Читать онлайн Навек с любимым, автора - Кэссиди Карла, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навек с любимым - Кэссиди Карла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навек с любимым - Кэссиди Карла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навек с любимым - Кэссиди Карла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэссиди Карла

Навек с любимым

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Рано или поздно мне придется извиниться перед ним. Жестокие слова, брошенные ею Трэвису, весь день терзали Фрэнсин, и она поняла, что не сможет успокоиться, пока не скажет ему, что виновата и сожалеет об этом. Она не могла смириться с мыслью, что Трэвис, возможно, злится на нее.
Он не пришел после обеда, хотя это стало его привычкой, и Фрэнсин с удивлением обнаружила, что соскучилась по нему. Она соскучилась по низкому голосу Поппи, когда он разговаривал с Трэвисом, сидя на крыльце, а она убирала кухню. Ей недоставало смеха Грэтхен, который Трэвис всегда так легко вызывал.
Когда Поппи ушел к себе, а Грэтхен легла спать, Фрэнсин села у окна в своей спальне и уставилась на дом Трэвиса. Она увидела свет в его гостиной и поняла, что он еще не спит.
Я не хотела называть его трусом, думала она. Ведь в глубине души я понимаю, что вовсе не из-за малодушия он не поехал со мной в Нью-Йорк. Однако мне легче было уверовать, что он остался здесь из-за страха перед неизвестностью, чем признать настоящую причину… то, что он недостаточно любил меня.
Даже сейчас, по прошествии пяти лет, эта мысль пронзила ей сердце острой болью. Она часто спрашивала себя, что в ней было таким отталкивающим, какая именно черта характера. Почему два человека, которые так много для меня значат, недостаточно любят меня? Сначала Поппи, потом Трэвис… никто из них не может подарить мне всепоглощающую, безусловную любовь, в которой я так отчаянно нуждаюсь.
Она всегда сердилась на это, но теперь с удивлением обнаружила, что никакой злости больше не чувствует, а одну лишь глубокую печаль. В конце концов, мне нечего беситься из-за этого: они не могут управлять чувствами, которых у них нет.
И все же она не хотела, чтобы Трэвиса угнетали ее тяжелые слова. Мне надо пойти к нему домой, попытаться все сгладить и добиться перемирия на все то оставшееся время, что я пробуду в Купервиле.
Едва она наметила для себя этот план, свет в его гостиной погас. Слишком поздно сегодня, чтобы что-то исправлять, подумала Фрэнсин.
Несколько долгих минут она смотрела на затемненный дом, понимая, что ей надо бы пойти спать, но на сердце было слишком тяжело, чтобы так просто лечь и заснуть. Я не хочу, чтобы Трэвис избегал приходить к нам из-за нашей ссоры. Несправедливо по отношению к нему наказывать Поппи и Грэтхен только из-за того, что я вышла из себя.
Она вздохнула и перевела взгляд с дома Трэвиса на полную луну, которая была похожа на большую, толстую, улыбающуюся физиономию. Или на отдаленный прожектор. Вдруг она вспомнила свой сон, что приснился ей накануне ночью.
Она стояла на сцене, играла в спектакле, и, когда занавес упал, толпа начала распевать: Фрэнни, Фрэнни, Фрэнни. Она бегом вернулась на сцену, протянув руки к зрителям, словно желая обнять их. И чувствовала, как их любовь выплескивается на нее, согревая, заполняя пустоту в ее сердце.
Когда же она окончательно проснулась, на губах ее все так же играла улыбка, и с новой решимостью ей захотелось вернуться назад в Нью-Йорк, добиться своей цели во что бы то ни стало.
Она снова поглядела на дом Трэвиса, сообразив, что сейчас свет у него загорелся в спальне. Очевидно, он собирался лечь спать. Она попыталась обуздать свое желание извиниться перед ним, понимая, что надо ложиться. Завтра ей предстояло работать в утреннюю смену, а время уже приближалось к полуночи. Она начала было отворачиваться от окна, но задержалась: внезапно на ум ей пришла мысль.
