Читать онлайн Поможет Санта-Клаус, автора - Кэссиди Карла, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэссиди Карла

Поможет Санта-Клаус

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джулия видит Ливии, стоящую в группе ее соучеников на противоположной стороне улицы.
Белый мех дочкиной шубки сливается со снежным сугробом, покрывшим школьный двор.
При виде мамы Ливви возбужденно машет ей ручкой, Джулия отвечает ей улыбкой. На ангельском личике девочки написано волнение. Ливви нетерпеливо переминается с ноги на ногу, и Джулия прекрасно знает почему: девочке не терпится перебежать через улицу и отправиться за последними рождественскими подарками, но для этого приставленная к школе полицейская должна подать своим жезлом знак, что переход разрешен.
Всю неделю в доме только и было разговоров что о том, как они сегодня пойдут по магазинам, затем поедят в их любимой пиццерии и обратятся к Санта-Клаусу с самой последней просьбой: чтобы он принес Ливви на Рождество щенка. При мысли о том, что в первый день праздника рано утром к порогу двери ее квартиры положат щенка коккер-спаниеля, улыбка тронула губы Джулии. Ливви будет вне себя от радости. Она уже давно просит завести собачку, но Джулия только сейчас решила сделать ей этот подарок.
Вздохнув в свою очередь нетерпеливо, Джулия поплотнее запахнула пальто, сожалея, что забыла дома перчатки. Хмурое небо предвещало новый снегопад, да и метеорологи предсказали, что до Рождества выпадет еще на два дюйма снега. Джулия снова повернулась в сторону детей.
И вдруг до сознания Джулии дошло, что она видит сон. Она поняла это потому, что, когда регулировщица вышла на середину перекрестка и подняла свою ярко-красную палку, все вокруг пришло в движение, но очень замедленное.
Джулия с неколебимой уверенностью знала, что произойдет затем. Она снова и снова видела эту сцену в своих снах, весь ужас случившегося, заново терзая ее, повторялся несчетное количество раз.
– Нет!.. – Джулия старалась проснуться, хорошо себе представляя, как будут развиваться события и чем они окончатся. Она боялась, что сойдет с ума, если опять станет свидетельницей того, что произошло. – Нет!
Но все шло как по писаному. Регулировщица подняла руку, подавая детям сигнал, что они могут начать переходить улицу, и тут Джулия, вместо того чтобы пробудиться, попыталась изменить свою судьбу. «Ливви, не ходи! Стой, детка, на месте! Не переходи через улицу!» – закричала она.
Но они существовали как бы в разных временных измерениях – Джулия жила в настоящем, а Ливви была лишь призраком из прошлого и никак не могла услышать отчаянных призывов матери.
Она еще раз весело махнула ей ручкой и выбежала на проезжую часть.
Автомобиль появился неожиданно, словно с неба свалился. Он мчался с бешеной скоростью. Водитель, по-видимому, лишь в самую последнюю секунду заметил регулировщицу. Чтобы не наехать на нее, резко взял в сторону и подбил маленькую девочку в белой меховой шубке, которая, будто посланный детской рукой пушистый снежок, легко взлетела в воздух.
Воцарилась мертвая, неземная тишина. Ребенок, распростертый на обочине тротуара, не издавал ни звука. Автомобиль будто бы растворился в воздухе.
Вдруг Джулия услышала крик. Даже не крик, а вой, который, подобно завываниям ветра, становился то тише, то громче, но не прекращался ни на секунду. И тут Джулия поняла, что крик срывается с ее уст. Он не прекратился и тогда, когда она приблизилась к бездыханному телу Ливви…
– Джулия! Джулия!
Джулия попыталась оторвать от себя удерживающие ее руки, ведь ей надо как можно скорее добежать до своей девочки и каким-то чудодейственным образом вдохнуть снова жизнь в ее маленькое тельце.
– Проснитесь, Джулия! Вас мучает кошмар!
Джулия старалась понять смысл этих слов, но они упорно не желали укладываться в ее сознание.
Наконец она с трудом раскрыла глаза и встретилась с темно-синими глазами Криса.
