Читать онлайн Бесстрашная леди, автора - Лафой Лесли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстрашная леди - Лафой Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.37 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстрашная леди - Лафой Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстрашная леди - Лафой Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лафой Лесли

Бесстрашная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Маленький коттедж оказался значительно удобнее, чем она предполагала. Крыша уцелела, камин быстро разгорелся. Здесь были стол, четыре стула, кровать, одеяла. Одежда, которую они обнаружили в шкафу, была просто божьим даром, учитывая, что они вымокли до нитки. В буфете они нашли все, что необходимо для мытья, а также кастрюлю, чтобы заварить чай. Каррик предусмотрительно захватил из дома мясо, хлеб и сыр.
Он сидел у огня, держа в руках кружку с чаем. Глинис смотрела на его широкие плечи, мускулистую спину, и в душе ее бушевала такая же буря, как за окном. Ей так хотелось сесть рядом с ним, попросить, чтобы он обнял ее, и замереть в его объятиях. Но она понимала, что заниматься с Карриком любовью равносильно самоубийству.
Глинис закрыла глаза и попыталась замедлить биение собственного сердца. Она должна быть разумной. Она не любит его. Она ценит его, как очень хорошего наездника, уважает его стремление облегчить положение ирландского народа, его борьбу против несправедливости британских законов. Ей нравится его чувство юмора. Рядом с ним Глинис чувствует себя в безопасности. Ни к одному мужчине она не испытывала такого влечения, как к Каррику де Марсо, хотя давно забыла о мужской ласке.
Она знала, что, если уступит своим желаниям, никогда не забудет его. Его образ будет ее преследовать. Но воспоминания бывают разными. Если между ними ничего не произойдет, она будет просто мечтать о нем. Если же окажется в его постели, ее сердце будет разбито.
Все было бы иначе, согласись Каррик вместе с ней переместиться в другое время. Это было единственным разумным решением для него. Не может нормальный человек отказаться от попытки спасти свою жизнь. Стараясь убедить его в этом, она действует не бескорыстно, защищая свои собственные интересы.
Глинис вздрогнула. Боже, она начинает торговаться с судьбой! Дал ила так не поступала, но ей не надо было спасать жизнь Самсона. Глинис оглянулась, посмотрела на Каррика, и сердце ее забилось сильнее, когда взгляд остановился на его темных вьющихся волосах. Интересно, влекло ли Далилу к Самсону так, как ее к Каррику де Марсо? К черту Самсона и Далилу. Какой смысл морочить себе голову судьбой библейских героев? Ее проблемы требуют немедленного решения.
— Надо брать быка за рога, Глинис, — прошептала она.
На звук ее голоса Каррик обернулся, ласково посмотрел на нее, и от этого взгляда кровь забурлила у нее в жилах.
— Вы что-то сказали? — спросил он.
Ей казалось, что сердце застряло у нее в горле, но она смогла улыбнуться и ответить.
— Я спросила, не хотите ли вы еще чаю. Ваш, наверное, уже остыл.
— Да, пожалуйста.
Она взяла кастрюлю и понесла к камину. Надеясь, что он не заметил, как дрожат ее руки, она взяла у него кружку и наполнила.
— Я могу к этому привыкнуть, — проговорил он, беря кружку и коснувшись пальцами ее руки.
— К чему? — просила она.
— К тому, чтобы во время шторма пить с вами чай по ночам.
— Да, конечно, — пробормотала она.
— Посидите со мной, Глинис, — попросил Каррик. Он взял ее за руку, стараясь усадить рядом с собой. Не в силах произнести ни слова, Глинис наклонилась и поставила кастрюлю как можно ближе к огню. Сердце ее учащенно билось, и прерывистое дыхание не позволяло притвориться бесстрастной.
А Каррик протянул руку, большим и указательным пальцами взял прядь ее волос, задумчиво посмотрел на нее испросил:
— Как его звали, Глинис? Кем он был для вас?
— Вы о ком? — Глинис округлила глаза.
— О том, кого вы старательно стараетесь не упоминать, о ком не хотите думать. Однако мысли о нем преследуют вас. Он был жесток с вами?
— Жестокость — понятие относительное. Все зависит от того, в чьих устах оно звучит.
— Расскажите мне о нем, — настаивал Каррик.
— Вы не хотите отложить этот разговор на другой раз? Глинис подумала, что если хочет заставить Каррика рискнуть, то и сама должна рисковать.
