Читать онлайн Неистовое сердце, автора - Кэссиди Карла, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовое сердце - Кэссиди Карла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.19 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовое сердце - Кэссиди Карла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовое сердце - Кэссиди Карла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэссиди Карла

Неистовое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Было уже темно, когда Джинджер наконец поставила машину в гараж. Она долго сидела, не двигаясь, сжимая в руках сумочку, в которой лежали бумаги, подготовленные для нее мистером Робертсом, адвокатом.
«Зря ты это затеяла, – говорила она себе. – Выходи за Джадда в субботу и оставайся в блаженном неведении насчет причин, побудивших его жениться на тебе».
Но хотя Джинджер взвешивала эту возможность, она знала, что никогда не поступит так. Не выйдет замуж, не зная, любима ли она. Ей необходимо узнать, что важнее для Джадда – она или ферма.
Джинджер вылезла из машины и закрыла дверь гаража, нерешительно направляясь к крыльцу. Предстоящий разговор пугал ее.
Она стояла у деревянных перил и смотрела на поля и перелески, простиравшиеся перед ней. Полная луна мягко освещала их, свет играл в ветвях древних дубов и плясал на водной глади далекого пруда.
Джинджер всей душой любила свою ферму, эта страсть перешла к ней от многих поколений предков. Она будет бороться с любым, чтобы сохранить за собой ферму, нападет на любого, кто попытается завладеть ею. Пожертвует всем, чтобы удержать ее. Она только надеялась, что ей не придется приносить в жертву любовь.
Парадная дверь со скрипом открылась. Джинджер оглянулась и увидела Джадда, выходящего на парадное крыльцо. Она снова стала смотреть на отдаленные поля, залитые лунным светом.
– Где ты была? Я уже начал волноваться, – тихо сказал Джадд, останавливаясь за ее спиной.
Он обнял и мягко прижал ее к себе.
Джинджер прислонилась к нему и закрыла глаза, желая, чтобы его объятия развеяли ее сомнения, унесли ее опасения. Но сомнения не проходили. И все же она оставалась в его объятиях, не желая покидать обволакивающую близость и теплоту его тела.
– Хорошо у нас здесь, верно?
Она чувствовала около уха его теплое дыхание.
– Да, хорошо. – Она высвободилась из его объятий, слова Джадда напомнили ей о вопросе, который тяжелым грузом лежал у нее на сердце. – Мне пришлось заехать в контору мистера Робертса. Были кое-какие дела, – сказала Джинджер, глядя на него и замечая, как лунному свету нравится его лицо.
Тусклый свет превратил его серые глаза в светло-серебристые и подчеркнул четкие черты. Ее любви было очень тесно в груди, она боролась с сомнениями, одолевавшими ее.
– Зачем? Какие-то юридические проблемы с «Островком спокойствия»? – Джадд с недоумением поднял темные брови.
Джинджер неожиданно вздрогнула, несмотря на теплый ночной воздух.
– Пошли в дом.
Она провела его на кухню, ей необходим был резкий свет от лампы над головой, чтобы смело встретить то, что должно было произойти.
– Сядь, – сказала она, указывая на место около стола, а сама доставала из сумочки бумаги.
Джадд улыбался снисходительно, беря их из ее рук.
– Ну и таинственная же ты женщина! Что это?
– Прочти. Тут все ясно, – ответила она, зная очень хорошо, что никакая она не таинственная, а просто трусиха и потому сует ему бумаги, вместо того чтобы прямо сказать, чего она от него хочет.
Джинджер с волнением наблюдала за ним, пока он читал, надеясь и молясь, чтобы он посмеялся над ее глупостью, подписал бумаги и развеял ее опасения.
Она сразу уловила момент, когда значение слов дошло до сознания Джадда. Улыбка исчезла с его лица, он посмотрел на нее, и его глаза приобрели стальной оттенок, всегда предупреждавший о надвигающемся шторме.
