Читать онлайн Путь к сердцу, автора - Лафой Лесли, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путь к сердцу - Лафой Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путь к сердцу - Лафой Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путь к сердцу - Лафой Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лафой Лесли

Путь к сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Мадди ничего другого не оставалось, как только сидеть в седле и размышлять. Килпатрик держал ее лошадь, вынуждая двигаться слева от него. Чтобы рука для стрельбы оставалась свободной, решила она. Этот конвоир куда более осторожен, чем тот, что сопровождал ее в Форт-Ларнед. Уильям Ходжес не считал ее опасной ни в малейшей степени. Мадди хмуро усмехнулась. Он был прав: она вовсе не была опасной. Тогда.
Она бросила быстрый взгляд на своего спутника. Неужели и он того же сорта, что и Ходжес? Помоги ей Боже, если это так. Ходжес просто раздевал ее глазами и в первый же день попытался изнасиловать.
Мадди постаралась выбросить из головы ужасное воспоминание и стала думать о другом. Майра… Рози… Когда она у ворот повернулась в седле и подняла скованные руки, прощаясь с ними, обе просунули сквозь решетку по узкому лоскутку материи и махали ими до тех пор, пока ворота не захлопнулись. В последний раз Мадди видела двух женщин, которые стали ее единственными друзьями…
Она проглотила слезы и выпрямилась — не хватало еще, чтобы новый конвоир счел ее слабой и уязвимой. Если ты выглядишь как легкая добыча, ведешь себя как легкая добыча, то в конце концов и становишься таковой — так или иначе.
— Что означают инициалы М.М.?
Мадди не взглянула на него, но оценила тон его голоса — теперь он разговаривал с ней гораздо мягче, нежели в стенах форта. Подивившись про себя этой перемене, она ответила:
— Маделайн Мари. Обычно все меня называют Мадди.
— Вас так назвали в честь кого-то из почитаемых членов семьи?
Мадди сразу сообразила, о чем он.
— Беспокоитесь о собственной заднице?
Килпатрик тонко улыбнулся:
— Всегда беспокоюсь, мэм, такова суть моего ремесла.
— Могу себе представить. Мне кажется, такие, как вы, должны приобретать врагов тысячами. Конвоир пожал плечами.
— В общем, я мог бы назвать не столь уж многих людей, с которыми предпочел бы не иметь дела, по крайней мере в ближайшее время. А вы, Мадди Ратледж? Есть ли у вас враги, о которых мне стоило бы знать?
— Вас беспокоят вовсе не мои враги, — заметила она, — а мои друзья.
— И нет семьи, о которой стоило бы упомянуть, а?
— Я этого не говорила. — Мадди по достоинству оценила его проницательность, но она вовсе не желала, чтобы Килпатрик убедился в своей правоте; куда лучше, если он ни в чем не будет твердо уверен и ему придется только гадать, нет ли здесь ловушки для него, — тогда по крайней мере он не устроит ловушку ей. — У меня целая куча братьев, кузенов и дядюшек.
Ривлин ответил ей нечленораздельным рокочущим звуком, который можно было истолковать как выражение недоверия.
— Как же вас угораздило попасть в Оклахому?
— Я приехала из Айовы, чтобы учить детей.
— Как правило, учительницы не кончают тюрьмой.
— Готова поверить вам на слово.
— Что-то пошло не так?
— Все пошло не так. — Мадди мрачно усмехнулась. Ривлин удивленно посмотрел на нее и высоко поднял брови.
— Вы не могли бы говорить поконкретнее?
— Нет, — отрезала она, разозленная допросом. — Вам бы стоило поискать другой способ скоротать время в долгом путешествии, мистер, я не расположена развлекать вас историями из моей грешной жизни. Если вы хотите получить грошовый роман, купите себе его или сочините сами.
Конвоир насмешливо осмотрел ее с головы до ног. Мадди пыталась уловить блеск похоти в его глазах, но взгляд их оставался серьезным и заинтересованным, не более того.
— Чего вы так на меня уставились? — спросила она, непонятно почему рассердившись на то, что ошиблась в своих ожиданиях.
— Хочу решить, когда нам сделать дневной привал, — объяснил он. — Полагаю, в последнее время вам вряд ли много приходилось ездить верхом, и это для вас утомительно.
Мадди подумала, что он просто сочувствует ей. А может, это всего лишь попытка прикрыться доброжелательностью?