Раньше это срабатывало. Может, и сейчас сработает? Она схватила фонарь со своей тумбочки и снова подошла к окну.
На нее нахлынули воспоминания о сотнях ночей из детства, когда она сигналила этим фонарем Трэвису и они встречались на кукурузном поле.
Она увидела, как у него в спальне погас свет, погрузив весь дом в темноту. Если он уже лег в постель, то не заметит моего сигнала. Если же по какой-то причине выглянет в окно, то увидит его. Но придет ли он?
Она направила фонарь на его дом, а потом два раза подряд включила и выключила его. Два коротких выстрела света – наш код встречи. Она выждала какой-то миг… потом еще миг… и просигналила снова.
Наверное, он уже в кровати, подумала она, и на сердце у нее стало тяжело от разочарования. Ну почему он должен выглядывать в окно в такое время ночи?
Но тут сердце ее словно подпрыгнуло, она увидела луч света, посланный в ответ на ее призыв. Две короткие вспышки. Она опустила фонарь; сердце ее застучало в предвкушении встречи.
Она даже не потрудилась спуститься по лестнице и выйти через парадную дверь. Старые, глубоко въевшиеся привычки повелели ей вылезти через окно. Она тихонько подняла стекло вверх и отдернула занавески. Она всегда бегала на свидание с Трэвисом, вылезая через окно, и волнение, которое она испытывала в ожидании встречи с ним, всколыхнулось в ней снова, пока она спускалась по деревянной шпалере.
Слава Богу, что Поппи перестал сажать розы много лет назад, но все-таки не убрал крепкую решетку. Впервые за многие месяцы и годы она почувствовала себя молодой и счастливой. Она спрыгнула на землю и побежала в сторону колыхавшихся кукурузных стеблей.
Они всегда встречались на одном и том же месте, и, добежав до него, Фрэнсин остановилась, пытаясь перевести дух в ожидании Трэвиса.
Полная луна, похожая на медовую дыню, струила вниз дрожащий свет. Фрэнсин сделала глубокий выдох, недоумевая, почему ее сердце все никак не остановится.
Это свидание не походило на те, прошлые, когда они с Трэвисом мечтали как можно скорее оказаться в объятиях друг друга. В то время кукурузное поле было единственным местом, куда они могли удрать от его настырных сестренок.
Фрэнсин опустилась на землю: ее окружил густой аромат жирной земли и подрастающей кукурузы. Я пришла, заверяла себя девушка, чтобы сказать ему, как сожалею об этих отвратительных словах, что ему сказала. Мне надо помириться с ним. И все.
Она услышала шаги Трэвиса раньше, чем увидела его, расслышала свист и шелест кукурузы, сгибавшейся от его движений. Она встала. Сердце ее учащенно забилось, хотя она не понимала почему.
Наконец он появился перед ней. На нем были только джинсы и туфли. Влажные волосы его сияли, и она почувствовала запах мятного мыла, который дал ей понять, что он, очевидно, только что из душа.
Она робко улыбнулась, приветствуя его.
– Я не была уверена, что ты придешь.
– Но я здесь. – Он сунул руки в карманы и пожал плечами. – Я принял душ и собирался залезать в кровать, как вдруг увидел вспышки света. – Он наклонил голову и подозрительно посмотрел на нее. – Все в порядке?
– Все прекрасно. – Фрэнсин прикусила нижнюю губу и нахмурилась. – Вообще-то не прекрасно. Трэвис, я наговорила тебе ужасных слов, когда ты в последний раз заходил в ресторан, и мне нужно сказать тебе, что я очень сожалею.
– Мы оба немного были не в себе, – непринужденно ответил он.
– Да, но ты знаешь меня, я всегда словно с цепи срываюсь, когда на что-нибудь злюсь.
Он улыбнулся, и его темные глаза засеребрились при свете луны.
– Другой бы я тебя и не признал.