– Это что, шутка? – спросил он, швырнув бумаги на стол. – Это добрачное соглашение.
Джинджер кивнула, видя, как он стиснул челюсти, раздраженно раздвинул плечи. Она знала, что он будет расстроен, но не ожидала ярости, которая готова была вырваться на поверхность.
– Джадд, многие сегодня подписывают добрачные соглашения.
– Другими словами, на самом деле ты не надеешься, что наш брак сохранится, и хочешь защитить свои интересы.
– Это разумный, деловой поступок, – уклончиво ответила Джинджер.
– Но мы говорим не о деле, мы говорим о нас.
Он отшвырнул стул и встал, его смятение было ясно видно, несмотря на то что он приближался к ней твердо и жестко.
– Это не такая уж и серьезная сделка. – Джинджер почувствовала, как нервный смешок подкатывается к горлу, но она с усилием подавила его, зная, что он только ухудшит ситуацию. – Там говорится, что, если между нами что-нибудь произойдет, «Островок спокойствия» останется за мной.
Он остановился прямо перед ней, на его лице живо отразилось смятение.
– Джинджер, пожалуйста… не проси меня подписывать эти документы.
– Я вынуждена, – ответила она, от переполнявших ее чувств голос понизился до шепота. – Если ты меня любишь, ты подпишешь.
Джадд выругался и отступил от нее на шаг.
– Неужели ты не понимаешь? Это не имеет отношения к любви. Все упирается в доверие. И очевидно, ты не доверяешь мне. – Он чертыхнулся снова, будто проклятия слетали с его губ независимо от воли. Долго и пристально смотрел на нее, потом со вздохом разочарования повернулся и направился к задней двери.
– Джадд?
Он остановился, уже взявшись за дверную ручку, спиной к ней, весь подобравшись от ярости.
– Если ты не подпишешь документы, я отменяю свадьбу.
Это были самые трудные слова, которые Джинджер когда-либо говорила. Она смотрела в его широкую спину, безмолвно моля, чтобы он повернулся. Чтобы он кинулся к ней и согласился подписать ради нее все что угодно.
Секунды шли, а он не двигался. Потом его плечи слегка обвисли.
– Пусть будет так!
Он исчез за дверью.
Джадд шел широкой целеустремленной походкой, он сам не знал куда, но надеялся, что физическая активность облегчит боль под ложечкой, тяжесть в груди.
Вся эта история была какая-то нереальная. Он ощущал себя персонажем бульварной литературы – маленький человек, пытающийся окрутить богатую кинозвезду. Добрачное соглашение… Одни эти слова задевали его гордость, заставляя чувствовать себя разбитым и помятым. Действительно ли она была так неуверенна в причинах, побудивших его жениться на ней? Действительно ли она так подозрительно относилась к его любви?
Джадд оказался около кладбища, полная луна освещала его призрачным светом. Он постоял у ворот, потом передумал и сел под росшую рядом плакучую иву.
Он думал, что достиг предела отчаяния, когда умер Том, но это нельзя было даже сравнить с той мукой, которую он испытывал теперь.
Что ж, сам виноват. В том, что позволил себе надеяться. Перестал защищаться и поверил, что все его мечты о любви, о семье осуществимы. Мечты дурака, и больше ничего.
«Островок спокойствия»… что за шутка! Предкам Джинджер следовало бы назвать свою ферму «Клочок ада». Он потер руками глаза, молча прося у Тома прощения. Он не выполнит обещание, данное старику. Он даже не попытается выполнить его. По правде говоря, Джадд вообще не знал, что теперь собирается делать.
Та невеста счастливая, которую освещает солнце. Джинджер подумала об этой примете, когда встала с кровати и побрела к окну.
Была суббота, утро того дня, когда должна была бы состояться ее свадьба. Но свадьбы не будет, и солнца нет, а на небе низко нависли облака. Гнетущая погода, казалось, отражала настроение Джинджер в последние дни.
