Читать онлайн Сицилийские страсти, автора - Лайонз Вайолетт, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сицилийские страсти - Лайонз Вайолетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 282)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сицилийские страсти - Лайонз Вайолетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лайонз Вайолетт

Сицилийские страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7



— Нет, Франческо, это невозможно! — Остановившись посередине огромной, роскошно обставленной спальни, Роберта вызывающе подняла подбородок и яростно сверкнула изумрудными глазами. — Я не буду спать здесь! Ни в коем случае!
Театральным жестом руки она указала на столь же огромную и роскошную, как и сама спальня, кровать. Из расположенного напротив кровати большого окна в дневное время наверняка открывался прекрасный вид на город. Сейчас же, поздним вечером, можно было видеть лишь множество огней самого разного размера и цвета. Уличные звуки до апартаментов почти не доносились.
— Ты же обещал, что у нас будут отдельные спальни! Что мы не будем спать вместе! Я не собираюсь…
— Я не говорил ничего подобного! — резко оборвал ее Франческо, выходя из смежной комнаты и подходя к Роберте. Лицо его было мрачным и злым. — Да и не мог сказать. Побойся Бога, дорогая, ведь мы собираемся разыгрывать из себя любовников. Кто же нам поверит, если мы потребуем отдельные спальни? Будь же благоразумна!
— Я вполне благоразумна, — возразила Роберта. — С моей точки зрения, во всяком случае. Ты действительно обещал, что мы не будем спать вместе…
— Но при этом имел в виду, что мы не будем заниматься сексом.
— Тогда тебе надо было выражать свои мысли яснее, гораздо яснее, — заметила Роберта самым язвительным тоном. — Потому что, услышав, что мы не будем спать вместе, я лично поняла это буквально. А учитывая, что в дорогих апартаментах должно быть более одной спальни, я полагала, что вряд ли с этим могут возникнуть какие-либо проблемы. В конце концов, если мы живем в одном номере и заходим туда вместе, кому какое дело, что происходит после того, как за нами закрывается дверь.
— А как насчет горничной? Что она увидела бы, войдя в номер утром?
— Я вполне способна разостлать постель вечером и убрать ее утром. А если держать мою одежду и личные вещи в твоей спальне, то все выглядело бы наилучшим образом. У нас не возникло бы никаких проблем. Ровным счетом никаких.
— Что ж, теперь никаких проблем не может быть даже в принципе. Здесь имеется одна спальня и одна кровать… и нам придется разделить и то, и другое.
— Ни в коем случае! — Отчаянно мотнув головой, Роберта для большей убедительности энергично замахала руками. — Ты можешь спать на диване в другой комнате… или хотя бы на полу.
— Вот еще! — Теперь замотать головой пришлось уже Франческо. — Мы выступаем в роли любовников. Любовники спят в одной постели. Мы тоже будем спать в одной постели. Она достаточно велика для этого.
Более чем велика, невольно согласилась Роберта. Если кровать большого размера принято называть королевской, то эта сгодилась бы даже императору. Но Роберту заботили отнюдь не размеры кровати, а интимность ситуации. Сколько бы свободного пространства их ни разделяло, все равно подобное означало бы лежать в одной постели с Франческо, а только при мысли об этом ее невольно бросало в жар.
— Ни в коем случае…
— Ты повторяешься! — прорычал он. — Но, честно говоря, в данный момент мне совершенно наплевать на то, чего ты хочешь, а чего нет! Я чертовски устал и собираюсь хорошенько выспаться. Кроме того, если бы даже я и согласился спать на диване — а я категорически против, — он слишком мал и неудобен для человека моего роста. Так что альтернативы просто нет.
Роберта неожиданно ощутила укол совести. Надо было признать, что Франческо действительно выглядел уставшим, и в этом не было ничего удивительного. Прошлой ночью ему почти не удалось поспать. Сама она засыпала под звук его шагов на лестнице, а проснувшись посреди ночи, слышала какой-то шум в его комнате. Утром, одевшись и спустившись в кухню, Роберта застала его уже просматривающим какие-то деловые бумаги…
— Ты слишком много работаешь, — сказала она ему теперь. — Сбавь обороты.
— Мой отец заболел и наконец-то согласился передать мне управление некоторыми компаниями.
