Читать онлайн Жениться по завещанию, автора - Лафой Лесли, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жениться по завещанию - Лафой Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 116)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жениться по завещанию - Лафой Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жениться по завещанию - Лафой Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лафой Лесли

Жениться по завещанию

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

У лорда Райленда был такой вид, будто его пнули ногой в живот. Кэролайн уже собиралась поинтересоваться, не требуется ли ему какая помощь, когда он, шумно выдохнув, спросил.
– А где же ваши сестрицы? Порождение сатаны и дитя эльфов?
Да… Наверное, она хотела слишком многого, надеясь услышать от него: «Вы просто восхитительны!» Засмеявшись, Кэролайн прошла в комнату.
– После того как я их вымыла, они, словно волчата, набросились на сыр и хлеб и теперь, набив животики, спят без задних ног. Я не решилась их будить.
Маккензи сглотнул и несколько напряженно произнес:
– Сегодня у нас был довольно долгий и насыщенный день.
– Я бы сказала – изматывающий, – добавила Кэролайн, несколько удивленная скованностью герцога.
А он тем временем взял бутылку с вином и стал наполнять пустой бокал, излишне сосредоточившись на этом действии.
– Думаю, хорошее вино поможет вам снять усталость.
– Благодарю вас, – кивнула она, принимая бокал.
Маккензи явно избегал смотреть ей в глаза, и это еще больше озадачивало.
– Я впечатлен вашими стараниями… Вы проявили поистине материнскую заботу.
В этот момент в столовую прошествовали облаченные в ливреи лакеи, которые несли блюда с серебряными куполообразными крышками. Прокашлявшись, лорд Райленд тотчас же распорядился, чтобы две порции были возвращены на кухню, и сказал, что прислуживать за столом не нужно.
Пока прислуга убирала лишние приборы и снимала с блюд крышки, Кэролайн, потягивая вино, изучающе смотрела на герцога, который, судя по всему, решил взирать на что угодно, но только не на нее.
– Вы проявили себя в высшей степени ответственным и достойным человеком, – возобновила она беседу, как только их оставили одних. – Позвольте еще раз поблагодарить вас за это.
Лорд Райленд изобразил улыбку, но такую кислую, что можно было подумать, будто до ее прихода он поглощал лимоны.
– Ну а теперь, когда мы обменялись надлежащими любезностями, не желаете ли приступить к трапезе? – Он указал на стол.
– Да, конечно, – кивнула Кэролайн и, поставив бокал на белую скатерть, добавила: – Признаться, я ужасно голодна.
– А что, «волчата» с вами не поделились?
– Боюсь, они откусили бы мне руку, если бы я попыталась что-то стянуть с тарелки, – улыбнулась она и, оправив юбки, стала опускаться на выдвинутый для нее стул. – Разумеется, без всякого умысла, чисто случайно. – Маккензи весьма умело придвинул стул ближе к столу, и она, окончательно усевшись, повернула к нему голову: – Благодарю вас, ваша светлость.
Задержав руки на спинке стула, он наконец-то посмотрел ей в глаза. Однако его напряженность так и не исчезла.
– Зовите меня просто Дрейтон, – проговорил он. – Мы ведь условились об этом еще в холле.
Кэролайн вспомнила о том моменте и почувствовала, как щеки становятся горячими. Так вот, значит, что тогда произошло…
Она смотрела, как Маккензи огибает стол и усаживается на свое место.
Значит, они всего лишь обговаривали, как друг к другу обращаться… А казалось, будто он пытается выжечь на ней клеймо – мягко, нежно, но глубоко и основательно. Выходит, она совершенно неверно поняла происходящее. Слава Богу, что она никоим, образом себя не выдала, иначе сейчас ей было бы очень неловко.
Проглотив образовавшийся в горле комок, Кэролайн уложила на колени салфетку и взялась за нож и вилку.
– Вам же не трудно обращаться ко мне по имени? – продолжил между тем Маккензи.
– Разве это допустимо? – отозвалась Кэролайн.
– Когда мы наедине, стоит ли беспокоиться о том, что допустимо, а что – нет?
Ее сердце словно подскочило, а кровь, казалось, стала еще горячее.
– Думаю, это просто необходимо, – вымолвила она. Ее голос звучал достаточно ровно, не выдавая того, что творилось у нее внутри.
– Почему?
О Господи! Кэролайн поспешила отправить в рот кусок ростбифа – лишь для того, чтобы иметь время собраться с мыслями и напомнить себе, что так же, как и в холле, они ведут абсолютно невинную беседу и потому не нужно воображать невесть что.
– Моя мать, всегда говорила, что нарушение устоявшихся правил приличия, пусть даже незначительное, сравнимо с маленькой дырочкой, пробитой в днище лодки. Поначалу воды поступает немного и это не вызывает особого беспокойства, но потом дырка становится все больше, а опасность – все серьезней.
Дрейтон кивнул и, тоже принявшись за еду, заметил:
– Похоже, ваша мать была мудрой женщиной. Как же ее угораздило связаться с вашим отцом?
– Его жена была постоянной клиенткой в том ателье, где она работала. Одно время он стал к ним часто заезжать, чтобы приобрести для жены подарки, и каждый раз просил маму помочь ему в выборе.
