Читать онлайн Любви зыбучие пески, автора - Лайонз Вайолетт, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви зыбучие пески - Лайонз Вайолетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви зыбучие пески - Лайонз Вайолетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви зыбучие пески - Лайонз Вайолетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лайонз Вайолетт

Любви зыбучие пески

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Нет, они не разбежались, как в порыве гнева и боли предложил Роберто. Об этом больше не было и речи. Тот словесный бой, завершившийся поражением обоих противников, больше не повторялся. Напротив, муж словно задался целью доказать Кейт и самому себе, что им может быть хорошо вместе. Они вообще больше не пытались выяснять отношения, а просто наслаждались жизнью на райском острове.
Со времени их пикника на берегу в Порто-Кристо прошло три недели. И все эти три недели Кейт не переставало сначала подтачивать, потом глодать, а затем терзать подозрение.
Оно появилось в тот самый день, который они провели с Роберто на теплом песчаном пляже. И потом в течение трех недель она каждый день ждала, следила за собой, затем начала беспокоиться, молить Бога, чтобы ничего не случилось, но молитвы, кажется, не помогли. Подозрение перешло в беспокойство, беспокойство – в страх, а страх – в обреченность.
На этот раз Кейт уже не могла ошибиться. Потому что она больше не собиралась проверяться полулегальным, неофициальным способом. Уж теперь-то она сделает анализ не домашним методом, не сама, а в надежном месте, у надежного специалиста.
И она решила посоветоваться с Хуаном, потому что доверяла ему. Хуан поехал с ней к знакомому гинекологу в Пальму. Гинеколог сделал необходимые анализы и дал точный ответ на вопрос, три недели мучивший Кейт. Да, она была беременна.
Она забеременела от Роберто!
Забеременела наверняка в ту незабываемую, долгую, страстную ночь, когда они впервые познали друг друга в постели. Плоду их физической любви было уже почти восемь недель. И теперь это был уже реальный факт, а не вымысел. Не ложная беременность, которую она установила у себя сама после нескольких встреч с Мартином Фордом.
Правда, поначалу у нее не было тех же признаков, которые она испытывала после первого, ложного зачатия от Мартина. Но в тот день, когда они устроили пикник в Порто-Кристо, один из таких признаков обнаружился: она ощутила короткий приступ головокружения около входа в одну из пещер. Затем обнаружился и другой признак: задержка месячных. Но Кейт сначала не придала этим признакам особого значения. Плод их любви с Роберто вошел в ее жизнь как бы совсем незаметно, тайно. До анализов, сделанных врачом в Пальме, она не была абсолютно уверена, что это случилось.
– И когда же ты собираешься сказать Роберто, что через какое-то время он станет отцом? – спросил ее Хуан.
Как только Кейт вышла из кабинета гинеколога, он по ее лицу сразу понял, что результаты анализов положительные. И она подтвердила догадку Хуана, но попросила его все держать в тайне до тех пор, пока сама не решит, как ей быть дальше.
Мысль о реальной беременности, о ребенке не покидала ее с утра до вечера. С ней она просыпалась и с ней же ложилась спать.
Но когда же лучше сообщить эту новость Роберто? И как сообщить? Какой будет его реакция на ее беременность?
Когда они вернулись в тот день из Порто-Кристо на их фамильную виллу, Кейт подумала, что Роберто вновь с головой уйдет в дела и будет приезжать домой, только чтобы поспать и сменить костюм и рубашку. Но ее предположения оказались ошибочными.
Никогда и нигде еще он не уделял ей столько внимания и времени, сколько на Майорке. Целые дни и недели они проводили вместе. Роберто возил ее по острову, показывал разные достопримечательности, знакомил с друзьями и родственниками, а на субботу и воскресенье они, как правило, улетали в Мадрид или Барселону. Стоило ей только заикнуться о чем-то, проявить к чему-то интерес, как он тотчас начинал суетиться и принимал незамедлительные меры, чтобы исполнить ее желание.
Но ночи они стали проводить по-другому. Если в первые недели их семейной жизни ночи наполнялись любовью и страстью и казались им долгими, то теперь в них чего-то не хватало, или, вернее, что-то изменилось, у них появилась какая-то новая тональность.
– Ты сидишь одна в темноте… Чем ты занимаешься?