После того разговора с Джаддом она долго плакала, так что даже забеспокоилась, не приведет ли это к полному обезвоживанию организма. Она отменила все приготовления к свадьбе и жила словно в пелене отчаяния.
Но сегодня утром слезы ушли, серая пелена исчезла и вернулась старая подруга – злость. Джинджер ухватилась за это чувство, словно за давно куда-то запропастившееся любимое пальто, найдя силу и уверенность в своей правоте. Сейчас она смотрела из окна на облака, которые по цвету напоминали глаза Джадда.
Джадд… Все эти дни они старательно избегали друг друга, редко находясь одновременно в одной комнате.
Одеваясь, Джинджер подумала о человеке, за которого чуть не вышла замуж. Слава Богу, она проникла в его тайные помыслы до того, как они поженились. Все, чего он хотел, – это заполучить «Островок спокойствия». Он никогда не хотел ничего другого. Теперь все встало на свои места. Если бы только она смогла перестать его любить!
Закончив одеваться, Джинджер спустилась на кухню. Джадда не было, но, судя по всему, он только что побывал здесь. Он сварил кофе, а на плите, наполняя кухню пряным запахом, медленно кипела в кастрюльке острая томатная подливка. Лайза, родив ребенка, на некоторое время оставила работу, и Джадд с Джинджер были предоставлены самим себе.
Джинджер налила себе чашку кофе и хмуро посмотрела на подливку. Джадд знает, что она ненавидит ее. Она всегда терпеть не могла это блюдо. Он, вероятно, приготовил его нарочно, именно потому, что она не любит острую пищу.
Джинджер взяла кофе и села за стол, прикрывшись злостью как щитом. На кухне появился Джадд.
– Нам надо поговорить, – сказал он без предисловий, подходя к кофейнику и наливая себе кофе.
– А вдруг я не хочу говорить с тобой? – ответила она холодно.
Он со стуком поставил чашку на стол, кофе выплеснулся на скатерть.
– Нам надо поговорить о делах фермы. Черт побери, Джинджер, пока я остаюсь и работаю здесь, тебе придется разговаривать со мной.
– Если тебе не подходят условия работы, ты всегда можешь взять расчет.
Джадд пристально посмотрел на нее, ему было трудно поверить, что после всех страданий, после всей боли он по-прежнему хотел ее так сильно, как никого на свете.
– Да, ты была бы довольна, не так ли? Я не удивлюсь, если ты затеяла смехотворную историю с добрачным соглашением именно ради этого. Ты хотела разозлить меня так сильно, чтобы я уехал.
– Она не смехотворная, – ответила Джинджер. – Таким образом я узнала, чего ты на самом деле хочешь.
С минуту они мерили друг друга взглядом. Злость трепетала в воздухе между ними, как живое существо.
– Ты всегда была избалована. Ты всегда хотела поставить на своем.
– На себя бы посмотрел, – сказала Джинджер раздраженно.
Джадд не знал, чего ему больше хотелось – схватить ее за горло и задушить или заключить в объятия и расцеловать.
– Ну, так ты поговоришь со мной или нет? – спросил он.
– Нет, сейчас у меня нет настроения обсуждать дела. Я хочу спокойно попить кофе, желательно одна. – Она допила и встала, чтобы налить себе еще.
– Я не могу управлять фермой, в основе которой лежат твои причуды. Как обычно, ты просто капризничаешь.
– Я покажу тебе капризы! – воскликнула Джинджер.
Она не могла больше сдерживаться, ее прорвало. Она замахнулась керамической чашкой. Прежде чем она успела ее швырнуть, Джадд пересек комнату и крепкой хваткой сжал ее руку.
– Вспыльчивость не доведет тебя до добра. Ты-то точно сумасшедшая, но и я, должно быть, спятил, когда собирался жениться на тебе. Какой мужчина захочет постоянно питаться кайеннским перцем?
type="note" l:href="#n_3">[3]
 – С этими словами он захлопнул за собой дверь.