– И одно незначительное нарушение приличий привело к другому.
– Даже к целому ряду… В результате чего на свет появились я. Вообще мудрость мамы в отношении мужчин проистекала из ее горького опыта.
– А каков ваш опыт взаимоотношений с мужчинами? – Маккензи поднес бокал к глазам и взглянул сквозь него на огонь, – Был ли он более удачным, и положительным?
Кэролайн почувствовала, как сердце опять дрогнуло, однако кровь на этот раз словно застыла – от осознания того, что их беседа приобретет более откровенный характер.
– Почему вы задаете мне такие вопросы? – настороженно спросила она.
– Я ваш опекун… несущий за вас ответственность и обязанный вывести в свет, – произнес Маккензи, обращаясь будто не к ней, а к своему бокалу. – И если в вашем прошлом случилось нечто такое, что может создать неприятную ситуацию, то я должен об этом знать, дабы по возможности предотвратить скандал.
Объяснение звучало вполне логично, здесь вроде как и не было личной заинтересованности. И все же Кэролайн чувствовала, что вопрос вызван не только заботой о приличиях.
– Я еще не привыкла воспринимать вас в качестве своего опекуна, – проговорила она, уже не совсем уверенная в собственной проницательности и желая как-то обойти затронуло тему. – У нас не слишком большая разница в возрасте, и потому мне… не очень-то комфортно осознавать, что я нахожусь под вашим контролем.
– Я старше вас на целых двенадцать лет.
Кэролайн мгновенно произвела мысленный подсчет.
– Должна сказать, что на тридцать пять вы не выглядите.
– Спасибо за комплимент, – улыбнулся Маккензи и отставил бокал. – Наверное, это результат здорового и размеренного образа жизни. – Он снова взялся за нож и вилку. – Однако мы отклонились от первоначальной темы. Ну так как? В вашем прошлом имели место какие-либо знакомства, о которых мне следует знать?
Кэролайн понимала, к чему катится этот разговор и какие выводы может сделать лорд Райленд. Она также вполне осознавала степень неравенства в глазах общества мужчины и женщины. Испытывая некоторое раздражение и исполненная решимости не поддаваться, она с улыбкой заметила:
– Полагаю, что мои знакомства не более многочисленны и значимы, чем те, что были в вашем прошлом.
Маккензи очень быстро поднял глаза.
– На брачном рынке мое прошлое не будет иметь такого уж большого значения.
Кэролайн приподняла брови:
– А что, разве с обретением титула герцога стирается всякая память о былых вольностях?
– Нет, не стирается. – Глядя на нее с некоторой настороженностью, Маккензи откинулся на спинку стула. – Просто титул все это перевешивает.
– Так, может, статус признанной дочери герцога обеспечит то же самое? – парировала она, не желая сдаваться.
– В чьих-то глазах – возможно, – согласился он, пожав плечами. – Но только не для тех, кто обладает чистейшей родословной.
– Тем, кто заботится о родословной, я вряд ли подойду, – усмехнулась Кэролайн. – Вне зависимости от того, признана я или нет. А тех, кто мечтает жениться на титуле и приданом, ничто другое, кроме этого, не интересует. Так что какие-либо подробности, касающиеся моих прошлых взаимоотношений с мужчинами, не имеют такого уж большого значения.
Глядя в голубые глаза своей подопечной, смотрящие на него с вызовом Дрейтон не мог не признать ее правоты. А еще он наконец ощутил воздействие выпитого вина. Как видно, оно не сразу вступило в голову, но зато теперь эффект был весьма заметный. Какая-нибудь пара минут – и он окончательно утратит способность мыслить стратегически. Что же касается способности вести утонченную беседу, то таковая. Похоже, уже потеряна.
– Я просто хочу знать, не могут ли однажды всплыть какие-нибудь фривольные истории… я имею в виду компрометирующие вас дагеротипные снимки.
– Да нет, конечно же! – воскликнула Кэролайн. Судя по всему, ее одновременно и позабавило, и: оскорбил о подобное предположение.
– А не могут ли объявиться некие мужчины, которые будут описывать ушлым газетчикам родинки на вашем теле?
– У меня нет родинок.
– Да суть вопроса не в том.
– Я понимаю.
О Господи! Ну почему именно сейчас его голова отказывается соображать? А эта Кэролайн, следует признать, довольно-таки умна. И так привлекательна! Для мужчины, который слишком много выпил, эти качества представляют опасное сочетание, что оставляет ему на выбор лишь два варианта: либо покинуть поле боя, спасая жалкие остатки гордости, либо рискнуть и смело броситься напролом, надеясь на удачу.
– Давайте будем откровенны, – продолжила Кэролайн, освобождая его от необходимости принимать решение. – Истинная цель ваших расспросов – выяснить, девственница я или нет. Так вот, мой ответ – нет. Я не девственница.
Похоже, Бог все-таки существует.
– А что до того, станет ли сей факт общеизвестным… теперь все зависит только от вас. Потому что того молодого человека, с которым я была обручена, уже нет в живых. И поскольку он был честным и порядочным человеком, он унес мою тайну с собой в могилу. Так же, как и мое сердце.
