Читать онлайн Невеста маркиза, автора - Лафой Лесли, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста маркиза - Лафой Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста маркиза - Лафой Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста маркиза - Лафой Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лафой Лесли

Невеста маркиза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Симона стояла, ощущая, как отчаянно колотится ее сердце, и смотрела, как Тристан устраивается в седле. Боже, если уж ей суждено попасться на нехорошем поступке, то нет на земле другого мужчины, с которым ей хотелось бы быть пойманной. Надо, чтобы ей отдали должное за то, что она выбрала столь красивого и столь сильного любовника, который одним прикосновением способен превратить разум в пепел… Тристан посмотрел на нее с высоты и медленно улыбнулся, затем подвинулся назад на гладкой коже седла.
Симона на мгновение задумалась.
– Садись, а я тебе помогу.
– Если бы я знала, как это делается, – наконец призналась она. – Мои учителя хороших манер в один голос утверждали, что леди никогда не должны…
– А они говорили почему?
– Нет. Но все они приходили в ужас, когда я об этом спрашивала.
Наконец Тристан сжалился над ней:
– Ладно, прыгай на приступку, поворачивайся ко мне спиной, и я покажу тебе, почему эти люди были столь непреклонны.
Симона быстро сообразила, в чем тут опасность, но перспектива испытать это в реальности. Она вскочила на камень и послушно повернулась лицом к ограде. Как только она это сделала, рука Тристана обвилась вокруг ее талии, и он, подняв, посадил ее к себе на колени.
Теперь Симоне стало совершенно ясно, почему леди не должны садиться на коня с мужчиной.
– Удобно?
Услышав этот вопрос, она обернулась к нему и ухмыльнулась:
– Удобно бывает тогда, когда ты сидишь на мягком кресле в утренней гостиной, пьешь кофе и болтаешь с сестрой. Моей сестры тут нет, а ты совсем не мягкий. Если честно, – тут она намеренно поерзала в седле, потеревшись о его напряженную плоть, – ты явно не похож на подушку.
– Уверен, что ты смогла бы разгладить меня без всякого труда.
– Прямо здесь?
– О Боже! – простонал Тристан, поворачивая коня. Когда они выехали из темноты и оказались на влажных от росы булыжниках мостовой, он крепко сжал поводья. Симона хотела подвинуться вперед и уменьшить его страдания, но в этот момент Тристан положил руку ей на ногу и начал чертить ладонью жаркие круги, которые медленно, но неуклонно перемещались вверх и внутрь.
– Куда мы едем? – спросила Симона прерывающимся голосом.
– Это сюрприз.
Никто еще не прикасался к ней так. Жар его руки и трение ткани брюк заставляли ее кожу пылать.
Симона закрыла глаза и попыталась унять пульсацию, возникшую внизу живота.
– Вообще говоря, я никогда особо не любила сюрпризы.
– Этот тебе понравится, обещаю. – Тристан наклонил голову и нежно прикоснулся губами к ее виску, спросив:
– Тебе тоже не терпится, Симона?
Его ладони легли на самую нижнюю пуговицу ее брюк и замерли там.
– Надеюсь, ты не сочтешь это слишком большим бесстыдством. – Симона заерзала, пытаясь заставить его руку двигаться. – Не то, чтобы меня особо огорчило, если бы ты это сделал.
– Наедине, – прошептал Тристан, – не существует ничего «слишком».
– Тогда не могли бы мы ехать быстрее?
– Сейчас темно, – проговорил Тристан, медленно прижимая ладонь к ее телу, – улицы пусты…
– Ох! – простонала Симона, когда дивный жар и пульсация вернулись. – Это просто…
Она судорожно вздохнула, ощутив неожиданный острый пик наслаждения и едва успела радостно улыбнуться, как за ним последовал другой – более глубокий и жаркий, а потом еще, еще. И еще. Симона приподнялась, отчаянно пытаясь отстраниться, надеясь не потерять рассудок в потоке слишком острых ощущений.
– Боже правый! – прошептала она.
