Читать онлайн Ускользающие тени, автора - Лампитт Дина, Раздел - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ускользающие тени - Лампитт Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ускользающие тени - Лампитт Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ускользающие тени - Лампитт Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лампитт Дина

Ускользающие тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Она подозревала, что с ней творится что-то неладное. Сара понимала это, осознавала, что в своей безумной жажде любви она позволила себе увлечься не чем иным, как сомнительными связями и недостойными поступками. Тем не менее она не могла себя сдержать, хотя временами чувствовала себя подобно римской императрице давних времен, устраивающей разнузданные оргии. Но, что еще хуже, она наслаждалась этим с тех пор, как вкусила сладости запретного плода. Леди Сара Банбери стала бессердечной, как блудница, как дешевая потаскуха, но оправдывала свои развратные действия поиском того единственного мужчины, любовника, с которым она хотела бы провести оставшуюся жизнь.
Падение и пренебрежение прежде твердыми принципами началось с ее связи с Карлайлом, которая обещала быть краткой, несмотря на то что Сара посвятила своего поклонника в искусство любви. Сэр Чарльз еще не вернулся из Бата, сообщив, что на этот раз его одолело желудочное недомогание. Располагая средствами, добытыми удачными победами своих лошадей в Ньюмаркете, он решил подкрепить силы на водах Спа во Франции, тем более что врач настоятельно рекомендовал ему повторить курс лечения.
Летом 1767 года любовники расстались, и Сара снабдила Карлайла необходимыми наставлениями относительно переписки: письма к ней следовало отправлять через их общего друга Джорджа Селвина. Опечаленный граф отправился к Чарльзу Джеймсу Фоксу в Италию, а Сара покорно последовала за мужем во Францию, напустив на себя вид преданной жены.
Спа, курортный городок размером не более деревни, обещал быть забавным, беспечным, но скучноватым местом, и Сара восполняла недостаток развлечений самым умеренным из флиртов с известным графом Равинским, восемнадцати летним юнцом, который едва оправлялся от ран, полученных на дуэли из-за его любовницы. Чарльз постепенно возвращался к прежним излюбленным занятиям: азартно поблескивая глазами, приобретя совершенно божественную элегантность, он играл с утра до поздней ночи, давал роскошные завтраки и балы для своих новых друзей.
Но идиллия в конце концов была завершена, и чета Банбери вернулась домой поздно летом, где приняла непосредственное участие в семейных делах. Жена Сте родила первого ребенка, и Сара оказывала ей всяческую поддержку, а сэр Чарльз жаждал переизбрания в парламент.
Затем наступила осень с обычным, кругом удовольствий, Джордж Селвин часто посещал дом в Приви-Гарден и передавал Саре новости от Карлайла, заодно сопровождая ее в театр и оперу, обедая и танцуя с ней в голубой гостиной у Элмака. Сэр Чарльз только посмеивался, видя последнюю проказу своей жены.
Именно этой связи суждено было стать решающей, думала впоследствии Сара. Если бы ее супруг был недоволен ее слишком частыми встречами с Селвином, если бы его раздражали многочисленные сплетни о юном Фредерике, Сара постаралась бы смягчить ситуацию. Но равнодушие ее супруга, каким бы признанным содомитом он ни был, наконец стало невыносимым. Сара начала приглашать мужчин пообедать с ней в доме в Приви-Гарден. За этим предложением почти сразу, часто даже в ту же ночь, следовало приглашение в ее будуар.
Во время таких встреч со всеми галантными повесами Лондона Сара чувствовала, что она одновременно и скатывается на дно пропасти, и достигает неизвестных высот. Возможность менять мужчин каждые несколько недель, ощущать новое, сильное и жаждущее тело было самым восхитительным из развлечений. Но, как только связь подходила к концу и Сара замышляла новую, она сама, себе казались дешевой и развратной женщиной, время от времени ее мучил терпкий стыд, приводя в подавленное настроение. Никогда еще Сара не чувствовала себя такой счастливой и такой отвратительной.
