Читать онлайн Невеста маркиза, автора - Лафой Лесли, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста маркиза - Лафой Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста маркиза - Лафой Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста маркиза - Лафой Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лафой Лесли

Невеста маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Служащий гостиницы, должно быть, сбитый с толку их титулами и представленной Ноуландом бумагой, подтверждающей его работу в Скотленд-Ярде, бросился к лестнице, оставив Тристана и его друга ожидать в тихой приемной. Ноуланд, опершись на каминную доску, рассматривал свои ногти, а Тристан расхаживал по комнате и думал о том, сколько проблем может возникнуть во время этого разговора. Если Сара откажется вести себя разумно и проявить осмотрительность…
Наконец он остановился перед Ноуландом:
– Я бы предпочел выколоть себе глаз, только бы не вести этот разговор.
Ноуланд благодушно хлопнул его по плечу:
– Поверь, ты поступаешь правильно и наилучшим образом. Если бы ты ее не предостерег, то потом всю оставшуюся жизнь мучился бы угрызениями совести.
– А ты уверен, что нет законов, которые оправдывали бы похищение, вызванное вескими причинами?
– Совершенно уверен. Если Сара откажется действовать, чтобы спасти свою жизнь, ты ничего не сможешь сделать, чтобы заставить ее. Тебе придется просто удовлетвориться убежденностью, что твоя совесть теперь чиста.
– А если Сара побежит рассказывать Люсинде о том, что Скотленд-Ярд заинтересовался этим делом?
Ноуланд пожал плечами.
– Это стало бы самым простым решением. Тогда Люсинде пришлось бы бежать из страны с тем, чтобы больше никогда сюда не возвращаться.
– Но в этом случае она никогда не предстанет перед правосудием! – недовольно воскликнул Тристан.
– Правосудие, друг мой, подобно бриллианту: оно бывает самой разной формы, имеет множество граней, и, как правило, в нем всегда можно найти какие-то изъяны.
Тристан снова принялся расхаживать по комнате, как вдруг…
– Милый! Я так и знала, что ты опом…
Язык Сары остановился одновременно с ногами. Замерев в дверях, она молча переводила взгляд с Тристана на Ноуланда и хмурилась.
Тристан призвал на помощь всю свою выдержку:
– Сара, позволь представить тебе моего друга, лорда Ричарда Генри, виконта Ноуланда. Ноуланд – мисс Сара Шератон из Сан-Франциско.
– Теперь уже не из Сан-Франциско, – уточнила Сара, входя и упираясь взглядом в спутника Тристана.
– Ноуланд – агент Скотленд-Ярда.
– О, это уже интересно! Наверное, ему есть о чем рассказать!
Ноуланд, да благословит его Господь, моментально преисполнился гордости.
– По правде говоря, мисс Шератон, это правда.
Поймав хмурый взгляд Тристана, он откашлялся, стал серьезным и деловито проговорил:
– Есть одно дело, которое заставило меня прийти сегодня сюда, чтобы поговорить с вами.
– Со мной? – Сара указала на кресло у камина. – Не желаете ли присесть?
– О, спасибо. После вас, мисс Шератон.
Тристан оперся о край буфета, скрестил руки на груди и с раздражением смотрел, как они уютно устраиваются, словно им вот-вот должны подать чай.
– Милый, разве ты к нам не присоединишься?
– Нет. – Голос Тристана отнюдь не был полон энтузиазма.
Сара пожала плечами и перевела взгляд на Ноуланда. Пытаясь изобразить из себя воплощение воспитанности и изящества, она мило улыбнулась:
– Ну, лорд Ноуланд, расскажите мне, пожалуйста, вашу историю. И не забудьте пояснить, почему она имеет отношение ко мне.
– Да, мадам, конечно. Дело в том, что вам угрожает серьезная опасность.
– Опасность? – Сара ахнула, красиво прижала ладошку к груди и широко открыла глаза. – Боже! И что же мне может угрожать?
– Не что, а кто, мадам. Как это не неприятно и не обидно, но источником опасности является не кто иной, как леди Локвуд.
На секунду Сара обмякла в кресле, потом резко подалась вперед и бросила возмущенный взгляд в сторону Тристана.
– Жалкий трус! Твоя матушка предупреждала меня, что ты будешь готов на все, лишь бы избежать ответственности.
Тристан с трудом подавил гнев.
– Довольно, Сара. Если ты ждешь ребенка, то не от меня, и мы оба прекрасно знаем это, как знаем и то, почему ты явилась в Лондон.
Сара ахнула, быстро прижала кончики пальцев к губам и часто заморгала ресницами, пытаясь показать, будто с трудом сдерживает слезы.
– Я здесь, – жалобно проговорила она, – потому что люблю тебя.
– Нет, не любишь, как и я не люблю тебя. Я никогда не любил и никогда не полюблю, между нами все кончено.
– Как ты можешь быть таким жестоким? – Сара издала тихий икающий звук, потом сунула руку в карман юбки и, вытащив отделанный кружевом платочек, промокнула глаза. – Я хочу только провести всю оставшуюся жизнь с тобой, дарить тебе счастье, а ты…
– Проклятие! – прорычал Тристан. – Ноуланд, сделай же что-нибудь.
