Читать онлайн Клятва верности, автора - Лавендер Вирджиния, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва верности - Лавендер Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва верности - Лавендер Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва верности - Лавендер Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лавендер Вирджиния

Клятва верности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Несколько дней спустя Рози Макдауэлл сидела в своей крохотной квартирке в одном из старых районов Дублина и с интересом рассматривала получившиеся фотографии.
Спасаясь от жаркого летнего солнца, она раскрыла настежь все окна и то и дело щедро обрызгивала занавески водой из пульверизатора. В пятиэтажном доме, гордо насчитывающем лет семьдесят истории, не были установлены даже кондиционеры, не говоря уж о климатических установках.
Впрочем, Рози обычно рассматривала сей прискорбный факт как преимущество: от сухого и стерильного кондиционированного воздуха у нее моментально начинался бронхит. Если бы только зимой не приходилось отапливать комнатушку при помощи крошечного камина! Так уж получилось, что батареи оставались еле теплыми, до тех пор пока температура в помещениях не опускалась до уровня Ледовитого океана – владелец дома вечно на всем экономил.
Жара меж тем заставляла синоптиков только обескураженно разводить руками. Такая погода была совершенно несвойственна умеренному и мягкому морскому климату изумрудного острова. Несчастные ирландцы исправно потели, поглощали цистернами ледяное пиво, прятались в кондиционированной прохладе пабов и квартир или же, не выдержав испытания жарой, толпами отъезжали на побережье, благо этого добра у острова хоть отбавляй. Практически со всех сторон один сплошной берег.
К своему великому сожалению, Рози никак не могла последовать всеобщему примеру и прозябала – точнее, бесцельно поджаривалась – в четырех стенах. Эрика готовилась к осенним показам, а это означало, что надо снимать осенние коллекции уже сейчас, да еще и подумывать о зимних.
Сколько Рози себя помнила, она вечно одевалась не по сезону. То среди промозглой зимы фотографировалась в оранжерее с гидропонными растениями, вырядившись в легкомысленный цветастый сарафанчик. То бродила по вонючему искусственному снегу в красивой горностаевой шубке, изнывая под лучами летнего солнца. Работа не из легких, что и говорить!
Вот и теперь бедняжка томилась в душном городе, терпеливо ожидая завтрашнего дня, когда решили возобновить съемки. В данный момент она сидела на трехногом табурете в кухоньке, небрежно положив на соседний бесконечно длинные ноги. В завязанной на животе клетчатой рубашке и в простеньких хлопковых трусиках – единственная дань приличиям, которую приходилось платить, несмотря на изнуряющую жару. Однако надевать что-то еще казалось просто безумием.
Рози вздохнула и обрызгала лицо минеральной водой из маленького пульверизатора, который всегда таскала с собой в сумочке. Того и гляди нежная бледная кожа начнет шелушиться и клочками слезать с носа и щек. Как и все белокожие люди, она обладала способностью моментально обгорать даже в подвалах замка Иф.
Фотографии модель разбросала по столику, покрытому потертой клеенкой. У Рози имелись собственные представления об уюте, и в основном они заключались в том, чтобы довести любую вещь до максимально древнего возраста. Ничего нового, или, боже упаси, современного!
Даже здоровенные фаянсовые цветочные горшки на лилипутском кухонном балконе с литой чугунной решеткой, больше напоминающем птичью клетку, а не архитектурный элемент, достались Рози не то от бабушки, не то вовсе от прабабушки.
Она еще раз перебрала снимки и довольно улыбнулась. Работы были просто великолепными.
– Умеет, стервец. Эрика права: этого у него не отнимешь, – заметила она вслух и поднесла особенно понравившуюся фотографию поближе к глазам.
На четком черно-белом оттиске Рози стояла на поросшем травой холме и пристально вглядывалась в плотную стену деревьев, виднеющихся неподалеку.
Всякий раз молодая манекенщица искренне поражалась способности талантливых фотографов сделать из самой обыкновенной девушки сказочную фею. Ниспадающая до земли одежда, в кудрявых волосах запутались кленовые листья, маленькие руки сцеплены в замок, босые ноги чуть выглядывают из-под длинного подола. Ослепительная красавица на фото приподнялась на цыпочки и высматривает кого-то среди деревьев: то ли возлюбленного, то ли просто странника, проезжающего мимо. От фотографии веяло волшебством и чудесами.
Рози и не подозревала, насколько становится похожа на эту самую сказочную фею, когда ее правильное красивое лицо покидает привычная гримаска проказливого дьяволенка. Она привыкла думать о себе, как о высокой, чуть нескладной девушке, которую дураки модельеры почему-то сочли пригодной для подиума.
