Читать онлайн Будь по-твоему, Алекс..., автора - Кэссиди Карла, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэссиди Карла

Будь по-твоему, Алекс...

Читать онлайн

Аннотация

Будь по-твоему, Алекс... ведь ты всегда добиваешься своего!
Когда агрессивный Александер Доналдсон Третий начал ухаживать за нерешительной Ханной Мартиноф, вдалеке сразу послышался звон свадебных колоколов. Но сначала ему пришлось научиться ценить прелесть окружающего мира у этой истинной дочери природы - женщины-Рака... Чему можно научить мужчин-Овнов в жизни... и в любви?
Мужчина-Овен! Ну, уж нет! Дудки! Больше она на эту удочку не поймается! Пусть не надеется этот ослепительно красивый сосед со своей обворожительной улыбкой! Она не обратит на него никакого внимания. И все же…


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Александер Доналдсон Третий внезапно проснулся. Он не знал, что именно его разбудило, и продолжал неподвижно лежать с закрытыми глазами, боясь растревожить недавно уснувшую головную боль.
И зачем только он проработал всю ночь напролет до самого раннего утра и вдобавок потратил час на дорогу домой? Вместо бесплодных попыток завершить двухнедельную работу в одну ночь ему следовало бы закончить разбираться с делами на пару часов раньше.
Услышав громкий стук, он замер и вспомнил, что подобные звуки и явились причиной его пробуждения. Александер открыл глаза. Там, по другую сторону простирающегося от пола до потолка окна спальни, стояло огромное животное с густой белой шерстью и большими изогнутыми рогами. То была овца, а точнее, баран; по всей видимости, животное было зачаровано собственным отражением в зеркальной поверхности затемненного стекла.
Александер знал, что подобное зрелище должно бы вызвать немалое удивление, но опустошившая его усталость была слишком велика и не дала пробудиться его природному любопытству. Он проследил, как животное наклонило голову и боднуло стекло. Раздался глухой звук, похожий на разбудивший его шум.
Кажется, я устал куда сильнее, чем предполагал, подумал он. Я просто галлюцинирую. В конце концов, каким образом баран мог очутиться здесь, на Лонг-Айленде? Или же я продолжаю спать, и баран явился ко мне во сне. В этом случае женщина, что показалась за окном, должна быть ищущей своего барашка Мэри. Хотя нет, это исключено, ведь на всех картинках, которые ему доводилось видеть, Мэри изображали прелестной девушкой с золотистой копной волос и тонкими чертами лица, а уволакивающая барашка женщина не отличалась ни особенной красотой, ни белокурыми кудряшками. Напротив, у нее были по-мальчишески коротко подстриженные каштановые волосы, а черты ее лица, хоть в данную минуту и расстроенного, показались ему достаточно заурядными. Пока женщина прилагала отчаянные усилия, чтобы оттащить упирающегося барашка от окна его спальни, Александер снова уснул.
* * *
Ханна Мартиноф ласково, словно маленького ребенка, потрепала животное по мохнатой шее и повела его обратно домой.
– Скажи на милость, зачем ты забрел туда?. Если решил навестить наших новых соседей, то сейчас еще слишком ранний час для визитов. А если ты задумал сбежать, то запомни: тебе нигде не найти такой вкусной зеленой травки, как дома.
Когда они с барашком достигли вершины насыпи, отделяющей ее владения от соседских, и за листвой деревьев показался дом, сердце Ханны наполнилось гордостью.
Маленький домик был построен на месте сгоревшей в 20-х годах большой усадьбы. От прежней конструкции уцелела одна лишь кирпичная труба; теперь она возвышалась посреди огороженной территории, где Ханна держала свой зверинец.
– Идем, Шерман. Пора тебе вернуться в загон, – проговорила она, подводя барашка к ограде.
– Ваш баран – настоящее дьявольское создание!
Подняв голову, Ханна улыбнулась стоящей на крыльце седовласой матроне с руками, сложенными на дородной груди.
