Читать онлайн Как соблазнить графа, автора - Кэски Кэтрин, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как соблазнить графа - Кэски Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.85 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как соблазнить графа - Кэски Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как соблазнить графа - Кэски Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэски Кэтрин

Как соблазнить графа

Читать онлайн

Аннотация

Лэрд Аллан, новоиспеченный граф МакЛарен, безудержный повеса и ловелас, однажды ночью обнаруживает в своей спальне незнакомую девушку. Но постойте – кажется, он уже видел ее сегодня вечером на балу у своей матери: она незаметно выхватывала бокалы с вином из рук почтенных дам и господ… Так что же ее привело сюда? И Анна Ройл, чтобы выпутаться из пикантной ситуации, затевает тонкую игру, итог которой оказывается непредсказуемым и судьбоносным…


Следующая страница

Глава 1
Как стать невидимой

Беркли-сквер, Лондон
Апрель 1815 года
У мисс Анны Ройл, в отличие от ее более энергичных сестер, был, помимо прочих, еще один талант – но о нем не принято говорить вслух.
Дело в том, что она могла стать невидимой. О, конечно же не так, как героини волшебных сказок, которые с помощью волшебной палочки или мантии превращались в дымку. Нет, ее талант был более значительным. Анна обладала способностью передвигаться по шумной гостиной, не замеченная при этом никем. Она считала себя призраком в лондонском обществе, и это было справедливо. В конце концов, никто никогда не искал ее общества. Никому в голову не приходило пытаться поймать ее взгляд. Анна могла стоять напротив какого-нибудь важного лорда, или леди, или даже обычного лакея с подносом, оставаясь при этом совершенно не замеченной.
Иногда было похоже на то, что ее просто не существовало в природе. Анна считала, что этот ее особый дар есть проклятие темных сил.
Но не всегда.
Только год назад сестры Ройл – Мэри, Анна и Элизабет – сняли с себя черные траурные платья и уехали из крошечной деревеньки в графстве Корнуолл, чтобы в элегантных атласных нарядах посещать самые модные гостиные Лондона.
Их покровительница леди Аппертон – пожилая дама с кипучей энергией – страстно желала увидеть сестер замужем за достойными молодыми людьми, поэтому ревностно следила за тем, чтобы они регулярно посещали нескончаемые балы, светские рауты и музыкальные вечера.
Анна была не глупой девушкой. Она быстро осознала и оценила преимущество, которое давал ей ее талант, – она могла незаметно передвигаться среди этих задранных кверху носов (так называла она светское общество).
Этот талант помог ей избежать косых взглядов и распространявшихся в высшем обществе сплетен, от которых так страдали ее сестры. Причиной появления завистливых толков и пересудов послужили скандальные слухи о том, что отцом тройняшек является принц крови.
И сегодняшний вечер не станет исключением: слухи будут расползаться.
Пока сестрам затягивали корсеты и помогали приготовиться к самому грандиозному светскому рауту в их жизни, Анна проникновенно молилась о том, чтобы остаться невидимой и не замеченной никем.
Вся жизнь трех сестер в течение пяти часов зависела от этого.