Джинджер швырнула чашку в тот самый момент, когда дверь закрылась. Как снаряд, она ударилась о деревянную дверь и разбилась вдребезги. Детская выходка, ну и что ж? Джинджер необходимо было отвести душу.
– О-о-ох… – Джинджер огляделась вокруг в поисках предмета, который помог бы разрядить все еще душившую ее ярость.
Кайеннский перец… Она ходила по комнате, в ней клокотал гнев. Я покажу тебе кайеннский перец, подумала она, роясь в шкафу для специй. Обнаружив коробочку, она открыла ее и высыпала жгучий перец в кастрюльку с кипящей на плите подливкой.
В тот же вечер Джинджер сидела за кухонным столом, пытаясь проглотить бутерброд.
Она была не голодна, но она не ела весь день и знала, что ей необходимо перекусить.
Она ощущала беспокойство, как будто внутри у нее тикала бомба с часовым механизмом, готовая взорваться. Погода не способствовала облегчению. Воздух был наэлектризован, а тучи над головой сгущались и становились темнее. Снова надвигалась гроза. Хотя Джинджер ненавидела гром и молнию, она призывала грозу, надеясь, что она не только уменьшит духоту в воздухе, но частично снимет напряжение с самой Джинджер.
Она провела этот день, бродя по ферме, избегая Джадда и мыслей о нем. Она навестила Лайзу и была ей благодарна, что та ничего не спросила об отмененной свадьбе. Визит был коротким, потому что в присутствии Лайзы и ее новорожденного ребенка Джинджер почувствовала почти физическую боль: ведь то же самое могло быть и у нее, но теперь не будет. На кухню вошел Джадд. Доставая чашку из буфета и наливая себе соус, он делал вид, что не замечает Джинджер.
Джинджер пыталась скрыть злорадство при мысли о кайеннском перце, который она положила в его еду. Уж конечно, во рту у него словно вспыхнет адское пламя!
Он взял пригоршню соленых крекеров и присоединился к ней за столом, сев прямо напротив нее.
– Что ты задумала? – спросил он, подозрительно взглянув на нее.
– О чем ты? – Она изобразила невинность, а сама ждала, что после первого глотка пар пойдет у него из ушей и языки пламени вырвутся изо рта.
– Уж очень виноватый у тебя вид, – проворчал он, разламывая крекеры и размешивая их в чашке. Потом взял ложку и сделал большой глоток. – Мммм, подливка удалась на славу.
Джинджер как будто окатили холодной водой. Она встала из-за стола и ушла с кухни, направившись в спальню, где могла остаться наедине со своими мыслями.
Стоило ей выйти, как Джадл выскочил из-за стола и ринулся к холодильнику. Он схватил кувшин с водой и стал жадно пить, от жжения во рту на глаза ему навернулись слезы. Потом подошел к раковине и несколько раз прополоскал водой из кувшина рот. Маленькая озорница. Он понял по ее лицу, что она затеяла что-то недоброе. Ему ничего не оставалось, как проглотить первую порцию и беззаботно ей улыбнуться. Он не собирался давать ей возможность поиздеваться над ним.
Джадд больше не мог есть подливку, но это не имело значения. Он все равно не был голоден. Надвигающаяся гроза вызывала в нем беспокойство, какое-то безотчетное волнение.
Ни на минуту он не забывал, что в этот день должна была бы состояться его свадьба. Сегодня ночью он наконец заключил бы Джинджер в объятия и насладился страстью, на которую до сих пор мог лишь надеяться.
Почему, черт возьми, она хотела, чтобы он подписал это проклятое добрачное соглашение? Неужели не понимала, как сильно это оскорбит его, не понимала, что соглашение будет стоять между ними и в конце концов разрушит их брак? Попросив его подписать соглашение, она унизила его любовь к ней, усомнилась в его честности.