– Примите мои соболезнования, я очень сожалею, – посочувствовал Дрейтон. Хотя в действительности его совсем не огорчила смерть неведомого юноши.
– Я тоже сожалею, – вздохнула Кэролайн. – Потому что любила Питера по-настоящему.
– Должно быть, именно память о нем делает для вас неприемлемой мысль о том, чтобы выйти замуж за другого? – предположил Дрейтон. – Но вам ведь известно, что очень часто люди вступают в брак не по любви, а совершенно по иным причинам.
– Да… На мой взгляд, в большинстве браков любовью даже и не пахнет, – отозвалась Кэролайн и с непринужденным видом продолжила трапезу. – По крайней мере в тех семьях, за которыми я имела возможность наблюдать. Как правило, то что начинается с непреодолимого взаимного влечения, со временем превращается в чисто практическое сосуществование.
– Причем весьма быстро, – добавил Дрейтон, поддерживая разговор. И подумал: «А личность она довольно интересная… Столько неожиданных граней».
– Да, похоже, что так, – кивнула Кэролайн. – Супружеская жизнь зачастую превращается в обыкновенный взаимообмен физиологическими услугами, что не очень-то восторгает обе стороны, однако с данным обстоятельством мирятся, поскольку это освобождает от необходимости искать удовлетворения своих потребностей где-то еще.
– Я и не подозревал, что вы настолько циничны.
– В моем ремесле не обойтись без умения скрывать свои взгляды. Каждый год я обшиваю как минимум с десяток девиц, выходящих замуж, и им вряд ли захочется, чтобы их иллюзии по поводу нерушимого семейного счастья разбились мой прагматизм. Если ты не сможешь притвориться, будто разделяешь восторг клиентки, она просто-напросто уйдет к другой модистке.
– Это довольно-таки поразительно… – вымолвил Дрейтон, отодвигая тарелку. Ему совершенно расхотелось есть, а вот что касается дальнейших возлияний… Взяв бокал, он вновь откинулся на спинку стула. Ему было достаточно просто любоваться своей подопечной, и – видит Бог! – ей абсолютно не нужно никакое ожерелье с подвеской, чтобы привлекать мужские взгляды к декольте. Черт возьми! И как он мог вообразить, будто способен противиться влечению к ней?
– Ну а теперь, когда вы знаете обо мне практически все, – произнесла Кэролайн и тоже сделала глоток из бокала, – было бы справедливо, если бы вы рассказали что-то и о себе.
– Да рассказывать особо не о чем, – отозвался Дрейтон. Нет, он, конечно, мог бы о многом поведать, но только сейчас у него не было особого желания трепать языком. В данный момент он предпочел бы быстро запереть двери столовой и, одним махом скинув все со стола, завалить на него эту прелестницу.
– Ваша фамилия – Маккензи, – продолжила между тем Кэролайн. – Насколько я понимаю, по происхождению вы Шотландец, однако акцента в вашей речи я не заметила.
Вообще-то некоторые дамы рассматривают беседу как своего рода прелюдию…
– Предки моего отца прибыли в Англию еще с королем Яковом, но за три столетия, миновавших с тех пор, текущая в нас кровь Стюартов была значительно разбавлена. Так что если у меня вдруг случится обильное кровотечение из носа, ее последние капли будут, вероятно, потеряны.
Сначала Кэролайн лишь улыбнулась, но затем, откинув голову назад, звонко рассмеялась. Глядя на нее, Дрейтон тотчас же ощутил прилив крови в противоположном от носа месте.
– Мой дед по отцовской линии приходится двоюродным братом вашему отцу, – продолжил он. Отчасти чтобы отвлечься, отчасти втягиваясь в игру. – Так что герцогскому титулу пришлось проделать немалый путь по хитросплетениям родословного древа, прежде чем свалиться мне на голову, соскользну по одной из боковых веток.
– По вашему тону можно подумать, будто сей дар судьбы оказался для вас не только неожиданным, но и нежеланным.
– Да, я совсем не обрадовался, поскольку был вполне доволен своей прежней жизнью, – подтвердил Дрейтон. И мысленно добавил: «Хотя сейчас отношусь к ситуации несколько иначе».
Кэролайн опять засмеялась и тоже отодвинула тарелку, а затем, заставляя его кровь циркулировать еще быстрее, подалась вперед, взяла бокал в одну руку, другую утвердила локтем на столе и подперла щеку ладонью. После чего, улыбаясь, устремила на него искрящийся взор и проговорила:
– И все же… Как вы могли не знать, что однажды станете герцогом? Я требую разъяснений, эта тайна слишком интригующа, чтобы оставить ее нераскрытой.
Дрейтон был готов разъяснить этой соблазнительной сирене все, что угодно.
– Так вам неизвестно, что у вас был брат? И что примерно полгода назад его убили?
– Нет! – выдохнула Кэролайн, распахнув глаза.
– Его звали Дэниел. Но думаю, будет нелишним сообщить, что больше он был известен под прозвищем Динки.
type="note" l:href="#n_1">[1]
– Это ужасно… Как с ним могли так поступить?
– Прозвище подходило ему как нельзя лучше, почти как перчатка! – И, выгнув бровь, Дрейтон с расстановкой добавил: – Маленькая изящная перчатка с блестками.
– Ах вот оно что, – понимающе протянула Кэролайн.