Голос Роберто прозвучал позади Кейт так неожиданно, что она нервно вздрогнула и, резко обернувшись к нему, с трудом подобрала фразу для ответа:
– Я… наслаждаюсь вечерней прохладой… тишиной. – К ее счастью, как раз в эти минуты сумерки начали сгущаться, и он не смог разглядеть выражение ее лица. Осознание того, что в ней развивалась новая жизнь, плод их любви, было для нее еще таким странным, новым, что она опасалась, как бы эта мысль не отразилась на ее лице и не выдала ее тайных переживаний. – Знаешь, эти тени надвигающейся ночи напомнили мне о доме… о саде, который вырастил мой отец.
– А тебе хотелось бы оказаться сейчас дома? – Этот вопрос прозвучал для нее тоже довольно неожиданно, причем в ту же секунду, когда она услышала его, Роберто нажал выключатель, и от яркого света ей пришлось на мгновенье даже зажмуриться. – Хотелось бы?
– Мне хотелось бы повидаться с отцом, – осторожно начала она строить ответ, еще не уловив, куда клонит Роберто. – В конце концов, ведь прошло уже месяца два, как мы расстались, и мне… мне хотелось бы узнать, увидеть, как он там жив-здоров.
Ей хотелось бы также сообщить отцу, что в скором времени он станет дедом, и она знала, что эта весть наверняка обрадовала бы его. Но сначала ей надо было изыскать способ, как лучше оповестить об этом событии самого Роберто.
– Но ведь ты только вчера говорила с отцом.
– Да, но мы говорили по телефону. А это не то же самое, что говорить с глазу на глаз. Голос не всегда передает правду так, как глаза, выражение лица.
– С твоим отцом все в порядке, – сказал Роберто. – Сейчас он чувствует себя так, как не чувствовал на протяжении нескольких десятилетий.
– Я согласна с тобой, но все равно мне нужно увидеть его собственными глазами.
– Неужели ты думаешь, я не сообщил бы тебе, если бы с ним что-то случилось? Или ты, может быть, сомневаешься в том, что его проблемы на фирме улажены? Подозреваешь меня в том, что…
– Разумеется, я верю, что ты оплатил все его долги, разделался со всеми его кредиторами, – сказала Кейт. – Раз ты пообещал это сделать, твоему слову можно твердо верить. Ты человек слова и дела. Меня беспокоит не это.
– А что же?
– Я просто хочу увидеть своего отца. Разве в этом желании есть что-то предосудительное?
С минуту Роберто молча смотрел на нее, изучая каждый дюйм ее лица, а затем удалился на кухню, куда она последовала за ним. Взяв бутылку вина, он наполнил бокал искрящейся жидкостью и, не поднимая глаз, холодным, глухим тоном сказал:
– Твой дом здесь, рядом со мной, а не в отцовском саду… Хочешь выпить?
– Э-э, да… То есть нет, спасибо, – быстро поправила себя Кейт, вспомнив, в каком положении она сейчас находится. – Роберто, к чему ты клонишь? Неужели ты считаешь, что мне нельзя съездить домой и повидаться с родным отцом? Неужели ты можешь чинить мне в этом препятствия и утверждать, что я…
– Я не хочу, чтобы ты ездила к нему, – резко сказал он. – После того, что он сделал. – Роберто не осознавал полностью того, о чем говорит.
Он думал в этот момент не об Уолтере Хиллзе, а о Мартине Форде. И в этом была вся проблема. Мозги Роберто не могли функционировать четко, без сбоев, с той самой минуты, когда он узнал, что Форд находится в Нью-Йорке и разыскивает Кейт. Об этом ему сообщил вчера мимоходом Уолтер Хиллз, когда звонил по телефону.
Конечно, отец Кейт ничего не знал об интимной связи дочери с подонком по имени Мартин Форд. Он даже не подозревал, как этот негодяй соблазнил ее, а потом отшвырнул в сторону, словно использованное полотенце. Поэтому у него не было причин что-либо скрывать от Роберто. Он просто передал ему, что звонил некий приятель Кейт по университету и хотел бы повидаться с ней и вспомнить старые добрые времена.
Если уж он сообщил эту новость своему зятю, то о ней наверняка знает и его дочь.
– Если мы говорим сейчас о моем отце, то что такого плохого, по-твоему, он мог совершить? – спросила Кейт.
Роберто уже направился было обратно в гостиную, но, услышав от нее этот вопрос, остановился в прихожей и повернулся лицом к ней; в руке он продолжал держать бокал с вином, который, казалось, стал своего рода барьером между ними.