— Могу поспорить, что это решение далось ему нелегко, — усмехнулась Роберта.
Винченцо Бальони был неуступчив, упрям, крайне консервативен и искренне полагал, что человека, способного вести его дела так, как ему нужно, не существует в природе, включая даже собственного сына. Кроме того, ему очень не понравилось, что Франческо привел в дом «одну из этой семейки». Однако, по крайней мере, старик всегда был с ней предельно честен. Чего никак нельзя было сказать о самом Франческо.
Горькие воспоминания заставили ее отвернуться под предлогом того, что надо осмотреть встроенный шкаф, достаточно большой для того, чтобы разместить в нем обмундирование целого полка.
— А как поживает… Луиза?
Роберта не могла не спросить об этом, хотя после того, как слова слетели с губ, готова была откусить себе язык. Наступившее за спиной гробовое молчание говорило само за себя, лишь усиливая ее душевную боль.
— Франческо, как она поживает? — повторила вопрос Роберта, закрывая шкаф и глядя на его отражение в зеркальной дверце.
Он стоял за спиной и смотрел на нее так, будто внезапно увидел перед собой ядовитую змею.
— Луиза? — Казалось, Франческо стоит немалого труда просто произнести это имя. — Почему ты вдруг решила о ней спросить?
И действительно, что это ей взбрело в голову завести разговор о Луизе? Сказать, что это странно, значит, не сказать ничего, подумал Франческо. Создавалось впечатление, что Роберте каким-то образом передались тревожные мысли, мучившие его всю прошлую ночь и подкрепленные утренним телефонным звонком.
— Просто вспомнила.
Что-то явно было не так, но что именно, понять, Франческо не смог, как ни вслушивался в тон ее голоса, как ни всматривался в выражение ее лица. Если бы он хотя бы как следует выспался, то голова была бы сейчас более ясной. Однако первая бессонная ночь прошла в мыслях о Роберте, а прошлая оказалась не лучше из-за звонка Луизы. К тому же головная боль, мучишиая его все время перелета, тоже не способствовала мыслительным процессам.
— Но ты, кажется, ее не слишком хорошо знаешь.
Франческо попытался вспомнить, какие отношения были у его жены с Луизой. Разговаривали ли они по душам? Делились ли друг с другом секретами?
— Насколько я помню, вы встречались всего один раз.
— И что с того? — Теперь голос Роберты звучал агрессивно без всякой видимой на то причины. Чем он ей не угодил? — Разве нельзя спросить?
— Разумеется, можно.
Необходимо было вести себя как можно осмотрительнее. Если он сделает или скажет что-нибудь не так, то могут возникнуть большие проблемы. Если бы только не данное Луизе обещание!
— С Луизой все прекрасно, — осторожно ответил Франческо. — На прошлой неделе ей исполнилось двадцать три. Она сильно изменилась за последние месяцы — превратилась в красивую женщину.
— Она всегда была… очень симпатичной.
Роберта помолчала, потом прошлась по комнате.
— А как ее отец? Он ведь тоже был болен, не так ли? Сердечный приступ, по-моему?
— Да, он довольно долгое время провел в больнице, но теперь уже вернулся домой.
Подойдя к кровати, Роберта пощелкала сначала одним выключателем, зажигая и гася свет, потом другим. Затем, очевидно потеряв интерес к выключателям, принялась за телевизор — начала бесцельно переключать каналы. Эта лишенная видимого смысла активность действовала Франческо на нервы.
— Ему, конечно, приходится соблюдать рекомендации врачей, однако… Ты не могла бы оставить телевизор в покое?
— Извини.
Она торопливо выключила наполнивший комнату громкий звук музыки и отошла от телевизора.
— Это ты меня извини, — устало возразил Франческо. — Я сейчас не в лучшем настроении. Ужасная головная боль… Кстати, у тебя нет аспирина?
— Сейчас достану.
— Порывшись в своей сумке, Роберта протянула ему серебристую упаковку.
— Ты действительно плохо выглядишь, — заметила она.
— Неважно спал ночью, — ответил Франческо.
— Что так? Моя бабушка всегда говорила, что плохой сон — свидетельство нечистой совести.
Замечание выглядело достаточно безобидным, но было в нем нечто, заставившее Франческо остановиться на полпути в ванную, куда он направился, намереваясь налить стакан воды, чтобы запить таблетку.
— И что же, по-твоему, меня мучат угрызения совести?
— Тебе лучше знать. — Голос Роберты звучал совершенно невинно, даже беззаботно.