– Да-да, – кивнул Дрейтон. – И большую часть жизни Динки провел в Париже.
– То есть там, где он в меньшей степени мог бы бросить тень на репутацию семьи…
Дрейтон поднес свой бокал к бокалу Кэролайн, чокнулся с ней и, глядя, как она потягивает вино, стал рассказывать дальше:
– Как только Динки был поставлен в известность о смерти отца и повышении своего общественного статуса, он тут же отправился отмечать это событие с дружками… И, как сообщили французские власти, был случайно задушен в после девавшей пьяной драке.
– Что ж, – усмехнулась Кэролайн, – наверное, нельзя сказать, что ваш род этому сильно огорчился.
Несколько секунд Дрейтон наблюдал, как Кэролайн делает глоток за глотком, гадая, насколько она устойчива к воздействию алкоголя.
– Ну а поскольку других прямых наследников в наличии не было, – продолжил он, – соответствующие чиновники подняли архивы и проследили линию родства в обратном направлении, выискивая того, кого можно было бы впихнуть в герцогские сапоги. И по чистой случайности мое имя, как на беду, попалось им на глаза первым.
– Но ведь никто не вправе заставить вас принять на себя то, чего вы не хотите.
– Au contraire, ma petite
type="note" l:href="#n_2">[2]
… Ко мне в полк нагрянули двое уполномоченных, содрали с меня, так сказать, мундир, напялили нелепый цивильный костюм и поволокли в адвокатскую контору. Причем все это произошло в течение каких-то трех часов.
– Так вы служили в армии?
– Да, – кивнул Дрейтон. – Также, как мой отец и дяди. Я был офицером Королевского артиллерийского полка, что, как выяснилось, не дало мне никакой практической подготовки, необходимой для исполнения обязанностей герцога.
Кэролайн улыбнулась, чувствуя, как ее сердце бьется в каком-то странном ритме. Так вот что имела в виду Симона, утверждая, что лорд Райленд вполне обычный человек. И правда, сейчас в нем не было никакой надменности, никакого чванства. И все же ее сестре еще учиться и учиться по-настоящему разбираться в мужчинах. Потому что Дрейтона Маккензи ни в коей мере нельзя назвать обычным человеком.
– Как вижу, вы удивлены, – снова заговорил Дрейтон. – Но это еще не все, слушайте дальше.
– Полагаю, речь пойдет об особых условиях вступления в наследство, указанных в завещании?
– Именно так… И вы не сможете в полной мере оценить эти условия, пока не узнаете, в каком состоянии пребывает наследуемое имущество.
– И в каком же?
– В ужаснейшем.
Кэролайн засмеялась и снова отпила из бокала.
– Думаю, мы с вами совершенно по-разному понимаем данное определение.
– Что ж, давайте сравним.
– Давайте, – со смехом согласилась она. – Выкладывайте, что там у нас имеется.
– Из недвижимого имущества в наличии три объекта, – начал Дрейтон, покручивая в бокале вино. – Во-первых, большой фешенебельный дом в Лондоне, в районе Гайд-парка, где находятся шестнадцать человек прислуги, которым уже восемь месяцев не выплачивается жалованье. Я полагаю, эти люди до сих пор не разбежались лишь потому, что лавочники продолжают исправно поставлять провизию, счета за которую теперь висят на мне.
– Да, шестнадцать человек способны поглотить целую гору еды.
– Не сомневаюсь, – усмехнувшись, согласился он. – Но это еще не все, поскольку Всевышний, как видно, не мог допустить, чтобы хоть что-то стало для меня приятным сюрпризом. Старина Джеффри не пожалел денег на сооружение, этого монумента собственному величию, однако нанятый им подрядчик постарался сэкономить каждый пенс на оплате труда работников, которые воздвигали эту чертову громаду.
– Да уж… – Кэролайн поспешила опять приложиться к бокалу, чтобы не расхохотаться.
– И как объяснил мне один специалист по части строительства, если на крыше будет лежать слой снега дюймов хотя бы в семь, подует сильный ветер, и вся эта снежная масса тут же обрушится на соседний дом.
О Боже! И как ему только удается так забавно рассказывать о свалившихся на него проблемах?
– И ничего нельзя сделать? Установить какое-то ограждение?
Дрейтон пожал плечами.
– Еще я унаследовал полосу земля в Корнуолле, – продолжил он. – Там стоит двадцатикомнатный особняк, выходящий окнами на море. Должно быть, в прошлом он имел достаточно презентабельный вид, однако теперь можно лишь догадываться о его былом великолепии, поскольку одна из стен, с западной стороны, полностью обвалилась. Воспользовавшись этим, неизвестные личности вынесли из дома практически всю мебель.
Кэролайн была готова расхохотаться самым неподобающим для леди образом.
– И что же… ваш дед и мой отец не пытался его отремонтировать?
– Джеффри по уши увяз в долгах. Затраты на строительство дома в Гайд-парке, необходимость кормить и оплачивать службу обитающей там прислуги в количестве шестнадцати человек, содержание находящегося в Париже сына – вес это составляло лишь часть расходов. А еще ситуацию усложняла герцогиня, из мести лишившая мужа своего приданого.
– Ваше повествование становится все более мрачным.
– Да, действительно… Может, еще вина? – Дрейтон взялся за бутылку. – При достаточном количестве алкоголя в организме подобные истории воспринимаются куда легче.