Всякий близко знающий ее человек мог бы сказать, что пора подростковой угловатости давно миновала и теперь из неуклюжего птенца вырос прекрасный лебедь. Но вот беда, Рози никогда никого не слушала и продолжала щеголять в заношенных донельзя кроссовках, рваных джинсах и нелепых безразмерных футболках, приобретенных по случаю на блошином рынке и неизменно приводящих Эрику в ужас и отчаяние. Однако ничего поделать с упрямой манекенщицей было невозможно.
Впрочем, нарядов в жизни Рози было предостаточно. Ведь иногда за вечер показа ей приходилось сменить около пятнадцати платьев.
А туфли на высоком каблуке! Вот что она ненавидела больше всего. При незаурядном росте, которого Рози первые пятнадцать лет жизни отчаянно стеснялась и даже едва не нажила себе искривление позвоночника, стараясь казаться пониже, каблуки могли стать сущей пыткой.
Если позволить себе так думать, конечно. И Рози, измученная комплексом неполноценности, к сожалению, именно это себе и позволила. Поэтому большую часть времени проводила в удобной растоптанной обуви на плоской подошве, игнорируя жалобные стоны друзей.
– Выходит, – продолжала рассуждать она вслух, перебирая глянцевые оттиски по пятому разу, – я прямо-таки неописуемая красавица. Прекрасное видение, не иначе. Даже приятно взглянуть.
Послышалось томное завывание, и из корзинки, стоящей под столом, выбрался сэр Родерик. Несчастный пес мучился от жары.
Бассет немного походил по кухне, высунув язык, тяжело дыша и стуча когтистыми кривыми лапами, потом шумно напился из миски с водой, помотал ушами и обессиленно рухнул около покосившегося сиденья хозяйки.
– Жарко тебе, негодяй? – пробормотала Рози, продолжая перебирать снимки и раскачиваться на хлипких деревянных ножках табурета. – Ничего не поделаешь. Можно было бы спрятать тебя в холодильник до лучших времен. Но нет, не выйдет, холода ты не переносишь… В подвал? Темноты ты тоже боишься. На улицу выходить опасаешься, да там еще жарче, чем дома… Стало быть, прояви терпение. Когда-нибудь да настанет прохладная погода. Скажем, пойдет дождик. Или снег. Или град. Хороший ураган, вот что всем нам нужно! Цунами, ураган и землетрясение…
Под окнами внезапно раздалось журчание воды, выливающейся из шланга. Это мистер Эдвард Доусон, владелец дома, пытался спасти от полного засыхания скудный травяной газончик, в незапамятные времена разбитый перед облупившимся фасадом.
Сэр Родерик испуганно гавкнул и на всякий случай спрятался обратно в корзину.
– Ну-ну, во всей красе, – ядовито заметила Рози. – Бесстрашный защитник слабых и обездоленных. Интересно, что случится, если на меня нападут в темном переулке? Я-то отобьюсь, а вот ты, ушастый, коротконогий, трусливый, жирный пес…
Она не договорила, заслышав негромкий стук во входную дверь и позвякивание колокольчика. Поскольку вся квартира состояла из комнаты и кухоньки площадью с носовой платок, безо всяких дверей сразу переходящей в прихожую, где под силу было развернуться только одному человеку, никаких проблем со слышимостью не возникало. Иногда это было даже к лучшему.
– Кого еще там черт принес? – осведомилась гостеприимная хозяйка сама у себя, неохотно спуская ноги с удобной подставки.
Сунув босые ступни в удобные мягкие тапочки, покрытые веселеньким узором, Рози прошлепала к двери и заглянула в глазок. В полутемном коридоре неуверенно переминался с ноги на ногу Сэм Коллинз. В руках он крепко сжимал нечто, подозрительно напоминающее букет цветов в желтоватом бумажном кульке.
Молодая женщина тяжело вздохнула, но все-таки открыла задвижку.
– Здравствуй, Рози, – пробормотал Сэм, нерешительно улыбаясь. – Дело в том, что Питер вчера напечатал фотографии и я вот решил занести… На улице-то жарко как… Фотографии очень красивые…
– Да уж, представляю себе, – ядовито ответствовала безжалостная девица, из вредности продолжая загораживать дверной проем. – Надо сказать, что Питер вчера послал мне эти фотографии с курьером. Целую пачку и вторые экземпляры. Повод ты придумал, конечно, неплохой, но не особенно правдоподобный.
– Но я же не знал, – попытался оправдаться Сэм.
– Как же!
Ну и что с того, – неожиданно возразил журналист, протягивая хозяйке квартиры букет очаровательных разноцветных маргариток, и вправду аккуратно завернутых в упаковочную бумагу.