— Со мной можете не считаться, — заявила она, глядя на дорогу. — Если вы намерены ехать дальше, я не стану жаловаться.
Ривлин словно не расслышал ее слов.
— Примерно в миле отсюда есть источник. Вода из него наполняет пруд, достаточно глубокий для того, чтобы вы могли в нем искупаться, если захотите.
Искупаться? Боже милосердный, искупаться, смыть с себя грязь…
Однако вспышка радости при мысли о такой перспективе очень быстро угасла — ее сменил страх, а потом гнев. Впрочем, опыт научил Мадди, что не следует проявлять открыто свои чувства, поэтому она лишь вежливо спросила:
— Это, вероятно, иносказательный и весьма изысканный способ дать мне понять, что вы находите меня крайне непрезентабельной спутницей?
— Непрезентабельной? — повторил он с широкой улыбкой, от которой в уголках его глаз образовались морщинки. — Не могу сказать, что когда-нибудь слышал такое словечко.
— Тогда позвольте изъясниться в выражениях, которые скорее всего вам уже знакомы. — Мадди с трудом сдерживала негодование. — Вы имели в виду, что от меня плохо пахнет?
Улыбку с его лица словно ветром сдуло.
— Я ничего подобного не говорил, — неловко произнес Ривлин. — И даже не намекал на это.
Мадди отвернулась, но Ривлин успел заметить, что в глазах у нее блеснули слезы. Плечи ее были гордо расправлены, она глядела прямо перед собой, крепко сжав маленькие кулаки. Он нахмурился и с удвоенным вниманием принялся смотреть между ушами своего Кабо на дорогу. Маделайн Мари Ратледж, без сомнения, была самой странной женщиной из встреченных им до сих пор. В какую-то минуту она готова взорваться, а в следующую — безропотно подчиняется ему. Открывая рот, чтобы заговорить, она может либо выдать хорошую порцию самого едкого сарказма, либо вполне благовоспитанно ответить на вопрос. Логически предсказать, тот или иной вариант невозможно.
Ривлин сомневался, что сама Мадди знает заранее, как она поступит в каждом конкретном случае, — как иначе можно объяснить, почему учительница из Айовы решилась на убийство? Она, вероятно, была не меньше потрясена происшедшим, чем тот сукин сын, которого она прикончила. Может, он остановился возле школы и пригласил ее пообедать, полагая, что проявляет сострадание к старой деве, ну и так далее, а она за проявленную им доброту убила его грифельной доской?
Впрочем, если говорить всерьез, он подозревал, что истина далека от придуманной им нелепой истории. Разумнее было бы предположить, что непредсказуемое поведение Мадди Ратледж — результат того, что происходило с ней после совершения убийства. Тюрьма меняет людей, и очень редко к лучшему, а на женщин заключение производит наиболее угнетающее действие.
Собственно говоря, его это не касается, напомнил себе Ривлин, он всего лишь представитель закона, который обязан доставить заключенную в суд, и не его обязанность понимать ее. Надо обращаться с ней по возможности терпеливо и доставить федеральным судебным властям в приличном состоянии. Пока ее непредсказуемость не расходится с его представлениями о служебном долге, пусть себе чудит как хочет.
И все же, признался он себе, когда впереди наконец показалось место, выбранное им для вечернего лагеря, в этой женщине есть что-то возбуждающее, и это что-то не имеет отношения к ее поведению. Впрочем, у него впереди двенадцать дней пути, и к концу его он наверняка сообразит, в чем дело; а пока ему надо ставить лагерь, готовить еду и устроить так, чтобы обидчивая мисс Ратледж согласилась хоть немного помыться.
Ривлин спрыгнул с седла и поднырнул под шею Кабо, намереваясь помочь узнице спешиться, но Мадди не дала ему такой возможности: выпростав правую ногу из стремени, она перекинула ее через седло и соскользнула вниз.
Ривлин не успел подхватить ее и поморщился, когда она рухнула в пыль рядом с лошадью.
— Хоть бы подождали день-другой с такой эквилибристикой, — проворчал он, помогая ей встать.
Мадди поспешила пошире расставить ноги, чтобы снова не упасть. Глаза ее уперлись Ривлину в грудь, потом она медленно подняла голову и внимательно поглядела на него.