Дом семейства МакЛарен,
Кокспер-Стрит, Лондон
Три часа спустя
– О, Анна, ты преувеличиваешь, – улыбалась Элизабет, закрываясь кружевным веером и отмахиваясь от слов сестры, как от надоедливых мух.
– Говорю тебе, что могу пройти сквозь толпу и подслушать самые сокровенные разговоры, при этом оставаясь незамеченной.
– Ты можешь сделать это прямо сейчас? – Элизабет приподняла бровь от изумления. – И никто не увидит тебя?
– Никто.
– Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Но ведь это просто превосходный талант! То, что ты можешь остаться незаметной в толпе народа, – просто какое-то чудо, но вряд ли это правда.
Анна выдохнула, давая выход своему гневу. Зачем ей только понадобилось объясняться с Элизабет? Эта рыжеволосая красавица никогда не поверит, что ей говорят правду.
Разгадка дара Анны таилась в том, что, по сравнению с сестрами, у нее неяркая внешность. Чем же еще можно объяснить наличие таких сверхъестественных способностей?
По своим физическим данным она заняла бы достойное место среди первых светских красавиц. Рост ее такой же высокий, как и у большинства мужчин. Но природа не наградила девушку темными густыми волосами, как старшую сестру Мэри, или блестящими медными кудрями, как сестру Элизабет, родившуюся через несколько минут после Анны.
Нет, густые с беспорядочными кудрями волосы, спадавшие на плечи Анны, были льняного цвета, настолько светлыми, что казались бесцветными. Даже изысканные черты лица ее оставались незаметными из-за белесых ресниц и бровей и кожи цвета отшлифованной слоновой кости.
Иногда Анна думала, что если бы она стояла у стены и платье кремового цвета, которое было на ней сегодня, она слилась бы с ней, и никто бы не заметил, что она там стоит. Светлые волосы и белая кожа помогли бы ей в этом.
Что ж, Анна могла бы даже проверить это на практике. Все равно об этом никто не узнал бы! Проявляя чудеса ловкости, за очень короткое время – двух оборотов минутной стрелки будет вполне достаточно, – она сможет проделать новый трюк, который мог бы спасти ее на случай, если бы ей потребовалось быстро убежать из того места, куда ей непременно надо было бы попасть.
А ведь действительно благоразумнее было бы поупражняться в мастерстве маскировки прямо сейчас, до того, как ей надо будет действовать. Да, именно это Анна проделает сию минуту.
– Элизабет, клянусь, что я смогу незаметно обойти гостиную и взять из рук ничего не подозревающих гостей хрустальные бокалы с вином, а минуту спустя они будут удивляться тому, что с ними произошло.
– Нет, тебе это не удастся. Ты разыгрываешь меня. Я хорошо тебя знаю, Анна. Тебе пора понять, что я уже не та доверчивая младшая сестра, которая смотрит на тебя, широко раскрыв глаза.
Элизабет подавила смешок, прикрыв рот рукой.
– Ты все еще сомневаешься в моих способностях? Когда же, наконец, ты признаешь мой талант, дорогая Элизабет? – Анна схватила сестру за руку, повернула ладонью вверх и, хлопнув по ней веером, велела подержать его.
– Мне надо, чтобы руки были свободными. Итак, госпожа Сомнение, смотрите… и удивляйтесь.


Лэрд Аллан, новоиспеченный граф МакЛарен, отворил двери французского балкона. Положив руку на округлое бедро своей подруги и крепко прижав ее к себе, он повел даму по темному коридору, освещавшемуся лишь тусклым пламенем свечи, мерцавшей около входа. Именно поэтому слугам приходилось провожать задержавшихся до поздней ночи гостей. Но темнота коридора была Лэрду на руку.
– Когда мы снова увидимся с вами, леди ммм… моя прекрасная леди?
