Читать онлайн Поможет Санта-Клаус, автора - Кэссиди Карла, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэссиди Карла

Поможет Санта-Клаус

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Ага, моя пациентка выглядит уже гораздо лучше, – этими словами седоволосый человек, поднявшись из-за стола, приветствовал Джулию, пришедшую в кухню ужинать.
– Вы, очевидно, Док Роджерс, – сказала она. Когда Крис привез меня, нас не представили друг другу по всей форме.
– Меня довольно редко представляют по всей форме моим пациентам, – улыбнулся старик. – Лизнут руку – и все, больше надеяться не на что.
– А что, если я вместо этого сердечно вас поблагодарю?
– Да не за что благодарить. Я ведь вам ничем не помог. – Он внимательно рассмотрел синяк на лбу. Замечательный пурпурный тон, сказал бы я, но ушиб еще не раз изменит цвет, прежде чем пройдет окончательно. Как вы себя чувствуете? Головокружение и тошнота не беспокоят?
Джулия отрицательно покачала головой.
– Нет-нет, все в порядке, – заверила она старину Роджерса и повернулась к Мейбл, которая хлопотала у стола. – Чем могу быть вам полезна, Мейбл?
– Она никогда и никому не разрешает помогать ей, – объяснил Док. – В кухне она правит единовластно.
– Еще бы, – парировала Мейбл. – Вам с Крисом только дай здесь волю, так вы никогда и не поедите по-людски, а я из грязи не вылезу. Садитесь, садитесь, милочка, еще минута, ну две, и все будет готово. – Мейбл с доброй улыбкой показала Джулии на стул.
Джулия уселась, Док последовал ее примеру.
– А где Крис? – поинтересовалась она.
– Работает в сарае, сцену старается подготовить, – пояснил Док.
– Сцену?! – Джулия была удивлена.
– Да, сцену, – сказала Мейбл, ставя в центр стола миску жареного картофеля. – У нас в сарае маленький театр, где дети каждый год ставят спектакль на рождественскую тему. В этом году Крис решил соорудить там самую настоящую сцену. Вот радость-то будет детишкам! – И у нее самой весело заблестели глаза.
– В театре у нас и занавес самый настоящий, и прожектор – вообще все, что полагается, – с гордостью добавил Док.
Джулия никак не могла примириться с этим сообщением, даже сердце ее в знак протеста начало биться быстрее. Дети, рождественский спектакль…
Она почувствовала себя глубоко несчастной.
Грустный ход ее мыслей нарушил Крис, вошедший через заднюю дверь.
– Прекрасно! – воскликнул он, видя, как рядом с жареной картошкой Мейбл ставит блюдо с крупно нарезанной ветчиной. – Я как раз вовремя.
– Ты всегда как раз вовремя, – ответила Мейбл, улыбаясь Джулии. – Он еще мальчишкой был, а всегда чуял, когда я ставила еду на стол.
Крис быстро снял с себя верхнюю одежду, облепленные снегом ботинки аккуратно выставил за дверь и присоединился к сидящим за столом.
Мейбл наконец тоже заняла свое место, и лишь тогда все приступили к еде.
– Ммм, как аппетитно это выглядит, – высказалась Джулия, наполняя свою тарелку. – Если я не проявлю должной бдительности, то, пока починят машину и я смогу уехать, фунтов десять наберу.
– Ну, вам это не страшно. То ли дело, если поправлюсь я. – И Мейбл похлопала рукой по своему пухлому животу.
– Лично мне нравятся женщины, у которых на костях есть немножко мяса, – заявил Док, улыбаясь Мейбл, которая в ответ замахнулась на него салфеткой.
– Я позвонил Чарли насчет вашей машины, – подал голос Крис. – Он обещал отбуксировать ее завтра, если, конечно, дороги расчистят. После этого он сообщит по телефону, во сколько обойдется ремонт.