Естественно, за несколько дней по городу разошлись сплетни. Ее любовники под впечатлением любви с Сарой, пораженные ее умением заставить их стонать в экстазе от ее ласк, хвастались напропалую. Иметь плотскую связь с леди Сарой, а потом рассказывать о ней налево и направо стало делом гордости каждого мужчины. Мужчины, не получившие приглашения от нее, считались опозоренными, причем, те, кто постарше, только посмеивались, а молодежь настойчиво добивалась своего. Имя Сары Банбери стало символом упадка, всего развратного и запрещенного.
Прошло совсем немного времени, и кто-то шепнул правду на ухо сэру Чарльзу, да так, что тот вышел из обычного апатичного состояния.
— Я слышал, что мой дом превратился в притон, — грубо сказал он Саре, оставшись с ней наедине.
— Я не понимаю вас.
— В самом деле? В моем клубе все только об этом и говорят. Считают, что вы такая же доступная, как любая уличная девка, и вдвое более старательная. Я поражаюсь вам, Сара.
Она была настолько встревожена и недовольна сама собой, что превратила свою ярость в оружие:
— А что прикажете мне делать, если вы не проявляете ко мне ни малейшего интереса? Почему вы уже месяц не притрагивались ко мне?
— Не мог дождаться своей очереди, — лаконично съязвил Чарльз.
— Вы сами этого добились! — яростно воскликнула Сара, уязвленная до глубины души сарказмом мужа. — Мне мало любви такого человека, как вы. Неудивительно, что я предприняла поиски человека, который мне нужен.
Чарльз Банбери побелел, черты его лица заострились.
— Я предоставил вам дом и все, чего вы могли пожелать, — холодно сообщил он. — Я обеспечил вам удобную жизнь и даже закрывал глаза на вашу привычку развлекаться отвратительным флиртом, и теперь вы обвиняете меня в недостаточном мужестве! Верно, мне никогда не удавалось насытить ваши чудовищные и неутолимые желания, но я не пренебрегал своим долгом по отношению к вам!
— Долг, долг! — вскрикнула Сара. — Побуждать к этому должна любовь!
Муж пренебрег ее словами:
— На этот раз вы зашли слишком далеко. На мой взгляд, наш брак распался раз и навсегда. О, не тревожьтесь, я буду продолжать кормить и одевать вас. Но больше вы не опозорите мой дом и мое имя. В будущем я предоставлю вам возможность прелюбодействовать в другом месте. И, если вам невтерпеж отыскать ту единственную важную для вас драгоценность, приступайте к поискам, и черт бы вас побрал, шлюха!
Повернувшись, онхлопнул дверью. В таком решительном и раздраженном состоянии Сара еще не видела своего мужа.
Она проплакала всю ночь и почти целиком следующий день, а потом принялась подыскивать место, где смогла бы беспрепятственно предаться утехам любви. Именно в то время, пока она проезжала по улицам Лондона, пристально глядя в окно кареты, она, наконец, почувствовала себя безумицей, ощутила, как эхом в ней отзывается похоть ее короля-прадеда, чьи любовные похождения были неистовыми и многочисленными. Она поняла, что ничем не сможет помочь себе.
— Я буду поступать так, как мне угодно, — вызывающе произнесла Сара, — буду заниматься любовью так часто, как только пожелаю. Почему женщины так несчастны? Мужчин за их прелюбодеяния называют всего-навсего проказниками и повесами, а к женщине навечно приклеивается позорная кличка «шлюха»!
Несчастная женщина нашла точно такое место, как она искала, в Лонг-Эйкр. К ряду элегантных комнат вела лестница, она выходила во двор, достаточно просторный, чтобы там мог развернуться экипаж. Внизу располагался трактир, слуги из которого разносили еду и питье обитателям верхних комнат. Отдельные ключи обеспечивали доступ к лестнице и выбранным апартаментам, изнутри двери можно было запереть на прочный засов.
— Я буду брать комнату на ночь, — сказала Сара беспечно тощей, бесцветной женщине — владелице дома.