– А? Да. – Ноуланд ласково потрепал Сару по руке. – Послушайте, мисс Шератон, хотя Локвуд не любит вас, он совершенно искренно озабочен вашей безопасностью.
Сара покачала головой и начала комкать платочек.
– Обвинять собственную мать!
– Она мне не…
– Мисс Шератон. – Ноуланд снова взял инициативу на себя. – Заверяю вас, Локвуд не разбрасывается необоснованными обвинениями. Леди Локвуд официально подозревается в убийстве собственного мужа и двух пасынков.
– Нет! – Сара подняла голову, изображая отважный вызов. – Я просто отказываюсь верить подобному. Она образованная и очень приятная женщина.
– И еще ты забыла, – проворчал Тристан, – добавить «богатая».
– На самом деле, мисс Шератон, – продолжил Ноуланд, – финансовые обстоятельства имеют здесь огромное значение. Леди Локвуд получила немалую выгоду от недавней смерти ее родственников – страховка и все такое прочее…
– Разве страховки в Англии незаконны? – растерянно спросила Сара.
Тристан прикрыл глаза. К этому моменту разговора Симона уже опередила бы Ноуланда на шесть шагов, не меньше: она бы все сообразила сама и уже собирала бы вещи, чтобы отправиться обратно в Америку.
А может, и нет, вдруг подумал он. Симона не из тех, кто убегает от поединка.
– Страхование совершенно законно, мисс Шератон, но страховать людей, а затем убивать их, чтобы получить страховую премию, определенно незаконно.
– Все равно я не могу в это поверить! – заявила Сара, собравшись с силами. – Если леди Локвуд совершила такие страшные вещи, почему вы ее не арестовали?
– У нас недостаточно улик, чтобы удовлетворить требования суда, – признал Ноуланд. – Однако мы разрабатываем план, направленный на то, чтобы заставить эту даму действовать, и тогда разоблачим ее как хладнокровного убийцу.
– Но почему, лорд Ноуланд, я из-за всего этого оказываюсь в опасности?
Ноуланд любезно улыбнулся.
– Боюсь, мисс Шератон, вы – непреднамеренно, конечно, – превратили себя в мишень, дав леди Локвуд знать, что намерены выйти замуж за Тристана и ждете от него ребенка.
– Что-то я не могу понять ход ваших рассуждений. Почему это создает для меня угрозу?
Казалось, терпение Ноуланда было безграничным.
– Тристан – богатый человек, у которого нет прямых наследников. Зато у него есть несовершеннолетняя сестра, которая по закону унаследует его состояние в случае смерти. Леди Локвуд, как мать этой девушки, будет контролировать наследство, и, значит…
–. Но почему меня это должно интересовать?
«Настолько сосредоточена только на себе…»
– Если вы выйдете замуж за Тристана и произведете на свет законного наследника, – ничуть не смутившись, продолжил Ноуланд, – то и вы, и ваш ребенок станете единственными наследниками всего немалого состояния, и леди Локвуд не получит ничего.
На этот раз Сара задумалась; казалось, она действительно была потрясена.
Заметив это, Ноуланд с облегчением вздохнул.
– Теперь вы поняли, что в интересах леди Локвуд не допустить вашего брака с лордом Локвудом?
– Но она меня так поддержала! Она пообещала мне, что заставит Тристана выбрать правильный и благородный путь!
Тристан изумленно поднял брови. Неужели она действительно поверила?
Проклятие! Она ведь уже почти им поверила!
– Так ты ожидала, что тебе прямо укажут твое место в списке тех, кого придется убить? – насмешливо вопросил он.
Ноуланд бросил на друга недовольный взгляд и тяжело вздохнул, затем потрепал Сару по руке.
– Увы, мисс Шератон, Локвуд прав. Его мачеха настолько хитроумна, что смогла безнаказанно – по крайней мере пока – убить трех мужчин. Как не прискорбно мне об этом говорить, она не склонна к бескорыстию и потеряет немало денег, если поможет вам принудить Локвуда к женитьбе.
Сара секунду смотрела в пространство и вдруг мгновенно насторожилась, словно укушенная каким-то крохотным насекомым.
– Ну, так вот решение очень просто. Тристану достаточно написать завещание, по которому его состояние достанется кому-то другому, а не его сестре.
– А сестру я должен оставить без гроша? – возмутился Тристан. – Ввергнуть всех, кто мне дорог, в нищету, чтобы у Люсинды не было причины их убивать? Гениальный план, Сара, счастье еще, что я сам до этого не додумался!
Ноуланд уставился на ковер, видимо, ожидая ответного хода Сары.
– Ты все это выдумал! – внезапно воскликнула Сара. – Ты нанял вот его… – она указала на Ноуланда, – этого актеришку, чтобы разыграть передо мной спектакль в надежде, что я испугаюсь и убегу…
– Боюсь, Сара, это правда. Мой тебе совет: скажи Люсинде правду о своем ребенке, а потом возвращайся в Сан-Франциско. Если ты не будешь мешать ей, она не станет тратить время и силы на то, чтобы тебе навредить.
Подбородок Сары задрожал.
– Но я действительно жду ребенка! Проклятие!
– Тогда поезжай в Сиэтл, – предложил Тристан дружелюбно, – и помирись со стариной Джорджем.
– Но это не его ребенок.