– Не “мог совершить”, Кейт, а уже совершил, – резким тоном заметил он.
– И что же совершил мой отец?
Роберто уселся в большое кресло, обтянутое черной кожей, и отпил из бокала большой глоток вина.
– Я жду от тебя ответа! – требовательно и тревожно сказала Кейт и присела около него на подлокотник кресла.
Интересно, подумал Роберто, знает ли она, какое действие оказывает на него ее близость? Представляет ли, какие буйные ощущения вызывают в нем тепло ее тела и тонкий аромат духов, которыми она пользуется? И догадывается ли, какие мысли в этот момент приходят ему в голову? Конечно, догадывается. И, разумеется, знает, какой эффект вызывает в нем одно только ее присутствие рядом с ним. Она наверняка знает, что его пульс сразу резко зашкалил, как только он вошел в гостиную и увидел ее стройную, гибкую фигуру, обтянутую плотно облегающими голубыми джинсами и белой хлопчатобумажной тенниской, которую оттопыривали упругие груди с торчащими твердыми сосками. Она прекрасно знает обо всем этом и намеренно использует все имеющиеся в ее распоряжении средства, чтобы добиться того, чего хочет.
– Пожалуйста, ответь мне, – умоляюще прошептала Кейт.
– Ладно. – Роберто решил сдаться, Он уже просто устал. Устал от секретов, от всего, что скрывал от нее. – Ладно. Все равно ты об этом, может быть, когда-нибудь узнала бы. Пусть же это случится не когда-нибудь, а прямо сейчас.
Кейт не имела ни малейшего представления о том, что ей предстояло услышать. Но в одном она была уверена твердо: то, что ей собирался сообщить Роберто, было для нее абсолютной тайной. Когда же он сказал, что у него несколько лет назад состоялся серьезный разговор с ее отцом о ней, Кейт была потрясена.
– Выходит, ты еще в те годы серьезно увлекся мной? – с трудом вымолвила она.
Кейт вспомнила теперь, что он говорил ей об этом, о своем увлечении ею в тот вечер, в библиотеке.
– Я никогда не был равнодушен к тебе, – сказал он ей тогда. – Ты запала мне в душу с того самого дня, когда я впервые оказался в вашем доме. Тебе было тогда всего тринадцать лет, но уже в том возрасте ты выглядела чертовски привлекательной… Я не мог оторвать от тебя глаз в те годы и не могу оторвать их сейчас, – признался ей Роберто.
Сейчас он практически повторил эти слова, добавив весьма существенную подробность, которая наконец разъясняла, отчего он молчал все эти годы.
– И мой отец уговорил тебя подождать, не трогать меня столько лет? – потрясенно переспросила Кейт.
– Да, я дал ему слово, понимая, в каком положении он находился. Я знал, как у него сложилась, а вернее, не сложилась жизнь с твоей матерью. Ведь он старался сделать все возможное, чтобы удержать ее в доме, не позволить сбежать. Истратил на нее целое состояние, покупал ей все, чего только она ни желала. Надеялся, что дорогие, красивые вещи станут уздой, веревкой, которая привяжет ее к семье, к нему. Но она все равно сбежала, и когда развелась с ним…
Вдруг Роберто осознал, что слишком откровенно говорит о ее матери, и ему стало больно и обидно за жену. Взглянув, украдкой на Кейт, он заметил, что ее красивые темно-зеленые глаза подернулись грустной поволокой.
– Прости, что я…
Но она не дала ему закончить фразу и, резко тряхнув головой, сказала:
– Пусть вся эта история с моими родителями тебя не волнует! И, пожалуйста, не думай, что я питаю какие-то иллюзии в отношении моей матери. Она бросила меня, когда я была еще совсем ребенком… и я знаю, что эта женщина очень плохо относилась к моему отцу.
– В суде она потребовала от него половину всего его состояния, – напомнил ей Роберто. – Это стало началом его последующих финансовых трудностей. По существу, ему так и не удалось выпутаться из денежных тисков, в которые его загнал развод с твоей матерью. Потеряв жену, он потерял и свой бизнес. Его дела стали давать заметный сбой, и, в конце концов, никто уже не смог уберечь его от банкротства. Единственное, что я смог предпринять, это выкупить его фирму, причем выкупить по цене гораздо более высокой, чем она того стоила, а потом сразу же списать ее…
– Да, насколько я понимаю, вся эта катавасия обошлась тебе в кругленькую сумму. И ты сделал все это ради меня, не так ли? – спросила она. – Только ради того, чтобы я вышла за тебя замуж. Надеюсь, я стоила этих затрат?