Когда первый гром прогремел в небе, он решил снова пойти в коровник. Сегодня днем он начал его чистить. Может быть, еще несколько часов физического труда окажутся достаточно утомительными, чтобы он перестал мечтать о Джинджер и о том, что могло бы быть.
Джинджер стояла у окна, наблюдая, как природа показывает свой характер. Мать-Природа с шумом проявляла свое дурное настроение, извергая молнии, как ребенок во время крайнего возбуждения разбрасывает игрушки.
Ночь наступила так быстро, будто кто-то задернул на окне шторы. Если бы не молнии, пронзающие небо, была бы кромешная тьма.
Джинджер отошла от окна, пытаясь преодолеть панику, которая всегда охватывала ее во время грозы. С болью она вспомнила, что в прошлый раз нашла покой и утешение в сильных объятиях Джадда. Сейчас утешения не будет. Возможно, он сидит внизу и ждет, когда она прибежит к нему в панике. Не дождется. Лучше уж забиться под кровать и дышать там пылью, только не искать общества Джадда.
Невольно она вздрогнула и вскрикнула: раздался грохот и вспышка молнии ярко осветила спальню, на мгновение ослепив Джинджер.
Когда зрение восстановилось, Джинджер вернулась к окну. Судя по звуку, молния ударила где-то очень близко. Она выглянула, но все как будто было в порядке. Блеснула новая молния, и когда опять наступила темнота, Джинджер увидела языки красно-золотого пламени, танцующие на крыше одного из курятников. Пожар… это слово пробудило ужас.
– Джадд, курятники горят! – пронзительно закричала она, кубарем скатываясь с лестницы.
Джинджер побежала на кухню, но Джадда там не было. Она снова помчалась наверх, в его спальню, но там его тоже не было. О Боже, где же он?
И опять кубарем вниз, к задней двери. Языки пламени были теперь выше и ярче. Глядя на пожар, Джинджер видела, как сгорают надежды Джадда, все его мечты о будущем «Островка спокойствия» превращались в дым. И что бы ни произошло между ними, какая бы боль все еще ни лежала у нее на сердце, она не могла стоять сложа руки и смотреть, как огонь пожирает мечты Джадда. Не раздумывая, Джинджер выбежала на улицу: ею двигала любовь, все еще пылающая в ее сердце.
Ветер яростно набросился на нее, преграждая путь к курятникам. От грома сотрясалась земля, а молнии, казалось, преследовали бегущую девушку.
Когда Джинджер добралась до цели, она поняла, что горит только один курятник. Крыша курятника, в котором находились подросшие цыплята на продажу, горела в двух разных местах, и пламя уже начало спускаться вниз по стене, к двери. Даже сквозь шум грозы она услышала неистовое кудахтанье птиц, находящихся внутри. Подойдя еще ближе, Джинджер закашлялась от дыма. Она должна что-то сделать. А не то все птицы задохнутся. Надо подойти так близко, чтобы открыть дверь и выпустить цыплят.
Джинджер прикрыла лицо рукой и побежала к двери, огонь обжигал ей кожу. Пепел кружился в воздухе, оседая на ее волосах, она задыхалась от кашля. Дверная ручка была горячей, но Джинджер смогла отпереть и распахнуть дверь. Она отступила, ожидая, что цыплята начнут вылетать. Выскочили только два цыпленка, хлопая крыльями и голося от страха. Джинджер подумала, что за ними последуют остальные. Но нет! Она все еще слышала шум паники, доносящийся изнутри.
Тогда она вспомнила, почему так сильно ненавидела цыплят. Не только потому, что они были уродливые, шумные и грязные. Больше всего потому, что они были такие тупые. Они были слишком глупыми, чтобы выбежать в открытую дверь и спастись от смерти. Ей придется войти в курятник и выгнать их.
Мгновение Джинджер постояла в нерешительности, видя, как клубы дыма вырываются изнутри, потом стащила с себя футболку, закрыла ею рот и нос и шагнула в наполненный дымом ад.