– Да нет же, он милый. Просто в нем неожиданно проснулась страсть к путешествиям.
– Хоть бы в следующий раз эта страсть увела его куда-нибудь в Коннектикут!
Ханна рассмеялась. Уж ей-то было известно, что Эдна на дух не переносит барашка, который будто нарочно досаждает ей.
– Где вы нашли его на сей раз? – поинтересовалась Эдна, спускаясь по ступенькам крылечка и присоединяясь к стоящей у ограды Ханне.
– У соседского особняка, – ответила Ханна. Хмурая тень набежала на ее лицо, стоило ей вспомнить о недавно выросшем за холмами доме. В течение последнего месяца она каждый день забиралась на насыпь и наблюдала за строительством этого грандиозного особняка, который занял последний нетронутый кусочек острова, до сих пор благополучно минуемый застройщиками.
– Кого-нибудь встретили?
Ханна покачала головой.
– Никого, но стройка, похоже, окончательно завершена. Дом готов к заселению, а значит, у нас вот-вот появятся новые соседи.
– Будем надеяться, они окажутся достойными людьми, – мягко произнесла Эдна, беря Ханну за руку.
– Будем надеяться, – согласилась Ханна, всем сердцем на то уповая. Она привыкла считать это утопающее в зелени местечко своим собственным маленьким раем, заслуженной наградой за невыносимо долгие годы жизни в аду. В ее душу закралось смутное опасение, не посягнут ли незнакомцы на спокойствие ее мирка – особенно такие незнакомцы, которые воздвигли столь гигантский особняк. Сам вид особняка слишком сильно напоминал ей о прошлом, которое она вышвырнула прочь из сознания. Вышвырнула, словно старый, насквозь прогнивший хлам…
– Идемте. Вернемся в дом, и до прихода Кэрри я успею заварить для вас чашечку ароматного чая, – сказала Эдна, похлопав Ханну по руке.
Ханна кивнула, и они вместе вернулись в дом. Букеты полевых цветов, расставленные повсюду в вазах и глиняных кувшинах, наполняли прохладу гостиной легким благоуханием. Обстановка была самая скромная: мягкая софа и подобранный в тон обивке стул. Напротив выложенного камнем камина стояло миниатюрное кресло-качалка. В его плетеных недрах так и мерещилась фигурка малыша, присевшего отдохнуть от беготни и полюбоваться причудливой пляской теней потрескивающего в камине огня. Сейчас, когда весна уже вступила в свои права, и до прихода лета оставалось совсем чуть-чуть, камин вычистили, и его отмытые камни приобрели свой естественный серебристый оттенок.
– Сядьте и отдохните. Я приготовлю чай, – настаивала Эдна.
И Ханна покорилась, зная, что с пожилой дамой, которая чересчур серьезно относилась к исполнению ее обязанностей экономки, бесполезно спорить. С легкой улыбкой на губах она опустилась на софу. После развода Эдвард, ее бывший муж, забрал себе дом, машину, картины, хрусталь… все, имеющее хоть какую-то материальную ценность. А Ханна получила свободу, право на владение этой землей и Эдну… поистине, лучшего исхода нельзя было и желать.
– Вот и чай. – На пороге гостиной появилась Эдна с подносом, на котором стояли две чашки чая, кувшинчик с молоком, сахар и ломтики лимона. Она поставила поднос на кофейный столик. – Итак, что сегодня мы попробуем с Кэрри?..
Это прозвучавшее по-королевски величественно «мы» вызвало у Ханны улыбку.
– Может, начнем с енота?..
Эдна с превеликой тщательностью обдумала предложение.
– Мне кажется, здесь больше подойдет кролик. Кэрри и сама напоминает мне маленького крольчонка. – Эдна сочувствующе прищелкнула языком. – Бедняжка! Могу себе представить, каково ей было стать свидетельницей убийства матери! Неудивительно, что с того момента она не проронила и словечка – после пережитого ужаса бедная крошка замкнулась в себе. – И Эдна снова прищелкнула языком.