– Бог мой, МакЛарен, вы ведь даже не запомнили моего имени! – Дама натянула рукава платья на плечи, без всякого стыда заправила торчащую грудь внутрь корсажа и лишь потом взглянула на графа.
Он приподнял брови и улыбнулся ей со скучающим видом – в ответ на это она притворно надула губки. Лэрд вздохнул так же неискренне.
– Пожалуйста, знайте, моя дорогая леди: то, что я не запомнил вашего имени, ничто по сравнению с тем, какую память вы оставили в моем сердце. Я так опьянен вашей красотой, что ваше имя осталось в самых дальних уголках моей памяти, но у меня нет ни малейшего сомнения, что оно так же прекрасно, как и его обладательница Вы простите меня, моя милая подруга, ведь правда?
– Ну-ну, не надо оправдываться, мой дорогой друг, – усмехнулась в ответ леди.
Положив руку на лицо молодого графа, она с нежностью потрепала его за щеку и улыбнулась.
– Сказать по правде, милорд, мои чувства нисколько не оскорблены. Даже наоборот, теперь я могу вздохнуть с облегчением. Если вы не можете вспомнить моего имени, тогда маловероятно, что мой муж узнает о… нашей небольшой экскурсии по вашему саду, не правда ли?
– Вы замужем? – Черт побери. Уже две замужние леди за сегодняшнюю ночь. Куда же подевались эти мисс, не связанные брачными узами? Все еще избегают меня, как больного оспой? Я изменился. Или, по крайней мере, пытаюсь. Замужем. Черт побери! Лэрд протянул руку и с отсутствующим видом вытащил из замысловатой прически леди веточку плюща.
– О, вы не знали об этом? – улыбнулась дама, обдав его своим горячим дыханием. – Пустяки. Моему мужу нет дела до моих похождений, уверяю вас. Он ужасно стар, в то время как вы… Вы, мой храбрый граф, как раз наоборот. Кроме того, вы еще раз должны показать мне ваш сад при луне. Все леди сегодня вечером только и обсуждают его.
Лэрд приподнял бровь в изумлении:
– Они говорят о моем саде, освещенном лунным светом?
– Да. Осмелюсь признаться, граф, что всего лишь час назад мне сказали, что этот уголок сада просто опьяняет…особенно при свете полной луны. Это правда, милорд!
Он поднес веточку плюща к ее щеке и стал щекотать ее, теребя стебелек пальцами:
– Вы видели сад, мадам.
– Но не весь. – Она рисовала пальцем волнообразную линию на его груди, спускаясь от шеи все ниже и ниже, пока не дошла до талии. – А мне было бы так приятно увидеть весь сад, особенно при лунном свете.
«Как настойчиво она смотрит вниз», – подумал граф, хотя его рассудок был в тумане от большого количества выпитого бренди и он не мог понять скрытого смысла в ее словах.
– Может, завтра вечером вы покажете мне его?
Лэрд прокашлялся:
– Мадам, приношу вам свои искренние извинения, но я должен присоединиться к своим гостям.
Ее рука спускалась все ниже и ниже, пока дама без всякого стеснения не положила ее на внутреннюю поверхность его бедра, и, прижимаясь к нему всем телом, буквально впилась в его рот своими влажными губами. Леди игриво теребила пуговицу на его штанах.
– Вы уверены, милорд?
Стараясь не допустить того, чтобы она снова возбудила его, Лэрд вырвался из ее объятий.
– Да, моя дорогая. Я должен идти.
– Правда? – прошептала она ему прямо в ухо, обдавая горячим дыханием. – Неужели у вас больше нет времени для меня, МакЛарен? Это так? Я узнала, что я не первая, кого вы водили по тропинке вашего сада, и, смею сказать, не последняя. – Она стала покусывать мочку его уха.
Лэрд отшатнулся. Взяв даму за плечи, он отодвинул ее от себя, сделав при этом шаг назад.
– Ну, если вы так со мной поступаете… – Леди бросила на него многозначительный взгляд, затем повернулась и пошла по длинному коридору по направлению к ярко освещенной шумной и душной гостиной.