Теперь Тристану окончательно стало ясно, что ситуация хуже, чем он мог подумать.
– Господи, Сара!
– Я его не бросала! – прорыдала она в платочек. – Он разорвал нашу помолвку, когда узнал, что у меня есть любовник!
– Тогда, – негромко проговорил Ноуланд, – разумнее всего сообщить этому мужчине, кто бы он ни был и где бы ни жил, о его грядущем отцовстве и потребовать, чтобы он выполнил свои обязанности.
– Как, если он женат и все деньги принадлежат семье его жены. Он скорее умрет, чем признается в связи со мной!
Пропасть становилась все более глубокой, и Тристан даже заподозрил, что знает ответ на вопрос, который тем не менее необходимо было задать:
– А твоей семье известны детали случившегося?
Сара кивнула:
– Меня выгнали из дома. Папенька по-настоящему вышвырнул мои вещи на улицу, так что все это видели. Я пыталась держаться и надеялась на лучшее, но теперь… Теперь все стало совсем плохо.
Боже, какая каша! Тристан встретился взглядом с Ноуландом и приподнял бровь в безмолвном вопросе. Кивнув, Ноуланд мягко проговорил:
– Если вы позволите, мы с Локвудом ненадолго оставим вас, мисс Шератон, чтобы попытаться все же найти для вас какой-то выход.
Сара кивнула, после чего уткнулась в свой промокший платочек и снова принялась рыдать.
Тристан молча пошел к двери, Ноуланд за ним.
– Проклятие, Локвуд! – проговорил он приглушенным голосом, встревоженно оглядываясь на Сару. – Совершенно ясно, что она не может вернуться к своим родным. Неужели ты не питаешь к ней совершенно никаких чувств?
– Никаких. Конечно, я с радостью обеспечу ей денежную поддержку на ближайшие месяцы, но сейчас самый главный вопрос – это куда ей отправиться?
– Да, задача. В Лондоне оставаться ей нельзя, это ясно. Если вспомнить, что она наговорила Люсинде, ей точно угрожает опасность.
Тристан кивнул.
– Скажи, кто живет в твоем загородном поместье?
– Пока одни только слуги, но когда светский сезон закончится… Мои родители вряд ли похвалят мое чувство христианского сострадания; скорее они меня прикончат.
– В любом случае, если Люсинда захочет разыскать Сару, то любая резиденция твоих родственников станет объектом для розысков после того, как она обследует мое жилище. Но если Сара поселится на хорошем постоялом дворе где-нибудь на значительном удалении от Лондона…
– На постоялом дворе, который будет выбран совершенно наугад, чтобы никаких логических догадок относительно ее места пребывания не просочилось в общество…
– Вот именно. Может быть, даже где-то на побережье. Предоставь это мне, Локвуд. Я выберу место и позабочусь, чтобы Сара благополучно устроилась в убежище.
– Я сегодня же открою для нее аккредитив и…
– Нет, – возразил Ноуланд, качая головой. – Лучше не иметь никаких бумаг, которые бы прямо связали тебя с мисс Шератон. Я оплачу ее расходы, а ты сможешь вернуть мне долг по прошествии некоторого времени. Чем больше времени пройдет между затратами и оплатой, тем труднее будет кому-то проследить путь этих денег.
– Временами ты меня просто изумляешь.
Ноуланд довольно улыбнулся:
– Спасибо, что заметил. И раз уж ты настроен признавать мои заслуги, давай договоримся, что с этого мгновения распоряжаться данным делом буду я. Тогда, если тебя спросят, куда поехала мисс Шератон, ты сможешь честно ответить, что не знаешь, а как только она будет устроена, я заставлю ее написать Люсинде письмо, в котором она признается, что ребенок не твой, и скажет, что возвращается домой, чтобы попытаться призвать к ответу его настоящего отца.
Все это звучало достаточно разумно, и, кажется, ситуация улаживалась достаточно хорошо. Тристан кивнул и незаметно посмотрел на Сару, надеясь, что на этот раз она не проявит излишнего упрямства.
Стоя рядом с ним, Ноуланд тихо заметил:
– Думаю, сейчас самый подходящий момент для меня выйти вперед и сыграть роль благородного рыцаря. Чем быстрее закончатся ее связи с тобой, тем меньше осложнений будет в твоей жизни позже. Не думаю, чтобы мисс Шератон и леди Симона смогли бы когда-нибудь подружиться.
– Я тоже, – признался Тристан и, кивнув, пожал другу руку, после чего торопливо ушел из гостиницы. Садясь в ожидавшую его карету, он думал о том, насколько странно выглядит все происшедшее. Он ожидал, что ощутит огромное облегчение, когда Сара прекратит преследование, но его чувства по-прежнему пребывали в смятении.
Отчасти он испытывал грусть из-за того, что Сара поставила себя в такое отчаянное положение. Поездка в Англию ради отвратительной игры стала для нее не только необходимой, но превратилась в единственно приемлемый выход. Правда, если в конце концов у Сары все устроится, она будет даже счастлива тем поворотом, который уготовила ей судьба.
Но сильнее всего было ощущение того, что ему достался редкий и неожиданный шанс заново начать собственную жизнь. Вот только что ему делать с этим шансом… Пока кругом были одни вопросы и никаких ответов.