Улыбка Ханны угасла, едва она вспомнила о трагедии Кэрри. Мать этой шестилетней девочки была сбита у нее на глазах водителем-лихачом, который тотчас скрылся с места происшествия, и за истекшие с того дня два месяца девочка не произнесла ни слова. В конце концов, ее отец решил обратиться за помощью к Ханне. Он понадеялся, что ее нетрадиционные методы лечения вкупе с дипломом детского врача-психиатра сумеют пробить брешь в стене молчания, которой окружила себя Кэрри.
– В любом случае, я уверена, вы обязательно найдете подход к Кэрри, ведь в прошлом году вам удалось помочь стольким несчастным детям, – ободрила ее Эдна, словно почувствовав, с какой быстротой улетучивается вера Ханны в собственные возможности.
– Хотелось бы верить. – Она задумчиво отпила чаю. – Даже если я и сумею помочь Кэрри преодолеть кризис, ей придется немало помучиться, привыкая к несладкой жизни с собственным папашей.
– Тогда между делом научите ее парочке приемов самосохранения, – посоветовала Эдна в своей обычной деловитой манере. – В конце концов, по части выживания у вас имеется богатый опыт: вам пришлось противостоять не только отцу, но и Эдварду. – Поставив чашку на поднос, Эдна поднялась. – Допивайте чай, а я пойду займусь ланчем.
Ханна рассеянно кивнула, задумавшись над словами Эдны. Выживание… да, именно выживанию она училась сначала в детские годы, когда ее отец, богатый и могущественный человек, обращался с нею как с очередным приобретением. Во времена детства игрушки покупались для Ханны прежде, чем она успевала пожелать, ее малейшие капризы беспрекословно исполнялись… вот только родительская любовь была для ее отца непозволительной роскошью. А потом она сделала роковую ошибку, влюбившись в мужчину, который оказался одного поля ягода с ее отцом.
Эдвард Мартиноф… Состоятельный красавчик, который поклялся любить и уважать Ханну, но на его языке это означало «манипулировать и подчинять». Эдвард не использовал грубую силу, он контролировал и запугивал Ханну с помощью власти и денег, став ее надсмотрщиком. Восемь лет назад она наконец-то развелась с ним, но продолжала чувствовать себя никчемной измученной жертвой. Это ощущение снедало бы Ханну вечно, не получи она год назад диплом врача-психиатра. Проникновение в тайны человеческой души, изучение причин поступков и явлений помогли ей примириться с прошлым, и Ханна осознала, что проблема заключалась вовсе не в ней, а в мужчинах, которых ей довелось любить. Теперь, в возрасте тридцати трех лет, она пришла к поразительному выводу: деньги питают власть, а власть порождает жертвы; и Ханна дала себе торжественную клятву, что больше никогда не окажется жертвой.
С трудом оторвавшись от размышлений, она допила чай. До назначенного сеанса с Кэрри ей нужно успеть дать корм животным. Звери ведь более ласковы, когда досыта накормлены, а Кэрри, видит Бог, так нуждается сейчас в теплоте и ласке.
Ханна только-только управилась с кормежкой обитателей своего зверинца, когда у ведущей к дому дороги, взметнув облако пыли, притормозил длинный черный лимузин. Шофер открыл дверцу, и на дорогу ступила маленькая Кэрри. Пышное платьице от известного дизайнера в сочетании со слегка вьющимися белокурыми локонами делали кроху похожей на сказочную принцессу.
Будь проклят отец этой бедняжки, с горечью подумала Ханна, заспешив навстречу девочке, лицо которой превратилось в вечную маску растерянности и испуга. Неужели он не смог отложить дела и выкроить время на то, чтобы самому отвезти дочурку на лечение? Неужели до него не доходит, что именно сейчас Кэрри больше всего нуждается в отцовской любви и поддержке?..