Джулия кивнула, надеясь, что ремонт, каким бы он ни был, не разорит ее и продлится не слишком долго.
– Неплохо бы вам взглянуть на Виксен, – сказал Крису Док. – Олениха вела себя днем необычно, да и ест последнее время неважно. Я поместил ее в стойло, чтобы понаблюдать. Мне кажется, серьезного ничего нет, но все же лучше ее пока изолировать.
– Я зайду к ней сразу после ужина, – отозвался Крис.
Разговор до конца ужина продолжался в тех же дружелюбных тонах, говорили преимущественно о погоде и о том, что предстоит сделать в ближайшие дни.
Джулия поняла из беседы: руководить таким заведением, как «Северный полюс», далеко не просто, оно требует много внимания и не меньше денег. И снова она поймала себя на том, что исподтишка рассматривает Криса, стараясь понять, что представляет собой этот человек, посвятивший свою жизнь игре в Санта-Клауса.
После ужина Крис предложил Джулии сопровождать его к занемогшей оленихе. Они снова вышли вместе во двор – как раз в тот момент, когда садившееся солнце отбрасывало на снежные сугробы яркий золотистый блеск.
– У меня сложилось впечатление, что Мейбл уже давно работает на вас, – сказала Джулия по дороге в сарай.
– Бывают такие дни, когда даже я не могу сказать, кто на кого работает, – засмеялся Крис. Мейбл до самой смерти моих родителей, которая случилась шесть лет тому назад, работала у них экономкой. Когда мне пришла в голову мысль устроить здесь «Северный полюс» – с тех пор прошло уже пять лет, – я предложил ей работать вместе со мной. Мейбл – одна из самых близких мне людей в целом свете.
– По-моему, она очень добрая.
Крис опять засмеялся. В сгущающихся сумерках его блестящие глаза казались темно-синими.
– Внешне она колкая, но сердце у нее из чистого золота.
– Ну а Док? Он с какого времени здесь?
– Его я пригласил на работу год назад, когда решил устроить мини-зоопарк. Он незадолго до того ушел на пенсию, жил один, ни о ком не заботясь, ему необходимо было чем-нибудь заняться. Здесь, помогая мне, он нашел себя.
Крис отпер дверь сарая и жестом пригласил Джулию войти.
– Прошу вас. Олениха в стойле где-то позади.
И они нырнули в лабиринт проходов между стойлами. В одних лежало сладко пахнущее сено, в других стояли лошади, которые при их приближении начинали бить копытами и ржать.
Крис остановился у последнего стойла и протянул руку к его обитательнице. Она незамедлительно ответила на приветствие, ткнувшись носом в его ладонь.
– Ну, в чем дело, девочка? – мягко приговаривал Крис, почесывая подбородок оленихе, которая не сводила с него блестящих карих глаз. – Можете приласкать ее, – обратился он к Джулии.
Джулия легкими движениями погладила Виксен по носу.
– Никогда не думала, что олени такие ручные, сказала она.
– Они очень быстро привязываются к человеку.
Как и большинству живых существ, им необходимо, чтобы их любили. – Он улыбнулся Джулии и потрепал животное по затылку. – Сдается мне, что она здорова. Скорее всего, ей просто требовалось немножко больше внимания.
На обратном пути к дому Джулия нет-нет да и поглядывала на своего спутника. Весьма необычный человек: с виду сама мужественность, а душа между тем добрейшая, старики и животные так и льнут к нему. Отсветы заходящего солнца бликами играли на его черных волосах, затем тени приближающегося вечера подчеркнули твердую линию рта и полные чувственные губы. Санта-Клаус…
Нет, на Санта-Клауса он похож очень мало.
– Что подтолкнуло вас к решению основать такое заведение? – спросила Джулия. – Кроме имени, конечно.
Крис пожал своими широкими плечами.