Тристан рассмеялся, и его смех распространился по ее телу, усиливая чувство удовлетворения. Она улыбнулась и подумала еще раз, что если когда-то где-то и существовал мужчина, достойный скандала, то это Тристан Таунсенд. Симона прижалась щекой к его жаркой груди. Слушая сильное и ровное биение сердца, она закрыла глаза и отдалась во власть этой захватывающей колыбельной.
Симона стояла в тени, как и велел ей Тристан, и смотрела, как он ведет коня к тускло освещенному закутку в дальней части склада. Часть ее сознания лениво переваривала тот факт, что она безмятежно подчиняется ему. Другая часть была искренне восхищена его попыткой позаботиться как о ее репутации, так и о коне. А еще какая-то часть послушно регистрировала картины, звуки и запахи окружающего мира, которого ей не приходилось видеть с того дня, когда ее причислили к аристократии.
Они явно подъехали к реке, и Симона уже чувствовала ее запах, слышала ее шум.
Она повернулась и, отойдя глубже в тень остановилась, чувствуя, как ее сердце переполняется восторгом, Темза. Сегодня прилив был высоким, а вода была теплой.
– Симона!
Ах, как мило! Ее не оказалось там, где он ее оставил.
– Я здесь! – тихо отозвалась она. Подойдя, Тристан обхватил ее за талию.
Дом. Она дома! Прижавшись к нему, Симона положила руки ему на грудь и мечтательно вздохнула:
– Туман поднимается и расходится вдоль Темзы. Я уже целую вечность этого не видела. Странно, но иногда людям так не хватает мелочей…
– Тебе небезопасно быть здесь одной, Симона.
– Я не одна, – напомнила она ему шепотом. – Я с тобой.
Тристан несколько секунд стоял молча, а потом спросил:
– Когда ты в последний раз спускалась к реке?
Симона вздрогнула. Ей сразу вспомнилось утро того дня, когда ее мир внезапно перевернулся. Прилив был низким, но она не нашла в вонючей грязи ничего, что можно было бы продать, и она вернулась в бордель, думая о том, что ей снова придется весь день голодать. Эсси, содержательница борделя, была в ярости из-за того, что не получала денег от ее речного промысла и…
Симона решительно прервала воспоминания.
– Это было много лет назад, – тихо ответила она.
– И тогда произошло что-то неприятное, да?
Да. Хорошие воспоминания словно из другой жизни, а вот плохие… Они такие же четкие, как будто все случилось только вчера, но я изо всех сил стараюсь делать вид, что это не так.
– На самом деле я родилась здесь, у Темзы, – проговорила Симона, ощутив необъяснимую потребность поделиться своей историей. – Где именно – не знаю и думаю, никто не знает, точнее, не интересуется.
– Почему?
– Моя мать была проституткой.
– А отец?
– Герцог Райленд. – Симона пожала плечами. – По крайней мере так говорят. Я никогда этому особо не верила, но мое мнение никакой роли не играет. Королева объявила, что это непреложный факт, помахала скипетром – и с тех пор я веду жизнь в богатстве, комфорте и почете.
– А твоя мать? Где она сейчас?
– Ее убили, когда мне было десять: кто-то перерезал ей горло в темном переулке.
Тристан крепко прижал Симону к себе.
– И что потом?
– Кое-кто согласился дать мне ведро и швабру в обмен на уголок у очага и обменивал то, что я отыскала на берегу, на кусочки еды. Это продолжалось четыре года.
– К счастью, королева в конце концов помахала своим скипетром.
– Если говорить об ошибках, то тут мне повезло, – признала Симона. – Каролин и Дрейтон проявили немалое понимание того, что я чувствована в первое время.
– А теперь расскажи мне о своей прежней жизни и о своей семье.
– Тут и рассказывать нечего: семья как семья. Отец – пьяница, женившийся три раза. Брат от первой жены, Джайлс, брат – от второй, моей матери, Джеймс, а Эммалина – от Люсинды.
Симона нахмурилась.
– Так все-таки маркиз был твоим отцом?
– По имени, закону и правам наследования – да, но семя было не его.
Значит, они оба незаконные дети.