Джадд тяжело вздохнул и смахнул пот со лба тыльной стороной руки. Он посмотрел вокруг себя с удовлетворением. Коровник не был таким чистым уже много лет.
Надо идти назад в дом и найти Джинджер. Возможно, она сидит где-нибудь съежившись, пытаясь спрятаться от грозы, разбушевавшейся на дворе. Хотя Джадд все еще был зол на нее, все еще обижен, он знал, что в эту минуту Джинджер нуждается в его поддержке. Он не мог отказать ей в утешении. Каковы бы ни были их отношения, что бы между ними ни произошло, он не хотел, чтобы она осталась в одиночестве, лицом к лицу со своим страхом.
Он вышел из коровника, первые капли дождя упали на голову, сильный ветер дул в лицо. Джадд побежал к дому, но, взглянув на курятники, увидел оранжевое зарево. О Господи, пожар! Он изменил направление, помчался вниз с холма в сторону этих построек, сердце бешено колотилось в груди.
Подбежав ближе, Джадд увидел повсюду снующих цыплят. Как они выскочили? Судя по тому, как пламя пожирало постройку, цыплята должны были изжариться. Потом Джадд увидел цыплят, выбегающих из открытых дверей курятника, а за ними выскочила полуобнаженная Джинджер, ее волосы были запачканы копотью, она ругалась, громко кричала и махала руками над головой. Сердце Джадда зашлось.
– Джинджер… что, черт возьми, ты делаешь? – закричал он, хватая и оттаскивая ее от горящего строения, быстро проверяя, в порядке ли она.
– Я пытаюсь спасти твоих треклятых, тупых цыплят! – крикнула она в ответ, вытирая заплаканное, перепачканное сажей лицо тыльной стороной руки.
И тут дождь полил как из ведра.
– Пошли, – сказал Джадд, потянув ее к коровнику.
– Но ведь пожар!
– Проливной дождь потушит пожар, – ответил он.
Они побежали к коровнику и, пока добрались до укрытия, промокли до нитки.
Внутри видавшего виды старого строения Джинджер рухнула в свежее сено. Джадд нашел старую рабочую рубашку и молча передал ей, потом сел рядом на сено. Джинджер надела рубашку. Она пахла Джаддом, это был смешанный аромат свежести, люцерны и солнечного света, присущий ему одному.
– Мы заново отстроим курятник. Большинство цыплят спасено, – сказала Джинджер, когда у нее восстановилось дыхание.
Джадд покачал головой.
– Это тебе решать, – сказал он.
Джадд провел рукой по волосам и посмотрел на нее.
С почти черными волосами и взволнованным, перепачканным копотью лицом Джинджер казалась ему еще более прекрасной, чем когда-либо. И Джадд понял, что ему нужно делать.
Он никак не мог оставаться здесь, в «Островке спокойствия», видя ее, любя ее, но понимая, что она никогда ему не достанется. В его жизни ферма занимала важное место, но вдруг он понял, что без Джинджер она для него ничего не значит.
– Я уезжаю, Джинджер.
Его голос был таким негромким, слова такими мягкими, что на мгновение ей показалось, что она ослышалась.
– Что?
Джадд посмотрел в сторону, избегая ее взгляда.
– Ты таки получила то, что хотела. К концу недели я возьму расчет, и «Островок спокойствия» будет принадлежать тебе целиком.
Джинджер смотрела на него, ожидая, что сейчас придет в восторг. Она всегда предполагала, что будет вне себя от радости, если Джадд когда-нибудь покинет «Островок спокойствия». Но восторга не было. Наоборот, от глубокого отчаяния на глаза навернулись слезы.
– Нет, – вырвалось у нее.
Вдруг Джинджер поняла, что если неделю назад она собиралась пожертвовать своей любовью к Джадду, чтобы удержать «Островок спокойствия», то теперь она готова пожертвовать фермой ради любви. Она любила Джадца всеми фибрами своей души, всем своим существом.