— Хорошо, я расскажу, — произнесла она с глубоким вздохом. — Его звали Джек Рэймер, я была молода и неопытна и вышла за него замуж. Мы состояли в браке два года, но уже к концу первого года стало ясно, что мы не сможем жить вместе.
— Вы любили его?
Вспоминая об этом периоде своей жизни, она обычно ощущала печаль. Но сейчас ей казалось, что она рассказывает историю из другой, чужой жизни. Это из-за Каррика она стала спокойнее относиться к своему прошлому? Вполне возможно.
— Если по-честному — нет. Теперь я понимаю, что была тогда больше влюблена в сказочные истории о вечной счастливой жизни после свадьбы. Джек был красивым мужчиной, отличным ковбоем с большой серебряной пряжкой на поясе. Я знала его с детства.
— Насколько я понимаю, страсти между вами не было?
— Вы весьма проницательны, Каррик. Не было.
— Почему вы его выгнали?
— Как вы догадались? — удивилась Глинис. — С таким же успехом Джек мог бросить меня.
— Во-первых, вы бы не вышли замуж за глупого человека, а это означает, что он был достаточно умен, чтобы понимать, что он теряет. Я уверен, это была ваша инициатива. Но почему?
— Как бы вам объяснить, — начала Глинис, — в тех краях, где я жила, принято было выходить замуж за людей своего круга. При этом земли оставались в руках старых владельцев, чужестранцы на ранчо не попадали. Джек казался наиболее подходящим из сыновей владельцев соседних ранчо.
— Но он не казался ни вам, ни окружающим большим подарком. Верно?
— Вы опять правы. — Ей было не очень приятно признаваться в этом, но боль прошла. — Нет, Джек не был идеальным мужем. Он был замечательным кавалером, пока ухаживал за мной. И я долго не догадывалась о том, какая мне грозит опасность, а когда поняла, было уже поздно.
— Знаю по опыту, что у мужчины бывает один из главных пороков: пьянство, азартные игры и женщины. Какой был у Джека?
— Все три, — спокойно ответила Глинис. — Начинал он с выпивки, затем переключался на азартные игры, осыпал женщин подарками, если выигрывал, а когда проигрывал, они с удовольствием утешали его. Обычно он проигрывал… и проигрывал много.
— Надеялся, что вы будете оплачивать его долги?
— Дело дошло до того, что мне пришлось выбирать между ранчо и Джеком.
— И вы с ним расстались?
— Он понял, что я не пожертвую своим ранчо. Примерно за два месяца до второй годовщины нашей свадьбы Джек отправился в Лас-Вегас с одной сочувствующей ему дамой. Развод я получила в его отсутствие.
— Вы сожалеете об этом? — тихо спросил Каррик.
— О разводе? Ни капельки. О том, что вышла за него замуж? Конечно.
— Был у вас кто-нибудь после Джека?
— Нет. Ведь я никогда не покидала ранчо. А теперь скажите, какой из трех пороков предпочитаете вы, Каррик де Марсо?
— Женщин, — ответил он, погрузив пальцы в ее волосы, затем погладил ее плечо и посмотрел ей в глаза. — Должен признаться, что недавно меня очаровала одна невероятно упрямая зеленоглазая девушка с прекрасными каштановыми волосами.
Вот и настал этот момент, подумала Глинис. Сердце у нее едва не выскочило из груди.
— Послушайте, Каррик, не стану ходить вокруг да около, скажу прямо и откровенно то, что считаю нужным.
— Говорите, Глинис Малдун. Что вас тревожит?
— Вы! — Он удивленно вскинул бровь. Глинис поспешила добавить: — Вернее мы. Я… — Она судорожно сглотнула. — Боже, это так трудно…
Он усмехнулся, в глазах его сверкали озорные огоньки.
— Насколько я понимаю, вы имеете в виду влечение, которое мы испытываем друг к другу и с которым пытаемся бороться?
— Один из нас борется более решительно, — парировала она.
— Но почему, Глинис? Я знаю, что ваша репутация нисколько вас не волнует. Ваше прошлое тоже. Может быть, вы боитесь забеременеть?
— Это серьезная проблема.
— Согласен. Ну а если я предложу вам выйти за меня замуж?
— Нет. Я уже побывала замужем и не имею ни малейшего желания пережить все это еще раз. Тем более что вы все равно не будете рядом»со мной и с нашим ребенком.
— Наконец мы пришли к самому главному, к петле палача.
— Вы фаталист до мозга костей, — сказала Глинис, стараясь не выдать своего отчаяния. — Если ваша мать сможет переместить меня в мое время, почему бы вам не присоединиться ко мне? — Она коснулась его руки. — Поедемте со мной, Каррик, забудьте о предсказании.