Она улыбнулась ему в ответ. У нее отлегло от сердца, когда поняла, что он простил ее.
– Сегодня за ужином нам тебя не хватало, – сказала она.
– Я ездил в город в гости вместе с Сьюзи и ее мужем. – Он вытащил руки из карманов и провел ими по волосам. – Она ждет ребенка, и мы устроили в честь этого небольшой праздник.
– О, это чудесно, – воскликнула Фрэнсин. – Ты, наверное, счастлив.
– Да. – И он снова он просиял, и тепло разлилось по телу Фрэнсин. От улыбки Трэвиса с ней всегда происходило такое. – Если будет мальчик, то они назовут его в мою честь.
– О, Трэвис, я так рада за тебя! – Фрэнсин заставила себя не обращать внимания на мгновенное желание обвить его шею руками. Где-то в глубине сознания она понимала, что дотрагиваться таким образом до него опасно. – Тут как-то Поппи сказал, что ты сам должен иметь полный дом своих ребятишек.
Улыбка Трэвиса погасла, и он сверкающим взором пристально посмотрел на нее.
– Я всегда думал, что так оно и будет. И что ты станешь вынашивать моих детей.
Воцарилось молчание. Его обнаженная грудь светилась в лунном свете, она казалась такой теплой, крепкой… Фрэнсин помнила ощущения от прикосновения к ней своих пальцев.
– Я всегда говорила тебе, о чем мечтаю, – наконец тихо произнесла она. Она отвела от него взгляд и уставилась на луну. – Ты же понимал, что для меня важно.
– Да, но я всегда думал, что это просто твои детские разговоры. Ты же знаешь, маленькие девочки всегда мечтают стать балеринами, а мальчишки – пожарными. А ты хотела быть актрисой.
Фрэнсин решительно скрестила на груди руки, желая сменить тему, зная по опыту, что они играют с огнем, начиная говорить о прежних мечтах.
– Так, значит, когда Сьюзи должна родить?
– Где-то в конце марта. – И снова он засунул руки в карманы. – Как хорошо, что в семье появится ребенок! Сьюзи говорит, что она хочет большую семью, четверых или пятерых детей.
– А как насчет Маргарет? Она тоже хочет кучу детишек?
Он кивнул.
– Со временем да. Сейчас она сосредоточилась на том, чтобы получить учительскую степень. Но она всегда говорила, что тоже хочет большую семью.
– А ты еще не забросил свою гитару?
– Нет, хотя уже давно не играл.
– Мне так нравилось слушать, как ты играешь и поешь… – Фрэнсин вспомнила звук его голоса, глубокий и проникновенный. Даже Поппи иногда присоединялся к нему на крыльце по ночам, когда Трэвис приносил гитару, и они вместе пели старинные баллады. – Ты пел не хуже многих нынешних певцов.
Он снова улыбнулся.
– Разница, Фрэнсин, состоит в том, что я никогда не хотел быть певцом, не хотел выступать. Все, чего я хотел, так это когда-нибудь петь колыбельные своим детям.
Боль пронзила Фрэнсин, едва она представила себе Трэвиса, как он держит на руках Грэтхен и поет ей сладкую колыбельную песенку.
Если бы я осталась в Купервиле, свершилось бы это? Построили бы мы с Трэвисом совместную жизнь или нет? Не знаю. Мы оба были такими молодыми, а Трэвис был завален всякими обязанностями – у него была на ручках больная мать и младшие сестренки. И скорее всего, в его жизни молодой жене и младенцу не нашлось бы места.
Нет, я правильно поступила, что уехала и не рассказала ему о Грэтхен. В то время у. него было и так много обязанностей. А теперь уже слишком поздно.
– Мне пора идти домой, – сказала она. – Я просто чувствовала, как важно для меня, чтобы мы объявили перемирие на то оставшееся время, что я пробуду здесь.
Он кивнул.
– В этот уик-энд в городе состоится карнавал. Почему бы нам не поехать всем вместе и не повеселиться? А Грэтхен получила бы какой-нибудь подарок.