– Вы сказали: из мести, – напомнила Кэролайн, подставляя бокал. – То есть, насколько я понимаю, герцогине было известно об адюльтерах мужа?
– По словам нотариуса… который, кстати, оказался безжалостным человеком и даже не предложил мне выпить, прежде:,ем сообщить все это… Так вот, как сказал нотариус, Брунгильда…
– Ее звали Брунгильдой? – изумилась Кэролайн.
– Да, именно так.
– Вы, наверное, шутите? – засмеялась она.
– Отнюдь… Если не ошибаюсь, герцогиня происходила из правящей династии княжества Эльзас-Лотарингия. Этот род знаменит физической крепостью своих представителей, а также видами на австрийский престол. Главным же упреком Брунгильды в адрес Джеффри было то, что она пришла к нему с весьма весомым приданым…
– То есть это был один из тех лишенных любви браков, о которых мы говорили ранее.
– И похоже, – добавил Дрейтон, – что после рождения Динки в нем не было даже взаимообмена физиологическими услугами, делающими совместную жизнь более терпимой.
– Как это печально! – вздохнула она, поднося бокал ко рту.
Вино было просто бесподобным. Сладкое, легко пьющееся, очень приятное. Такое же приятное, как и Дрейтон Маккензи… в некотором отношении.
А он, усмехнувшись, продолжил:
– Очевидно, леди Райленд принадлежала к той породе женщин, которые не прощают даже самых пустяковых обид. Когда похождения любвеобильного Джеффри стали общеизвестными, она тут же поспешила пожаловаться отцу, и тому посредством каких-то чертовски сложных юридических маневров удалось вернуть своей маленькой принцессе контроль над ее приданым. И с тех пор, если Джеффри требовалась пара новых кальсон, он был вынужден обращаться к жене.
– А разве у него не было собственных средств?
– Помимо того, что Джеффри был неутомимым ходоком, он также являлся пьяницей и игроком. А еще он, наверное, хуже всех на свете умел распоряжаться своими деньгами.
– Ясно, – вымолвила Кэролайн. После чего допила вино и с улыбкой протянула пустой бокал: – Будьте добры, плесните еще.
Дрейтон тоже улыбнулся и выполнил ее просьбу.
– Итак, мы подошли к третьему объекту недвижимости, который я унаследовал. Это замок Райленд. В каком состоянии пребывает сам замок, я не имею ни малейшего представления, поскольку увижу его впервые лишь завтра, когда мы туда приедем. Но зато могу поведать вам о финансовом состоянии имения, поскольку нотариус счел своим долгом вывалить передо мной все приходно-расходные книги.
Кэролайн вновь поднесла бокал к губам, между тем как Дрейтон продолжил развлекать ее рассказом о своих трудностях.
– В замке обитают двадцать пять человек прислуги, которым по большому счету тоже не должна грозить голодная смерть, ибо имение находится в Норфолке, известном своими хорошими урожаями, а вокруг раскинулось более тысячи акров плодороднейшей земли. Но тем не менее в течение последних восемнадцати лет эти обширные угодья почему-то не приносят заметной прибыли.
А вот это уже не казалось забавным. Нисколько. Убрав ладонь из-под щеки. Кэролайн выпрямилась и серьезно посмотрела на Маккензи:
– Но как такое возможно?
– Судя по отчетам, все эти годы мои новообретенные земли дают наихудшие урожаи по сравнению с другими хозяйствами тех мест.
– Вот как? Тогда придется собственными глазами посмотреть, что уродится нынешней осенью.
– Я тоже так подумал.
– Возможно, более добросовестные отчеты в значительной мере улучшат ваше финансовое положение.
Дрейтон снова усмехнулся:
– Яма, в которую Джеффри вогнал свое хозяйство, настолько глубока, что потребуется, наверное, лет двадцать, чтобы хоть немного улучшить ситуацию. При наличии, естественно, хороших урожаев.
Они немного помолчали.
– Ну а теперь, как я полагаю, речь пойдет о тех условиях, на которых вы можете полностью вступить в наследство. – Кэролайн сделала большой глоток из бокала.
– Именно так, – кивнул без тени уныния Дрейтон. – Леди Райленд умерла за год до смерти мужа, по-прежнему удерживая в своих руках финансовые рычаги, и Джеффри мог заполучить ее деньги только в том случае, если он публично признает своих внебрачных дочерей, после чего выдаст, их замуж в соответствии с новообретенным общественным статусом.
– Какое унижение для бедного папочки…
– Плюс затрата времени и средств на преодоление различных юридических препон, – присовокупил Дрейтон. – Наверное, герцогиня получила огромное удовлетворение, возымев возможность даже, из могилы помыкать мужем. Надо сказать, что официальное признание незаконнорожденных отпрысков – довольно сложная процедура. Тут требуется невероятный объем бумажной работы, целая армия адвокатов, специальное разрешение от правительства и, наконец, высочайшее, монаршее одобрение.
– То есть самой королевы Виктории? – поразилась Кэролайн.
– Разумеется, – улыбнулся Дрейтон. – Ведь сейчас именно она является нашей королевой.
Ну об этом-то она, конечно, знает. Просто мысль о том, что самой королеве известны не очень-то приглядные подробности ее жизни… Кэролайн поспешила растворить неприятный осадок в значительном глотке вина и спросила:
– Значит, последнее слово будет за ней?
– Свое слово она уже сказала. Еще за два месяца до того, как Джеффри покинул сей бренный мир. Оттиском своего именного перстня королева запечатала конверт с соответствующим документом, взмахнула над ним скипетром, и бумагу передали на подпись вознесшимся по социальной лестнице особам, то есть вам и вашим сестрам.
Кажется, последний глоток был лишним. Ее голова сильно кружилась, несколько затрудняя понимание происходящего.
– За два месяца? – переспросила Кэролайн.
Дрейтон, едва заметно улыбнувшись, кивнул:.
– Надо сказать, Джеффри не спешил нанимать сыщика для поиска своих дочерей, пока окончательно не удостоверился в том, что ему за них что-то перепадет. Поэтому обстоятельная информация о вас троих поступила только после его смерти. Сыщик вручил мне отчет о проделанной работе – так же, как и счет за нее – на следующий день после моей первой встречи с нотариусом.
– И выполнение условий, указанных герцогиней в завещании, было возложено уже на вас, – заключила Кэролайн. – Как на новоиспеченного герцога Райленда.
Дрейтон опять кивнул. Затем, не отрывая от нее взгляда, поднес свой бокал ко рту и разом осушил его.
– А вы говорили, что вам нечего рассказывать, – упрекнула она и покачала головой. От этого движения комната тут же накренилась, и Кэролайн, усмехнувшись, поспешила подпереть подбородок ладонью, чтобы вернуть окружающему миру равновесие.
– Вообще-то до последнего момента я не собирался знакомить вас с настоящим положением дел, – признался Маккензи.
Его глаза мерцали каким-то особым блеском, улыбка была широкой и непринужденной. Нет, нужно непременно ввести закон, запрещающий мужчинам выглядеть столь неотразимо…
– И что же вставило вас передумать? – поинтересовалась Кэролайн.
Дрейтон засмеялся:
– Я вдруг представил, как мы подкатываем к замку Райленд и обнаруживаем, что замок полностью выгорел, а двадцать пять человек прислуги поджаривают моего последнего теленка на крыше единственной сохранившейся башни. Поэтому я решил, что лучше уж подготовить вас заранее, чем объяснять что-то на месте. Тогда бы я попал в куда более неловкое положение.
– Будем надеяться, что ваш замок пребывает в самом прекрасном состоянии, – сказала Кэролайн. И, увидев, как Дрейтон слегка опустил подбородок и приподнял бровь, со смехом добавила: – Хотя, быть может, ваши опасения и небеспочвенны… Ну и как скоро вы получите возможность распоряжаться деньгами Брунгильды?
Он вздохнул:
– Я получу половину тех средств, что отложены на вас троих, после того, как вы подпишете соответствующие бумаги. Поверенный привезет их в замок Райленд послезавтра. Деньги будут представлены в виде аккредитивов, которые он также захватит с собой. Ну а остальные части отписанных вам сумм станут доступны после того, как каждая из вас выйдет замуж.
Кэролайн обдумывала услышанное, пребывая словно в тумане. А еще в каком-то совершенно беспечнейшем расположении духа.
– Этого, возможно, придется ждать еще годы и годы, – вымолвила она наконец. – Особенно это касается Фионы… Учитывая ее возраст и неприспособленность к жизни среди людей.
– Вы знаете, я, кажется, начинаю понимать, почему старина Джеффри так много пил, – проговорил Дрейтон.
Хм… Она вроде бы тоже… Ведь куда как приятнее погрузиться в винные пары и плыть по течению, с иронией воспринимая проблемы, которые в трезвом состоянии были бы просто удручающими… Не думая о денежных затруднениях или… о необходимости выходить замуж за совершенно незнакомого человека.
– Теперь, став герцогом, – начала она оформлять расплывчатую мысль, – вы тоже можете рассчитывать на весьма удачный брак. Только будьте осторожны, не подцепите какую-нибудь вторую Брунгильду… И с самого начала требуйте приданое в свое полное распоряжение.
Подцепить вторую Брунгильду? Боже упаси! Ему больше по вкусу миниатюрные изящные модистки с призывным взглядом улыбающихся глаз.
– Что? – Дрейтон пару раз моргнул и, не дожидаясь отклика, продолжил: – Да кто в здравом уме отдаст свою дочь вкупе с приданым такому человеку, как я? С моим происхождением и финансовым положением?
– Ну, хотя бы тот, кому захочется иметь возможность заявить своим друзьям: «В этот уик-энд я, вероятно, не смогу встретиться с вами за карточным столом. Потому что моя дочь, герцогиня Райленд, устраивает у себя прием и принц Пуфляндский желает, чтобы я научил его тонкостям игры в криббидж».
– Вряд ли, – хмыкнул Дрейтон. – Кстати, в дополнение к моему нынешнему величию уже на ближайшей парламентской сессии мне предстоит протирать штаны в палате лордов. И притворяться, будто я не замечаю презрительных смешков за спиной и нечаянных тычков локтем.
Кэролайн потягивала вино, устремив взгляд куда-то в пустоту.
– Что скажете на это? – окликнул ее Дрейтон. – Может, станете утверждать, что бывает и хуже?
– Ну…
– Хуже быть просто не может.