– А он знал, что ты не его сын?
– Ну разумеется. Мне это никогда не забывали и не простили. В тот день, когда мне исполнилось восемнадцать, я уплыл в Америку – и мы больше никогда не виделись. То, что именно я унаследовал титул – нелепая случайность, и теперь отец, наверное, крутится в гробу без остановки.
– А ты знаешь своего настоящего отца?
Тристан покачал головой:
– Мать отказалась его назвать.
Симона вздохнула.
– Надеюсь, это не герцог Райленд. – Она содрогнулась.
Тристан тихо засмеялся.
– Давай не будем об этом. Здесь сыро, лучше нам войти в помещение, – сказал он и повел Симону к двери склада.
Пока они шли, мозг Симоны покорно фиксировал происходящее. Она еще никогда в жизни не позволяла мужчине вести ее в темный склад… Ей следовало бы испытывать гораздо большую нервозность, но, с другой стороны, основные принципы совокупления не являлись для нее тайной: она росла в борделе и была весьма неплохо просвещена в этом вопросе. Не существовало таких секретов успешных любовных ласк, о которых ей не пришлось услышать, и все представлялось достаточно понятным и относительно несложным. Возможно, она находила бы все более интересным, если бы во всем этом участвовал мужчина, похожий на Тристана…
Глядя на него, она уже ощущала тепло во всем теле, а его прикосновение… Даже сейчас, когда его пальцы переплетались с ее пальцами, у нее уже ускорился пульс. Хорошо ли это, ей было совершенно не важно: даже если все продлится считанные часы, этой ночью она принадлежит ему и она желанна.
Тристан остановился сразу за порогом склада.
– Осторожнее, – предупредил он Симону, отпуская ее руку, – тут повсюду ящики. Сейчас я зажгу лампу.
Симона ждала в полном молчании, но потом ей это надоело, и она, стянув с себя куртку, положила ее на один из ящиков.
Найдя спичку, Тристан зажег ее, и Симона ахнула.
Оставив ее предаваться фантазиям среди вороха ярких шелков, Тристан стал пробираться по заранее проложенному пути.
– Дальше будет еще лучше, – пообещал он, когда зажженная им лампа осветила стопки сверкающей бронзы и полированного дерева.
– Да здесь просто волшебное царство! – воскликнула Симона, когда Тристан зажег еще одну лампу и вернулся обратно, чтобы посмотреть, что именно из его сокровищ овладело ее вниманием.
Тристан остановился на краю пятна света, и его сердце дрогнуло. Он положил клинок там, где Симона обязательно должна была его увидеть, и надеялся, что она заинтересуется им в достаточной мере, чтобы взять его в руки.
Если не считать последней части его плана, все прошло безупречно. Тристан смотрел на нее, и его разум отказывался думать о чем-то, кроме того, насколько дивным созданием оказалась леди Симона Тернбридж.
– Просто поразительно! – Симона сделала шаг вперед и наставила острие на воображаемого противника, потом отскочила назад и прочертила клинком стремительную дугу, словно парируя удар. Потом она танцующей походкой продвинулась вперед на два шага, и с каждым движением улыбка на ее лице разгоралась все ярче. – Я еще никогда не видела клинок такой прекрасной работы!
А он никогда не встречал женщину, которая так свободно и естественно владеет своим телом. Тристан судорожно сглотнул.
– Когда я впервые держал тебя за руки, мне стало любопытно, откуда у леди могут появиться мозоли на обеих ладонях. Ну, на левой – от поводьев, а на правой? Теперь я вижу – это от рукояти оружия. Тебя, похоже, обучали по всем правилам.
Симона остановилась и подняла клинок, любуясь светом, отражавшимся от него.
– Это все Хейвуд и Дрейтон. – Она с трудом оторвала взгляд от клинка. – А ты фехтуешь?
Тристан медленно кивнул, потом откашлялся и встал с ящика.
– Нам надо будет как-нибудь устроить поединок.
Ее взгляд медленно скользнул вдоль его тела.