– Привет, Кэрри. – Ханна улыбнулась и, чтобы оказаться на одном с нею уровне, присела на корточки. – Как здорово, что ты снова приехала! Я очень рада тебя видеть.
Во время разговора ей было необходимо смотреть ребенку в глаза. Ханна придавала этому огромное значение, ведь, пока Кэрри продолжает хранить молчание, единственный способ находить с нею контакт – это ориентироваться на выражение ее глаз и жесты.
– Давай сегодня не пойдем в дом, – предложила Ханна, когда одетый в униформу шофер уехал, и Кэрри сделала робкий шажок к дому. – Знаю, в прошлый раз мы решили посидеть дома, но сегодня выдался такой погожий денек, и, по-моему, он замечательно подходит для небольшой прогулки. Идем, я познакомлю тебя с моими друзьями. – Ханна кивнула в сторону загона.
Кэрри не издала в ответ ни звука, зато в ее глазах едва заметно блеснула искорка интереса. С ободряющей улыбкой на губах Ханна подвела девочку к ограде, за которой содержались животные. Она отворила калитку и, взяв в руку маленькую ладошку Кэрри, обрадовалась ее ответному пожатию: слава Богу, Кэрри не настолько глубоко погружена в себя, чтобы не замечать происходящего вокруг.
– Познакомься, это Гарриет, – сказала Ханна, указав на маленького пони, перебирающего копытцами в высокой зеленой траве и лениво жующего корм. – Она обожает катать верхом маленьких девочек. Если тебе когда-нибудь захочется прокатиться, Гарриет с удовольствием усадит тебя на свою спинку.
Вместе с Кэрри они остановились у раскидистого дерева, среди ветвей которого сидел пушистый толстый енот.
– А это Рокки. Я подобрала его, когда он был еще детенышем. Тогда у него была сломана лапка, а к тому времени, как она срослась, Рокки настолько понравилось жить у меня, что он решил поселиться здесь навсегда.
Выражение растерянности покинуло лицо Кэрри. Теперь она зачарованно, с живым детским любопытством смотрела на енота, а Ханна вновь испытала удовлетворение, замечая, что мало-помалу ей удается приподнимать завесу отрешенности Кэрри. Испытанный способ еще не подводил Ханну. Ее зверята оказывали поистине волшебное воздействие на детей: между ними и животными мгновенно возникало особое благотворное притяжение. Притяжение, которое помогало излечивать душевные раны детей.
Пробежав взглядом всю огороженную территорию, Ханна обнаружила вопиющее отсутствие одного из обитателей зверинца. Шерман снова удрал! Вздохнув, она решила, что отправится на поиски барашка попозже, ведь в настоящее время все ее внимание должно быть сконцентрировано на этом травмированном ребенке, что так доверчиво держит ее за руку.
Она с мягкой улыбкой обратилась к Кэрри:
– Смотри, вот здесь мы держим нескольких симпатичных маленьких крольчат. – Она подвела девочку к большой плетеной клетке. – Тут проживает целое дружное семейство, но среди них есть один особенный крольчонок… его я тебе и представлю. Знакомься, это кролик Питер, – сказала она, открывая задвижку и доставая из клетки крупного кролика с гладкой белоснежной шерстью. Затем села на траву и усадила рядом Кэрри. – Знаешь, почему Питер особенный кролик? Потому, что он очень любит детей. А еще у него отлично получается хранить секреты. Питеру можно доверить любую тайну, и он будет держать рот на замке. – Она взъерошила шерстку на спине у кролика, потом взглянула на Кэрри. – Хочешь подержать его?
Казалось, девочка целую вечность обдумывала предложение… и, наконец, согласно кивнула головой. Ханна усадила кролика ей на колени. Она наблюдала, как кроха осторожно прижала кролика к себе и ласково почесала между обвислыми ушами Питера.
Ханна сидела, затаив дыхание, и не мешала общению кролика и ребенка. Она понимала – должно пройти время, прежде чем между двумя существами протянется ниточка доверия. Сперва Питер завоюет доверие Кэрри, и только тогда настанет очередь Ханны искать ключ к сердцу ребенка.