Стоит ли ей последовать совету Фионы и положится на свое чутье? Симона сидела на переднем сиденье кареты Таунсендов и размышляла. Возможно, она делает ошибку? Возможно, ей следовало остановить это предприятие сразу же, как только Эмми его предложила? Однако теперь сожалеть было уже поздно. Она этого не сделала в основном потому, что в те секунды, когда ее протесты могли бы принести хоть какой-то результат, ее больше занимала сама возможность встречи с Тристаном.
К тому моменту, когда Эмми надела накидку, шляпку и перчатки и вышла на улицу, было поздно высказывать сомнения, которые наконец пробились сквозь ее первое чувство нетерпеливого ожидания.
– Ты моя самая лучшая подруга, Симона. Может, все-таки еще не слишком поздно?
– Если бы это было так, я бы отказалась участвовать в этом. Ты нарываешься на скандал.
– Знаю, – согласилась Эммалина с радостной улыбкой. – Зато нам весело, правда?
Проклятие! Что случилось с застенчивой малышкой, которая совсем недавно предпочитала прятаться за пальмами?
– Тебе перестанет быть весело, если твой брат все узнает.
Эмми фыркнула.
– Да, полно, Симона! – Она беззаботно махнула рукой. – Мы с мистером Грегори будем говорить о перевозках товаров и учетных книгах. Тристан может войти в любой момент – и на самом деле мне кажется, что ему будет приятно видеть, что я интересуюсь его компанией.
– А еще он достаточно быстро поймет, что на самом деле ты интересуешься его старшим служащим, и дела, которые он ведет – всего лишь предлог.
– Ни в коем случае! – горячо заверила ее Эмми. – Тристан считает, что я наивная девочка.
– Ты и есть наивная девочка.
– А вот и нет!
Понимая, что нет смысла продолжать этот спор, Симона осторожно спросила:
– А как же лорд Ноуланд?
– При чем здесь он?
– Ну, он, кажется, считает тебя прекраснейшей женщиной во всей Британской империи, разве нет?
– По-моему, он сказал, что я прекраснейший цветок. То есть редчайший цветок, вот!
Ободренная тем, что подруга так детально запомнила этот разговор, Симона продолжила:
– Это очень завидный жених, поверь.
Эмми фыркнула:
– Кто это сказал?
– Светское общество. А что тебя так удивляет? У него есть титул, он сотрудник Скотленд-Ярда и занимает очень хорошее положение.
– Я и не ожидала, что тебя интересует мнение света, – возмутилась Эмми. – Если уж кто-то способен оценить самостоятельные решения, так это ты, я уверена.
Симона пожала плечами: она прекрасно знала, что есть границы, которые переступать не следует.
– Я не родилась аристократкой, Эмми, а ты принадлежишь к этому обществу с рождения, и это меняет абсолютно все. Мое присутствие в свете терпят только потому, что я официально являюсь подопечной герцога и нельзя меня игнорировать, не оскорбив при этом Дрейтона. Все стоят и наблюдают за мной, ожидая, когда я сделаю очередную ошибку, и это служим им развлечением. Мое плохое поведение терпят только потому, что знают: из той немытой невоспитанной толпы, которую они презирают, меня удобно ставить перед их драгоценными безупречными доченьками в качестве примера того, как надо себя вести.
– И это очень низко с их стороны! – заявила Эммалина, когда карета остановилась. – Я никогда не сделаю такой низости! – Она потянулась к ручке дверцы.
Симона поймала ее за руку, заставив остановиться.
– Позволь мне договорить, Эмми, потому что это важно, и ты должна понять. Тебе не дана такая свобода, как мне; это несправедливо, но тут уж ничего не поделаешь. Ты должна следовать правилам, и тебе нельзя флиртовать со служащим, каким бы славным и красивым он ни казался. Если ты намеренно пожелаешь упасть, это будет сочтено признаком аморальности. Общество тебе никогда не простит, что ты его предала.
– Чушь! – Эммалина освободила руку и вышла из кареты.
Симона секунду сидела неподвижно, раздумывая над тем, почему именно теперь она вдруг потрясена тем, что испытала неожиданное сочувствие к Каролин и Дрейтону. В какой-то момент ей надо будет попросить у них прощения за то, что она превратила их жизнь в ад.