Ко всем прочим ощущениям прибавилось волнующее чувство таинственности. В плотной вуали, наняв закрытую карету, Сара появилась в апартаментах уже в сумерках и обнаружила, что ее опередил ее последний выбор — актер Уильям Пауэлл, которого Сара шесть лет назад видела в роли Дэвида Гаррика и с тех пор восхищалась этим мужчиной. В маске и длинном плаще он стоял на нижней площадке, заказывая изысканные блюда и вина.
— Дорогая! — воскликнул он, завидев Сару. — Я никогда и мечтать не смел о таком счастье!
Она надеялась, что этот привлекательный и сильный мужчина, искусный любовник — именно то, что надо, и что ее поиски наконец-то завершились. Уилл в самом деле был опытен и похотлив, повторяя в спальне все уроки, усвоенные им в театре.
— Расскажите же мне что-нибудь, — попросил он, когда потом любовники сидели перед камином, поглощая принесенный им изысканный ужин, который вышколенные слуги оставили у дверей комнаты, не смея входить внутрь.
— Что же?
— Неужели вас не тревожит ваша репутация, так поспешно приобретенная сомнительная известность?
— Ничуть, — беспечно ответила Сара. — Не понимаю, почему женщинам запрещены все те развлечения, в которых проводят свою жизнь мужчины.
— Вероятно, большинство женщин страшатся материнства, — задумчиво проговорил Уилл. — Вы не боитесь забеременеть?
— Это невозможно, — столь же беспечно возразила Сара. — Я пробыла замужем несколько лет и, как видите, безрезультатно. Очевидно, со мной что-то не в порядке. С одной из моих сестер дело обстоит таким же образом.
— Тогда вам просто повезло, если вы желаете предаться наслаждениям.
Сара лениво улыбнулась:
— Конечно. Кстати, вино восхитительно — не находите, мистер Пауэлл?
— Я больше склонен восхищаться вами, — ответил ее любовник, и оба поспешно поднялись из-за стола, направившись в спальню.
Эта связь продолжалась несколько недель, в течение которых они посещали дом в Лонг-Эйкр так часто, как только позволяла артистическая деятельность мистера Пауэлла. Из какого-то чувства верности Сара смотрела все спектакли с его участием и аплодировала, тайно улыбаясь при мысли о том, что ей удалось увлечь столь замечательного мужчину. Она убеждала себя, что по-настоящему влюблена в него, как ее подруга Сьюзен, которая бежала с актером. Но все ее мечты разрушились в одну злосчастную ночь.
Оба выпили слишком много и теперь бездумно смеясь, вырезали на деревянной раме окна: «Мистер П., актер, и леди С.Б. не раз совершали здесь приношения на алтарь Венеры».
Потом они предались неистовой любви и, наконец, пресытившись друг другом, начали болтать перед сном.
— Меня беспокоит такая ситуация, — произнес Уилл, приподнявшись на локте и разглядывая прекрасное лицо Сары, на котором едва начали проявляться признаки неумеренной жизни.
— Каким образом? — промурлыкала Сара, отвечая ему влюбленным взглядом.
— Так больше не может продолжаться.
— Что вы имеете в виду?
— Если я растрачу с тобой все свои силы, Сара, как же я смогу быть с кем-либо еще?
Она насторожилась и подтянула простыни к подбородку, чтобы прикрыть свою наготу:
— Но зачем вам это? Разве вам недостаточно меня?
— Более чем достаточно. Ты способна удовлетворить любого мужчину так, как не сумеет ни одна женщина на свете.
— Тогда в чем же дело?
— В том, что когда-нибудь я буду должен жениться. Актер не может всю жизнь прожить один. Мне нужна спутница на предстоящие годы.
Бедняжка Сара, совсем поглупев от страсти, сделала совершенно неверный вывод из его слов.
— О, Уилл! — радостно воскликнула она. — Если бы вы только знали, как я мечтаю стать вашей спутницей! Спасибо, спасибо вам!
— За что? — искренне изумился актер.