* * *
Алекс со стоном откинулся на спину и поморщился, ощутив во рту неприятный привкус – будто он всю ночь жевал грязные носки. Святые небеса, до чего же он ненавидел просыпаться так поздно! Всякий раз, когда он за бессонную ночь доводил себя работой до изнеможения, а потом до обеда спал, его охватывала апатия и в голове начинала стучать молоточками ноющая боль. Свесив ноги с постели, Алекс обхватил голову руками, словно опасаясь, как бы она не скатилась с широких плеч на пол.
– Значит ли ваш стон, что вы окончательно пробудились и готовы выпить чашечку кофе? – В дверях его просторной спальни появился Джейкоб Харрисон с подносом, на котором стояла чашка ароматного кофе и лежала свежая утренняя газета.
– Джейкоб, умоляю тебя, достань пистолет и пристрели меня. Положи конец моим страданиям… – простонал Алекс. Он медленно отвел руки и подвигал шеей, словно желая удостовериться, прочно ли держится на ней голова.
– Для меня предпочтительнее, чтобы вы сначала выпили кофе, – промолвил Джейкоб в своей обычной чудаковатой манере и поставил поднос на кровать.
В глазах Алекса засверкали искорки. Он усмехнулся, рассчитывая вызвать ответную улыбку у седовласого старика, но ни один мускул не дрогнул на деловитом, полном достоинства лице Джейкоба.
– Зря я не догадался попросить тебя разбудить меня пораньше.
– Сэр, когда вы прибыли, уже светало, – с невозмутимым видом заметил Джейкоб.
– Просто прежде, чем отправиться в отпуск, я хотел навести порядок в делах и утрясти все проблемы.
– Конечно, сэр, – кивнул Джейкоб.
– Спасибо, Джейкоб. Иди.
Алекс посмотрел вслед покидающему комнату старику. Джейкоб был неотъемлемой частью его жизни наравне с деловыми заседаниями и благотворительной деятельностью, которой Алекс занялся в последнее время. Старик долгие годы служил верой и правдой у отца Алекса в должности камердинера и шофера. После смерти отца два года назад Алекс унаследовал, помимо состояния, компании и недвижимости, еще и Джейкоба, который соглашался работать у наследника Доналдсона в любой должности.
После того как на прошлой неделе строители завершили работы, и Алекс въехал в новенький, роскошно отделанный особняк, он утвердил Джейкоба в должности домоправителя и главного помощника. Старик обладал поистине бесценным даром наставлять Алекса на путь истинный. Сколько бы Алекс ни предпринимал попыток изменить его характер, представления старика о том, как должен вести себя слуга Александера Доналдсона Третьего, оставались непоколебимы. Он строго придерживался собственных правил о том, какие отношения и какая почтительная дистанция должны существовать между ним и его хозяином.
Сидя на постели, Алекс выпрямился и раскрыл газету на разделе финансовых новостей. Нетерпеливой рукой он пролистал страницы и, наконец, наткнулся на то, что искал: на свое собственное черно-белое изображение. Он долго рассматривал фотографию. Ему понравилось, как он на ней получился, но особенно блестяще вышла Миранда. Она должна быть довольна.
Он бегло просмотрел статью. Оказалось, что журналист посвятил ее восхвалению всяческих достоинств Алекса, делая упор на его деловой хватке и проницательности. Странно, обычно после прочтения подобных статеек, где для всеобщего восхищения выставлялась его деловая жизнь, Алекса начинало распирать от гордости и самолюбования, но этим утром он не испытал ничего, кроме непонятного равнодушия. В последние месяцы подобное беспричинное равнодушие стало постоянно окрашивать его отношение к делам. Именно поэтому он и решил взять пару недель отпуска и провести их в новом особняке. Последние два года Алекс был беспощаден к себе, работал на износ и ни разу по-настоящему не отдыхал. Он посчитал, что после таких трудов заслужил право на отдых. Кроме того, если на фирме возникнут какие-то серьезные проблемы, требующие его обязательного присутствия, он с легкостью доберется до своего офиса, ведь от центра Манхэттена его отделяет всего час езды.