Фрэнсин замялась.
– Ладно, – наконец сказала она, несмотря на свои опасения по поводу целого дня, проведенного с Трэвисом. – Бетти что-то говорила об этом. Она жаловалась на то, что в ресторане почти никого не будет, все устремятся на карнавал, и дала мне выходной. А в котором часу мы поедем?
– Я заеду за вами около одиннадцати.
– Мы будем готовы.
Она хотела было уйти, но остановилась, так как он положил ладонь на ее руку. Повернулась к нему и мгновенно поняла, на какую опасную почву она встала.
Глаза его разгорелись чувством, которое переполняло и ее. Желание. Простое и чистое, оно прошло по всему ее телу, словно омыв его. Он обнял ее, и, когда губы его коснулись ее губ, она поняла, что именно предчувствие этого заставляло сердце ее так трепетно биться в тот самый момент, когда она вылезала через свое окно.
Жаркие, неугомонные, его губы завладели ее ртом, но она даже и не думала сопротивляться. Вместо этого подставила ему губы, позволяя сделать поцелуй более глубоким. А сама тем временем ласкала ладонями его теплую, с твердыми мышцами грудь.
Где-то в глубине сознания она понимала, что они не должны делать этого, однако не желала останавливаться. Она думала о том, что, когда вернется в Нью-Йорк, одинокая и несчастная, эти воспоминания о поцелуях Трэвиса будут поддерживать ее.
Поцелуй их все длился, и Трэвис прижимал ее к себе все крепче и крепче, одной рукой гладя ее тело под блузкой, там, где была спрятана под одеждой упругая грудь. Она чувствовала, как горяча его рука, как напряглись у нее соски, твердея от его ласки.
Огонь пробежался по жилам, и внутри забушевало пламя, которое мог потушить один только Трэвис. И когда наконец он прервал поцелуй, дыхание Фрэнсин стало быстрым, неровным. Он застонал, проведя губами вдоль ее шеи, немного задержавшись, чтобы насладиться впадинкой у плеч. С удивительной ловкостью его пальцы справились с пуговицами на блузке, а потом он провел рукой по спине и расстегнул лифчик.
Неописуемое наслаждение поглотило ее, а Трэвис тем временем стянул лифчик и накрыл ее грудь своей рукой. Он наклонил голову и коснулся ее набухшего соска языком. Она едва не задохнулась от этого нового упоительного ощущения.
Трэвис выпрямился, снова завладев ее ртом, бедра его при этом вдавились в нее, и она поняла, насколько он возбужден.
– Фрэнни… – прошептал он ей на ухо, и его теплое дыхание вызвало дрожь желания, пробежавшую у нее по спине. – Пойдем домой. Пойдем ко мне, позволь мне любить тебя.
Слова его вызвали у нее поток воспоминаний, воспоминаний о той единственной ночи, когда она полностью подарила себя ему. Она вспомнила, как он заполнил собой все ее тело и душу, как сердца их бились в унисон, как они наслаждались, в первый и в последний раз занимаясь любовью.
Она захотела снова испытать минуты неземного блаженства, но сознание подсказывало, что это не должно случиться, что она сделает глупость, если позволит Трэвису ласкать и целовать ее.
– Прекрати… – Она оттолкнула его, отступив назад. Она едва держалась на ногах. – Это безумие, – продолжила она, не удивившись, что голос ее прозвучал пронзительно и тонко.
Она не могла заставить себя посмотреть на него и вместо этого сосредоточилась на том, чтобы застегнуть лифчик и блузку.
Наконец она поглядела на него.
– Прости меня, не надо было мне позволять всему этому зайти так далеко.
Он тяжело вздохнул.
– Нельзя сказать, что ты действовала в одиночку, – ответил он. – Но ты права. Мы были готовы совершить большую ошибку.
Хотя они поступили и правильно, прервав любовную сцену, его слова разочаровали ее.