Джинджер начала понимать, что «Островок спокойствия» – просто клочок земли. Делали это место ее домом Том и Джадд. Том ушел навсегда, но Джадд – он был здесь, и он ей нужен. Глупая гордость Тейлоров удерживала ее вдали от дедушки. Она не даст этой гордости второй раз испортить ей жизнь.
– Ты не можешь уехать, – сказала она решительно и твердо.
– Почему нет? – Джадд посмотрел на нее удивленно.
Чего он меньше всего ожидал, так это что она будет возражать против его отъезда.
– Ты обещал дедушке найти мне хорошего мужа, и ты говорил мне, что не даешь пустых обещаний. – Джинджер подвинулась к нему ближе. – Мне не нужно это дурацкое добрачное соглашение. Только от неуверенности в себе я затеяла это. Ты не должен подписывать его. Но ты должен жениться на мне. Ты знаешь, ты – единственный мужчина в здешних местах, который подходит мне. – Джинджер озорно улыбнулась Джадду. – Если ты женишься на мне, тебе это тоже пойдет впрок. Ты слишком упрямый, неподатливый, сварливый и придирчивый, чтобы какая-либо другая женщина терпела тебя. Я – единственная женщина в округе, которая подходит для тебя.
Джадд долго и пристально смотрел на нее – ее глаза излучали любовь, которая переливалась в него, исцеляя раны и обещая радость.
– Джинджер, я подпишу все, что ты хочешь. Ферма для меня ничего не значит, если я не смогу жить здесь с тобой. В тот день… когда ты потребовала, чтобы я подписал соглашение, меня оскорбило, что ты сомневаешься во мне… в моей любви. Но теперь мне это безразлично. Я хочу тебя на любых условиях.
И в тот же миг они оказались в объятиях друг друга, их губы давали обещания, которые исполнятся позже.
– Как скоро ты сможешь организовать свадьбу? – спросил Джадд, когда их губы на мгновение разъединились.
– Может, давай завтра утром?.. – выдохнула она.
Он кивнул, потом их губы слились опять.
Пока Джадд держал ее в объятиях, все сомнения Джинджер отступили. Осталась лишь радость, что он любит ее. Она знала, что их отношения будут бурными, но от бурь их всегда будет защищать любовь.
– По-моему, дождь перестал, – сказал Джадд, когда его губы во второй раз оторвались от ее губ. – Пожалуй, надо идти домой.
Джинджер кивнула. Они поднялись и вышли в темноту. Дождь прекратился, а гром грохотал в отдалении. Гроза прошла – грозы всегда проходят. Курятник еще дымился, но пламени не было, дождь постарался на славу. Джадд обнял Джинджер за плечи, и они пошли к дому.
– Имей в виду, следующий удар за мной, – сказал Джадд, когда они входили в заднюю дверь.
– За что? – Джинджер посмотрела на него с любопытством.
Джадд ухмыльнулся, в серых глазах зажегся мстительный огонек.
– За то, что ты сделала с моей томатной подливкой.
Джинджер захихикала.
– Давай надеяться, что тебе будет не очень тяжело со мной справляться.
– Да уж как-нибудь справлюсь.
Джадд заключил ее в объятия, и Джинджер снова растаяла. Она поняла, что нашла свой истинный «Островок спокойствия» – и он был здесь, в объятиях Джадда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неистовое сердце - Кэссиди Карла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Неистовое сердце - Кэссиди Карла



веселенький роман
Неистовое сердце - Кэссиди Карланемочка
8.10.2012, 22.46





Мне этот коротенький роман понравился!rnНе миллионеры, обыкновенные люди. И любовь
Неистовое сердце - Кэссиди Карлаинна
15.03.2016, 17.17





Приятная "малышка": 6/10.
Неистовое сердце - Кэссиди КарлаЯзвочка
16.03.2016, 1.08





Коротко и мило.
Неистовое сердце - Кэссиди КарлаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
16.03.2016, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100