Пульс Ривлина участился, когда он увидел прямо перед собой нежно-голубые глаза. Единственной преградой между его руками и ее кожей была надетая на Мадди рубашка. Что, если он сейчас проведет ладонями по ее плечам, наклонится и поцелует ее?
Неожиданно Мадди моргнула и прерывисто вздохнула.
— Спасибо. — Ее шепот был таким тихим, что Ривлин с трудом его расслышал. — А теперь отпустите меня.
Отчего-то мягко высказанная просьба произвела на Ривлина впечатление вылитого на голову ведра ледяной воды. Он тотчас отступил, но заговорил не сразу, так как на некоторое время лишился дара речи.
— Вы посидите, пока я расседлаю лошадей и оборудую лагерь. — Голос его постепенно окреп. — Потом мы посмотрим, что там за пруд, если вы надумаете искупаться.
Мадди кивнула и направилась к растущим неподалеку тополям, чтобы укрыться в тени. Она была совершенно измотана после двух часов верховой езды — на ней явно сказывалось пребывание в тюремной камере. Поездка будет для нее очень тяжелой, подумал Ривлин, но это в определенной мере облегчало его задачу: в таком состоянии заключенной вряд ли хватит сил для побега.
Работая, Ривлин остро чувствовал на себе ее взгляд. Мадди ничего не говорила, почти не шевелилась, и он невольно подумал о том, многие ли женщины могли бы научить себя самодисциплине, необходимой для долгой отсидки. Пожалуй, нет.
— Вы всегда такая молчаливая?
Она помедлила с ответом, облизнула губы и только после этого заговорила:
— Не думаю, что я многое могла бы сказать вам.
— Возможно. Но нам придется провести вместе пару недель, и каждый день покажется вдвое длиннее, чем он есть на самом деле, если мы все время будем молчать.
Мадди пожала плечами.
— На тополях еще полно листьев. Какой поздний в этом году листопад!..
Ривлин усмехнулся. Ему ничего не оставалось, как только внести свою лепту в пустую болтовню, обычную для гостиных.
— На моей памяти это самое жаркое и долгое лето.
— Вот бы вам провести его взаперти на чердаке с крохотными окошками. Это все равно что пробыть целый год в аду.
Ему вроде бы не с чего было чувствовать боль и сожаление по поводу ее тяжких испытаний, тем не менее Ривлин испытал и то и другое.
— К счастью, лето уже при последнем издыхании, — произнес он как бы в утешение. — Ночи стали прохладными, скоро их примеру последуют и дни.
— Вы полагаете, зима будет суровой? Господи, ну чего ради он затеял этот мучительный обмен любезностями? Ненависть к ничего не значащим разговорам была одной из причин, по которым он вернулся на Запад.
Расстегивая седельную сумку и доставая из нее кусок мыла, Ривлин ответил:
— Мохнатые гусеницы, кажется, так и думают. Но я еще не видел, чтобы гуси летели на юг большими стаями, так что пока не ясно, как оно получится на самом деле.
Он повернулся к ней с куском мыла в руке не раньше, чем она встала на ноги, причем сделала это так беззвучно и медлительно, что он еще раз подумал о том, как же она измождена. Взгляд ее переходил с источника справа от их стоянки на конвоира и обратно, глаза настороженно потемнели, рот был крепко сжат.
— Пруд немного обмелел, — сказал Ривлин, озадаченный ее реакцией. — Очень долго не было дождя, и родники дают меньше воды.
Мадди кивнула, но снова ничего не сказала. Он посмотрел на поверхность пруда и нахмурился. Как ему, черт побери, совместить собственную ответственность и скромность этой женщины? Проклятие! Все-таки иметь дело с заключенными-мужчинами в некоторых отношениях куда проще.
— Вы, наверное, никогда еще не сопровождали женщин? — спросила Мадди, словно прочитав его мысли.
Ривлин передернул плечами и направился к самому берегу пруда, жестом предложив ей идти перед ним.
— Таких, как вы, не много, — заметил он. Мадди подчинилась его молчаливому приказанию и, не оборачиваясь, продолжала:
— Из этого следует, что вам не приходилось сталкиваться с некоторыми особенностями подобного положения.
— Нет, не приходилось. — Внезапная догадка вызвала на его лице улыбку, а в душе — некоторое облегчение. — Но поскольку вы уже бывали в дороге при подобных обстоятельствах, то, наверное, знаете, как улаживать эти проблемы…
Мадди медленно повернулась к нему, и в ее глазах он увидел холодный вызов.