Внимательно рассмотрев фотографию Миранды, Алекс отметил, что на снимке ее нос с высокомерной горбинкой получился чуточку длиннее, чем в жизни. Зато изогнутые дуги бровей и длинная шея смотрелись очень выразительно. Миранда Везерфорд… Рано или поздно он женится на ней. У них много общего, они принадлежат к одному кругу, вращаются в одном и том же обществе. Их брак будет символизировать слияние двух могущественных семей, станет союзом золота и власти.
Бросив газету на подушки, Алекс отхлебнул кофе и уставился рассеянным взглядом в окно. Он вспомнил привидевшихся ему утром барана и молодую женщину. Что это было? Видение, порожденное помутившимся от хронического недосыпания и переутомления рассудком? Скорее всего, я просто галлюцинировал, решил он и сделал большой глоток кофе. Поднявшись с постели, Алекс подошел к окну. Когда он оглядел свои владения, на его губах заиграла улыбка. До самого горизонта – ни единого строения, ни души… Он хмыкнул: вид, открывающийся из окон его городского дома на Ист-Сайде, не шел ни в какое сравнение с этим умиротворенным пейзажем.
Ребята из компании по продаже земельных участков постарались на славу. Он обрисовал им свою мечту – побольше деревьев и цветов, – и они не подкачали. По крайней мере, обеспечили ему дюжину молодых деревьев, посаженных аккуратными рядками в непосредственной близости от дома, и небольшой садик, распустившийся сейчас пышным цветом. Вдруг его темные брови сошлись на переносице. А где, собственно, садик?.. Еще вчера там бушевало настоящее неистовство красок – петунии, фиалки, львиный зев соперничали друг с другом в яркости и свежести цветов. Однако этим утром его цветочный садик сровнялся с рыхлой темно-коричневой землей. Ошеломленный Алекс не увидел ни единого бутона, ни единого цветка. Что еще за катастрофа?..
Краем глаза Алекс заметил мимолетное движение в глубине сада. Пока он гадал, верить глазам или нет, его изумленному взору предстал уже знакомый баран. На изогнутом роге животного болталась растерзанная бледно-розовая петуния с облепленными землей лепестками.
– Джейкоб! – взревел Алекс. Его затрясло от негодования: одно дело, когда баран будит вас стуком в окно, и совсем другое – когда наглеет настолько, что начинает уничтожать влетевшие вам в копеечку насаждения!
– Сэр? – В дверях появился Джейкоб. Судя по непроницаемому выражению лица, он решил не обращать внимания на то, что его хозяин разгуливает у окна в абсолютно голом виде.
– Кому принадлежит этот монстр? – обвинительным тоном спросил Алекс.
Джейкоб подошел поближе и выглянул в окно.
– Смею предположить, что его владелицей является живущая за холмами женщина, – произнес Джейкоб. – Кажется, ваши цветы пришлись ему по вкусу, – прибавил он сдержанно, в своей обычной суховатой манере.
– Держи, – Алекс сунул Джейкобу в руки недопитую чашку кофе. – Я не потерплю таких нахальных выходок! Я разберусь с владельцами этого прожорливого чудовища, и они навсегда запомнят, что мои лужайка и цветы заведены не для его пропитания! – Алекс решительно развернулся и размашистыми шагами направился прочь из спальни.
– Сэр?..
Остановившись, Алекс нетерпеливо бросил через плечо:
– Что еще?
– Вы позволите предложить вам надеть перед уходом платье?
Алекс вспыхнул и со словами «Отличное предложение, Джейкоб» торопливо натянул джинсы и хлопковую рубашку.