– Не только этих.
Наклонившись вперед, Роберто с громким стуком поставил выпитый бокал на ночной столик и задумчивым и одновременно счастливым голосом произнес:
– Ты стоишь гораздо большего!.. Я, кажется, стремился к тебе всю свою жизнь. Я пробовал отвлечься от тебя с другими женщинами, но из этого ничего не получалось. Ты всегда стояла перед моими глазами, и, по-моему, я даже чувствовал, ощущал тебя в своей крови. Я жаждал тебя денно и нощно, и эта жажда никогда не проходила.
Господи! Он хотел ее, все время хотел. Жаждал ее денно и нощно. И даже чувствовал ее в своей крови. Это были слова, которыми он выражал свое сексуальное желание. Слова похоти, которая – она точно знала это – обуревала его.
Но где были слова, которых она ждала от него в первую очередь? Где были слова любви? Где было это признание в глубоком чувстве привязанности, которое соединило бы их на всю жизнь? Их и их ребенка. Ребенка, которого она сейчас вынашивала и о котором не могла забыть ни на минуту.
Без этих глубоких чувств она оказалась бы в доме Роберто просто в положении рабыни. Рабыни, которую купил жаждущий ее мужчина в счет долгов своего делового партнера – Уолтера Хиллза, ее отца.
– Итак, – сказала Кейт, – когда ты узнал, что я забеременела от Мартина, тебе это оказалось на руку. У тебя появилась великолепная возможность навязать мне брак и таким образом получить то, чего ты так долго и сильно хотел, чего добивался. При этом ты подбросил мне приманку – обещание вытащить из финансовой трясины моего отца, чтобы я не могла тебе отказать.
Темно-зеленые омуты ее глаз вплеснулись в темную бездну его взгляда, и, к своему ужасу, она обнаружила в этой бездне нечто, что заставило болезненно шевельнуться ее душу. Кейт заметила в его глазах блики вины. Тени замешательства, смущения. Смущения из-за того, что он сделал, как поступил с ней. И из-за того, что она распознала, расшифровала его тактику. А она-то надеялась, что он опровергнет ее слова.
– Не удивительно, что ты понял ошибки моего отца, Роберто. И сейчас ты просто-напросто повторяешь их, пытаясь купить меня и мои желания, вкусы, увлечения. – Она бросила на него безжалостный, уничтожающий взгляд. – Скажу тебе прямо, маридо мио, муж мой: со мной эта тактика не пройдет! Человека не купишь, если он не хочет оставаться с тобой. Любовь не признает взяток!
О, Роберто! Дай мне отпор! Пожалуйста, скажи же хоть что-нибудь против моих доводов! – беззвучно молила она. Ей казалось, что она использовала все резервы своего рассудка, весь его потенциал, чтобы побудить Роберто к действию, вызвать его на жесткий, но справедливый поединок, чтобы он переубедил ее, доказал ей, что она не права. Ей хотелось услышать от него аргументы, которые, может быть, будут далеки от ее точки зрения, но абсолютно верны и неотразимы. Возможно, из этих аргументов выяснилось бы, что его чувства к ней уходили корнями в более глубокую почву, а не просто в постель? Она не потребовала бы от него даже произносить слово “любовь”. Она могла и подождать. Только бы он дал ей хоть что-нибудь. Хоть самую малюсенькую надежду, за которую она могла бы уцепиться. И, может быть, даже удержаться.
Но он не давал ей абсолютно ничего. Роберто молчал. И его молчание шокировало, удручало, пугало. Он заставил ее, как черепаху, просто куда-то тащиться, тащиться и тащиться. Куда, зачем, во имя чего? Нет, все было бессмысленно. Только еще больше напрягались нервы, еще сильнее мытарилась душа, еще тяжелее становилось на сердце.
Он заставил ее ждать и просто наблюдал за ней. Тяжелые, плотные веки нависли над его темными глазами, жесткие челюсти превратились в каменные тиски, выражение лица стало безучастным, аморфным.
Только молчание. Немая тишина.
Но наконец Роберто шевельнулся, сделал какое-то движение. И какое! Он так резко поднялся с места, что Кейт едва не свалилась с подлокотника кресла, на котором сидела рядом с ним.