Но когда она обернулась, взгляд зеленых глаз показался Франческо странно напряженным, каким-то выжидающим. Однако мгновение спустя это выражение бесследно исчезло, и он решил, что ему просто почудилось. Все внимание жены было теперь сосредоточено на перекладывании нижнего белья из чемодана в ящик комода.
Черт побери, мне просто жизненнонеобходимо принять таблетку, подумал Франческо, поморщившись от боли. Наполнив стакан водой, он только успел проглотить лекарство, как до него вновь донесся нарочито-безразличный голос Роберты:
— Если только ты не хочешь в чем-нибудь признаться.
— И в чем я должен признаться?
Вернувшись в спальню, чтобы хотя бы иметь возможность видеть ее лицо, Франческо, к своему неудовольствию, обнаружил, что это ровным счетом ничего ему не дает.
— К чему ты клонишь, Роберта?
— Я? Абсолютно ни к чему. — Она явно старалась вывести его из себя.
— Это что, своего рода допрос?
Взгляд обратившихся на него широко раскрытых зеленых глаз был совершенно невинен.
— Только если тебе так кажется. Знаешь, в английском языке есть пословица: на воре шапка горит. Это означает…
— Я прекрасно знаю, что это означает, черт возьми! Если ты имеешь в виду что-то конкретное, то говори прямо, не виляй. Я сейчас не в настроении для подобных словесных игр.
— Так, значит, твоя бессонница не имеет отношения к нечистой совести?
— Конечно нет! Если только ты не считаешь, что я должен испытывать угрызения совести за намеренную ложь репортерам — чего, я думаю, они вполне заслуживали. К тому же я лгал им с целью защитить тебя.
— Я знаю….
Как он это делает? — поразилась Роберта. Как ему удалось увести беседу в сторону? Она прилагала все усилия, чтобы узнать, не мучит ли Франческо совесть из-за его отношений с Луизой, а он свел все к своему поведению в истории с репортерами.
Хотя надо отдать ему должное: он никогда не совершает необдуманных поступков. Сегодня утром, с того самого момента, как они оказались за дверью перед многочисленными фотокамерами и микрофонами, засыпанные градом вопросов, казалось не дающих им опомниться, Франческо вел себя безошибочно. С улыбкой отвечая репортерам, он неукоснительно придерживался линии поведения, которую они предварительно оговорили во всех деталях.
И сдержал данное ей слово.
— Обещаю, что, когда мы окажемся перед ними, — сказал тогда Франческо, — я возьму на себя все, буду тебя защищать и не дам никому в обиду.
Так все и было. Прежде чем открыть входную дверь, Франческо взял Роберту под руку, и эта крепкая опора придавала ей уверенности и спокойствия.
Они вышли вместе, как единое целое, хотя Франческо был, вне всякого сомнения, главным в их команде. Роберте ничего не пришлось делать, даже говорить. Она просто стояла рядом и улыбалась в камеру, следуя предупреждающему легкому пожатию его руки.
А когда эмоциональное давление стало слишком велико, когда она начала ощущать себя загнанной в угол, когда накатила паника, Франческо тут же уловил ее настроение. Продолжая отвечать на вопросы, он обнял Роберту сильной рукой за плечи и привлек к себе. Что ей еще оставалось делать, как не положить голову ему на грудь, а рукой обнять за талию. Поэтому, когда Франческо пошел вперед, Роберте невольно пришлось пойти вместе с ним. Сопровождаемые вспышками фотокамер, они сели в автомобиль и благополучно отбыли в аэропорт.
Спору нет, свое обещание он выполнил: сказал, что будет рядом, и ни на минуту не отпустил Роберту от себя, пока они не оказались на борту его личного самолета. Тут Франческо оставил ее, и она ощутила себя одинокой и покинутой, как будто лишилась чего-то весьма существенного.
Горькая ирония ситуации заключалась в том, что сейчас, когда в глазах людей она стала его «официальной» любовницей, Франческо начал обращаться с ней с подчеркнутым вниманием и уважением, которых не выказывал в недолгий период их совместной супружеской жизни. Правда, в то время Роберта этого совершенно не замечала, ослепленная любовью и сказочностью происшедших в ее жизни перемен.
Сегодня он вел себя безукоризненно, но так и не дождался от нее благодарности.
— Ты мне очень помог, — сказала Роберта и сама осталась недовольна тем, что слова прозвучали не слишком сердечно.
Дело было в том, что ей никак не давало покоя явное нежелание Франческо говорить о Луизе. Неужели ему не понятно, что она пытается дать ему возможность высказаться, признаться, может даже объясниться? Неужели он действительно не видит, к чему она клонит? А может быть, просто-напросто не чувствует за собой никакой вины за то, что воспользовался ее любовью в своих корыстных целях?