– Чушь? – повторила она, следуя за Эммалиной. – Преднамеренное убийство собственной репутации – это вовсе не чушь.
Приподняв юбки, Эммалина быстро взбежала по ступенькам конторы «Таунсенд импорт», Симона медленно шла следом.
– Боже! – прошептала она чуть слышно. – Не могу поверить, что сказала такое! Я говорила точь-в-точь, как Карелии!
– Леди Эммалина! Леди Симона! Какой чудесный сюрприз!
Симона остановилась на пороге как раз в тот момент, когда взгляд Уэйда Грегори задержался на ней. Его улыбка чуть было не погасла, но Уэйд сумел быстро вернуть ее на место и, кивнув головой, вежливо добавил:
– Пожалуйста, проходите.
– Добрый день, мистер Грегори! – проворковала Эммалина. – Как поживаете?
– Значительно лучше, чем всего несколько секунд назад. Леди, позвольте узнать, что привело вас сюда?
– Неукротимое любопытство. Мы хотим знать, распакованы ли хотя бы какие-то из ящиков.
Мы? Симона усмехнулась. Нам абсолютно наплевать на то, что в этих ящиках!
– Их все уже распаковали, – гордо ответил Уэйд. – И, по правде говоря, когда вы появились, я как раз собирался пойти и сверить их содержимое с инвентарным списком. Возможно, вы тоже захотите пройти со мной…
У Симоны сжалось сердце. Так Тристан, уже разобрал шелковую беседку! И куда же он ее дел? Спрятал все обратно? А что, если он этого не сделал? Сможет ли она притвориться, будто никогда прежде этого не видела? О Боже! А ведь все может обстоять еще хуже! Насколько хорошо Уэйд Грегори осведомлен о личной жизни своего шефа?
Эмми заговорила, прервав ее приступ панического страха словами:
– Мы будем просто счастливы, мистер Грегори, – объявила Эммалина. – Может быть, даже я смогу как-то помочь вам в этом процессе. Мне так понравилось помогать сортировать ящики, когда их выгружали!
На лице Уэйда засияла улыбка; он снял очки, сложил их и спрятал в нагрудный карман сюртука.
– Как мило с вашей стороны, леди Эммалина. Содействие всегда бывает кстати. Сюда, леди. – С этими словами мистер Грегори направился к двери.
Симона медленно шла за юной парой, мечтая оказаться в каком-нибудь другом месте. Предоставив Эмми и Уэйду возможность уединиться в лабиринте ящиков, она приостановилась и осмотрелась.
Мягкий свет струился из окон, находившихся высоко под крышей, пылинки кружились и плясали в его лучах, которые падали на горы деревянных коробок. Она пришла к выводу, что положительной стороной прибытия новых коробок стала необходимость перестроить проходы между ними. Не то чтобы они углубились в помещение очень сильно, но, насколько она могла судить, сейчас склад очень отдаленно походил на то место, куда Тристан привел ее той ночью.
«И это определенно хорошо», – решила она, неспешно проходя мимо ряда невскрытых ящиков. Скорее всего постель уже разобрана. Меньше всего ей хотелось бы снова увидеть это ложе. Надеяться получить нечто такое, что ты иметь не можешь, совершенно бессмысленно и к тому же больно.
Но почему в ней все время возрождается надежда на новую встречу с Тристаном? Почему ей так приятно вспоминать ту ночь, которую они провели вместе?
– Потому что я дура, – пробормотала Симона, рассеянно заглядывая во вскрытый ящик, мимо которого в этот момент проходила. – Проклятая простушка без грана…
Она резко остановилась: сквозь чувство отвращения к себе пробилось осознание того, что она вдруг увидела.
Повернув обратно, Симона снова заглянула в ящик, затем, улыбаясь, сдвинула древесные стружки и обхватила пальцами рукоять.
– Вот это да! – восхищенно прошептала она, вынимая оружие из ящика и, резко повернув запястье, радостно улыбнулась: клинок со свистом рассек воздух. – Просто отлично!
Сперва Симона сделала несколько шагов вперед, оттесняя воображаемого противника, затем, сделав вид, что позади нее есть еще один, резко развернулась, чтобы оттеснить и его тоже.
Не закончив выпад, она замерла на полушаге, и ее сердце отчаянно застучало. Напротив нее стоял Тристан и многозначительно улыбался ей.
У нее подогнулись колени, когда он с легкой насмешкой произнес:
– Привет, Симона!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста маркиза - Лафой Лесли