– Эта земля испокон веков принадлежала нашей семье, но родные ее никак не использовали. Здесь стоял небольшой домик и, пожалуй, больше ничего не было, или почти не было.
У двери дома Крис остановился, чтобы закончить разговор. Задумчиво взглянув на Джулию, он окинул взором окрестности.
– А у меня с детства сохранились замечательные воспоминания о рождественских праздниках, и, наверное, настал в моей жизни такой период, когда мне захотелось, чтобы подобные воспоминания сопровождали и других на их жизненном пути.
Крис распахнул перед Джулией дверь, и она обрадовалась: ей было тяжело выслушивать его откровения о замечательных рождественских впечатлениях. И еще тяжелее – возвращаться к своим собственным воспоминаниям, таким свежим и таким мучительным…
– Как насчет чашечки горячего шоколада? встретила их в кухне Мейбл.
– Звучит очень заманчиво, – ответил Крис, помогая Джулии снять пальто. Джулия тоже была не в силах устоять перед ароматом, поднимавшимся из стоявшего на плите чайника.
Мейбл, сославшись на неотложные дела, ждущие ее наверху, удалилась, оставив их вдвоем.
– И не припомню, когда я в последний раз пила горячий шоколад не из пакетика, – сказала Джулия, с наслаждением отхлебывая из чашки горячий напиток и заедая его мармеладом.
– Мейбл считает употребление растворимого какао чуть ли не святотатством.
Джулия заметила, что на верхней губе Криса остался след от мармелада и какао. Интересно, что почувствуешь, если поцелуешь его? Усы у него мягкие или колючие? Эта мысль, совершенно неожиданная, настолько противоречила ее общему настрою, что на миг привела Джулию в замешательство. Она молниеносно отвела свой взор ото рта Криса и с большим вниманием стала изучать веселые красные обои за его спиной.
– Сегодня вечером мы собираемся украшать большую елку в главном зале, – сообщил Крис, обтирая салфеткой усы. – Если вы захотите участвовать, будем очень рады. Лишняя пара рук никогда не помешает – игрушки вешать, гирлянды натягивать.
– О, благодарю вас, но мне кажется, что я предпочту пораньше лечь спать. – При одной мысли о том, что она станет помогать им украшать елку и зал, ее сердце начинало так биться, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Не в ее власти, разумеется, запретить всему человечеству справлять Рождество, но это вовсе не означает, что она должна участвовать в этих празднествах.
– Еще шоколаду? – спросил Крис, вставая с места и направляясь к плите.
– Нет… нет, спасибо. Мне, по-видимому, лучше всего лечь сейчас в постель. – Она сделала последний глоток и отнесла свою чашку в раковину. Свежий воздух и поездка на санях, видно, переутомили меня.
Она с натянутой улыбкой быстро попрощалась и чуть не бегом поспешила в свою комнату, которая становилась ее единственным убежищем в этом доме, живущем ожиданием Рождества.
Оказавшись у себя, Джулия наполнила ванну горячей водой и улеглась в нее, расслабляясь по мере того, как теплая вода снимала напряжение с ее мышц. Но голова ее лихорадочно работала. Что это ей взбрело думать об ощущениях после поцелуя с Крисом? Как такое вообще могло прийти в голову? Откуда такая напасть?
Джулия вздохнула. Наверное, она не слукавила, сказав Крису, что свежий воздух ее утомил. Она действительно устала. Устала от воспоминаний о прошлом и от дум о пустом будущем.
Джулия вновь вздохнула, тяжело, устало, и глаза ее сомкнулись.
Спустя некоторое время она проснулась в остывшей ванне. Ей было холодно, тело ныло от лежания в неудобной позе. Она встала, вытерлась и с удовольствием скользнула в ночную рубашку и халат, довольная тем, что теперь может пользоваться своими собственными вещами.
Большую часть дня она потратила на то, что распаковывала чемодан, и сейчас, выбрав одну из привезенных с собой книг в дешевом издании они должны были помочь ей скоротать время в хижине Кейт, – улеглась с ней на кровать.