– Только не сейчас, – тихо проговорила Симона и благоговейно возвратила оружие в резной ящичек, после чего закрыла крышку и повернулась к Тристану:
– Полагаю, у нас есть возможность лучше провести время…
– Именно это я имел в виду. – Тристан протянул руку, и Симона, шагнув к краю освещенного круга, не колеблясь, приняла ее.
– Какая красота! – прошептала она, проходя вперед к кровати с пологом, которую Тристан соорудил из атласных подушек и отрезов сари с золотой вышивкой. – Настоящая… – Она покачала головой и присела на ящик, на котором он пристроил лампу.
– Роскошь?
– О да! – согласилась она, стаскивая с себя сапожок. – И при этом греховная. – Симона наклонилась и сняла второй сапожок.
– Да, тут ты права. – Тристан подошел к ней сзади и положил руки ей на бедра. – Здорово, правда?
– Правда.
Тристан не позволил ей отстраниться и, наклонив голову, прикусил мочку ее уха:
– Ты привлекла меня с той минуты, как я увидел тебя на другой стороне бального зала.
– И тебе сразу захотелось это сделать?
– Да. – Он отпустил ее бедра и, обхватив ладонями груди, прижал подушечками больших пальцев напрягшиеся соски.
По телу Симоны пробежала глубокая дрожь, а потом она удовлетворенно вздохнула, чувственно повела плечами и высвободилась из его объятий. И тут, отойдя, она повернулась к нему лицом и начала расстегивать пуговицы на рубашке со словами:
– Я не заставила тебя слишком долго ждать, не так ли? Прошло всего двое суток, и вот мы здесь.
– Твой энтузиазм делает тебя самой чудесной женщиной из всех, которых мне довелось встречать.
– И ты не думаешь, что я самая распущенная?
– Ты самая честная, Симона. – Тристан снял себя сапог и отбросил его в сторону. – Я просто потрясен твоей честностью.
Симона расстегнула последнюю пуговицу рубашки, и ее пальцы переместились на брюки, после чего штаны скользнули вниз, и через секунду рубашка приземлилась на брюки. У Тристана перехватило дыхание.
Никакого корсета, никаких панталонов, никаких чулок – только сливочная атласная кожа и завораживающе женственные формы.
– Иисусе Сладчайший! – простонал он и, сдернув второй сапог, встал обеими ногами на деревянный пол, судорожно переводя дыхание.
Пока он пытался взять себя в руки, Симона направилась к нему с чувственной улыбкой на губах.
– Ты совсем забыл про мою честность, да?
Честность – хорошо, даже замечательно, но в это мгновение Тристана гораздо больше волновала ее высокая грудь идеальной формы.
– Ты…
– Да? – Симона медленно переспросила, протянув руки и начала расстегивать пуговицы его рубашки.
– Исполнение мечты любого мужчины.
– Неужели? А мне всегда казалось, что мечты мужчины требуют от женщины чего-то большего, чем просто стоять рядом. Если бы я знала, что на их удовлетворение уйдет так мало усилий, то с радостью осуществила бы все твои мечты вчера утром в оранжерее.
Обнаженная Симона в оранжерее?
– Ничего, у нас всегда остается завтрашнее утро, – отозвался Тристан с улыбкой, когда Симона провела ладонями по его груди.
– Верно. Но сперва это должно понравиться мне настолько, чтобы захотелось все повторить.
Ее пальцы спустились вниз, к первой пуговице на его брюках.
– «Если», моя нахальная красавица, относится к тому, в состоянии ли ты будешь снова захотеть настолько скоро.
Ее глаза заискрились, а улыбка стала шире и веселее. Она встретилась с ним взглядом:
– О, ты считаешь, что ты настолько хорош, да?
– Непременно захочешь. Но возможно, я должен это доказать?
– Да уж, будь добр. – Симона повернулась и пошла к постели: – Я жду.
Тристан смотрел ей вслед, восхищаясь ее изяществом и уверенностью в себе, а она осторожно шагнула на ложе из подушек и, медленно опустившись на колени, села на пятки.