Вероятно, так Сэм попытался спасти нежные цветы от палящих лучей летнего светила.
– Разве я сделал что-то плохое? Просто захотелось тебя увидеть, и я заехал. Вот, цветов по дороге набрал. Разве они не красивые?
– Очень! – честно сказала Рози, благосклонно приняв букет. Она обожала полевые цветы. Интересно, откуда об этом прознал сей журналист? Хотя знать все – это профессиональная обязанность любого борзописца. – Все равно высохли бы на солнце при такой погоде. А тут я поставлю их в воду и буду любоваться. Где-то у меня была бабушкина ваза…
Она наконец посторонилась и гордо прошествовала в кухню, даже не подумав пригласить нежданного визитера в дом. Гостеприимства, как видно, Рози было не занимать.
Впрочем, Сэм и безо всякого приглашения проник следом, немедленно заполнив собой всю прихожую. Его светловолосая макушка как раз пришлась под самый потолок – антресоли в коридоре пожирали огромный кусок и так дефицитного пространства.
Рози покопалась на полке и вытащила оттуда белую фаянсовую вазу с отбитым краешком и тонкой, тщательно заклеенной трещиной на боку. Вазу украшали изображения разнообразных цветов: тут были и васильки, и маки, и вьюнки. Видимо, этот предмет интерьера сделали когда-то очень давно и, возможно, даже расписали вручную.
Поставив цветы и налив в вазу отстоянной воды из большого кувшина, рыжеволосая красотка водрузила букет на стол и наконец соизволила обратить внимание на Сэма, все еще мнущегося в прихожей.
– Ну и чего стоишь? Проходи, я не кусаюсь.
– Наверное, стоило позвонить… – снова застеснялся молодой человек, на которого хрупкая манекенщица действовала, как тарантул на воробья, то есть внушала непреодолимые ужас и почтение, доводящие до полного ступора.
– Толку-то! – отмахнулась Рози. – Телефона здесь все равно нет, дом старый, так что хоть обзвонись. Да, кстати, а откуда ты узнал мой адрес? Ну, если Эрика проболталась! Никак она не успокоится!
– Мы же тебя после пикника домой завозили, – удивился Сэм. – Разве ты забыла? Я запомнил адрес.
– Ах да, профессиональная память…
– Нам без этого никак не обойтись, сама понимаешь, – гордо ответил журналист. – Быстрые ноги и крепкая голова, вот два главных орудия производства всякого собирателя новостей.
– Ну конечно… А еще я в нее ем, – хихикнула Рози, припомнив анекдот про тупицу боксера.
Сэм нерешительно улыбнулся в ответ.
– Если хочешь знать, Эрика меня даже отговаривала. Сказала, что у тебя ужасный характер и все такое.
– А ты что?
Рози снова уселась на табурет, положила ноги на соседний и принялась раскачиваться, совершенно не обращая внимания на тот факт, что старенькая фланелевая рубашка и нижнее белье, пусть даже в веселенький цветочек, никак не могут сойти за изысканный наряд для приема гостей. Даже если сильно напрячь воображение.
– А что я? Мне лично кажется, что характер совсем не ужасный. Просто ты высоко ценишь свое личное пространство, вот и все.
– И ты, стало быть, решил в него вторгнуться?
– Я с букетом, – несколько невпопад ответил Сэм.
– Думаешь, букет – достаточное извинение? – тут же фыркнула Рози, распахивая фиалковые глаза. – Ну ладно, раз уж ты случайно принес мои любимые цветы, напою тебя чаем… Нет, чай весь закончился. Есть кофе без сахара и вода из-под крана, на выбор.
– Выбор не богат, но кофе я бы охотно выпил. Даже без сахара. А нет ли молока? Может быть, посмотреть в холодильнике?
– Пожалуйста, смотри. – Рози сделала небрежный жест рукой.
Сэм с опаской приоткрыл дверцу низенького агрегата, одновременно служащего подставкой под газеты и журналы.
– Рози, ты совсем ничего не ешь, что ли? – не смог он сдержать удивленного восклицания.
Холодильник не работал. В его темных недрах давно уже не водилось продуктов, зато лежали роликовые коньки и новомодные кевларовые щитки для локтей и коленей.
– Ем, почему же? – ответила молодая манекенщица. – На работе ем, и иногда мы с Эрикой ходим в кафе. И вот у меня тут, в шкафчике, три йогурта стоят… Нет, уже испортились, придется вылить. Я вообще-то поесть люблю, просто готовить ненавижу.
– И поэтому твой холодильник уже давно скончался от тоски? Он же не холодит совсем.
– И не работает.
– Может, его починить? Могу в этом помочь.