Непродолжительная дремота в ванне все же освежила ее настолько, что желания спать как не бывало.
Она раскрыла книгу и попыталась сосредоточиться на том, что читала, но ей мешали доносившиеся снизу звуки. Они поднимались по лестнице и достигали ее слуха, вызывая желание узнать, почему там внизу такое веселье.
Джулия долго сопротивлялась этому побуждению, но все же не выдержала, захлопнула книгу и встала с кровати. Странное дело – все в ней противилось тому, чтобы сойти вниз, но и не сойти она не могла. В конце концов она открыла дверь и вышла на площадку, где моментально окунулась в атмосферу оживления, царившую в зале.
В намерения Джулии не входило спускаться вниз, она собиралась лишь одним глазком взглянуть, что там происходит, и быстро вернуться назад, но смех звучал так заразительно! Пока она мешкала в раздумье у верхней ступеньки лестницы, Крис заметил ее и быстро разрешил ее сомнения.
– Спускайтесь к нам, Джулия! – закричал он. Нам позарез нужен беспристрастный зритель.
– Не зритель, а судья, – поправил его Док. Мейбл воображает, что она единственная из нас знает, как правильно наряжать елку.
– Вы, верно, собаку съели на своей медицине, не мне вас учить, какое лекарство какому больному животному давать, а вот в елочных украшениях вы не разбираетесь, – заявила старику Мейбл.
Джулия безропотно подчинилась Крису, усадившему ее на удобный мягкий стул рядом с елкой, и он же попытался примирить спорящих.
– Ну-ну, все прекрасно, – приговаривал Крис. Гирлянды лампочек мы уже натянули, а это как-никак самая трудная часть работы.
Крис взобрался на самый верх стремянки и принялся развешивать игрушки на вершине огромного дерева. Мейбл украшала его нижнюю часть, но то и дело отрывалась от своего занятия, отступала на шаг-другой в сторону и критиковала действия Криса, как если бы она обладала безупречным художественным вкусом.
– Слишком много красного рядом! – восклицала Мейбл, подбоченившись и придирчивым оком окидывая елку. – Может, на эту ветку подвесить что-нибудь синее? Но тогда будет сплошная синева.
– Ах, Мейбл, надо исходить из того, игрушками какого цвета мы располагаем, – отвечал Крис, демонстрируя бесконечное терпение.
– А подвесь-ка рядом один из серебряных колокольчиков.
Крис выполнял все ее рекомендации, и Мейбл, довольная, что-то бормотала себе под нос.
Наблюдая, как обитатели «Северного полюса» наряжают елку, Джулия не могла не вспомнить, что они с Ливви тоже любили это занятие, хотя елка у них была искусственная.
Для них рождественские торжества начинались в День благодарения. Они вынимали елку из кладовой и, поужинав неизменной фаршированной индейкой домашнего приготовления, весь вечер занимались ее украшением.
Действовали они примерно так же, как Крис и Мейбл. Джулия колдовала вокруг верхних веток, Ливви – вокруг нижних, до которых дотягивались ее ручки.
– Погляди, мамочка, погляди! – просила Ливви после каждой повешенной игрушки, и Джулия покорно отступала назад и, всплеснув руками, восхищалась работой дочурки.
Вставший перед глазами Джулии яркий, живой образ девочки повлек за собой другие воспоминания, они в свою очередь вызвали следующие… Вот Ливви, сдвинув от усердия бровки, поет гимн «Тихая ночь». А вот Ливви, нацепив на головку блестящую мишуру, заявляет, что она сама и есть рождественская елочка. Ливви, свернувшаяся калачиком на диване рядом с Джулией в их гостиной, неотрывно любуется елкой, и ее огни отражаются в ее больших карих глазах… «Еще чуть-чуть, мамочка», просит она, когда наступает час отхода ко сну, и не было случая, чтобы Джулия ей отказала в этом «чуть-чуть».
