Читать онлайн Ночная леди, автора - Лафой Лесли, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночная леди - Лафой Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночная леди - Лафой Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночная леди - Лафой Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лафой Лесли

Ночная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Единственное удовольствие при обходе дома доставили Фионе лица слуг, которые быстро собрались в зале. Она почувствовала себя оскорбленной, когда Йен представил ее как женщину, которую он надеется назвать новой герцогиней, но слуг это сообщение явно обрадовало.
Фиона чувствовала всеобщее искреннее расположение, когда миссис Питтман, домоправительница, похожая на добрую бабушку, по очереди представила каждого из многочисленной челяди и кратко перечислила их обязанности, К концу церемонии она уже была уверена, что в случае чего эти милые люди помогут ей.
Когда Йен начал демонстрировать многочисленные комнаты своего жилища, Фиона бросила умоляющий взгляд на Кэрри, но та целиком ушла в изучение нового окружения. Вначале Фиона почувствовала себя преданной сестрой, но спустя какое-то время она начала испытывать к ней все большую благодарность. Кэрри задавала бесчисленные вопросы, ахала и охала всякий раз, когда они поворачивали за угол или открывали еще одну дверь. Неподдельный интерес сестры и ее оживленный разговор с Йеном позволили Фионе сделать свое молчание менее заметным и значительно менее неловким.
– Вы сможете менять здесь все, что вам захочется, – пообещал Йен, когда они вошли через двустворчатые двери в гостиную. – Много ковров и мебели хранится отдельно, большую их часть собрали мои дед и отец, занимаясь этим на протяжении всей своей жизни. Если вы пожелаете увидеть их, миссис Питтман покажет, где они находятся, и распорядится вынести все для осмотра.
Вскоре они оказались в центре большой холодной комнаты, а затем Кэрри прошла за ними к стеклянным дверям, ведущим в сад.
– Если вам что-нибудь не понравится, просто отошлете эту вещь на аукцион и замените ее другой. В этом доме нет ничего, чем бы я хоть немного дорожил, за исключением моей операционной и офиса. – Он усмехнулся. – Что касается этих двух помещений, я был бы признателен, если бы вы спрашивали меня, прежде чем избавиться от находящихся в них вещей.
– Разумеется. – Фиона кивнула. Как она могла сказать ему, что совершенно раздавлена и считает невозможным превратить этот холодный, неприветливый особняк в теплый, радушный дом. Единственное, что можно сделать, так это продать всю обстановку, все антикварные вещи, а потом разрушить этот мрачный замок до основания и построить другой дом. – Разумеется, со временем я подумаю о некоторых изменениях, которые мне захотелось бы произвести, – дипломатично добавила она. – В том случае, если мне все же доведется стать хозяйкой всего, что я здесь вижу. Но и тогда я буду обговаривать с вами любые изменения.
– Вам не нужно испрашивать у меня разрешения. Я доверяю вашей оценке и вашему вкусу. – Йен выразительно посмотрел на гостью.
Хотя она улыбалась и одобрительно кивала, он ясно видел, что обстановка дома не производит на нее должного впечатления. Несколько раз его поражало, насколько несовместимой казалась Фиона с окружающими предметами. Сначала Йен решил, что дело в цветах унаследованного им декора, слишком не подходящего для ее женственности и грациозности, а также в огромных пространствах комнат. Но скорее всего существовала и гораздо более существенная причина, но только какая…
– Простите, ваша светлость…
Йен обернулся и, увидев в дверях гостиной Роуана, поднял бровь.
– К вам мистер О’Коннор. У него срочное дело, требующее вашего немедленного рассмотрения. Я провел его в ваш кабинет.
О’Коннор был не из тех, кто склонен к преувеличениям или панике: если ему нужен Йен, значит, дело достаточно важное.
– Скажите ему, что я сейчас приду, и распорядитесь, чтобы повар приготовил чай для леди Райленд и леди Фиоyы.
– Еще посыльный передал сообщение для леди Райленд.
– Да? – Кэрри обернулась.
– От его светлости. Ваш супруг просил напомнить, что в полдень придут на беседу претендентки на место няни.