— Зато, что вы просите меня быть вашей женой, — уверенно ответила Сара, и благодарная улыбка преобразила ее лицо.
Он слегка отодвинулся:
— Вы заблуждаетесь, моя дорогая. Вы — женщина для развлечений, а не для брака.
Она молча уставилась на него, не в силах осмыслить сказанное.
— Откровенно говоря, Сара, вами руководят только ваши чувства. Мне жаль Чарльза Банбери, но я ему не завидую.
Пытаясь собрать остатки своего поруганного достоинства, Сара встала и завернулась в халат. Ее тело била дрожь. Она не смогла избежать жестокой истины, но с трогательной попыткой изобразить оскорбленную честь вышла из комнаты не оглядываясь.
Закрытая карета ждала ее во дворе. Но даже возвращение в супружеский дом не принесло ей облегчения. Сара лежала без сна, зная, что должна изменить свое отвратительное поведение, приостановить свое падение в адские глубины. Горько расплакавшись, она зажгла свечу и записала в дневнике:
«Больше я не могу продолжать такую жизнь. Меня несет, как корабль без руля и без ветрил. Я должна спасти свою душу».
Письмо прибыло неожиданно.
Вскрыв его, Сара прочитала: «Моя дорогая мадам, я слышал самые лестные отзывы о вас, поэтому взял на себя смелость отрекомендоваться вам лично. В следующий четверг я навещу вас вместе с вашей подругой мисс Китти. Ваш покорный слуга, капитан Родрик Шоу».
В течение двух недель Сара вела безгрешную жизнь и теперь почувствовала, как ее сердце забилось в преддверии нового искушения. Она недоумевала по поводу своего нежданного почитателя и неизвестной подруги, пока не вспомнила маленькую, как карлица, женщину, вечно окруженную шумным обществом. Ее принимали, несмотря на несколько скандальную репутацию, оказывая снисхождение потому, что эта дама была весьма забавна. Вспомнив все это, Сара приказала принять пару, когда на следующий день ей доложили о ее прибытии.
Одного взгляда ей хватило, чтобы вспомнить самые худшие сплетни о Китти и увидеть истинные намерения галантного капитана. Его цветущий вид, голубые глаза навыкате и слишком понятный и громкий смех объяснили Саре все.
— Весьма польщен, мадам, — хохотнул он. — Надеюсь, вы окажете мне и этой славной даме честь сопровождать нас в Вокс-Холл. По такому случаю там уже заказан кабинет.
Чувствуя отвращение к этой паре, Сара ответила:
— Благодарю вас, сэр, но не могу принять ваше предложение. Вам и Китти придется отправиться туда вдвоем.
— Что за чепуха! — весело воскликнул Родрик. — Даже слышать не желаю! Нет, леди Capa, такой ответ совершенно неприемлем.
Внезапно поняв всю безнадежность ситуации, Сара изменила свое решение. В конце концов, что может с ней случиться, если пылкая мисс Китти почти не спускает глаз со своего отвратительного друга?
Кабинет, который заказал капитан, оказался недурным местечком. Сара заметила нескольких знакомых, которые уже давно порвали с ней всякие отношения. Задрожав, она нагнула голову, чтобы спрятать выступившие на глазах слезы, и искренне пожелала себе провалиться сквозь землю.
— Ну, ну, — развязно обратился к ней капитан, — не стоит расстраиваться. Такой красотке не к лицу быть печальной. — И он наполнил ее бокал пенящимся шампанским.
Сара осушила бокал одним глотком и почувствовала, как к ней возвращается хорошее настроение. Подняв голову, она заметила, как приветливо машет Китти лорду Кавендишу, который неохотно отвечает на ее приветствие.
— Знаете, душенька, — прошептала она Саре, — недавно я разбила ему сердце своим отказом. — И она метнула в сторону капитана лукавый взгляд. — Я просто обязана ненадолго присоединиться к милорду. Прошу меня простить.