— Я очень признательна тебе за все, что ты сделал для меня сегодня, — продолжила Роберта.
Получилось ненамного лучше. Сам Франческо, очевидно, был этого же мнения, если судить по тому, как он нахмурил свои густые брови.
— Не стоит благодарности, — ответил он со странной интонацией.
Видя, что Франческо, болезненно поморщившись, начал массировать виски кончиками пальцев, она решила попытать счастья еще раз.
— Голова не проходит, да?
— Да, не проходит. Надо поесть, может быть, это поможет. Там где-то было меню службы заказов. Выбери чего-нибудь на свой вкус.
Либо я излишне подозрительна, невольно подумалось ей, либо ему успешно удается отвлечь меня от любой нежеланной для него темы разговора. Все попытки выяснить хоть что-нибудь о Луизе ни к чему не привели, спор по поводу кровати так и остался незавершенным. А выбор и заказ еды еще дальше уводил беседу от этих проблем к более земным, практическим делам и заботам.
Хотя следовало признать, что Франческо действительно выглядел не лучшим образом. Он казался усталым, под глазами виднелись синяки.
Так что неплохо было бы объявить на время перемирие — по крайней мере, для того, чтобы спокойно поесть и попить, решила Роберта. Кроме того, если быть честной, она и сама не отказалась бы немного отойти от бурных переживаний последних двух дней. Надо же, стоило жизни вроде бы начать налаживаться, как все опять пошло наперекосяк…
— Когда ты в последний раз отдыхал? — спросила она, после того как еда была доставлена, принесший и расставивший ее официант ушел и они уселись за небольшой обеденный стол, на котором помимо всего прочего стояла бутылка хорошего красного вина.
— В прошлом году… в мае! — ответил Франческо несколько резко, но Роберта знала, в чем тут дело.
Именно в мае прошлого года они встретились, и именно тогда она влюбилась в Франческо с первого взгляда. А ему, как выяснилось, нужна была лишь ее официальная подпись на финансовом документе, позволяющем заработать еще больше денег, приобрести еще больше власти.
— Да и эти «каникулы» получились трудовыми, — напомнила ему Роберта и по выражению его лица поняла, что шутка получилась не слишком удачной.
Тяжело вздохнув, Франческо яростно воткнул вилку в лежащий на тарелке бифштекс.
— Я не заставлял тебя выходить за меня замуж!
— А я этого никогда и не говорила. Тебе нужно было мое наследство. Но когда ты обнаружил, что женитьба на мне обойдется тебе гораздо дешевле, то решил воспользоваться таким подарком судьбы!
Воскресшее воспоминание о прошлом унижении резануло ее словно ножом.
— Как там говорят насчет того, что больше всего любят сицилийцы? В первую очередь землю, во вторую — деньги и только потом женщин? Ну и как, стоили эти шесть месяцев, проведенных в браке со мной, земли, которой добивалось не одно поколение Бальони?
Усмешка Франческо была холодна как лед.
— Я рассчитывал на более длительный срок. На всю жизнь, например.
— Однако, как видишь, сильно просчитался.
Да, просчитался. Тогда он решил, что нашел наконец свою женщину, женщину, подходящую ему во всех отношениях. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: с холостяцкой жизнью покончено навсегда, теперь все пойдет для него совсем по-другому. А ей их супружество наскучило всего через полгода!
Еда внезапно потеряла для него всякую привлекательность. Бросив вилку, Франческо резко отодвинул тарелку и поднялся из-за стола.
— Разве ты не голоден?
Любопытство Роберты подействовало ему на нервы, слишком напомнив первые дни брака, когда она шутливо укоряла его за чрезмерный аппетит, уверяя, что не успевает готовить.
— Нет.
Усевшись на диван, он откинул голову на спинку, бездумно уставившись в потолок.
По всей видимости, шесть месяцев были пределом, который Роберте удалось выдержать. Потом ей надоела семейная жизнь и она вернулась домой… чтобы найти себе Сайласа.
— Как ты представляешь свою жизнь еще через полгода?
— Что?
Подняв голову, Франческо взглянул на сидящую за столом Роберту. Она казалась непритворноудивленной, как будто совершенно не понимала, о чем он спрашивает.
— Мне просто любопытно, как ты представляешь свою жизнь через полгода. Ведь не с Сайласом же?