– Ах да, я совсем забыла! – воскликнула Кэрри, но ее слова прозвучали совершенно неубедительно. – Благодарю вас, Йен, за то, что вы показали нам ваш дом: это доставило мне большое удовольствие.
– Я также получил удовольствие, леди Райленд. Прошу вас, приходите снова, когда пожелаете.
На этот раз Фионе не нужно было делать усилий, чтобы улыбнуться: она испытывала неподдельное облегчение.
– Конечно, ваша светлость. Надеюсь, мы сможем остаться на чай… в другой раз.
Кэрри положила руку на плечо Фионы.
– То, что мне нужно уйти, не означает, дорогая, что ты не должна оставаться. Формальная помолвка состоится уже через несколько недель, так что можно позволить себе немножко отступить от правил приличия.
Протест уже был готов сорваться с ее языка, но тут Фиона увидела непреклонность в глазах сестры: они с Симоной называли этот взгляд наполовину кремень, наполовину любовь, а все вместе что-то вроде приказа. Он молчаливо говорил, что Кэрри определила свое отношение к чему-либо и никакие мольбы, уверения или доводы ничего не изменят.
Фиона представления не имела, почему Кэролайн решила, что она должна остаться, но знала, что сопротивляться бесполезно. Позже, когда она наконец сможет сбежать и окажется дома…
Впрочем, сейчас это уже не имело значения.
Одержав молчаливую победу, Кэрри приветливо улыбнулась, поцеловала сестру в щеку, пожелала приятно провести время и легкой походкой направилась к двери.
Роуан деликатно кашлянул.
– Где ваша светлость предпочтет перекусить – в гостиной или в столовой?
Чувствуя себя загнанной в ловушку, Фиона мысленно сравнила расстояние, отделяющее комнаты, и выбрала ту, которая была ближе к кухне, чтобы слугам выпало меньше хлопот.
– В столовой, если можно, – мягко ответила она.
– Как пожелаете, леди Фиона. – Роуан поклонившись, вышел, после чего Йен повернулся к ней:
– Сожалею, что должен покинуть вас так внезапно, не показав вам всего. Я постараюсь быстро разрешить вопросы, возникшие у мистера О’Коннора.
– О, не беспокойтесь, я понимаю, что у каждого могут возникнуть дела, требующие внимания. Пожалуйста, занимайтесь ими столько времени, сколько потребуется, а я до вашего возвращения подумаю о возможных переделках в доме. – «Или о том, как хорошо было бы это все сжечь», – добавила Фиона про себя.
Казалось, Йен хотел еще что-то сказать, но лишь кивнул и быстро вышел, оставив гостью одну в роскошной и безрадостной гостиной размышлять над тем, как неудачно сложился день.
Уставившись на черный, с золотом, персидский ковер, Фиона в смятении покачала головой. Она шла сюда с намерением сыграть роль невинности, уязвленной до глубины души, предстать утонченной, благородной леди и дать герцогу понять, какое он ничтожество. Но, как это бывает с большинством неоправданных претензий, все ее хитроумные построения рассыпались в прах. Йен вошел в гостиную с таким видом, словно приготовился к самому худшему, и ее сердце сразу растаяло.
Сердясь на себя за слабость, Фиона все еще не сумела явить собой образец скромности и утонченного благородства. Правда, хотя Йен покаялся, сохраняя достоинство, все равно это была капитуляция: соглашаясь со всеми ее требованиями, он не оставил ей выбора. Вот почему Фионе пришлось проявить великодушие и дать ему еще один шанс искупить вину.
Но раз ее план начал рушиться, его следовало подправить. Приняв предложение осмотреть дом, Кэрри отрезала сестре путь к быстрому отступлению. Слуги поверили, что она приняла предложение герцога и вскоре станет хозяйкой дома. Заведя разговор о том, что она вольна все менять в его доме, Йен еще раз отважился представить дело так, словно она в конце концов согласится стать его женой. По-видимому, Кэрри тоже так думала, иначе не оставила бы ее с ним одну.
Фиона пожала плечами. Каждый волен думать что хочет, и у нее тоже есть свои соображения. Она может делать вид, что готова принять предложение Йена, но, пока не подпишет контракт, ничто не заставит ее выйти за него замуж. А она не собирается ничего подписывать, пока Йен Кэботт не докажет, что стал порядочным и по-настоящему достойным мужчиной.
Фиона смотрела на дальний конец стола, сделанного из красного дерева и сиявшего полировкой, как зеркало. К столу были придвинуты двадцать четыре стула, а всего, если считать и стоявшие у стен, стульев было тридцать шесть. Если бы ей пришлось обедать здесь вдвоем с Йеном, они могли бы обмениваться словами единственным способом – посылая друг к другу лакеев с записками.