– Крис? – Джулия коснулась рукой его лица, желая окончательно понять, где она и что с ней происходит, но тут ее снова охватил ужас только что пережитого во сне. Она всхлипнула, слезы затуманили ей глаза, лицо Криса отступило за пелену слез.
– Шшш, все в порядке. – Он поднял ее на руки и, прижав к своей обнаженной груди, такой сильной и теплой, нежно, словно отец, успокаивающий раскричавшееся со сна дитя, начал ее баюкать, не переставая бормотать слова утешения и гладить по голове.
Через несколько минут слезы на глазах Джулии высохли, но в душе ее осталась привычная черная пустота, грозившая поглотить ее целиком.
Вдруг она осознала, что прижимается к обнаженной груди Криса, а на ней самой – лишь ночная рубашка из легкого шелка, едва прикрывающая наготу, и она рванулась от него в сторону.
Крис выпустил ее, но продолжал сидеть на краю кровати.
– Вас мучил какой-то кошмар, – произнес он.
– Хуже, чем кошмар: воспоминание. – Джулия вздрогнула. Сколько же еще раз мне придется переживать этот страшный миг, разрушивший всю мою жизнь? – подумала она.
– Воспоминание о чем? Расскажите мне. – Глаза Криса были полны сочувствия.
Джулия покачала головой: ей не хотелось делиться своим горем с человеком, который ее ребенка в глаза не видел. Она уже познала на собственном опыте, как окружающие реагируют на постигшее ее несчастье. После того как оно произошло, она первое время испытывала необоримую потребность говорить о Ливви с кем угодно, лишь бы ее слушали. Ей это было необходимо как воздух, но собеседников ставило в затруднительное положение. Не сосредоточивайся на этом, советовали ей друзья, стараясь не замечать ее страданий. Постарайся отвлечься, говорили они и тактично меняли тему разговора.
И Джулия быстро научилась скрывать свое горе, лелеять воспоминания о Ливви в своем сердце и горевать о ней в одиночестве.
– Прошу вас, Джулия, откройтесь мне. Я должен все знать. Чтобы понять. – Он поднял ее руку и, уподобясь гадалке, провел пальцем по линиям ладони, словно пытаясь разгадать ее прошлое и провидеть будущее. – Прошу вас, Джулия, помогите мне понять вас. – Его голос дрожал от волнения, и Джулия поняла, что не сможет ему отказать. Он сама доброта! И как-то совсем незаметно стал ей близким человеком.
Она со вздохом поднялась с постели, надела халат, чтобы не замерзнуть, – рассказывать она могла, лишь шагая по комнате. А Крис продолжал сидеть на постели, выжидательно глядя на нее.
– Мне приснился тот страшный день, когда погибла моя дочь. – Не дав ему вымолвить ни единого слова соболезнования, она продолжила бесстрастным, даже сухим тоном:
– Ее сбил легковой автомобиль, когда она после занятий переходила улицу.
Водитель был пьян, – пояснила она, – ехал с развеселого банкета в обществе сослуживцев, где упился ромовым пуншем.
– Что с ним сталось?
– Не имею представления, – пожала плечами Джулия. – Первые два месяца после несчастья я жила как в тумане. – Она подошла к окну и всмотрелась в расстилавшийся за ним мрак – вот такой же не покидал и ее сердце. – Оливия была вся моя жизнь. Мой супруг сбежал от меня на четвертом месяце моей беременности, так что с самого начала мы с девочкой жили только вдвоем.
До этого момента Джулии удавалось держать себя в руках, но тут ее чувства вырвались из-под жесткого контроля, и она больше не могла бороться с подступавшими рыданиями. Повернувшись лицом к Крису, она вытянула вперед руки, отяжелевшие от пустоты.
– Я просыпаюсь ночью от желания держать ее на руках. Я никак не научусь жить без нее, – прошептала Джулия.
Крис поднялся с кровати и подошел к Джулии, но не коснулся ее: он понимал, что она сейчас в стране воспоминаний и мешать ей нельзя.
– Расскажите мне о ней, Джулия, – попросил он. Вы рассказали мне, как она умерла. А я хочу услышать, как она жила. – Она внимательно посмотрела на него, не в силах унять дрожь в губах. Он осторожно подвел ее к кровати, и они оба уселись на ее край. – Так расскажите же мне о вашей Ливви, ласково попросил он.