Да, он поднялся и пошел прочь от нее. Он уходил, как в тот вечер, когда они чуть было не расстались навсегда в библиотеке ее дома. И вдруг, как раз в тот момент, когда она готова была окликнуть его и попросить остаться и поговорить с ней, сказать ей хоть слово, хоть полслова, он остановился и повернулся к ней.
И в тот же момент она пожалела, что он передумал и не покинул ее. Потому что в его лице не было света, тепла и нежности. Потому что оно выражало лишь отчужденность, непреодолимую душевную дистанцию между ними, и потому что от него веяло холодом. Причем холодом настолько пронизывающим и безжалостным, что у нее даже на расстоянии начала стынуть кровь в жилах, и от страха по телу побежали колющие мурашки.
– Скажи мне что-нибудь хорошее, – очень спокойным голосом попросил ее Роберто, и Кейт от такой неожиданной перемены в тоне его голоса, в его настроении совсем перестала что-либо понимать. Казалось, он хотел поговорить с ней о погоде или о ценах на рыбу – о чем угодно, но только не о том, что они так долго и тщетно обсуждали, не об их мучительных, странных, непонятных отношениях. – Например, – добавил он, – о нашей жизни на острове… О том, как мы купались и гуляли, и наслаждались обществом друг друга… Помнишь, когда мы устроили пикник на берегу в Порто-Кристо, и ты рассказывала о своих впечатлениях?
– И тогда я сравнила свою жизнь на вашей вилле с жизнью в тюрьме…
– Ты в самом деле так думала? И думаешь теперь?
На этот вопрос мог быть только один ответ. Кейт встала и вплотную подошла к Роберто. Препираться больше не имело смысла. Надо было решать: или-или. Сейчас решалась не только ее судьба, но и ее – их – ребенка. И она врезала ему в лоб:
– Да.
Жить с ним или хотя бы сосуществовать и при этом не чувствовать его любви – это было равносильно тому, чтобы находиться в тюремной камере-одиночке. Любить его – а она действительно любила его – и при этом точно знать, что он хотел ее только в постели, только как самку, только для удовлетворения своих сугубо физических, а вовсе не эмоциональных и духовных потребностей, было равносильно самой дикой форме пыток, какую только мог придумать самый изощренный инквизитор.
Но самое странное во всем этом было то, что она со всей страстью души и тела обожала своего мучителя, боготворила и денно и нощно жаждала его.
Роберто захотелось со всей силы дать себе по голове. По своей тупой, упрямой башке. Только сейчас до него дошло, что он с дотошной пунктуальностью повторяет ошибки ее отца! Да, подарками и подношениями он пытался завоевать ее расположение к себе. Он думал, что, женившись на ней и продержав ее долго в брачной узде, сможет заставить ее подчиниться ему и уже никогда не пытаться выбраться из семейного хомута. Он надеялся, что когда они проживут вместе достаточно долго, она в конце концов сломится, полюбит его и…
И что? И тогда они заживут счастливо до конца своих дней?
Мысль об этом побудила его чуть было не рассмеяться, но едва он взглянул на побледневшую Кейт и увидел в ее глазах неимоверную тоску, как в нем тотчас сработал стоп-сигнал, юмористический настрой стартовал и исчез со скоростью космической ракеты, и за две секунды великолепный Роберто превратился в сгусток льда, который не смогла бы растопить никакая ядерная бомбардировка с той или другой стороны Атлантического океана.
Его обуял неподдельный страх.
Да, он, шел по следам Уолтера и повторял его ошибки. Но, с другой стороны, он извлек из его истории урок, который тот так никогда и не понял. Он мог приостановить все сейчас, пока их отношения не стали гораздо хуже и не зашли в тупик. Он должен был смириться с неизбежным. А неизбежное было в том, что Кейт никогда не любила и не собиралась полюбить его.
Ему надо было с этим смириться и отпустить ее на все четыре стороны. Если он не сделает этого, она возненавидит его точно так же, как возненавидела Уолтера ее мать. А этого он ни за что не смог бы перенести.
Таким образом, у него оставался только один выход – порвать с ней отношения прямо сейчас. Даже если это обойдется ему ценой собственной жизни.
Сделав глубокий вдох, Роберто с трудом заставил себя заговорить:
– Ну хорошо. Тебе не придется больше страдать. Ты свободна, дорогая.