По внешней стене зала шел ряд высоких окон, а вдоль внутренней стены располагались три огромных мраморных камина. Облицовка с затейливым рисунком, начищенные медные щипцы и другие инструменты, великолепной работы каминные экраны – все это очень впечатляло, но пламя в каминах не согревало комнату. Чай, от которого, когда Фиона наливала его в чашку, шел пар, мгновенно остыл. Еда, не важно, насколько горячей ее приносили с кухни, могла оставаться здесь теплой не более одной-двух минут.
Фиона опустила бархатный манжет и спрятала в него пальцы. Скорее всего, Йен никогда не устраивал здесь приемов. Если пригласить искусных плотников и штукатуров, столовую можно сделать уютнее, обедающие и еда не будут замерзать.
Фиона допила холодный чай, думая о том, что Йен мог бы сделать это давным-давно, а раз не сделал, то значит, не видел в этом надобности. То же самое относилось ко всему в доме, где не было ни одной комнаты, которая приглашала бы войти в нее, задержаться, получить удовольствие от жизни в ней. Комнаты выглядели слишком большими, потолки – слишком высокими, ковры и занавеси – слишком темными и тяжелыми. Красивая дорогая мебель казалась выставленной напоказ; она не располагала к спокойной беседе или к радостным встречам.
Йен сказал, что в доме нет ничего, что было бы ему дорого. В это легко поверить. Во многих отношениях, решила Фиона, этот дом является продолжением манер Йена Кэботта и его физического присутствия. Всем видны богатство и знатность, внушительные размеры, могущество и на первый взгляд все очень впечатляет, но за этим не кроется ничего, кроме пустоты и отсутствия тепла: уют и близкие отношения здесь ничего не значат.
Звяканье ключей отвлекло Фиону от печальных мыслей, и она подняла голову. Миссис Питтман стояла в дверях, держа в руках небольшую картину в серебряной раме.
– Если вы хотите побыть одна, ваша светлость, я вернусь сюда в другое время. – Миссис Питтман попятилась.
– Нет, пожалуйста, заходите. – Фиона, сделала приглашающий жест. – Чай, должно быть, еще достаточно теплый: я постаралась хорошо подоткнуть чехол вокруг чайника.
– По утрам в начале дня здесь обычно холодновато, – сказала домоправительница, садясь на стул по правую руку от Фионы и кладя картину на стол изображением вниз. – Немного лучше становится к вечеру, когда солнце нагревает стены, и тепла от каминов хватает, чтобы прогреть нижнюю часть комнаты.
Фиона согласно кивнула и, наливая чай, поделилась с домоправительницей своей идеей сделать потолок пониже.
Принимая чашку, миссис Питтман довольно улыбнулась.
– Ваша светлость, как раз на такие чудесные вещи мы надеялись, когда его светлость наконец-то решил остепениться и найти себе жену. Не могу сказать вам, как обрадовались все слуги, узнав о предстоящей свадьбе, как успокоил всех нас выбор, сделанный его светлостью.
Фиона наклонила голову:
– Спасибо, миссис Питтман. Мне приятно знать, что меня здесь ожидает теплая встреча, но формально я еще не приняла предложение его светлости. Правда, я не придаю большого значения формальностям, и если решусь выйти замуж за герцога, то вы станете моим самым ценным соратником во всем, что касается управления домом. Без вас я даже не буду знать, с чего начать, так как я не имею ни малейшего представления об этой деятельности и никогда не обращала внимания на то, как справляется с хозяйством моя сестра.
Миссис Питтман снова улыбнулась:
– Ваша светлость, я буду рада помочь вам, чем смогу. Должна сказать, что я много лет служу в семействе его светлости и глубоко уважаю герцога и как человека, и как хозяина. На первый взгляд он может показаться сухим и холодным, но в действительности это очень достойный человек, совсем не такой, как многие…
Миссис Питтман отставила чашку и взяла в руки то, что Фиона приняла за картину.
– Я подумала, что вам захочется взглянуть на это. – Она протянула картину гостье. – Это портрет его светлости, нарисованный моим покойным мужем много лет назад, когда мы только начинали здесь работать.
Фиона посмотрела на рисунок и почувствовала себя так, словно невидимая рука сжала ее сердце.