— Разумеется, нет! — Роберта выразительно пожала плечами. — Об этом не может быть и речи!
— Тогда с кем? Как насчет того парня, который руководит галереей? Кажется, его зовут… Лукас?
— Иден Лукас? Что ты! Он прекрасный человек, но у него свои эмоциональные проблемы.
Прихватив с собой два бокала вина, Роберта встала из-за стола и, усевшись в кресло напротив, протянула один Франческо.
— Послушай, — сказала она, — думаю, что я должна рассказать тебе о Сайласе. Всю правду о Сайласе.
Пальцы Франческо сжали бокал с такой силой, что он удивился, когда тот остался цел.
— Мне совершенно наплевать на твоего Сайласа! Можешь оставить это при себе.
Кого он хочет обмануть? Мысли о Роберте и Сайласе терзали его непрестанно с того самого момента, как Франческо увидел того выходящим из ее спальни, и ему не удавалось избавиться от навязчивых образов, как он ни пытался. А он пытался, Господь свидетель, еще как пытался!
— Что ж, я все равно расскажу, хочешь ты этого или не хочешь.
Она отпила большой глоток вина. И у Франческо возникло искушение сделать то же самое хотя бы для того, чтобы подготовиться к тому, что предстояло услышать. Но, интуитивно чувствуя, что алкоголь тут вряд ли поможет, предпочел не рисковать.
— Сайлас никогда не был моим любовником. Два-три чисто дружеских свидания, и ничего более. В тот раз я просто попросила его побыть у меня дома, потому что мне должны были доставить холодильник.
— Ну конечно!
Теперь Франческо действительно был рад, что не выпил вина. Оно, без сомнения, не пошло бы ему на пользу, лишив ясности мысли.
— Я так и знала, что ты не поверишь!
Открыв было рот для ядовитой ответной реплики, Франческо взглянул в лицо Роберты и неожиданно для себя, без всяких видимых на то причин, поверил, что все сказанное ею чистая правда. Поспешно проглотив готовые вырваться слова, он сказал совсем не то, что собирался:
— Допустим, я тебе верю.
Теперь настала очередь Роберты удивляться. Рука, вновь подносившая бокал к губам, замерла на полпути.
— Что ты сказал?
— Что я тебе верю.
— Но почему?
— Почему? Неужели ты думаешь, что, прожив с тобой шесть месяцев, я не способен понять, лжешь ты мне или нет?
Он способен понять?
Сердце Роберты тревожно забилось. Неужели Франческо действительно может определить, говорит она правду или нет? Роберта лихорадочно пыталась припомнить все, что когда-либо ему говорила, как за последние несколько дней, так и раньше, во время их совместной жизни.
Стараясь взять себя в руки, она сделала очередной глоток вина.
— И когда же это я тебе лгала? — вызывающим тоном поинтересовалась Роберта.
С подчеркнутой обстоятельностью Франческо поставил бокал на стеклянную поверхность кофейного столика и, наклонившись вперед, начал перечислять:
— Когда уверяла, будто любишь спагетти, тогда как на самом деле ты их ненавидишь. Когда говорила, что не боишься летать самолетом и что делала это много раз. — Он старательно загибал пальцы. — Когда сказала, что тебе понравился купленный мною золотой браслет, тогда как ты предпочитаешь украшения из серебра. Когда…
— Довольно! Я тебе верю!
Так, значит, он действительно знал. Что же она еще ему говорила?
Говорила, будто ушла из-за того, что ему нужна не она, а принадлежащий ей участок земли. Что ж, это было правдой… до некоторой степени. Говорила, что ненавидит его… и так оно и было. По крайней мере, на тот момент. Говорила…
— И когда говорила, что не имеешь ничего против того, чтобы наш брак на некоторое время оставался тайным.
— Что?!
Кровь отхлынула от ее лица, глаза потрясение раскрылись — и Роберта ничего не могла с этим поделать. Оказывается, он обо всем знал еще тогда, несмотря на ее твердую уверенность в обратном.
Но как обидно было не иметь возможности поведать всему миру о браке, которым Роберта так гордилась, или носить на пальце обручальное кольцо. В тот момент, когда Франческо надел его и священник объявил их мужем и женой, ей показалось, что она умрет от радости, настолько кружилась у нее голова. Каких безумных усилий стоило ей спрятать кольцо в шкатулку с драгоценностями до лучших времен, пока не появится возможность носить его на людях!
— Ты сказал, что это необходимо из-за отношений твоего отца с моим дедом… Из-за какой-то там старой вражды между ними.