супер!
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиМария
14.12.2011, 10.21





Интересный детектив со злодейкой мачехой. Роман для легкого чтения в дороге. Забывается моментально.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиВ.З.,64г.
8.09.2012, 17.30





Отличный роман! Советую всем!не пожалеете потраченого времени!
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиОльга
16.10.2012, 11.12





хороший роман интересен по своему есть приколы юмор открытость и откровенность героев их чувства трезвый ум умеют найти выход из создавшихся положений понравился одним словом читайте отдохнете и отвлечетесь от будней
Невеста маркиза - Лафой Леслинаталия
16.10.2012, 14.28





На меня роман не произвел впечатления.Дочитала только из принципа.
Невеста маркиза - Лафой Леслиюлия
17.10.2012, 22.43





Мне понравился, хотя можно было и не выставлять женщин такими кровожадными.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиЛюдмила
21.03.2013, 14.58





9 баллов. Советую прочитать. Второй роман "Жениться по завещанию"
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиЗарина
15.10.2013, 14.14





Роман интересный, есть неожиданные моменты. Но всем героиням автора недостает гордости.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиКэт
18.12.2013, 13.57





Пр старшую сестру понравился больше,здесь маркизов бедных изводят и никому нет дела,мачеха прям такая крутая,согласна с Кэт,героини падки на передок,про Фиону почитаю,может ее автор наделил гордостью и целомудрием.5/10.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиАриша
15.02.2014, 19.20





Подскажите, про 3-ю из сестер есть роман?
Невеста маркиза - Лафой Леслиелена:-)
4.11.2014, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100