– Через пару недель я возвращаюсь в Нью-Йорк. Ничего хорошего не вышло бы, если бы мы занялись любовью, – проговорила она.
– Ты права, – угрюмо согласился он. – Не считая того, что это лишь утолило бы мое желание. – Он глубоко вздохнул. – Не стану лгать тебе, Фрэнсин. Я хочу тебя. Нам было хорошо вместе раньше, и я просто подумал, что было бы неплохо заново пережить это.
Его слова вызвали у нее в сердце боль. То, что она чувствовала, когда он держал ее в своих объятиях, когда он целовал ее, не имело никакого отношения к слову «хорошо». Это было нечто более глубокое, проникновенное.
И снова она вспомнила, почему уехала. Он никогда не любил меня достаточно глубоко. Ничего не изменилось и сейчас, несмотря на то что прошло столько лет.
– Мне надо возвращаться. Я не хочу, чтобы Грэтхен проснулась и стала меня разыскивать, – сказала она.
– Увидимся в субботу утром, – ответил он.
Она кивнула и повернулась, чтобы уйти. На сей раз он не стал останавливать ее, и, пока она шла к дому, все тело ее ныло от неутоленного желания, а сердце страдало от боли, что не любовь подсказала ему эти поцелуи и ласки. Это были похоть, страсть, воспоминания о сексуальном опыте.
Конечно, отчасти она тоже испытывала страсть, но не только это. Она интуитивно чувствовала, что если бы снова занялась любовью с Трэвисом, то, возможно, не захотела бы больше уезжать из Купервиля.
Но меня здесь ничего не держит. Поппи всего лишь терпел меня, а ровесники вечно высмеивали. Хоть я и верила, что когда-то Трэвис по-настоящему заботился обо мне, а может, до сих пор печется о моем благополучии, очевидно, он недостаточно меня любит, чтобы просить остаться. Ни тогда, ни теперь.
Мне надо уехать, вернуться в Нью-Йорк и попытаться осуществить свои мечты. Потому что в глубине души я знаю, что, кроме моих грез, у меня ничего нет.
Трэвис проводил ее взглядом, после чего подкрался поближе к ее дому, чтобы проследить, как она будет взбираться в спальню по решетке для роз. И долго еще после того, как она исчезла в комнате и погас свет, он оставался на краю кукурузного поля.
Как он хотел бы ненавидеть ее, но такое чувство не так-то часто посещало его, особенно когда дело касалось Фрэнни.
Поверь я, что, займись мы с ней любовью, она осталась бы, я стал бы соблазнять ее каждый день, каждую минуту. А она тоже хотела меня. Я ощутил это по ее участившемуся дыханию, по тому, как она изогнулась подо мной, по жару ее тела, прижавшегося к моему. Я почувствовал ее страсть в медовой сладости поцелуев, в ее пальцах, что гладили мою грудь.
И все же я должен был попытаться соблазнить ее, если считал, что это заставит ее изменить свои планы. Но, видимо, я ошибся, как и тогда, много лет назад, когда был уверен, что любовь заставит ее передумать. Да, я ошибся.
Он понимал, что обидел ее своими словами: мол, он просто хочет повторить их приятный опыт. Они прозвучали холодно, бесстрастно, бездушно. Но мне ведь надо было спасти хотя бы остатки своей гордости.
Боже праведный, я хотел бы ненавидеть ее. Это было бы простое, ничем не осложненное чувство по сравнению с множеством ощущений, что я испытываю к ней сейчас. Ведь намного легче справиться с ненавистью, чем с осознанием того, что любишь ее… и что никогда не сможешь обладать ею.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Навек с любимым - Кэссиди Карла

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Навек с любимым - Кэссиди Карла



skuznij... ne sahwatiwaet, srja toljko wrema poterala
Навек с любимым - Кэссиди Карлаrimma
17.08.2012, 1.24





Милый и трогательный романчик без отрицательных лиц.
Навек с любимым - Кэссиди КарлаStefa
17.01.2014, 14.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100