И Джулия начала.
Она рассказала, как Оливия родилась, как врач положил ребенка ей на руки и она прижала его к себе, ощущая сладкий запах детского тельца и гладя головку, покрытую легким пухом. В тот миг Джулия поверила, что на свете бывают чудеса.
– Она никогда не ходила спокойно, если только можно было бежать, и не говорила, если можно было петь. Она обеими руками обнимала жизнь и выжимала из нее все ей доступное.
Рассказы сплошным потоком лились из Джулии. Едва закончив один сюжет, связанный с Ливви, она немедленно приступала к следующему, создавая перед глазами Криса живой портрет удивительной маленькой девочки, которая всем окружающим приносила радость.
По мере того как она говорила, ее напряжение спадало, карие глаза смягчались, улыбка становилась удивительно привлекательной. Крису хотелось облегчить ее скорбь, взвалить часть этого тяжкого бремени на себя или вовсе освободить от него Джулию, но он понимал, что это невозможно. Ливви навсегда останется частью Джулии.
Теперь поведение Джулии стало ему понятным: вот откуда ее стремление к одиночеству, внезапные приступы душевной боли. Как найти способ помочь ей жить с этой трагедией потери единственного ребенка?
А Джулия унеслась всеми своими мыслями в прошлое, когда Ливви еще была с ней. Крис обнял ее за плечи, она прижалась к нему, и так, сидя бок о бок на кровати, она до поздней ночи продолжала говорить, а он – только слушать.
Но вот она замолчала… Молчание длилось минуту, другую, затягивалось все больше, и тогда Крис понял, что Джулия заснула. Он еще крепче сжал ее в объятиях, впитывая в себя ее тонкий запах, довольный тем, что во сне черты ее лица расслабились и стали спокойнее. Он был уверен, что больше Джулию не посетят кошмары, во всяком случае в эту ночь.
Поделившись с ним своими переживаниями, она облегчила душу, и поселившаяся там как будто навеки скорбь уступила место светлым воспоминаниям.
Он нехотя положил ее на кровать и заботливо укутал одеялами. Джулия не шелохнулась. Она спала крепким, здоровым сном, и дыхание еле вздымало ее грудь.
Крис протянул руку и осторожным движением отбросил с лица Джулии золотистую прядь волос.
Если бы вот так же устранить все страдания, омрачавшие до сих пор ее жизнь! Для матери нет горя больше, чем смерть ребенка, и мысль о том, какие муки пришлось вынести Джулии, заставляла сердце Криса сжиматься от жалости.
Но ведь будет еще большей трагедией, если Джулия отвернется от жизни, очерствеет душой и закроет свое сердце для любви.
Крис должен убедить Джулию, что она обязана жить полнокровной жизнью, хотя только чудо может заставить ее поверить, что она имеет право быть счастливой. Ливви навсегда останется в ее памяти, но мысли о маленькой девочке не должны мешать будущему Джулии.
Да, должно произойти чудо, но Криса это не смущало. В конце концов, Санта-Клаус что ни день творит чудеса.
Он нагнулся, нежно поцеловал Джулию в висок и ушел в свою комнату.
Джулия проснулась с миром в душе. Это удивило ее в тот самый миг, когда она открыла глаза, ведь она так привыкла пробуждаться с мрачным предчувствием проживания еще одного дня одиночества.
Стоя под душем, Джулия перебирала подробности полуночного разговора с Крисом. О, как это было прекрасно – поделиться с ним воспоминаниями о Ливви, вместо того чтобы в ужасе пытаться прогнать их от себя! Как приятно было возвратиться в прошлое и радоваться своему ребенку, рассказывая о нем другому человеку!..
Одевшись, Джулия подошла к зеркалу и с удовольствием отметила, что побледневший синяк уже можно было почти скрыть с помощью косметики. К тому времени, как она возвратится в Денвер и пойдет на работу, он наверняка исчезнет окончательно.