— Не всегда их улаживают по-честному.
У Ривлина стеснило грудь, когда он понял то, чего она недоговаривала.
— Выходит, ваш последний тюремщик был не единственным, кому довелось получить наручниками по физиономии?
— Нет, не единственным, — ответила Мадди совершенно спокойно, но за ее спокойствием таилась железная решимость. — Как это ни противно, однако пришлось научиться наносить достаточно сильные удары, чтобы улаживать разногласия. Конвоир, который сопровождал меня перед этим, куда меньше придерживался правил, чем вы.
— Господи! — Ривлин сдвинул шляпу на лоб. В рапорте не упоминались подробности предыдущей транспортировки. — Кто это был? Ходжес?
— Стало быть, вы его знаете?
Да, он знал этого грязного сукина сына. Ходжес не просто создал худую славу своей профессии — он запятнал репутацию всего мужского пола. Теперь понятно, почему Мадди вздрогнула при виде куска мыла и была так напугана перспективой снять с себя одежду перед купанием. Возможно, она считает, что все пойдет так же, как у нее с Ходжесом.
— Мэм, — Ривлин старался очень осторожно выбирать слова, — я никогда не обладал женщиной, которая меня не хочет, не считал это необходимым и не любопытствовал поглядеть, что из этого получится. Я и не подумаю укладывать вас на спину, если вы сами того не пожелаете, запомните это и всегда держите в уме. Теперь я готов обсудить все ваши предложения насчет купания, а именно: как мне уберечь вашу скромность и вместе с тем не упустить вас из виду.
Мадди долго и пристально разглядывала его; страх, порожденный горьким опытом, боролся в ней с желанием довериться Ривлину. Слегка расслабив плечи, она перенесла тяжесть тела на одну ногу. Тревога исчезла из глаз, зато в них появился озорной блеск.
— А вы просто отойдите и положитесь на меня.
— Простите, — честно признался он. — Мне бы этого хотелось, но я не могу… имея в виду наше с вами пока еще очень недолгое знакомство и все прочее.
Мадди улыбнулась и сразу показалась ему гораздо моложе. Ривлин вновь ощутил сильное внутреннее напряжение, но то был уже чисто мужской отклик на очарование женщины. Он отвернулся, понимая, что ее хрупкое доверие рухнет при малейшем намеке на влечение с его стороны.
— У вас есть другие варианты? — спросил он, почесав в затылке.
Мадди вздохнула, но голос ее звучал куда живее, чем прежде, когда она ответила:
— Честное слово, я не знаю, что предложить. За последние два года каждое мое купание в одиночку начиналось с мерзкого подглядывания и кончалось дракой. Уединение недоступно женщине-заключенной.
Ривлин охотно этому верил.
— Ну хорошо, — снова заговорил он, — а что, если я буду стоять к вам спиной, пока вы моетесь?
Ее смех был музыкальным, веселым и на удивление задушевным.
— Я доверяю вам не больше, чем вы мне… имея в виду наше с вами пока еще очень недолгое знакомство и все прочее, — повторила она его слова.
— Ладно, пока мы не придумали ничего лучшего, это, пожалуй, единственный путь к достижению цели. Насколько сильно вам хочется соскрести с себя грязь Форт-Ларнеда?
Мадди смерила взглядом расстояние между Ривлином и водой, сдвинула брови и, помолчав немного, сказала:
— Как вам покажется вот это: вы повернетесь ко мне спиной, я разденусь, войду в воду и окликну вас. Вы заберете мою одежду и уйдете в лагерь. Голая я никуда не убегу. Как только помоюсь, мы повторим эту процедуру.
— А где гарантия, что, как только я отвернусь, вы не шарахнете меня наручниками по затылку, еще не начав снимать одежду? — с сомнением спросил Ривлин.
Мадди лукаво улыбнулась:
— В этом есть смысл, не так ли? Не могу выразить, как мне жаль: вы подумали то же, что и я…
Ривлин вдруг решил, что с него довольно. Мадди Ратледж не так проста, как ему казалось.
— Может, плюнем на купание, и все дела? — неожиданно предложил он.
Опомнившись, Мадди взяла себя в руки и посмотрела на Ривлина с детской серьезностью.
— Но мне ужасно хочется искупаться. Обещаю вам, что не убегу, если вы мне это позволите. Могу поклясться на целой куче Библий…
У него не было ни одной, но ее готовности оказалось достаточно, чтобы внушить ему некоторый минимум доверия.