* * *
Минутой позже его спортивная машина уже огибала выбоины на грязной ухабистой дороге, держа путь к ближайшему соседскому дому. Подъехав к огороженным строениям, Алекс чертыхнулся. За оградой находился целый зоопарк – он построил свой особняк рядом с мини-зоопарком! Алекс стиснул рулевое колесо. Давая ему на подпись договор о покупке, агент по продаже недвижимости и словом не обмолвился о таком малоприятном соседстве. Он припарковался прямо напротив небольшого приземистого домика и не успел выбраться из машины, как из окна веранды выглянула полная седовласая женщина, вытирающая руки цветастым кухонным полотенцем.
– Эй, это вы владелица барана? – с ходу потребовал ответа Алекс.
– Упаси меня Господи, разумеется, нет, – ответила женщина и с достоинством выпрямилась. – Я всего лишь работаю на хозяйку всей этой живности. Ее зовут Ханна Мартиноф.
– И где мне найти эту Ханну? – спросил Алекс и наградил пожилую матрону ответным суровым взглядом.
– Она сидит там, за теми деревьями. Только сейчас ее нельзя беспокоить. Слышите, она…
Развернувшись, Алекс энергичным шагом направился к небольшой рощице, расположенной прямо за огороженной территорией двора.
– А ну-ка вернитесь! Я же сказала, она занята, не вздумайте ее беспокоить! – Колыхаясь пышным телом, женщина сбежала с веранды, но ее короткие ноги не поспевали за ним. В результате, Алекс первым добрался до шелестящей зеленой листвой рощицы.
– Вы – Ханна? – требовательным тоном спросил он женщину, которая сидела в зарослях высокой травы рядом с белокурой девочкой. Женщина изумленно воззрилась на него.
– Ханна, я предупреждала, что ты занята, но он все равно пошел сюда! – Запыхавшаяся от бега седовласая матрона замахнулась на Алекса кухонным полотенцем, которое приобретало в ее руках вид самого грозного оружия.
– Все в порядке, Эдна, – успокоила ее Ханна.
Алекс пропустил мимо ушей их короткую беседу. Он был как громом поражен, узнав сидящую на траве женщину. Это была она – ищущая своего барашка Мэри, что мелькала сегодняшним утром за окном его спальни. Алекс узнал ее по запавшей в память копне густых темно-каштановых волос, на которых сейчас лежали яркие солнечные блики. Но если тогда ее лицо показалось ему некрасивым и заурядным, то теперь Алекс понял, что сильно ошибался. Женщина была прекрасна. Утром оконное стекло помешало Алексу разглядеть, что у нее удивительно красивые зеленые глаза – зеленые, цвета новеньких, свеженапечатанных банкнот, – а кожа имеет мягкий светящийся оттенок золотого слитка. Черты лица женщины были тонкие и изящные, и только рот был широким, чувственным, с полной нижней губой.
– Он явился поговорить насчет Шермана, – объяснила Эдна.
Ее резкий голос вывел Алекса из состояния задумчивости. Взгляд его сузившихся глаз, до сих пор оценивающе блуждавших по лицу женщины, что сидела у его ног, прояснился.
– Спасибо, Эдна, иди, – пробормотала Ханна.
Эдна направилась к дому, но прежде смерила Алекса настолько презрительным взглядом, что тот вздрогнул. Потрясающе!.. Мало того, что баран подчистую сожрал его цветы, теперь еще какая-то старуха имеет наглость бросать на него злобные взгляды… Он выждал, пока Эдна скроется из виду, потом повернулся к Ханне. Первоначальное восхищение ее привлекательной внешностью уступило место прежнему раздражению.
– Я правильно понял, баран принадлежит вам? Баран, то огромное омерзительное чудовище?
– Вы не возражаете, если мы обсудим эту проблему позже? Сейчас я занята более важным делом. – Протянув руку, женщина погладила белокурую кроху по ладошке.