Джулия лелеет эти драгоценные для нее видения, ей хотелось бы, чтобы они никогда не покидали ее, они ей необходимы как защита от теперешней жестокой действительности. От них исходят любовь и тепло.
– Джулия, вы хорошо себя чувствуете?
Она слышит голос Криса словно издалека. И вскидывает голову, недовольная тем, что ей помешали, но, вспомнив, где находится, собирается с мыслями и озирается вокруг. Крис стоит высоко вверху на стремянке, в руках у него красивый бело-серебряный ангел.
– Да… хорошо. – Но в действительности ничего хорошего нет. Острая боль пронзает ее сердце, страшная холодная боль утраты, ее неотступная одинокая спутница. Джулия встала, чуть ли не сгибаясь под тяжестью горя. – Я… я пойду. – Почти не замечая удивления присутствующих, она взбежала по лестнице к себе в комнату. Крис звал ее, но она не откликнулась и ни на миг не остановилась в своем стремительном бегстве – так велика была ее потребность остаться наедине со своим несчастьем, хотя она прекрасно знала, что предаваться воспоминаниям опасно: неизбежное возвращение из прошлого в настоящее только усугубляет страдания.
Джулии, однако, недолго удалось побыть одной.
Оглянувшись на звук отворяемой двери, она увидела на пороге комнаты Криса.
– Джулия, вы в порядке? – (Она лишь кивнула в ответ, боясь, что разрыдается, если произнесет хоть слово.) – Но я в этом не совсем уверен, – возразил Крис и еще на шаг приблизился к Джулии.
Теперь он стоял так близко от нее, что казалось, тепло его тела обволакивает ее. – Поговорите со мной, Джулия. Расскажите, что вас беспокоит? Его мягкий озабоченный голос журчал над ней, как струйка воды, падающая в иссохшую гортань.
Она сделала движение ему навстречу, уверенная, что в его объятиях найдет успокоение, забудется, освободится от мучительной боли. Но какое она имеет право думать о своем покое? Как смеет хоть на миг помыслить о том, чтобы облегчить свою боль?
И Джулия отшатнулась от Криса, вдруг обозлившись на него и его праздничный дом, а больше всего на судьбу, происками которой она сюда попала.
– Мне нужно лишь, чтобы меня оставили в покое, – отрезала она, поплотнее запахиваясь в халат, как если бы он мог скрыть ее от Криса и его внимательных глаз. – Я хочу побыть одна, – добавила она более решительно.
Крис еще некоторое время продолжал стоять, стараясь поймать ее ускользающий взгляд, словно полагал, что если достаточно долго и упорно смотреть ей в глаза, то можно разглядеть все, что происходит в глубинах ее души.
И все же он сдался.
– В таком случае мне лучше всего пожелать вам спокойной ночи. – Он слегка кивнул, повернулся и вышел из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.
Джулия издала вздох облегчения и на дрожащих ногах направилась к кровати. Ей было холодно… страшно холодно. Она даже не сняла халат, а прямо в нем залезла под одеяло, моля Всевышнего лишь о том, чтобы он помог ей как можно быстрее забыться сном.
– Она здорова? – с тревогой спросила Мейбл вернувшегося Криса.
Он в ответ беспомощно пожал плечами и сдвинул брови.
– Говорит, что здорова, но мне так не кажется.
Крис припомнил, с каким выражением лица она наблюдала за его возней вокруг елки. Взглянув на Джулию, он понял, что воображение унесло ее далеко от «Северного полюса». А когда он окликнул Джулию, написанное на ее лице беспредельное счастье уступило место ужасу, сильнейшему беспокойству. О чем она тогда думала? Какие картины проносились перед ее мысленным взором? – спрашивал себя Крис, но ответов не находил.