— Не из-за какой-то. Вражде между нашими семьями уже много десятилетий. А также из-за нездорового внимания, которое проявила бы к этому браку жадная до сенсаций пресса. Нечто вроде того, чему ты оказалась свидетельницей в последние два дня.
Это звучало весьма правдоподобно. Вспомнив, во что превратилась ее жизнь после того, как Сайлас сообщил прессе о присутствии в доме Франческо, Роберта сейчас легко поверила в разумность попытки избежать чего-то подобного.
— Послушай, насчет этой пресловутой вражды между нашими семьями… — осторожно начала Роберта. — В чем именно она заключалась?
— Да как тебе сказать?.. В том, что больше всего любят сицилийцы, — ответил он с язвительным намеком на ее же недавние слова. — Земля в первую очередь, деньги во вторую… и потом уже женщины.
Тон, каким были сказаны эти слова, заставил ее внутренне содрогнуться, хотя его версия причин вражды была похожа на правду. Роберта и сама слышала похожие высказывания от деда незадолго перед его смертью. Но она знала, что у Франческо были и личные причины скрывать их женитьбу.
Он не хотел, чтобы о его браке по расчету узнала Луиза Каэтано и ее отец, собираясь как можно скорее освободиться, с тем чтобы жениться на этой девушке и объединить ее состояние со своим собственным.
В первую очередь земля, во вторую — деньги и только в третью — женщины.
— Какая жалость! Как же ты раньше не догадался убедить меня в том, что наши семьи вечно останутся заклятыми врагами? — воскликнула Роберта, пытаясь заглушить боль, причиненную этой мыслью. — Тогда никакого брака не было бы и мы с тобой оба были бы гораздо счастливее!
— Ты так думаешь?
— Уверена!
С запозданием вспомнив о его заверении, что он всегда знает, когда она лжет, Роберта поспешно опустила взгляд, уставившись в бокал с остатками темно-красного вина на дне. Однако внезапно пришедшая в голову ужасная мысль заставила ее вновь поднять глаза.
— Если, конечно, ты сам не убежден в этом! Это так, Франческо, да? Не мстишь ли ты таким образом за честь своей семьи? Не женился ли ты на мне только для того, чтобы, получив землю, тут же развестись, бросить меня, опозорить?..
Резкий звук поставленного на кофейный столик бокала прервал ее тираду. На этот раз бокал разбился, разлетевшись вдребезги, а находившееся в нем вино образовало лужицу, по цвету напоминающую свежую кровь.
Не обращая внимания на подобные мелочи, Франческо вперил немигающий взгляд в побледневшее лицо Роберты.
— Если ты действительно так думаешь, то просто с ума спятила, — возразил он спокойным, каким-то обыденным голосом, так контрастирующим с его порывистым жестом. И от этого Роберта опасливо вжалась в кресло.
— Я… — начала было она, но Франческо не пожелал ее выслушать.
— Кроме того, могу напомнить, что инициатором разрыва была именно ты, а вовсе не я. Да еще в мое отсутствие, не дав мне никаких шансов выступить в свою защиту. Вряд ли это подтверждает твою теорию.
— Ну разумеется… Иначе ты приполз бы ко мне на коленях, не так ли? — с издевкой спросила она. Страх, что Франческо может стать известно то, что известно ей, привел Роберту в такое состояние, что она уже не думала о словах.
Искушение высказать все ему в лицо казалось почти непреодолимым, однако гордость не давала ей сделать это. Достаточно было и того, что он обманул ее, воспользовался ею в своих целях. Если же Франческо узнает, что ей ведомо и о его планах насчет Луизы, то ее унижение станет просто невыносимым.
— Ты стал бы умолять простить тебя? Вернуться к тому, что было?
Лицо Франческо было настолько напряжено, что казалось высеченным из мрамора. Даже глаза казались непроницаемыми, как у статуи, и прочесть их выражение не представлялось возможным. Однако на правом виске, как раз в том месте, которое он недавно массировал пальцами, билась набухшая вена, показывая, какую напряженную борьбу с самим собой приходится ему вести.
— Что ж, поскольку тебя там уже не оказалось, ты так и не узнала ответа на свой вопрос. И больше уже никогда не узнаешь.
Резким движением Франческо поднялся и направился к двери, ведущей в спальню.
— Господи помилуй, неудивительно, что у меня болит голова! Что меня действительно удивляет, дорогая… — Употребив это столь нежно звучащее обращение, Франческо ухитрился не вложить в него ни капли тепла, — так это то, что в твоем присутствии по-другому не бывает. Ты заставляешь меня жалеть о том, что я вообще вернулся в Англию.