Если он скажет, что должен отомстить за смерть Шина и убить Каннингема, это вряд ли ее убедит. Но главное — он считал, что было бы невероятной жестокостью позволить ей надеяться, что из создавшегося положения есть выход. И, не отводя взгляда от огня, он спокойно сказал:
— Оставляя в стороне более практические детали, следует признать, что нельзя изменить свою судьбу, Глинис.
— Я не могу с этим смириться, — возразила она, сжав его руку, — не могу сдаться. Почему вы не хотите даже попробовать?
Он опять посмотрел на потухающий огонь и спросил:
— И что я буду делать в вашем времени?
— Для вас всегда будет место на моем ранчо, — заявила она. — Вы скачете верхом так, будто родились в седле, и сможете работать с животными не хуже местных. У нас все получится.
Каррик не хотел причинить ей боль, не хотел разрушить ее мечты.
— Глинис, — мягко произнес он, — я ценю ваше предложение, но предпочел бы умереть в моем времени, чем жить из милости в вашем.
— Ладно, можете не работать со мной, — быстро ответила она, — можете изготовлять мебель и продавать ее в дорогих магазинах. Это хороший заработок. Можете работать на фабрике или в магазине. Это не имеет значения, главное, вы будете живы, это все, чего я хочу.
— Вы не хотите, чтобы я стал частью вашей жизни? — спросил он.
— Если пожелаете, я буду рада, — сказала Глинис, помолчав, — если нет — смирюсь с этим. Там огромный мир и масса разнообразных возможностей для такого человека, как вы. Я не стану привязывать вас к себе, если у вас появится желание жить в другом месте.
Он усмехнулся:
— Глинис, никто не сможет увлечь меня так, как вы.
Это была правда, но Каррик пожалел о сказанном. Его слова можно было принять за объяснение в любви, и он поторопился заделать брешь в своей обороне.
— Но это не зависит ни от места, ни от времени. Если я отправлюсь с вами, то попаду в совершенно чужой мне мир. И буду как деревенский дурачок таращиться на незнакомые мне предметы. Нет, благодарю вас.
— Какой же вы пессимист, — возмутилась Глинис. — А вы не думали, что сможете приспособиться к новой жизни? Мне же удалось вписаться в ваш мир.
— Мой мир гораздо проще, чем ваш, Глинис.
— Перестаньте, — сказала она раздраженно. — Ваш мир мало чем отличается от моего. Если убрать электричество, водопровод и центральное отопление, то разницы почти никакой.
— Мать рассказывала мне о вещах, привычных для того мира, который она покинула. Но гораздо важнее то, что она думает не так, как мы. Я вижу, как она относится к своему положению в этом мире. Она отличается от всех других женщин нашего времени, потому что ее вера, ее отношение к жизни сформировались в другом мире. Я не могу думать, не могу рассуждать как человек вашего времени, Глинис. И я навсегда останусь там чудаком.
— Подумайте о том, что вы только что сказали. Вы знаете о моем мире потому, что ваша мать рассказывала вам о нем. Вы думаете, что не унаследовали ее взгляды и верования? Уверяю вас, Каррик, вы обязательно приживетесь в новом мире. То, что ваша мать родилась в нашем мире, безусловно, поможет вам. Она жила в двух различных столетиях, и вы, безусловно, унаследовали эту способность.
Каррик вдруг почувствовал, что у него нет больше сил спорить с ней. Ему хотелось заключить ее в объятия и заняться с ней любовью. Он взял в ладони ее лицо и увидел в ее зеленых глазах желание и неуверенность.
— Примиритесь с тем, что у нас разные судьбы, Глинис. Разве мы не можем насладиться теми мгновениями, которые нам отпущены?
— Вы предлагаете мне заняться любовью, а потом похоронить вас?
Эти слова ранили его, но он заставил себя улыбнуться.
— Весьма удобный способ избавиться от надоевшего любовника.
— Я не вижу в этом абсолютно ничего привлекательного, Каррик! — крикнула она, сверкнув глазами. — Почему, черт возьми, вы не хотите даже попробовать?
Он тоже разозлился.
— Я не хочу оказаться трусом и бежать от предначертанной мне судьбы?
— Смирите свою гордость, Каррик, — ответила Глинис, сжав кулаки. — Она стоит на пути вашего здравого смысла.
— А ваш отказ признать, что есть вещи, не зависящие от вас, стоят на пути нашего возможного счастья, — проговорил он.