Тот же Йен, но в возрасте не более пяти лет. Прошедшие годы заметно изменили его лицо. Хорошо очерченные скулы, твердая челюсть и разлет бровей остались теми же, но на этом сходство между мальчиком и мужчиной заканчивалось. У мальчика на портрете были озорная улыбка и свет в глазах, говорившие не только о жизнерадостности, но об открытости и готовности любить, и этот мальчик не имел ничего общего с выдержанным, скрытным и властным мужчиной, в которого он превратился.
– Временами, – продолжала миссис Питтман, – я угадываю в его светлости что-то от этого малыша. Обычно, когда что-то удивляет его и его светлость на мгновение забывает, что он герцог, его лицо меняется. – Она вздохнула: – Каким бы непоколебимым и холодным он ни казался, этот маленький мальчик все еще остается внутри его. Думаю, его светлость вырос бы другим человеком, имей он других родителей.
Ах да, его родители! Кажется, Йен упомянул о них вчера, когда они сидели на скамейке в саду. Хотя герцог не углублялся в детали, из того, что он сказал, складывалось впечатление о несчастливом доме и несбывшихся надеждах.
У Фионы остались лишь смутные воспоминания о собственном омраченном детстве: с тех пор, как Кэролайн и Дрейтон спасли ее, счастливая память о доме и семье, в которой ее любили без всяких условий, позволяли следовать движениям сердца и предаваться мечтам, вытеснила все остальное. Но если бы не это…
– Спасибо за то, что вы показали мне портрет. – Фиона вернула рисунок домоправительнице.
– Как только я увидела вас, то сразу поняла, что вы поймете. – Миссис Питтман мягко улыбнулась и поднялась со стула, – Могу я что-нибудь сделать для вас? Может быть, сказать повару, чтобы он приготовил еще чаю?
– Вы очень добры, – вежливо ответила Фиона. – Но сейчас мне ничего не нужно.
Оставшись одна после ухода миссис Питтман, Фиона задумалась. В первый раз после встречи с Йеном она позволила себе разобраться в чувствах, которые он пробудил в ней. Нельзя отрицать, что он физически привлекателен и не только необыкновенно красив, он и великолепно сложен. Как может такой крупный мужчина двигаться так легко, с грацией кошки… К счастью, вряд ли когда-то он намеренно сделает ей больно.
Фиона не видела никакой вины Йена в том, что он против воли родителей стал изучать медицину, скорее она восхищалась его поступком. И все же что-то в нем настораживало, заставляло тревожиться… Взяв с подноса сандвич, Фиона начала отщипывать от него кусочки, перебирая свои впечатления об Йене Кэботте. Красивый. С независимым умом. Высокообразованный и интеллектуальный. Богатый и щедрый. Определенно настойчивый.
Добрый? Да, конечно. Он спас Бипса и сделал ей предложение, чтобы спасти ее репутацию. Происшествие с тетей Джейн никак не говорит об обратном: просто все сложилось крайне неудачно и осложнилось поспешностью, с которой принимались решения.
Может быть, размышляла Фиона, рассеянно беря второй сандвич, ее настороженность не имеет отношения к Йену, может быть, истоки настороженности лежат в ней самой. Так в чем же дело? Она потрясла головой и вернулась мыслями к тому времени, когда еще верила, что все в мире устроено правильно.
Ее жизнь была такой безоблачной, такой предсказуемой и удобной, пока…
Пока тетя Джейн не попросила ее пойти на бал. Тогда она ощутила руку Судьбы, ведущую ее в неизвестность. Она не сопротивлялась, никак не подозревая, что весь ее мир очень скоро перевернется вверх тормашками и медленно вывернется наизнанку.
Вздохнув, Фиона прикрыла глаза. Ну почему кругом все так сложно… и в то же время просто? Она не знала, что ждет ее дальше, но была уверена, что если согласится выйти замуж за Йена Кэботта, то больше не сможет контролировать себя, как прежде. Да, в ее жизни останутся моменты безмятежности и предсказуемости, но появятся и более необузданные чувства. Что это будет, она не могла бы сказать, но отчетливо ощущала приближение неведомых событий.
И она знала, ощущала всем своим существом, что если она выйдет замуж за Йена, новые чувства овладеют ею целиком и навсегда изменят ее. Сознание, что она может оказаться не в состоянии управлять происходящими в ней изменениями, внушало ей тревогу, даже немного пугало, но одновременно рождало в ее душе странное любопытство…