Она поднялась, чтобы покинуть кабинет, а затем обернулась, игриво грозя пальчиком:
— Ну, не ревнуйте, Родрик, — я не задержусь там долго. Леди Сара, я передаю своего возлюбленного в ваши надежные руки.
— Итак, — произнес капитан, когда карлица исчезла, — мы наконец-то остались одни!
— Видимо, да.
— Не хотите ли прогуляться? Аллеи здесь просто восхитительны, по крайней мере, на мой взгляд.
Думая, что прогулка даст им хоть какой-нибудь предмет для беседы, Сара поднялась на ноги:
— В самом деле, сейчас приятно будет пройтись. Снаружи дул прохладный ветер, и она вздрогнула.
Поклонившись, капитан предложил ей руку, которую Сара приняла с некоторым смущением, решив, в конце концов, что отказаться будет просто невежливо. Так, неприлично близко придвигаясь к своей спутнице, капитан повел ее в сторону аллей.
Сады Вокс-Холла были пышными и великолепными, они занимали несколько акров, и, поскольку вход в них стоил всего шиллинг, сады приобрели гораздо большую популярность, нежели парк «Ренлаха», за вход в который требовали два шиллинга и шесть пенсов, несмотря на то, что в эту сумму были включены чай и кофе. Еще одним преимуществом Вокс-Холла были длинные зеленые аллеи, освещенные подвешенными на ветвях фонариками и все равно полутемные. Именно сюда стремились все любовники. Некогда по этим самым аллеям прогуливался брат Сары, герцог Ричмондский, со своей приятельницей мисс Пэтти Ригби. И теперь, к своему недовольству, Сара почувствовала, как капитан, крепко сжав ее ладонь, увлекает ее в сторону самой темной из аллей.
— Куда мы идем? — спросила она.
— Туда, где я хотел оказаться с вами с тех самых пор, как увидел надпись.
— Какую надпись?
Родрик залихватски подмигнул ей:
— Вы бойкая дамочка, верно?
— О чем вы говорите?
— «Мистер П., актер, и леди C.B. не раз совершали здесь приношения на алтарь Венеры». Черт побери, когда я прочитал это, меня прямо-таки прошиб пот! Я разыскивал тех, кто знаком с вами, но натолкнулся только на эту чертову мисс Китти.
— Быть с вами, с таким ничтожным пустозвоном? — пренебрежительно ответила Сара, круто повернулась на каблуках и заспешила прочь.
— Ну, ты у меня поплатишься! — взревел капитан и тяжелой рысью ринулся за ней.
В ответ Сара обернулась и наградила его хлестким ударом, немало порадовавшись при виде того, как грузный военный рухнул на дорожку, как поваленная кегля. Пораженный, он несколько секунд лежал неподвижно, а потом с громким пыхтением поднялся на четвереньки. Не в силах совладать с искушением, Сара наградила его пинком.
С ревом капитан поднялся на ноги и, не сводя с Сары злобных глаз, налитых кровью, стал надвигаться на нее. Перепуганная его внезапной злобой, Сара пронзительно крикнула, и тут же на дорожке появилась закутанная в черное фигура, приведя обоих в изумление.
— Вы мерзавец, — без предисловий заявил незнакомец. — Вбейте это в свою вшивую башку, сэр. — И крепкая эбеновая трость с силой опустилась на редеющие рыжие кудри Родрика Шоу.
Капитан издал хрюкающий звук и как мешок рухнул к ногам Сары. Переступив через его разметавшиеся по дорожке ноги, Сара передернула плечами и глубоко вздохнула, а потом повернулась к своему спасителю.
Внимательно рассмотрев его, она едва подавила удивленное восклицание. Высокий, статный, чрезвычайно бледный мужчина с орлиным носом и прямыми каштановыми волосами как будто сошел с полотен Тициана. Что-то в его лице показалось Саре очень знакомым.
— Мы знакомы, сэр? — спросила Сара, беря его протянутую руку и направляясь вместе с незнакомцем по дорожке. Позади постанывал и пытался встать капитан.