— Это чувство, дорогой… — ответила Роберта не менее «ласково», — это чувство взаимно. Ты даже представить не можешь, насколько я сожалею о том, что ты вновь появился в моей жизни.
— Что ж, к несчастью, я это сделал… И пока, видимо за мои грехи, мы вынуждены быть вместе.
Внезапно, к ее крайнему изумлению, выражение .холодной ярости на лице Франческо куда-то исчезло, и, запрокинув голову, он громко рассмеялся. Но в этом смехе не было ни теплоты, ни настоящего веселья, от него веяло таким холодом и цинизмом, что Роберта внутренне содрогнулась.
— Какая досада, что мы с тобой здесь одни, без свидетелей. В противном случае, моя дорогая женушка, у нас была бы прекрасная возможность публично объявить о разрыве, которого мы оба так желаем. И сейчас даже более чем когда-либо. Однако, к нашему несчастью, нужная нам аудитория отсутствует, так что, боюсь, придется нам потерпеть друг друга еще немного.
Усталым жестом Франческо потер кулаками глаза.
— А сейчас я иду спать, — заявил он тоном, не допускающим никаких возражений. — В кровать. И это не подлежит обсуждению.
На этот раз Роберта не решилась спорить и, не произнеся ни слова, осталась сидеть, где сидела. Стоило ей сказать хоть что-нибудь не то и, учитывая настроение, в котором находился сейчас Франческо, можно было нарваться на неприятность, по крайней мере словесную.
Но это отнюдь не означало, что такое положение вещей ее устраивает.
Услышав, как Франческо, войдя в ванную, отвернул кран душа, Роберта позволила себе немного расслабиться и обдумать создавшееся положение.
Она могла занять диван, который перед этим предлагала Франческо. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что тут муж оказался прав: будучи весьма элегантным на вид, диван не слишком годился для спанья. Он был слишком коротким даже для ее, более субтильной, чем у него, фигуры.
Так что придется спать на кровати, которая, как совершенно справедливо заметил Франческо, была достаточно для этого велика. Если каждый из них станет держаться своей стороны, можно будет избежать каких-либо соприкосновений друг с другом.
— О чем я только думаю!
Внезапно пришедшая в голову мысль заставила Роберту вскочить. Торопливо пройдя в спальню, она взяла три пухлых, мягких подушки и расположила их в ряд на середине кровати, создав нечто вроде барьера, который, как можно было надеяться, исключит всякую возможность случайно оказаться во сне на чужой территории.
— Ну вот!
С удовлетворением оглядев результат своих трудов, Роберта удовлетворенно кивнула. Хотя барьер был скорее номинальным, чем каким-либо иным, это все же лучше, чем ничего. Настроение ее несколько приподнялось.
Едва она успела закончить, как дверь ванной открылась и на пороге спальни появился Франческо, заставив Роберту застыть на месте как вкопанную.
Если не считать обмотанного вокруг бедер полотенца, он был обнажен, и снежно-белый цвет махровой ткани лишь подчеркивал бронзовый загар тела. Его еще влажные волосы слегка курчавились, на густых черных ресницах сверкали капельки воды.
Увидев созданную ею баррикаду, Франческо криво усмехнулся.
— Я все понял, дорогая, — сказал он. — Но ты могла не стараться. Можешь поверить, никогда еще ты не была в такой безопасности от моих поползновений, как сегодня.
Затем без всякого стеснения Франческо снял полотенце и залез под простыню.
— Спокойной ночи, — пожелал он, положил голову на подушку и закрыл глаза.
Укрывшись в ванной, Роберта потратила на подготовку ко сну необычно долгое время. Ее стратегия сработала. Когда она вышла оттуда, Франческо уже крепко спал. Во всяком случае, дыхание его было ровным и глубоким.
Она и не надеялась, что ей удастся сделать то же самое. После событий этого вечера нервы Роберты были натянуты как струны — быстро успокоиться и уснуть казалось просто невозможным.
Ошибиться сильнее было просто нельзя. Стоило только Роберте устроиться на другой половине кровати и тоже положить голову на подушку, как на нее накатилась волна страшной усталости, и всего через пару минут она уже погрузилась в глубокий, расслабляющий сон, принесший с собой то, в чем она так нуждалась: забвение и отдохновение, пусть и временные.
Лишь через несколько часов, рано утром, ее разбудило нечто совершенно непредвиденное.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сицилийские страсти - Лайонз Вайолетт