– Послушайте, а можно ли ожидать, – медленно начала она, – что в качестве признанных дочерей покойного герцога Райленда нас представят ко двору? Я, конечно, не сведуща в подобных вопросах, но мне кажется, что аудиенция при дворе просто необходима для того, чтобы быть вхожей на балы и прочие благородные собрания, где можно подыскать подходящего супруга.
Черт, подумал Дрейтон, а ведь когда Кэролайн выйдет в свет после высочайшей аудиенции, то самые завидные женихи Британской империи просто-напросто оттопчут друг другу ноги, увиваясь за ней. Если, конечно, он, ее опекун, окажется в состоянии держать себя в узде. При ином раскладе она превратится в отверженную.
Кэролайн, как видно, неверно истолковала его молчание Несколько обиженным и в то же время ироничным тоном она продолжила:
– Вы, наверное, сомневаетесь, что я сумею не опозориться перед королевой?
– Да нет, я как раз представил себе ее встречу с Симоной, – соврал Дрейтон.
Кэролайн округлила глаза, и засмеялась.
– Боже милостивый! – вымолвила она и протянула свой бокал. – Налейте мне, пожалуйста, еще.
Дрейтон выполнил просьбу, хотя и понимал, что не должен этого делать. Сам он выпил уже столько, что сомневался, сможет ли контролировать собственное поведение. К этой же кондиции, похоже, приближалась и его подопечная. Одно неловкое движение – и все полетите тартарары. Сейчас, наверное, самое время завершить совместный ужин и как можно скорее отгородиться друг, от друга тяжелыми дверями с крепкими замками.
– А сегодня утром вы мне солгали, – произнесла между тем Кэролайн.
– Я не думаю, что в моем масштабном замысле уловка насчет слуги у задней двери была такой, уж коварной, – отозвался Дрейтон.
– Да я не о том, – улыбнулась она. – Вы солгали, сказав, что мой отец изменился. Что он будто бы смягчился сердцем и глубоко раскаялся в том, что еще раньше, не признал нас своими дочерьми.
Казалось, сегодняшнее утро осталось где-то в далеком прошлом. За этот день столько всего произошло.
– Я просто решил пощадить ваш и чувства, – сказал Дрейтон. – Вряд ли вам было бы приятно услышать, что ваш отец согласился признать вас только ради денег.
– Однако тот же стимул движет и вами.
– Ну в общем-то да, – согласился Дрейтон. – Но в свое оправдание могу сказать, что я унаследовал вас троих наряду со многими другими проблемами, и теперь в меру сил стараюсь добросовестно выполнять взятые на себя обязательства. В наших общих интересах. Да, я отчаянно нуждаюсь в деньгах, чтобы выполнить условия Джеффри, но ведь нельзя отрицать, что вы втроем также выигрываете от моих усилий.
– Да, верно… Однако пообещайте, пожалуйста, что впредь вы не будете скрывать правду в стремлений поберечь мои; чувства. Уж лучше быть огорченной, нежели несведущей.
– Ну, если вы так настаиваете, то обещаю.
Но уже в следующую секунду Дрейтон подумал: не поторопился ли он разбрасываться обещаниями? Ведь если он честно признается своей подопечной, чем ему хочется с ней наняться, ее чувства будут задеты весьма глубоко.
– И не нужно считать меня еще одной проблемой, – добавила Кэролайн. – Мне, конечно, предстоит многому научиться: и светским манерам, и прочему, – но я далеко не тупица и вполне способна усвоить все, что необходимо.
Да он и не сомневается в том, что она будет способной ученицей. И больше всего ему хотелось бы, чтобы она освоила. Дрейтон словно поперхнулся и поспешил сделать глубокий вдох. Нет, этот ужин определенно пора заканчивать. Натянув на лицо любезную улыбку, он насколько смог твердым голосом заявил:
– Я ни в малейшей степени не сомневаюсь в ваших умственных способностях… Так же, как и в том, что вы ослепите своим блеском всех и каждого, когда мы вернемся в Лондон к началу великосветского сезона.
Кэролайн смотрела на него в некотором ошеломлении. По-видимому, она была задета его внезапным переходом на сухой, формальный тон.
– Вас что-то беспокоит? – спросила она. – Только не лгите. Потому что я вижу такое намерение в ваших глазах.
– Я просто слишком много выпил, и в моей голове сейчас сплошной туман, – ответил Дрейтон и стал подниматься из-за стола, избегая встречаться с ней глазами.
– Да ничего подобного! – с досадой произнесла Кэролайн. Неужели он думает, что она настолько глупа, что не сможет заметить очевидного? Или настолько покладиста, что примет столь неубедительную отговорку? – Не далее как минуту назад вы обещали, что будете со мной откровенны.
– Существует грань, отделяющая откровенность от глупости, – отозвался Дрейтон, огибая стол. – Можете сколько угодно на меня сердиться, но я предпочитаю эту грань не переступать. Я ваш опекун и потому просто обязан проявлять здравомыслие.
– Но это несправедливо! – Кэролайн швырнула на стол салфетку.
– Согласен. – Отодвинув стул, Дрейтон помог ей подняться, после чего склонил голову и добавил: – Если вы готовы удалиться в свою комнату, я вас провожу.
Кэролайн усмехнулась. Ну что ж… Если он думает, что сможет запросто ею помыкать, то его ждет разочарование.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жениться по завещанию - Лафой Лесли