– А что туда класть? – резонно возразила Рози, доставая кофемолку. Та тоже оказалась старинной тяжелой металлической ручной мельничкой с красивыми сине-белыми эмалевыми вставками на потускневших латунных боках.
– Хотя бы консервы для собак.
– Еще чего! Кормить старичка консервами, да за кого ты меня принимаешь? Я каждый день бегаю за свежим мясом. Правда, зубы у него уже не те, приходится возиться с мясорубкой. Так что мороки с готовкой мне хватает, сам понимаешь.
– Неужели каждый день?
– Точно так. Вот, держи. – Рози сунула древний предмет кухонной утвари Сэму. – Сюда насыпают зерна, а эту рукоятку крутят. Неблагодарный ручной труд, зато кофе получается чудесный.
– Ты не пробовала обзавестись электрической? – осторожно поинтересовался гость, глядя, как Рози насыпает в латунную ступку, по всей видимости ровесницу кофемолки, зерна кардамона и душистые коричневые обломки палочки корицы.
– Сэр Родерик совершенно не переносит шума электромоторов, впадает в панику и мечется по всей квартире, – объяснила его собеседница, энергично измельчая пряности. – И вообще, физический труд приносит больше удовлетворения. И я так привыкла. И не твое дело!
– Да, не мое, – покладисто согласился молодой человек, прилежно поворачивая деревянную рукоятку мельнички и с большим энтузиазмом принюхиваясь к ароматному, совершенно сногсшибательному запаху толченой корицы. – Тогда и готовить надо самой, разве нет?
– А я не люблю. К тому же мне никто не указ, как ты мог заметить. Никаких дурацких мужей, родственников, братьев и сестер. Так что я преспокойно заказываю пиццу: оп-ля! А кофе варить мне просто нравится. Есть какие-то возражения? Желание провести дискуссию?
– Что ты, Рози, никаких возражений. И пахнет просто замечательно.
То-то! – подытожила неутомимая спорщица, насыпая измолотые зерна и пряности в медную джезву и заливая водой. – Сейчас закипит и можно будет приступать… А теперь признайся, дорогой Сэм Коллинз, с какой целью ты ко мне притащился? Ради кофе? Цветочки подарить? Что-то мне не верится, ты уж прости.
– Отчего же?
– А от того, что Эрика тебя наверняка агитировала: развлеки, мол, Рози, что она там чахнет в одиночестве, надо поднять ей настроение, а то завтра не сможет работать… Права я?
– Вообще-то нет.
– А мне сдается, что права. Моя добросердечная подруга вечно подсылает всяких недоумков в надежде, что я заведу многообещающий роман. Только мне этого не нужно, ясно? – Молодая женщина яростно сверкнула глазами.
– Во-первых, большое спасибо за недоумка! Чем это я заслужил такое лестное определение? – наконец обиделся долготерпеливый Сэм. – Во-вторых, тебе нужно работать в ЦРУ или в ФБР, с такой-то подозрительностью. Я, конечно, понимаю, что нахально пришел без приглашения. Но как его получить, если ты нигде не показываешься? Мне через неделю уезжать, телефона у тебя нет, сама сказала… При чем тут Эрика?
– Потому что… – начала было Рози, но тут позабытый всеми кофе решительно зашипел, покрылся шапкой упоительно коричневой пены и ринулся из джезвы на конфорку, заполнив всю кухню запахом пригоревшей гущи.
– Бежит!
– Тряпку давай!
– Вот, черт возьми, все насмарку!
– Тряпка-то где? Салфетки?
– Не знаю! Полотенце давай!
– А где полотенце? – Сэм бестолково метался по кухне в поисках хоть чего-нибудь, но так ничего и не нашел.
– Вы законченный идиот, мистер Коллинз! Кофе пропал, плиту теперь сто лет отмывать… – горестно заключила Рози, пытаясь одной рукой распечатать пачку бумажных салфеток, чтобы оттереть пригоревшую гущу. В другой она сжимала деревянную ручку джезвы, потому что подставка тоже потерялась.
– Это не я законченный идиот, просто у тебя ничего не найдешь. Где полотенце, где тряпка, где хоть что-то?
В довершение переполоха сэр Родерик выполз из-под стола и оглушительно залаял. Видимо, ему приснилось, что на квартиру совершили налет грабители.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва верности - Лавендер Вирджиния

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Клятва верности - Лавендер Вирджиния



Бред!!!
Клятва верности - Лавендер ВирджинияЛейла
21.04.2012, 22.28





Кусок обычной жизни, кому-то нравится, кому-то нет. Не сказочка, можно почитать.rnна любителя.
Клятва верности - Лавендер Вирджинияиришка
8.08.2013, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100