— Гордон, — с поклоном ответил спаситель Сары. — Уильям Гордон, к вашим услугам.
— Лорд Уильям Гордон?
— Он самый.
— Значит, мы с вами родственники, хотя и весьма отдаленные. Я — Сара Банбери.
Даже зная ее сомнительную репутацию, лорд Уильям не подал виду, просто поцеловав ее протянутую руку.
— При каких странных обстоятельствах иногда проходят семейные встречи!
Сара оглянулась через плечо:
— Надо бы послать кого-нибудь ему на помощь.
Лорд коротко хохотнул:
— К чему? Забудьте про это грязное животное. Очевидно, при всем своем классическом облике молодой человек был лишен христианского милосердия.
— Хорошо, — ответила Сара, начиная чувствовать интерес к своему спутнику.
— Вы позволите проводить вас домой? Похоже, для одного вечера ваше знакомство с садами Вокс-Холла стало слишком близким.
— С удовольствием приму ваше предложение, — откровенно ответила она, действительно находя удовольствие в его обществе, тем более что новый знакомый обращался с ней так, как и подобает обращаться со знатной дамой.
— Думаю, вам следует знать, — сказала она, когда дверца кареты захлопнулась за ними и карета шагом двинулась в сторону Приви-Гарден, — у меня ужасная репутация.
Лорд Уильям улыбнулся в темноте:
— Этому я не удивляюсь, дорогая.
Внезапно забавная ситуация и то, какой оборот принимает судьба, настолько подействовали на Сару, что она разразилась смехом и спрятала залитое слезами лицо на груди кузена.
— И все, что говорят обо мне, совершенно справедливо. Вы удивлены?
— Не могу дождаться, пока не увижу этого сам, — ответил Уильям, прищуривая глаза.
Сара вела дневник с самого детства и привыкла изливать в нем свои мысли:
«Что за десница Провидения привела меня в увеселительные сады в ту самую ночь, когда там оказался лорд Уильям Гордон? С самого момента нашей встречи нас стало тянуть друг к другу как магнитом. Я уже чувствую, что нашла вторую, половину своей души. Я позабыла о своем прошлом и начала новую жизнь, будучи всецело предана тому, кто для меня дороже самой жизни».
Сара понимала, что выражается слишком цветисто, но эти слова появились прямо из ее сердца. В романтической особе своего отдаленного кузена она чувствовала человека, предназначенного для нее самой судьбой.
Этой ночью он проводил ее до дома, откланялся и исчез, но на следующий день появился вновь.
Ни один из них никогда не испытывал ничего подобного. Для лорда Уильяма Сара казалась самой прекрасной женщиной, какую он когда-либо видел. Фигура этой двадцатитрехлетней красавицы, годом младше его самого, казалась Уильяму совершенной, лицо — божественным, вдобавок он высоко ценил ее неподражаемое искусство любви. Сразу же решив, что весь прежний опыт Сары пойдет только на пользу ему самому, Уильям забыл прошлое своей возлюбленной и сосредоточился на великолепном настоящем.
Она считала его божественным мужчиной, обладающим красотой и манерами венецианца, ибо впервые в жизни она могла без смущения любить искренне любящего ее человека.
Ненадолго расставшись на Рождество, когда Саре вместе с сэром Чарльзом пришлось посетить вместе Бартон, любовники воссоединились в январе. И хотя их встречи происходили тайно, за запертыми дверями дома на Лонг-Эйкр, языки сплетников уже начали работу.
— Я видела, что у леди Сары вновь началось… — многозначительно намекнула леди Мэри Коук Джорджу Селвину.
— Что именно?
— Вы прекрасно знаете что. Это называется сомнительным поведением. Как распутна эта женщина!
Старый лицемер тяжело вздохнул:
— В самом деле. Боюсь, на мне лежит печальная обязанность написать бедняге Карлайлу и сообщить ему о самом худшем.
— От меня можете добавить, что ему лучше всего позабыть об этой женщине. Из всех недостойных женщин, каких я когда-либо встречала, первенство принадлежит Саре Банбери.