Мысль о том, как ей придется объяснять Кейт, почему она так и не добралась до ее хижины, вызвала у Джулии улыбку. Поверит ли Кейт, что она, Джулия, все это время провела с Крисом Кринглом? Скорее всего, нет. Она и сама не вполне в этом уверена.
Но тут Джулия подумала, что день ее отъезда неотвратимо приближается, и улыбка сползла с ее лица. Странно, как она привязалась к этому месту!
После сегодняшней ночи у нее больше нет душевных тайн от Криса. Отныне ему известно, что ей пришлось вынести, и он разделил с ней ее горе. Но что важнее всего – он заставил ее рассказать о Ливви решительно все: о каждом ее слове и поступке…
К своему великому удивлению, Джулия поняла, что ей будет трудно распрощаться с этими людьми, которые были так добры к ней и заняли свое место в ее сердце.
Она отвернулась от зеркала и сошла по лестнице в кухню, где уже хлопотала Мейбл, наряженная в ожидании гостей в свой самый парадный костюм длинную красную юбку, белую блузку и зеленый передник.
– Доброе утро! – весело поздоровалась Джулия. Что, автобусы прибывают сегодня с раннего утра?
– Я их жду с минуты на минуту, – ответила Мейбл. – Теперь до самого Рождества никакого роздыха не будет. Последние два дня перед праздником всегда самые суматошные.
– Чем я могу быть полезна? – спросила Джулия.
– Может, заварите свежего кофе? – благодарно улыбнулась Мейбл. – Док кормит животных, вот-вот появится, а он любитель свежего кофе.
Джулия занялась кофеваркой.
– День обещает быть великолепным, – сказала она, заметив, как первые лучи утреннего солнца блеснули на снежных сугробах.
– Метеорологи обещают температуру около сорока пяти градусов
type="note" l:href="#n_4">[4]
, – Мейбл сокрушенно покачала головой, – а значит, на моих полах будут сплошные лужи и грязь.
– Хотите я помогу вам с уборкой, – предложила Джулия.
– Благослови вас Господь, милочка, но мытье полов для меня дело привычное. Мне просто нравится поворчать.
– Самое правдивое признание, какое мне доводилось от вас слышать! – В кухню вошел Док. Тем не менее я считаю вас самой замечательной женщиной из всех, кого я встречал.
– Вот болтун-то, не зря говорят, язык без костей, отпарировала Мейбл, заливаясь краской.
Джулия с удовольствием наблюдала за этим обменом любезностями, который, как она теперь поняла, был своеобразной формой флирта между стариной Роджерсом и Мейбл.
– Что вы желаете на завтрак? – спросила Мейбл.
– Тарелку оладий и горячий долгий поцелуй, ответил Док, садясь на стул и кивая в знак приветствия Джулии, которая, наполнив кофеварку водой, ждала, пока закипит вода.
– Сиропа к оладьям хотите? – поинтересовалась Мейбл.
– Нет, не хочу.
– Значит, получите одни оладьи.
– Вы, должно быть, рассудили правильно, ворчливо ответил Док, но тут же улыбнулся Джулии. – Она, Джулия, жестокая женщина. Мне кажется, Мейбл получает удовольствие от того, что разбивает мое сердце.
– Я бы с большим удовольствием разбила не ваше сердце, а голову! – воскликнула Мейбл, насмешив Дока и Джулию.
– Ах, как приятно с утра пораньше услышать такие слова! – произнес Крис, появляясь на пороге кухни. На нем уже был костюм Санта-Клауса. Как вы спали? – обратился он к Джулии, тепло посмотрев на нее.
– Я и не помню, когда спала так хорошо, – улыбнулась она в ответ. После ночного разговора она чувствовала к нему особое расположение. – И все благодаря вам, – добавила она мягко.
Он сделал вид, что приподнимает воображаемую шляпу.
– В любой момент к вашим услугам, мадам!
– Чего-то я, видно, не понимаю, – заметила Мейбл, с любопытством поглядывая на них обоих.
– Ничего такого, что подлежит обсуждению, смеясь, откликнулся Крис.
Мейбл подозрительно взглянула сначала на покрасневшую до корней волос Джулию, затем – на Криса и, понимающе хмыкнув, повернулась снова к плите.