Глинис вскочила на ноги, рубашка сползла с ее плеча.
— С вами совершенно невозможно разговаривать.
— Как и с вами. — Он тоже поднялся. — В одном вы совершенно правы, Глинис. Из нас получилась бы хорошая пара.
— Это абсолютно безнадежно! — воскликнула она, всплеснув руками, и резко повернулась. — Я иду спать.
Каррик схватил ее за плечи.
— Глинис, ну пожалуйста, неужели мы не можем забыть о том, что будет завтра? Неужели не можем быть счастливы и благодарны судьбе за то, что она подарила нам эти мгновения?
Она повернулась к нему.
— Только если я поверю, что у нас есть хоть один шанс выбраться отсюда до того, как произойдет несчастье.
Желание его было невероятно сильным.
— А если я соглашусь отправиться с тобой?
Глинис прильнула к нему, запустив пальцы в его густые волосы. Он нежно поцеловал ее, просунув руку под ее льняную рубашку. Кожа у нее была гладкой как шелк. Она застонала, он прильнул губами к ее губам, и они вместе опустились на каменный пол. Охваченный страстью, он даже не перенес ее на кровать.
— Я хочу тебя, Глинис, — прошептал он.
— Это… совершенно… неразумно, — прошептала она, прижимаясь к нему.
— Я говорил тебе, что видел будущее? И что мы там были любовниками?
Глинис уперлась руками в его плечи и резко отодвинулась.
— У тебя есть с собой Сердце Дракона? — испуганно спросила она.
Злясь на себя за то, что затронул столь опасную тему, Каррик провел пальцем по ее подбородку и попытался спокойно объяснить.
— Сердце Дракона помогает увидеть будущее, когда у тебя только появляется этот дар. Но когда он уже есть, ты можешь увидеть картинки будущего на любой гладкой поверхности, оконном стекле, в реке или озере, если нет волнения, даже в воздухе. Именно так я увидел нас вдвоем.
— Я плакала? Он усмехнулся:
— Нет, наслаждалась вместе со мной.
— А эти твои видения всегда воплощаются в жизнь?
— Пока да. Иногда ты их видишь частично, иногда — целиком.
— Хотелось бы знать, правильно ли я тебя поняла. — Она отодвинулась от него и села.
Каррик перевернулся на спину и застонал. Она, видимо, не понимала, что мучает его, что он больше не в силах терпеть.
— Ты видишь сцену из будущего, но не можешь понять ситуацию целиком, — продолжала Глинис. — Это все равно, что читать книгу с середины. Ты должен догадаться, почему произошло описанное событие и каковы его последствия. Верно?
— Именно так, Глинис.
— Выходит, ты точно не знаешь, когда мы станем любовниками, что будет этому предшествовать и к чему приведет?
— Не знаю, — ответил он с досадой и добавил: — В эту ночь, черт возьми, это вряд ли произойдет.
— Ты даже не можешь сказать, было ли то, что ты видел, первым нашим свиданием или десятым?
Каррик вышел из себя:
— Глинис…
— А картина, на которой ты видел свою смерть, была такой же неопределенной?
— Господи Боже мой! — воскликнул он, пытаясь привлечь ее к себе. — У тебя настойчивость, как у бультерьера. Может быть, лучше…
Глинис не дала ему договорить, обхватила за плечи и внимательно посмотрела ему в глаза.
— Скажи мне, Каррик, было видение твоей собственной смерти таким же неопределенным?
Нет! — Он решил покончить с этим раз и навсегда. — Я расскажу тебе все. Я видел толпу, собравшуюся под полуденным солнцем возле эшафота, видел топтавшихся на месте лошадей и надгробный камень у поломанной повозки, на котором были выгравированы мое имя и дата смерти. Я видел, меня вели сквозь толпу со связанными за спиной руками, как я поднялся по ступенькам и стал на дверцу люка. Слышал, как священник читал молитву за упокой моей души. Видел, как мне набросили на шею петлю, как плакала моя мать и ругался отец. Дверца люка открылась, и я провалился в пустоту.
Глинис прижала ладони к глазам, стараясь избавиться от страшного видения.
— Прости, милая, — прошептал он, гладя ее плечи.
— Поедем со мной, — взмолилась она, — я научу тебя всему, что тебе понадобится в новом мире, ты не будешь чувствовать себя ущербным, я обещаю.
Она верила в то, что говорила. Хотела полюбить его. Но он не мог этого допустить. Не хотел причинить ей боль.
