скажет спасибо, что не слабительного.
Ничего, теперь он быстро опомнится. Эрика станет его лечить и утешать, ну и я ей кое-что объясню. Пусть порадуется…
– Какое счастье, что ты не носишь в сумочке стрихнин, – выдавил наконец из себя молодой человек. – Ты ни перед чем не остановишься, честное слово.
– Жизнь тяжелая, – вздохнула модель, бросая на своего собеседника лукавый взгляд. – Ну что, пойдем выпьем соку за примирение будущих молодоженов?
– С собачьими таблетками?
– Боишься?
– Ну что ты! Как можно! Я всецело доверяю тебе, Рози…
Однако около столика с закусками Сэм незаметно поменял бокалы местами. На всякий случай.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва верности - Лавендер Вирджиния

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Клятва верности - Лавендер Вирджиния



Бред!!!
Клятва верности - Лавендер ВирджинияЛейла
21.04.2012, 22.28





Кусок обычной жизни, кому-то нравится, кому-то нет. Не сказочка, можно почитать.rnна любителя.
Клятва верности - Лавендер Вирджинияиришка
8.08.2013, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100