– Что?
Кейт не поверила своим ушам, когда услышала от него эту фразу.
– Что ты сказал? – повторила она свой вопрос. – Я ничего не поняла.
– Все очень просто, – пояснил Роберто. – Ты сказала, что жить на нашей вилле на Майорке со мной и моими родителями – равносильно пребыванию в тюрьме. Что ж, я готов снять с тебя кандалы и выпустить на волю. Я осознал твою правоту. Ты свободна.
К ее ужасу, он подошел к наружной двери, распахнул ее, и в комнату тотчас ворвался теплый вечерний бриз и отдаленный шум моря…
– Ты можешь идти. В любую минуту. Хоть сейчас, – сказал он. – Наш брак был ошибкой с самого начала. Я не могу дать тебе того, чего ты хотела или хочешь, так как просто не понимаю тебя. И должен тебе откровенно признаться, что желания, которые я испытывал к тебе раньше, теперь начали заметно угасать.
Он не имел в виду физические желания, нет. Но голый секс – секс без духовной привязанности, без душевной близости, без любви – не устраивал его. По существу, он становился для него пыткой. Пыткой вечной неудовлетворенностью.
Нельзя было сказать, что страсть покинула его. Нет, она даже не уменьшилась. И он по-прежнему нестерпимо хотел Кейт, хотел обладать ею каждую ночь своей жизни. В нем жила твердая уверенность: ничто вообще не может вызвать катастрофу его сексуальности. Напротив, даже когда он только что проходил мимо Кейт, направляясь к двери, его тело не могло не реагировать на ее тело, какие-то биотоки, казалось, не прерывались между ними ни на секунду.
По своей глупости или чисто случайно он прошел от нее так близко, что сразу же возбудился и не смог скрыть чувства, которые вызвала близость ее тела. Смятение чувств и эмоций отразилось на состоянии мыслей, и Роберто не смог сразу подобрать нужные слова, которые хотел сказать Кейт. Но в конце концов он заставил себя сказать:
– Кейт, я выхожу из игры. Чисто, по-честному и навсегда. Завтра прямо с утра я займусь нашим бракоразводным процессом. Пожалуйста, не смотри на меня такими глазами. Ты получишь все, что захочешь. Я позабочусь о твоем будущем. Я даю тебе свободу. Можешь идти!
Пожалуйста, уходи, молил он ее. Уйди скорее, пока я не сказал какую-нибудь глупость, какую-нибудь чушь, из-за Которой ты будешь потом всю жизнь презирать меня!
Но Кейт продолжала медлить, колебаться, оттягивать момент ухода. Господи, что ей еще нужно? Ведь он пообещал дать все, что она захочет. Она будет свободна и материально обеспечена. Что еще? Он не сразу осознал то, что она сказала.
– Но я… я не могу уйти. Я… беременна.
Это было уже слишком. Это был последний удар, после которого никакая игра уже была немыслима. Роберто был повержен в прах.
– О нет, леди! – воскликнул он. – Этого не может быть! Ты уже была, по твоим словам, беременна, и я чуть не свихнулся из-за этого. У меня нет никакого желания лезть в эту петлю во второй раз! Хорошо, я уйду сам.
И прежде чем Кейт успела перехватить его, взять за руку, заставить выслушать ее, он исчез. Исчез из виллы, из ее жизни. И она не имела ни малейшего представления, как ей теперь – если это вообще возможно – вернуть его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любви зыбучие пески - Лайонз Вайолетт

Разделы:
Пролог12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Любви зыбучие пески - Лайонз Вайолетт



Читала до 4 главы, устала, скучно. Как можно так долго мусолить одно и то же. Не рекомндую.
Любви зыбучие пески - Лайонз ВайолеттИрина
1.10.2011, 16.59





Скукота...
Любви зыбучие пески - Лайонз ВайолеттЕлена
12.03.2014, 23.53





А мне даже очень понравилось!!!
Любви зыбучие пески - Лайонз ВайолеттАнтошка
25.02.2015, 2.07





Да... Таких идиотов главных героев еще надо придумать!!! Весь сюжет на 3 страницы, а растянули на 13! глав. Из-за постраничной оплаты, не иначе!rnМожно не тратить время . 3.
Любви зыбучие пески - Лайонз ВайолеттЕлена
2.06.2016, 7.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100