— Вот как мы поступим, мисс Ратледж, — сказал Килпатрик, доставая из кармана ключ от ее наручников. — Я отберу у вас оружие, пожалованное правительством, прежде чем повернусь к вам спиной, а все прочее мы сделаем так, как вы предложили.
Мадди протянула руки и дала ему снять с себя тяжелое железное приспособление.
— Спасибо, — прошептала она, когда ее конвоир вручил ей кусок мыла.
Было нечто успокаивающее в том, как она поблагодарила его. Повернувшись к ней спиной, Ривлин, скрестив руки на груди, предупредил:
— Берег крутой, и возле него глубоко, помните об этом.
— Ничего, я умею плавать.
Он прислушивался к шороху материи, отмечая про себя каждую вещь, которую она снимала, готовый в любую секунду повернуться. Потом раздался плеск воды, а следом — самый восторженный вздох, какой Ривлину когда-либо доводилось слышать от женщины. Он почувствовал мгновенную вспышку желания и выругался про себя, а затем, попятившись, нащупал сложенную одежду, подхватил ее и быстро зашагал к лагерю.
Мадди наблюдала, как он уходит, от души радуясь тому, что ей так повезло — впервые за долгое время. Ривлин Килпатрик обладал качествами, присущими джентльмену. Она помнила, с каким выражением отвращения и даже гнева слушал он ее рассказ о том, что намеревался сделать с ней Ходжес. Для нее то был первый знак, показывавший, что поведение Ривлина заслуживает некоторого доверия. Следующим проявлением его искренности было для нее то, как он вел себя, когда она раздевалась. Он даже на самую малость не повернул голову, а потом попятился, чтобы подобрать ее одежду. В этом было что-то совсем мальчишеское.
Мадди развязала обрывок кожаного шнурка на конце косы, распустила волосы и, держа шнурок в зубах, легла на спину, наслаждаясь полнотой впечатлений впервые с тех пор, как была арестована. Что ни говори, а ее нынешний конвоир понимал, как найти путь к сердцу женщины…
Именно это говорила о нем Майра. Потянувшись за мылом, Мадди стала припоминать другие умозаключения подруги. По мнению этой вполне разумной и опытной особы, конвоир мог овладеть любой женщиной, какую только пожелает.
Намыливая волосы, Мадди пришла к заключению, что, пожалуй, Майра была права. К тому же Ривлин Килпатрик, безусловно, красив и, как выразилась бы Рози, великолепно сложен. Что касается суждений Майры о его достоинствах как любовника… Мадди энергично пустила мыло в ход и принялась скрести голову, напомнив себе, что ее товарка по несчастью часто бывала склонна к цветистым поэтическим преувеличениям. Возможно, Ривлин Килпатрик способен заставить звезды сиять ярче, а земной шар — крутиться с бешеной быстротой, вот только она не намерена проверять справедливость таких утверждений на себе. От Уильяма Ходжеса и многих других, кто пытался следовать его примеру, она научилась не одному лишь умению драться. Будь Ривлин Килпатрик лучшим из людей, он все равно остается мужчиной, и ей не стоит чересчур доверяться ему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Путь к сердцу - Лафой Лесли



Очень интересный роман. Советую прочитать.
Путь к сердцу - Лафой ЛеслиНадежда
24.12.2011, 19.32





Отличный роман!!! Советую!!!
Путь к сердцу - Лафой ЛеслиMarina
19.02.2013, 12.10





Роман неплохой, но как-то все легко и идеально... Легко доверились друг другу, никакого накала страстей, да и пакет ,,семья -все включено,, на все случаи жизни- зятья все как на подбор-юрист, политик, глава транспортных перевозок и т.д...Хотя начало интересное. Чего-то не хватило для высшей оценки, 8б.
Путь к сердцу - Лафой ЛеслиМаша
29.12.2014, 22.18





У героев сначала возникло друг к другу чувство непонятное, неопределенное, доверие пришло позже, после пережитого вместе, и чем дольше они были вместе, тем больше проникались друг к другу, и полюбили. Героиня цельная, умная, с сильным характером, а герой такой замечательный мужчина.
Путь к сердцу - Лафой ЛеслиТаня Д
21.01.2015, 19.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100