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Сицилийские страсти - Лайонз Вайолетт



очень нравится этот роман, перечитывала уже много раз!!!!!!
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолеттлаки
14.12.2011, 10.16





все кажется на месте и любовь, и ненависть,и страсть,но что-то тут не доработано
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолеттatevs17
5.01.2012, 11.33





Прекрасный роман! Спасибо. Буду перечитывать снова.Успехов автору!rn14.01.2012,01.50
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттВалентина
13.01.2012, 23.38





Очень понравился роман!ЧИТАЙТЕ!
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттКетрин
12.07.2012, 0.17





Красивая история!!!
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттВера Яр.
12.07.2012, 14.20





средненько
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттМарго
15.07.2012, 9.16





как то простенько.
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолеттанна
16.07.2012, 10.40





очень понравился. всех с праздником!!!!!!!!!!!!
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолеттatevs17
8.03.2013, 12.43





vseh s 8 marta i LYUBVI Lyubvi LYUBVI
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттSarina
8.03.2013, 13.55





vseh s 8 marta i LYUBVI LYUBVI LYUBVI
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттSarina
8.03.2013, 13.56





ПРЕКРАСНАЯ СКАЗКА!
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттЧучундра
24.03.2013, 15.59





и что тут хорошего? героиня - тупая курица... только время потратила
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолеттюлия
26.11.2013, 13.01





Не зацепило
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттВераника
3.03.2014, 20.31





Просто прекрасно!!! Не жалею!!!
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттАнтошка
6.03.2015, 11.45





Очень затянуто, диалоги ни о чем: 5/10.
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттЯзвочка
6.03.2015, 16.34





Ревность, споры и разборки - вот и весь роман.
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.09.2015, 13.05





Почему-то в романах герои доставляют страдания женам, действуя в интересах кузин, подруг детства и т.д. Вот и здесь: чтобы Луиза спокойно встречалась со своим любовником, предоставил жене мучиться мыслями об измене. Не проще ли было ей все рассказать? Думаю, в жизни любой так бы и поступил, да и Луизе предоставил самой выкручиваться.
Сицилийские страсти - Лайонз Вайолеттнадежда
25.11.2015, 16.13





Роман конечно не фонтан! 5 из 10.
Сицилийские страсти - Лайонз ВайолеттЮлия
19.02.2016, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100