классная книга
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиЕвгеша
1.06.2010, 11.54





Незатейливо, простенько, но хочется читать без отрыва!
Жениться по завещанию - Лафой Леслиfruktozzka
29.04.2011, 19.22





Читать всем!!!
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиМария
13.12.2011, 11.39





легко интересно и приятно читать такие романы отдыхаешь и наслаждаешься юмором и лексикой героев
Жениться по завещанию - Лафой Леслинаталия
13.12.2011, 14.15





класссс!!!!!!!!!!! юмор легкий, сюжет легкий, и даже мораль присутствует)))) читайте....твердая 9 из 10 я ни сикунды не пожалела о затраченном времени
Жениться по завещанию - Лафой Леслиещё наталья
24.03.2012, 17.36





отличный роман, с юмором,написан более на современный лад,приятно почитать.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиМарго
24.03.2012, 22.24





хороший роман без ненужной растянутости, мол, главные герои полкниги переглядывались, ненавидели друг друга и прочая ерунда. нет, здесь события развиваются в нужном темпе - не слишком стремительно, но и абсолютно не заторможено. у автора прекрасное чувство юмора, не пожалеете
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиОльга
25.03.2012, 19.29





Роман чудесный!в нем нет грубых женихов и глупых героинь. Много любви и нежности.а вот последние главы могли бы быть интереснее. Твердая 9!
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиОльга
15.10.2012, 14.02





jxtym ghbznyjt dgtxfnktybt/
Жениться по завещанию - Лафой Леслиbhf
18.10.2012, 19.56





ГГ не девственница и спит с ГГ уже на первую ночь знакомства, фу...
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиEnotiha
8.11.2012, 1.11





Хороший роман- веселый, не затянутый сюжет, нет сотни страниц ненужных описаний, все быстренько и динамично развивается, причем описано это с хорошей долей юмора и иронии. Стоит почитать, чтобы отдохнуть)
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиВ.
19.11.2012, 13.28





Очень сжатый конец,хотелось ещё хоть чуточку продолжения.Читается легко и быстро.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиСнежана
2.05.2013, 21.15





Интересно)
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиНадя
5.09.2013, 19.44





Интересно)
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиНадя
5.09.2013, 19.44





10 балов. Легко читается. Хороший роман
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиЗарина
15.10.2013, 10.00





Роман интересный, но конец скомкан.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиКэт
17.12.2013, 16.02





Это первая книга из 3-х, о трех сестрах внебрачных дочерей старого герцога. Новый герцог получил их в довесок к титулу и должен довести всех до ума. И он начал со старшей, женившись на ней. Все три книжки милые, а эта - лучше всех.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиВ.З.,66л.
12.02.2014, 8.43





Мне роман совсем не понравился. Всё время друг друга хотят, спят ну и всё. Вот и весь роман, а конец так вообще скомкан и ничего не понятно, что с ними случилось дальше(((. Читала несколько дней, было неинтересно. Хотя вкусы у всех разные.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиАилана
6.08.2014, 17.57





5/10 Сюжет обычный, ничем не примечательный, очень огорчает кол-во ошибок и опечаток
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиЕлена)
29.10.2014, 9.16





Может я уже совсем избалованная, но эта книга не захватила. Вроде и сюжет нормальный, и герои ничего. Но чего то не хватает. 5/10.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиНаташа
29.02.2016, 21.27





Из всех романов даного автора этот ,однозначно,- лучший : легкий, читабельный , с искоркой.
Жениться по завещанию - Лафой ЛеслиЖуся
9.07.2016, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100