Она сидела в расстегнутой рубашке, роскошные волосы рассыпались по плечам. Так хотелось овладеть ею, не думая о последствиях. Но он никогда этого не сделает. Не разобьет ей сердце.
— Грешник, который сидит во мне, хочет убедить тебя, что нам удастся обмануть судьбу. Но я не позволю ему это сделать и буду с тобой честен. — Боль, которую он увидел в ее глазах, потрясла его до глубины души. — Боже, как я порой ненавижу это свое благородство.
— Каррик…
— Милая Глинис. Ты всегда так неистово борешься за исполнение своей мечты?
— И в девяти случаях из десяти добиваюсь желаемого.
— Это как раз один из них. Примирись с этим, научись получать удовольствие в отпущенное нам время. Не откажи обреченному на смерть в его последней радости на земле.
— Это нечестно, Каррик.
— Но вполне эффективно, — ответил он, радуясь что боль исчезла из ее глаз. — Просто не верится, что ты до сих пор оказываешь сопротивление. Я ведь говорил тебе, что видел будущее и что мы там любовники?
— Ты наглец. У тебя совсем нет совести?
— Будь это так, я целовал бы тебя до умопомрачения, пока ты не забыла бы обо всем на свете.
— Но ты не собираешься этого делать?
— Глинис, дорогая, больше всего я хочу отнести тебя на эту кровать и пробыть там не меньше недели.
— Зачем тогда это благородство и готовность к самопожертвованию?
— Затем! — резко бросил он.
— Это не ответ.
«Ладно, Глинис, если ты настаиваешь, я тебе отвечу», — подумал Каррик.
— Я знал, что умру молодым и что родители тяжело перенесут мою утрату. Но вряд ли я смогу с достоинством предстать перед палачами, если увижу твои страдания.
Он отпустил ее плечи и застегнул рубашку.
— Л ишь когда ты смиришься с тем, что у нас нет будущего, и удовольствуешься отпущенным нам временем, мы сможем быть вместе.
— И ты думаешь, это произойдет?
— Да, я слишком хорошо тебя знаю.
— Когда именно?
— Надеюсь, что скоро. Мне кажется, я долго не выдержу.
— А если я скажу тебе, что все поняла, и не буду больше сопротивляться?
— У тебя самые замечательные на свете глаза, Глинис. Невероятно выразительные. И знаешь, что я в данный момент в них вижу?
Она отвела взгляд. Он взял в ладони ее лицо и повернул к себе.
— Я вижу, что, притворившись покорной, ты надеешься заставить меня полюбить тебя так, что я вынужден буду принять трусливый выход из опасной ситуации.
Глинис отпрянула от него, глаза ее сверкали.
— А ты никогда не думал, что именно то, что ты примирился со смертью, и является трусостью? Умереть нетрудно, Каррик, это может каждый. Гораздо труднее выжить, начав новую жизнь, для этого нужно мужество.
Неужели она никогда не поймет его?
— Я не буду спорить с тобой по этому поводу, Глинис, — сказал Каррик. — Уже поздно, у нас был тяжелый день. Иди ложись на кровать, а я посплю тут, у огня.
Она резко вскочила на ноги и, уходя, сквозь зубы возмущенно проскрежетала:
— Будь ты проклят, Каррик де Марсо.
Взглянув на догорающие угли, он тихо произнес:
— Я дважды проклят Богом: первый раз, когда появился на свет, и второй, когда ты вторглась в мою жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстрашная леди - Лафой Лесли



супер
Бесстрашная леди - Лафой Леслитетяна
16.08.2011, 16.15





читать, просто класс!!! очень-приочень интересно!
Бесстрашная леди - Лафой ЛеслиЮлия
12.12.2011, 21.27





Скучноватенько
Бесстрашная леди - Лафой ЛеслиНаталья
17.04.2012, 16.50





Очень интересный роман!
Бесстрашная леди - Лафой ЛеслиТатьяна
25.07.2012, 22.31





Очень интересный роман, читается на одном дыхании
Бесстрашная леди - Лафой ЛеслиЛеся
24.06.2013, 0.03





Не люблю когда действия книги проходят то в средние века, то в современности. И вообще как то скучно было читать. 3 бала из 10
Бесстрашная леди - Лафой ЛеслиКсения
27.04.2014, 12.41





Мне так всегда хотелось быть такой же сильной как Глидис. Рада, что такие женщины привлекают внимание не менее сильных мужчин!
Бесстрашная леди - Лафой ЛеслиА
29.08.2014, 11.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100