Йен шел рядом с Фионой через сад по вымощенной камнями дорожке, сцепив руки за спиной и не отрывая взгляда от тропинки перед собой. Он понимал, что оставаться наедине с ней сейчас не вполне удобно; к тому же телесные повреждения, бессонная ночь и день, когда потребовалось принимать неожиданные решения, окончательно изнурили его. Он больше не был в состоянии рассуждать здраво, потому что дошел до точки и слишком устал, был совершенно сбит с толку неожиданными переменами, произошедшими в его жизни за последние два дня.
По небу быстро двигались облака, холодный ветер гулял по саду, и Фиоиа глубже запахнула черную накидку, заставив Йена пожалеть, что ей пришла в голову мысль захватить накидку. Если бы не это, он мог бы предложить ей свой пиджак, а заодно получил бы повод начать разговор.
– Я уверена, – заметила Фиона, явно ощущая неловкость их молчания, – что Кэролайн знает латинские названия всех этих растений и их особенности. У нее необыкновенные способности ко всему, что связано с созданием живописной среды.
Йен остановился, рассматривая листовую почку.
– Вы тоже любите работать в саду?
– Боюсь, я гораздо меньше знаю и гораздо менее пунктуальна, чем Кэрри: она не устает строить планы, делать зарисовки и без конца останавливается, чтобы прикинуть, что у нее получается. Я работаю в саду, потому что мне нравится ощущать запах свежевскопанной земли, трогать ее. Что же до большего, то я не иду дальше разбрасывания содержимого пакетиков с семенами. Когда семена прорастают, это так удивительно…
Йен кивнул.
– Видимо, леди Райленд рассматривает занятия садоводством как упражнение для ума, тогда как ваши занятия – отдых для души.
Полнота и глубина понимания ошеломили Фиону, и она улыбнулась:
– Прекрасно сказано. Вы тоже любите сад?
– Как и вашей сестре, мне нравится сажать растения. Преобразование земли в нечто процветающее и упорядоченное приносит мне особое удовлетворение.
– И вы сами спланировали сад вокруг дома?
Йен кивнул.
– Прежде мне казалось, что я великий специалист в этом деле, но позже я понял, что это Джордж, муж миссис Питтман, очень умело меня направлял. Он был славным, с ним работалось легко. Почти три сезона мы трудились, разбивая здесь сады. А потом меня отослали в школу, и я стал слишком важным, чтобы проводить время с садовником.
– У вас, наверное, остались очень приятные воспоминания о том времени…
– Пожалуй. – Йен на мгновение задумался. – Иногда самые маленькие дары оказываются самыми ценными. Жаль, что мы часто понимаем, чего стоят люди, уже через долгие годы. – Йен тряхнул головой. – Не забывайте, вы вольны менять здесь все, что пожелаете: сажайте что хотите и где хотите, пусть ваше сердце радуется.
– Я не собираюсь менять то, что придумали вы с Джорджем. Здесь хорошо, здесь живут добрые воспоминания.
И тут, как будто небеса, услышав ее, пожелали подтвердить слова, облака рассеялись и сад залило солнечным светом.
Когда золотые лучи упали на чеканное лицо Йена, Фиона почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Такой красивый и такой печальный! Такой невыразимо одинокий…
– Не думаю, – неожиданно сказал Йен, – чтобы Джордж стал возражать: он всегда говорил, что если сад не меняется, это признак отсутствия воображения и вялости души. Если бы мне пришлось заниматься этим снова, кое-что я сделал бы по-другому. Например… – Он положил руку Фионе на плечо и склонился ближе, указывая на дальнее дерево. – Видите ту грушу, зажатую в углу? Ей не хватает места, чтобы расправить ветки, ее надо пересадить на более открытый участок.
Фиона вздрогнула, но не дерево в дальнем углу было тому причиной, а Йен, стоящий рядом, теплота и легкость его прикосновения. Она уловила запах накрахмаленной рубашки, глубокий тембр его голоса проникал глубоко в нее, а главное, в его присутствии она чувствовала себя надежно защищенной. Как она раньше не замечала, что темные волосы на его затылке сворачиваются в колечки, а на висках лежат мягкими завитками?