– Вероятно, у нее просто болит голова, – высказал предположение Док. – Ушиб очень даже может давать о себе знать.
– Болит-то у нее болит, но вовсе не голова, – вставила свое слово Мейбл, распечатывая очередную коробку с яркими елочными украшениями и прищелкивая языком от восторга. – У нее болит сердце, и не от болезни, а от горя. От большого горя.
Болит от горя сердце… Именно так казалось и Крису. Горе, которое удерживает Джулию вдали от людей и от окружающей жизни.
Крис всегда считал Рождество праздником любви и возрождения человеческого духа, но понимал, что многим людям в праздники приходится особенно трудно. Для них это – время волнений и чудовищного напряжения душевных сил.
И снова он вспомнил темно-карие глаза Джулии, с затаившейся в них глубокой болью, которая передалась и ему и отозвалась в его душе сочувствием.
– Время… вот единственный лекарь, способный исцелять подобные недуги, – пробормотала Мейбл и начала развешивать новые игрушки.
Крис присоединился к ней, не переставая, однако, думать о Джулии. Да, время – великий исцелитель, но ведь исцеляет и самый дух, которым проникнуто Рождество. Если бы удалось задержать здесь Джулию подольше, он бы, скорее всего, сумел пробиться сквозь барьер, которым Джулия отгородилась от всего мира. Быть может, ему удалось бы залечить ее рану и удалить злокачественную опухоль, причиняющую ей такие страдания и мешающую общению со вся и всеми.
Время, сказала Мейбл. Да, да, ему требуется именно время. Всего-навсего немного времени.
Почему-то, Крис и сам не мог понять почему, его приводила в ужас мысль о Джулии, которая покидает «Северный полюс» и проводит Рождество в полном одиночестве в заброшенной высоко в горах хижине. Никто не должен встречать праздник сам с собой, особенно женщина, в глазах которой стоит непреходящая боль, затмевающая свет ее души.
Если бы только удалось удержать ее здесь на праздничные дни! И тут Криса осенило, и он улыбнулся во весь рот. Но моментально снова помрачнел: нет, это не годится, он даже думать об этом больше не станет, нельзя играть в прятки с судьбой. Да кто дал ему право так вторгаться в жизнь Джулии!
Но он вспомнил мимолетную улыбку, появившуюся днем на ее губах, вспомнил, как она помимо своей воли качнулась в его сторону, хотя с уст ее одновременно слетели слова о желании остаться одной, и понял, что какая-то часть ее души взывает о помощи. Но к нему ли обращен этот призыв?
Стоит ли к нему прислушаться?
– Так, по-моему, будет хорошо. Крис, хочешь проверить фонарики? – спросила Мейбл, вешая последнюю гирлянду блесток.
Крис подошел к выключателю и погасил верхний свет, а Док включил елочное освещение.
Дерево вмиг ожило, и у Криса, как всегда при виде этого зрелища, захватило дух. Поразительно, как несколько огоньков и горстка мишуры преображают самую обыкновенную ель. И это не требует ни много времени, ни больших затрат энергии.
А что потребуется для того, чтобы преобразилась Джулия?
Не отрывая глаз от блистающего дерева, Крис продолжал думать о женщине там, наверху. Наконец он принял решение. Завтра утром он первым делом позвонит Чарли в гараж.
Когда его колебания закончились, а предположения обрели форму твердого намерения, улыбка на лице ангела, прикрепленного к вершине елки, стала еще шире. Крис, во всяком случае, был в этом уверен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карла



Эээ..no comment...
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди КарлаМика
28.01.2012, 9.40





милая новогодняя сказка, дающая надежду одиноким сердцам. 9
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карланемочка
8.10.2012, 21.30





Отличный роман. Никакого секса, только нежность и любовь. Рыдала, почти над каждой главой
Поможет Санта-Клаус - Кэссиди Карлазлой критик
24.10.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100