Боже Всемогущий! Он самый большой счастливец в Лондоне и во всей Англии. Дьявол, во всей Британской империи! Вернее, будет им, когда наконец доберется до ее прелестей.
Окончательно избавившись от одежды, Тристан чуть прикрутил фитиль лампы и направился к кровати.
Увидев, что Тристан идет к ней, Симона заставила себя дышать ровнее. Она уже довольно давно не видела обнаженных мужчин, но в ранние годы жизни ей довелось наблюдать за ними бесчисленное количество раз. Далеко не все они выглядели столь впечатляюще, как ее сегодняшний кавалер, и уж точно не внушали такого желания.
Тристан… Боже правый! Стройные сильные ноги, узкая талия, аккуратные бедра, широкие плечи. Мышцы и сухожилия, которые так красиво изменялись, когда он двигался… Никогда за всю свою отнюдь не уединенную жизнь Симона не видела мужчины, который был бы сложен столь великолепно.
Тристан шагнул на подушки и опустился на колени перед ней. Проведя кончиками пальцев по ее плечам, он ласково спросил:
– Тебе не страшно, малышка?
Симона тряхнула головой и закрыла глаза, наслаждаясь блаженством, расходившимся от мест, которых касались его пальцы. Тепло разливалось по ее телу, сладко согревая и расслабляя. Всегда чувствовать себя настолько дивно – вот чего ей больше всего хотелось.
Тристан подался вперед, так что его грудь чуть соприкоснулась с сосками Симоны, и нежно поцеловал ее в ухо. Тепло мгновенно превратилось в жар, от которого у нее закружилась голова.
– Тристан! – прошептала Симона, и ее руки сами легли ему на пояс.
Поняв это невысказанное желание, Тристан провел губами по губам Симоны и прижал ее к себе.
– Скажи мне, чего ты хочешь, – прошептал он, пролагая дорожку нежных поцелуев по ее шее.
– Тебя.
– Как.
– Медленно и нежно, – ответила она, целуя его в плечо. – А потом быстро и жестко.
Тристан рассмеялся и опустил руки ниже, подводя ладони под ее ягодицы.
– Ты не можешь получить одновременно и то, и другое, – проговорил он, ловя ее восторженный вздох. – Я хорош, но не настолько, так что сделай выбор.
Симона снова поцеловала жаркий атлас его плеча. Ее мысли кружились в вихре пьянящих ощущений, пульс мощно отдавался во всем теле, живот наполнился жидкой лавой.
– Я совсем не умею терпеть и ждать, – призналась она, поворачивая голову и нежно прикусывая его шею. – А ты?
Тристан чуть отстранился, чтобы заглянуть ей в глаза:
– А могу попробовать.
– Пожалуйста, не надо.
Он маняще улыбнулся:
– Под подушкой слева от тебя лежит кондом. Будь добра…
– Да, – прошептала Симона и, высвободившись из его объятий, просунула руку под подушку.
В этот момент его руки легли ей на талию, а язык медленно прошелся по изгибу ягодицы.
– Тебе это нравится? – спросил Тристан, повторяя ласку.
– Да!
Тело Симоны дрожало от наслаждения, когда Тристан, передвинувшись у нее за спиной, поставил колени между ее ногами. Ее сердце замерло от восторга, когда он плотно прижался к ней. Жар и тугая плоть, жар и влага – вот чистое блаженство!
– Кажется, у тебя что-то для меня есть?
А, да… кондом. Она успела про него забыть. Если бы она могла дышать, то извинилась бы. Если бы могла шевелиться, то передала бы ему необходимый предмет.
– Позволь мне, – прошептал Тристан у самого ее уха, наклоняясь над ней и просовывая руку под подушку.
Потом он выпрямился с кондомом в руке и скользнул губами по ее коже, заставив Симону застонать от предвкушения.
Управившись с кондомом, Тристан крепко взял ее за бедра и глубоко вздохнул, заставляя себя двигаться медленно, давая ей время принять его вторжение и привыкнуть к нему. Она ахнула, а когда он двинулся вперед, приподняла голову и опустилась на локти.