– Здесь отлично смотрелась бы сирень, – предположила Фиона, пытаясь отвлечься. – Или, может быть, виноградная лоза.
– Превосходная идея. – Йен убрал руку с ее плеча и показал на скамейку: – Почему бы нам не присесть и не обсудить, как еще мы можем улучшить наш сад…
Теперь Йен снова заговорил так, будто считал их брак делом решенным, и тут же Фионе вспомнился рассказ Кэролайн о том, в какую ярость пришла тетя Джейн, а потом, что произошло после.
– Вам удобно сидеть? – спросила она, прежде чем поняла бестактность своего вопроса.
Глаза Йена сверкнули, и он криво ухмыльнулся, но тут же его лицо приняло какое-то обезоруживающее выражение.
– Как я догадываюсь, кто-то рассказал вам о возмездии леди Балтрип…
– Это Кэрри. Вам очень больно?
– Ну, если вы настаиваете, я бы сказал, что знавал лучшие дни. С другой стороны, мне приходилось видеть людей, пострадавших куда сильнее и державшихся стойко, так что я поступаю так же – не жалуюсь и не жалею себя.
Фиона кивнула в знак одобрения и, сев на скамейку, ждала, когда Йен сядет рядом с ней. Потом она перевела взгляд на него и увидела, что солнце сделало заметными усталые морщинки в уголках его рта и складки между его темными бровями.
Они сидели рядом, и между ними снова установилось молчание, но на этот раз оно не было напряженным. Отчего, Фиона не могла бы сказать, но сейчас ей было приятно так вот сидеть с ним рядом.
Йен откинулся на спинку скамейки.
– Говорящая пауза, – усмехнулся Йен, и его слова прозвучали мягко и мечтательно.
Потом его веки чуть дрогнули. Его губы больше не были сжаты, и внезапно он перестал быть герцогом, важной персоной, хирургом, обладателем искусных рук и блестящего ума. Теперь перед Фионой сидел обыкновенный мужчина, уязвимый и нуждающийся в защите.
Сердце ее переполнилось сочувствием к нему, к горлу подступил ком. Фионе стоило больших усилий держать руки на коленях и только взглядом ласково проводить по его щеке.
Какая-то птица вывела трель на грушевом дереве, призывая самочку. Должно быть, этот звук проник в сознание Йена, потому что он недоуменно огляделся и тут же улыбнулся по-мальчишески смущенно.
– Я не хотел отдалиться от вас, – словно извиняясь, сказал он.
– Понимаю. Вы просто очень устали, – мягко заметила Фиона. – И меня вовсе не огорчает, что в моем присутствии вы почувствовали себя легко и смогли расслабиться.
Глаза ее светились, как никогда раньше. Нежность и забота. Это тронуло Йена до самой глубины его существа.
– Вы необыкновенная; вы просто прелесть, Фиона Тернбридж!
Щеки Фионы залились нежнейшей розовой краской, и она, опустив голову, посмотрела на свои руки.
Йен тут же взял ее руки в свои ладони, но когда он поднес их к губам, в зеленых глазах Фионы мелькнула неуверенность.
– Я не мог бы выбрать себе невесту удачнее, – ласково произнес он. – Обещаю, вы никогда не раскаетесь, если согласитесь стать моей женой.
Губы Фионы шевельнулись, и, хотя она ничего не сказала, Йен почувствовал, как участился ее пульс. Он медленно повернул ее кисть ладонью вверх и склонился, чтобы легчайшим поцелуем коснуться нежной кожи.
Когда он распрямился и взглянул на свою будущую невесту, в ее глазах снова сиял этот свет. Застенчивая улыбка тронула уголки ее рта, и Йен почувствовал, что у него появился достойный шанс не только исправить то, что он так некстати испортил, но и обрести счастье в браке.
К сожалению, возникшее между ними притяжение продолжалось недолго. После того как Фиона опустила глаза, Йену ничего не оставалось, как только натянуто улыбнуться и успокаивающе сжать ее руки.
– Наверное, мне следует рассказать вам о Шарлотте… – сам не зная, почему, произнес он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночная леди - Лафой Лесли