Едва они закончили завтракать, как к воротам подкатил первый автобус и до кухни донеслись, несмотря на отдаленность, звонкие голоса детей.
– О господи, я так и знала, что завтракать сегодня надо было пораньше! – воскликнула Мейбл, недовольно косясь на горы грязной посуды.
– Идите встречать детей, а я тут уберусь, – решительно сказала Джулия, не слушая протестов Мейбл.
Когда все ушли, она до отказа забила посудомоечную машину, вытерла со стола и, убедившись, что в кухне ни пятнышка, ни соринки, уже собралась уходить, но задержалась у окна, залюбовавшись Крисом, который стоял посередине двора в окружении детей;
Даже тулуп Санта-Клауса на толстом слое ватина, отороченный пышным мехом, не мог испортить стройную фигуру Криса. Джулия не сомневалась, что если откроет окно, то услышит его смех. Самый сексуальный Санта-Клаус из всех виденных мною, мелькнуло у Джулии в голове, и по спине у нее пробежала дрожь, приятная дрожь сексуального вожделения.
Недовольная направлением своих мыслей, Джулия укоризненно покачала головой, отошла от окна и направилась в кабинет – поработать. При особом усердии она могла сегодня окончательно привести в порядок бухгалтерские книги Криса, так как это было единственное, чем она была в состоянии его отблагодарить.
Крис снял телефонную трубку и устало рухнул на стул у кухонного стола.
– Привет, Чарли, – поздоровался он с механиком, одновременно помахав рукой входившей в кухню Мейбл. – Хорошо, я ей передам. – Слушая сообщение механика, Крис на глазах у Мейбл мрачнел. – Завтра, с утра?.. И в самом деле очень быстро. – Он покосился в сторону Мейбл, которая, отвернувшись от него, разгружала посудомоечную машину. – Ммм… Послушай, Чарли, а не можешь ли ты подержать машину еще пару дней, ну, по крайней мере до Рождества?.. Ага. Очень хорошо.
Благодарю. Значит, увидимся. – Он медленно положил трубку на место, избегая смотреть на Мейбл, которая прекратила возиться с тарелками и пристально глядела на него. – Ну и денек! – произнес Крис, вставая и смотря на нее чистым, невинным взором. – Поднимусь, пожалуй, к себе и переоденусь. Я буквально с ног валюсь от усталости.
– Гм… Хитрости, они всегда очень утомляют, заметила Мейбл.
– Да, я схитрил, но ведь самую малость, – ответил Крис с выражением провинившегося ребенка. Чарли уже привел в порядок машину Джулии, но мне кажется, что ей лучше переждать Рождество у нас. Ведь накануне Рождества погибла ее дочурка, напомнил он Мейбл о том, о чем рассказал еще утром. – Покинув нас, она окажется одна в пустом доме. Да, я схитрил, но разве вы не понимаете, что эта хитрость во благо?
– О, понимаю, понимаю, и даже очень хорошо понимаю, – ответила Мейбл, окидывая его оценивающим взглядом. – Понимаю, что ты влюбился в эту женщину.
Крис удивленно уставился на Мейбл.
– В жизни не слыхал ничего смешнее, – произнес он наконец. – Я просто хочу помочь ей пережить тяжелое для нее время, вот и все. Я… я хочу помочь ей оправиться от постигшего ее горя, мне кажется, что если она сумеет перенести здесь первую годовщину смерти дочери, то дальше все пойдет на лад.
– И что же будет, когда все пойдет на лад? – поинтересовалась Мейбл.
– Тогда она уедет отсюда и заживет полнокровной, счастливой жизнью, – ответил Крис.
Но как только эти слова сошли с его уст, его сердце по непонятной ему самому причине сжалось от тоски.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла



Эээ..no comment...
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди КарлаМика
28.01.2012, 9.40





милая новогодняя сказка, дающая надежду одиноким сердцам. 9
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карланемочка
8.10.2012, 21.30





Отличный роман. Никакого секса, только нежность и любовь. Рыдала, почти над каждой главой
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карлазлой критик
24.10.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100