Тристан вошел чуть глубже, сражаясь со стремительно нарастающим желанием, и Симона не вскрикнула, не попыталась его остановить. Симона даже не стала пассивно принимать его робкое продвижение, а подалась навстречу ему с жаждой, которая была не менее сильной, чем его. Наслаждение быстро увлекло Тристана за грань благородных намерений в область древних инстинктов. Симона последовала туда вместе с ним, издав тихий стон радостного согласия.
Придерживая ее бедра, он задал ритм их танца; ничто никогда не казалось ему таким правильным и предначертанным, как это. Он крепче сжал руки и чуть отстранился, стараясь удержаться у самого пика экстаза.
– Тристан! – вскрикнула Симона, – не останавливайся! Пожалуйста!
Бог да поможет ему: он не мог ей отказать и подсунул руку ей под живот. Его пальцы вошли во влажное гнездо завитков и отыскали набухший бугорок в самом их центре.
Симона застонала и подалась вверх, глубоко втягивая его в себя и унося за грань ослепительного экстаза.
Наконец Симона вздохнула и позволила Тристану бережно уложить ее на постель из подушек.
– Как ты? – спросил он, обнимая ее и переворачиваясь так, чтобы они оба оказались на боку.
Симона промурлыкала что-то в ответ, но что – ей трудно было определить точно. Ее разум плавал в поразительно чудесном море покоя. Возможно, она никогда не вернется обратно, но если Тристан будет вместе с ней, то ее это вполне устроит.


Пробуждение было медленным. Сначала Симона пришла в себя настолько, что почувствовала гладкость и тепло шелка, скользящего по ее груди в такт дыханию. Она улыбнулась и пошевелилась, потягиваясь, вздыхая с ощущением оставшегося при ней удовольствия, а потом открыла глаза.
Тристан лежал рядом с ней на боку, подперев голову рукой и небрежно набросив на пояс кусок шелка.
– Привет! – тихо проговорил он, проводя кончиком пальца по ее щеке и улыбаясь. – Добро пожаловать обратно.
– Кажется, я заснула и не смогла составить тебе компанию!
Его глаза потемнели.
– Мне приятно было за тобой наблюдать. Ты улыбаешься во сне? И у тебя есть невероятно чувственная привычка, не просыпаясь, шептать мое имя.
Симона этого не знала, как не знала и того, почему почувствовала себя так странно из-за того, что теперь это знает он. Неловкость… и странное беспокойство, словно попала в ловушку, сковывали ее.
Она провела языком по нижней губе и пошевелилась под шелковым покрывалом, отчаянно пытаясь придумать какой-нибудь отвлекающий маневр.
Спасение нашлось на самом краю пятна света от лампы. Она села и подалась вперед, чтобы лучше рассмотреть увиденное.
– Там птичья клетка?
– Если говорить точно, клетка леди Фионы. – Тристан перекатился на спину и притянул Симону к себе. – Надеюсь, ты это имела в виду?
– Да, это именно то, что нужно! – Все снова стало безупречным, и Симона потянулась, чтобы прикоснуться губами к его подбородку.
– Когда у Фионы будет день рождения?
– Ровно через неделю.
– Я позабочусь, чтобы клетку доставили утром. Хочешь, чтобы она была завернута и украшена большим бантом?
– В этом нет нужды. Фиона будет в таком восторге, что даже не обратит внимания на украшения! – Симона теснее прижалась к нему и нежно коснулась губами его губ. – Она будет просто счастлива, Тристан, потому что ее ждет лучший из дней рождения.
– Но за клетку еще не заплачено…
Сердце Симоны забилось быстрее при мысли о чудесных возможностях.
– Конечно. Я заплачу столько, сколько ты попросишь.
– В пределах разумного.
– Нет, – возразила она, наклоняясь, чтобы нежно прикусить его нижнюю губу. – Все, что ты пожелаешь. Назови свою цену.
Тристан тихо застонал и медленно перевернул ее на спину, а потом, опираясь на локоть, приподнялся над ней и провел пальцем вдоль ее шеи:
– Если дать моим желаниям полную волю, они могут тебя шокировать.