— И это я тоже должен передать Карлайлу?
— Как вам будет угодно.
Однако когда дошло до дела, Джордж Селвин не выказал себя столь нелюбезным и в своем письме от 26 февраля 1768 года просто сообщил, что, по общему мнению, лорду Уильяму Гордону лучше было бы покинуть город.
— Но как относится ко всему этому Банбери? — поинтересовалась леди Мэри, высказывая вопрос, который занимал в то время почти все умы.
— В отношении нее он просто, как говорится, умыл руки.
— Я уверена, что при всех ужасных сплетнях о нем, Банбери — славный малый.
— Вот именно.
Так проходила полная слухов и догадок весна; муж Сары вновь предался излюбленным развлечениям на скачках, а она сама и Уильям, страстно преданные друг другу, целые дни проводили в любви и веселье. Однако из всего этого бурного времени, сезона цветов и шампанского, один день по многим едва уловимым причинам навсегда остался в памяти Сары.
Наступил не по сезону теплый март, и любовники устроили пикник на природе неподалеку от Челси. Раскинувшись в привольных позах, они потягивали шампанское из полупинтовых бокалов и смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова.
— Интересно, какое будущее нас ждет, — высказала вслух свои мысли Сара.
Уильям поднял голову:
— Если в этом будущем мы с тобой останемся вдвоем, мне больше ничего не надо.
Сара посерьезнела:
— Но, дорогой, разве такое возможно? Я замужем за сэром Чарльзом Банбери и в конце концов должна поступить как и подобает жене.
— Тебе известно, что существует развод.
— Да, но как же трудно достигнуть его! — Внезапно Сару осенила идея. — Полагаю, мы всегда можем бежать, — произнесла она, тут же вспомнив Лозана и пожалев о своих словах.
Однако, в отличие от француза, лицо Уильяма прояснилось.
— Что за чудесный смелый план! Двое любовников против всего мира, супруги перед глазами Бога, но грешники для остальных!
— Значит, ты готов пожертвовать всем ради меня?
— Охотно, — ответил Уильям, придавая своему мрачному лицу решительное выражение. — Назови место и время, и я буду готов служить тебе.
Это Сара хотела услышать больше всего. Их последующее соитие стало невероятно страстным, ее тело уподобилось скрипке, подчиняющейся его смычку, а он был смел и решителен, как настоящий виртуоз. Глядя на его лоб, покрывшийся росинками пота, на прямые, взлохмаченные от беспорядочных движений волосы, Сара уверяла себя, что еще никогда не испытывала такого всепоглощающего чувства, и когда она достигла экстаза, то вслед за ним пришло сожаление — женщина чувствовала, что больше это никогда не повторится. И все же их любовь в этот день была особенно пронзительна и сильна, поэтому воспоминания о ней преследовали Сару весь славный день и половину ночи.
«Сегодня, — записала она в своем тайном дневнике, — я достигла высот человеческого опыта. Когда лорд У.Г. вошел… — Сара покраснела, записав столь интимную подробность, — …я почувствовала, что полностью соединилась с ним — телом, разумом и душой. И все это окружал дух невинности, как будто он был Адамом, а я — Евой, пребывающими вместе в раю еще до появления змея».
Но даже эти столь смелые слова не могли выразить всю полноту ее чувств. В этом соитии было действительно что-то необычное, и Сара не знала способа описать такие тонкие и едва уловимые ощущения, но, если бы и знала, пожалуй, воздержалась бы от их описания. Записи ее дневника были самыми смелыми и почти опасными свидетельствами против самой Сары. Беспокоясь о том, как бы эти свидетельства не были обнаружены, Сара положила дневник в запирающийся ящик, а потом забралась в постель и полностью отдалась грезам о своем возлюбленном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ускользающие тени - Лампитт Дина



Начинался роман не плохо,но потом такое началось,мой мозг устал его читать,меньше чем винегрет я его не назову все в куче!!!
Ускользающие тени - Лампитт ДинаН.
24.12.2015, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100