Очень интересный! Оценка: 10 баллов.
Ночная леди - Лафой ЛеслиНадежда
20.12.2011, 20.12





Как-то нудновато, скучновато, Не впечатлило.
Ночная леди - Лафой ЛеслиВ.З.-64г.
16.07.2012, 13.34





Замечательный роман.
Ночная леди - Лафой Леслисветлана
15.08.2012, 17.55





Милая концовка, но не более того... Роман крайне поверхностный.
Ночная леди - Лафой ЛеслиЭва
26.08.2012, 11.03





Самый скучный и нудный из всех романов этого автора. Главные герои поцеловались только лишь в главе10,а всего их17,т.ч. на секс просто места не осталось:-) очень нудно....
Ночная леди - Лафой ЛеслиОльга
17.10.2012, 20.20





Самый скучный и нудный из всех романов этого автора. Главные герои поцеловались только лишь в главе10,а всего их17,т.ч. на секс просто места не осталось:-) очень нудно....
Ночная леди - Лафой ЛеслиОльга
17.10.2012, 20.20





Не было секса? тогда читать не имеет смысла))
Ночная леди - Лафой ЛеслиНина
12.04.2013, 19.04





Роман затянут
Ночная леди - Лафой ЛеслиТатьяна
19.06.2013, 20.45





9 баллов. Это третья книга, продолжение романа "Женидьба по завещанию." Читается легко, интересно
Ночная леди - Лафой ЛеслиЗарина
15.10.2013, 11.11





Мне понравилось. Но конец мог бы быть более конкретным, а не резко оборванным.
Ночная леди - Лафой ЛеслиКэт
18.12.2013, 21.26





Про Фиону мне понравился больше,чем про других сестер,много интересных философских высказываний в адрес мужчин.
Ночная леди - Лафой ЛеслиАриша
18.02.2014, 15.42





Прочитала все романы про трех сестер все интересные 9 баллов.
Ночная леди - Лафой Леслитая
8.08.2014, 16.28





Наверное так и надо вышкаливать мужчин ,чтоб они считались с мнением женщин ...10 /10
Ночная леди - Лафой Леслиnatali p
1.11.2014, 17.33





В отличии от первого, в 2 следующ.хотя бы что-то происходит-6/10
Ночная леди - Лафой ЛеслиЕлена)
1.11.2014, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100