– Все равно я согласна.
Больше не медля, Тристан скатился с их ложа, встал на ноги и протянул ей руки. Симона положила пальцы ему на ладони и позволила поднять ее с постели.
Ее кожа соприкоснулась с его кожей, и по ее телу пробежала волна наслаждения. Тристан нежно поцеловал ее в губы, а потом, наклонившись, подхватил одну из подушек. Симона еще не успела понять, зачем он это сделал, когда он увел ее от постели.
– Захвати лампу, – тихо попросил он.
Заинтригованная, Симона послушно выполнила его указание и позволила ему увлечь ее глубже в помещение склада. Боже, что он мог придумать такое, для чего нужна лампа и всего одна подушка?
Ответ пришел уже через несколько мгновений, когда Тристан свернул за пирамиду ящиков и завел ее в пустое пространство между второй такой же пирамидой. Огромное зеркало стояло на полу, прислоненное к стене; его рама была богато украшена резьбой, поверхность отражала стену, образованную деревянными ящиками. Зеркало буквально кричало о всевозможных чувственных возможностях.
Тристан провел Симону вперед так, чтобы они оба оказались в центре отражения.
– Ты по-прежнему чувствуешь себя храброй? – спросил он, бросая подушку к своим ногам.
Симона улыбнулась и поставила лампу на один из ящиков.
– Не просто храброй, – прошептала она, кладя руки ему на плечи. – Распутной.
Он шумно втянул в себя воздух, когда она смело провела языком по центру его груди. При этом ее груди коснулись его живота, а пальцы заскользили по его соскам…
Потом Тристан переплел ее пальцы со своими и завел их себе за спину. Симона встала перед ним на колени и, рисуя кончиком языка медленные круги, стала перемещать свои ласки ниже.
Наслаждаясь своей властью над ним, она замедлила спуск, чтобы смаковать его содрогания, его крик наслаждения… Его страсть питала стремительно нарастающую в ней волну желания.
– Боже! – простонал Тристан, отпуская ее руки, чтобы утопить пальцы в ее волосах. Чуть согнув колени и подавшись вперед, он зарычал: – Пожалуйста, Симона!
«Пожалуйста?» Ну, раз он попросил так вежливо и поскольку она сама уже была на грани…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста маркиза - Лафой Лесли



супер!
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиМария
14.12.2011, 10.21





Интересный детектив со злодейкой мачехой. Роман для легкого чтения в дороге. Забывается моментально.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиВ.З.,64г.
8.09.2012, 17.30





Отличный роман! Советую всем!не пожалеете потраченого времени!
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиОльга
16.10.2012, 11.12





хороший роман интересен по своему есть приколы юмор открытость и откровенность героев их чувства трезвый ум умеют найти выход из создавшихся положений понравился одним словом читайте отдохнете и отвлечетесь от будней
Невеста маркиза - Лафой Леслинаталия
16.10.2012, 14.28





На меня роман не произвел впечатления.Дочитала только из принципа.
Невеста маркиза - Лафой Леслиюлия
17.10.2012, 22.43





Мне понравился, хотя можно было и не выставлять женщин такими кровожадными.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиЛюдмила
21.03.2013, 14.58





9 баллов. Советую прочитать. Второй роман "Жениться по завещанию"
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиЗарина
15.10.2013, 14.14





Роман интересный, есть неожиданные моменты. Но всем героиням автора недостает гордости.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиКэт
18.12.2013, 13.57





Пр старшую сестру понравился больше,здесь маркизов бедных изводят и никому нет дела,мачеха прям такая крутая,согласна с Кэт,героини падки на передок,про Фиону почитаю,может ее автор наделил гордостью и целомудрием.5/10.
Невеста маркиза - Лафой ЛеслиАриша
15.02.2014, 19.20





Подскажите, про 3-ю из сестер есть роман?
Невеста маркиза - Лафой Леслиелена:-)
4.11.2014, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100