Алекс неожиданно заметил на коленях у девочки большого белого кролика и нахмурился. Умение терпеливо дожидаться чего-либо не входило в число его привычек. Кроме того, было не похоже, чтобы женщина действительно была занята чем-то важным. Господи, да она просто-напросто сидела в тени деревьев с ребенком, который тискал кролика, только и всего!
– А я предпочитаю обсудить эту проблему прямо сейчас, – с нажимом произнес Алекс.
Ханна быстро вскинула голову и посмотрела на него. Эта властная манера выражаться, этот непререкаемый, тон человека, не привыкшего встречать отпор, были слишком хорошо ей знакомы…
Так вот каков мой новый сосед, подумала она. Красивый, с подстриженными по последней моде волосами – темными и густыми, с глазами цвета красного дерева; но помимо гармонии черт его лицо дышало агрессивностью, а вспышки хищной энергии в глубине черных зрачков мгновенно заставили Ханну насторожиться и приготовиться к обороне.
Его лицо и манера поведения смутно напоминали ей кого-то, и Ханна терялась в догадках, где и когда могла столкнуться с ним в прошлом. А может, он был просто олицетворением всего того, что она оставила позади после окончательного разрыва с Эдвардом? В любом случае одно было очевидно – незнакомец обладает силой и могуществом и привык в любой ситуации поступать по-своему. Пускай, на Ханну такие качества уже давно перестали производить впечатление.
Она встала и аккуратно разгладила складки на длинном, по щиколотку, хлопковом платье.
– Прошу вас… – Она жестом позвала его пройти за собой и отошла на некоторое расстояние от ребенка, потом повернулась к Алексу лицом. Взгляд Алекса встретился с взглядом ее зеленых глаз – холодных и недосягаемых, точно глубинные воды океана. – Вижу, вы не поняли. Я же ясно сказала, что занята. Сделайте одолжение, отнеситесь к моим делам с уважением и зайдите через час. Обещаю, что тогда я выслушаю все ваши претензии относительно моего барана.
– Да за этот час ваш сумасшедший баран снесет на корню все уцелевшие после его утреннего нашествия насаждения в моем саду! – не уступал Алекс.
Ханна залилась краской.
– Я приношу извинения за причиненный Шерманом ущерб и с удовольствием возмещу все убытки, только потом. В данную минуту я не могу отложить дела, которые имеют для меня первостепенное значение.
– Леди, если для вас на первом месте стоит час болтовни с дочерью, а не проблема нарушения границ частной собственности, то странных же вы придерживаетесь приоритетов. – Что-то промелькнуло в презрительном, направленном прямо на него взгляде женщины, отчего гнев Алекса закипел пуще прежнего. – Я требую, чтобы вы немедленно разобрались со своим бараном!
Ее глаза вспыхнули холодным изумрудным пламенем.
– Предъявляйте требования в своем мире, а не в моем! Прошу не забывать, что сейчас вы стоите на моей земле… впрочем, кажется, вы попали ногой не только в нее.
Секунду Алекс тупо смотрел на усмехающуюся женщину. А когда до него дошел смысл сказанного, то поспешно опустил глаза и увидел, что – о, проклятье! – его ботинок из лучшей итальянской кожи искусной выделки наполовину увяз в куче лошадиного навоза…




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12ЭпилогМужчины-овны и любовь

Ваши комментарии
к роману Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карла



Мені сподобалося.сама овен читала і думала чи сама така ж нервова і імпульсивна,але ми овни жахливо романтичні і мрійливі.
Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди КарлаХристина
15.08.2011, 0.16





не плохо.странно что нет коментариев
Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карлатайна
5.12.2012, 21.15





Овны-те же бараны, никакого самоконтроля одни эмоции, никакого анализа, одни "хочу" и "дай". хорошая книжка, но как говорят, овном был, овном остался
Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди КарлаКато
3.02.2013, 13.06





Можно бы и страсти добавить...
Будь по-твоему, Алекс... - Кэссиди Карлаелена:-)
26.05.2015, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100