Замужем! От злости Лэрд стал яростно трясти головой. Он так сильно старался больше не вести распутный образ жизни ради благополучия своей семьи, чтобы, наконец, оказаться достойным титула графа МакЛарена… и ее.
Уже более года он вел себя респектабельно, как и подобает графу, которому только что был пожалован титул. Его манеры были безупречными, а поведение – джентльменским. Вот только сегодняшний вечер оказался исключением.
Да, всего один вечер, проведенный в обществе. Один вечер – и он уже вернулся к своим беспорядочным связям. Граф покачал головой. Пропади все пропадом!
По крайней мере ему сопутствовала удача. После всего леди Гудспорт, или как там ее звали, довольно легко приняла его отказ.
Лэрд вздохнул, поднимая подсвечник со стола и поднося его к глазам, чтобы лучше рассмотреть в зеркале свое лицо.
Только взгляни на себя – какой же ты помятый и взъерошенный!
В мерцающем отражении что-то привлекло его внимание, и он приблизился к зеркалу. Глаза зеленовато синего цвета были холодными и мрачными – граф вспомнил своего покойного отца. Воспоминание расстроило его. Он сильно зажмурился и глубоко вздохнул, тряхнул головой, чтобы выкинуть мрачные мысли и воспоминания. Лэрд снова открыл глаза, пригладил ладонями темные как смоль волнистые волосы, и, повернувшись к зеркалу спиной, поставил подсвечник на стол и попытался снова завязать галстук.
– Черт побери, МакЛарен, у тебя не дом, а лабиринт, – откуда-то сверху, из галереи, раздался низкий грудной голос. Кто-то находился совсем близко.
Лэрд повернул голову и, прищуриваясь, стал всматриваться в темноту. На фоне золотистого света, пробивавшегося из-под двери гостиной, он увидел знакомый силуэт долговязого мужчины.
– И все же сегодня вечером ты предпочел сад, – сказал джентльмен.
Эпсли, подумал Лэрд, поворачиваясь к старому другу лицом, немного пошатываясь при этом:
– Где тебя носило всю ночь, приятель? Думал, ты решил не приходить на бал и направился к этой веселенькой танцовщице из оперы.
– А, больше такая возможность не представится. Во вторник решил отложить встречи с ней до лучших времен. – Украдкой Эпсли бросил восхищенный взгляд на свое отражение в зеркале, зачесывая за ухо выбившийся локон.
Лэрд покачал головой:
– Несомненно, ради другой, в два раза талантливее этой.
– Ну да, если тебе так угодно. – Артур Фэллон, виконт Эпсли, пригладил светлые кудри и приподнял вверх концы воротника рубашки, затем повернулся к Лэрду. – Но ты, должно быть, знал, что я приду. Я не забыл. Не забудь он этого тогда… К черту все это! Мы бы сегодня вечером отмечали день рождения твоего младшего братца – двадцать пять лет… а не оплакивали бы его кончину.
Лэрд взглянул на золотой перстень-печатку, который год назад принес ему заплаканный ординарец Грэхема после того рокового сражения, унесшего жизнь его брата.
– Я скучаю по нему.
– Знаю. Но ты должен понять: вне зависимости от того, что думал твой отец, смерть брата – это не твоя вина. Ты должен осознать это.
– Нет, моя. Сделай я так, как говорил отец, Грэхема, возможно, не убили бы.
Лэрд откинул голову назад, стараясь смахнуть навернувшиеся на глаза слезы. Показывать свою слабость не хотелось.
Эпсли сжал плечо друга:
– Хватит печалиться о том, что могло, а чего не могло случиться. – Словно гончая, учуявшая запах, он стал нюхать воздух. – Итак, сегодня вечером твой выбор пал на бренди, не так ли? Какой-нибудь хороший сорт? Надеюсь, что да. Правда, опасаюсь, что ты мог уже слегка опередить меня. Мне пока что не представилась такая возможность.
– Не слегка. Я тебя здорово обогнал, приятель. Как говорится, моя лошадь на корпус впереди.
Граф старался скрыть, что порядком опьянел, и с великим трудом удерживал равновесие. Его качнуло, он сделал два шага влево. Эпсли поймал Лэрда за руку и поддержал его, не давая другу упасть.
– Все понятно. Тебе больше не следует пить в одиночку, поминая Грэхема. – Уголки рта Эпсли приподнялись. – Дай мне графин и самый большой бокал. Клянусь, моя лошадь окажется впереди твоей меньше чем за час!
Лэрд улыбнулся, зная, что Эпсли говорил вполне серьезно и ему не составило бы труда догнать Лэрда. Не успел он хорошенько обдумать предложение друга о заключении пари, как заметил, что они не одни.
– Лэрд, сынок, это ты там внизу? – раздался голос графини МакЛарен из дальнего конца длинного коридора. И не Эпсли с тобой?
Боже мой!
Лэрд поморщился:
– Да, Эпсли здесь, мама. – Лэрд сделал шаг вперед, хлопнул друга по плечу и прошептал ему на ухо: – Приношу извинения, но я должен предупредить. Моя мама уже несколько часов спрашивает о тебе.
– Правда? – прошептал в ответ Эпсли. – Черт возьми, зачем я ей понадобился?
Графиня похлопала в ладоши, и оба молодых человека еще раз посмотрели в ее сторону.
– У нас гости, которые только что приехали. Пожалуйста, возвращайся сию же минуту в гостиную и поприветствуй их. Ты теперь глава семьи. Они хотят увидеть тебя, – прошипела графиня в бешенстве и тотчас направилась в гостиную.
Брови у Эпсли стали медленно подниматься, пока не коснулись золотистого локона, упавшего на лоб.
– Она немного волнуется, не так ли? Поэтому скажи мне, Мак, что потребовалось графине от меня в такой час?
– Ответ на самом деле довольно забавный. – Лэрд взглянул в ту сторону, откуда в коридор проникал свет, и поспешил предупредить Эпсли, пока графиня не вернулась.
– Ну, скажи мне. Ты меня заинтриговал.
– Представь себе, она убеждена, что ты можешь повлиять на меня, убедив занять место в Палате Лордов, унаследованное от отца.
Эпсли улыбнулся:
– И это все?
– Нет, более того, – он поднял руку, чтобы друг не смог прервать его, – она полагает, что ты можешь повлиять на меня и убедить меня жениться до конца сезона. Итак, согласиться на то, чтобы отказаться от своего разгульного образа жизни, – это одно. Но оказаться в ловушке священника? Ха! После того, что случилось с Констанс, я никогда больше не решусь на подобное безумие.
– Брак, говоришь?
Лэрд через силу засмеялся.
– Разве это не смешно? Неужели кто-то сможет убедить меня надеть этот хомут? – Он поднял брови, ожидая, что Эпсли поддержит его.
Но Эпсли воздержался от комментариев, а вместо этого пристально взглянул на Лэрда, словно он… словно он… нет, не может быть, лучший друг не мог разделять точку зрения его матери!
Но Эпсли в действительности смеялся.
Черт побери, а он ведь и правда согласен с его матерью!
– И тебе смешно оттого, что леди МакЛарен верит в меня? Уверяю, я могу быть довольно убедительным, когда в чем-то страстно убежден сам.
– Это правда, но только не в том случае, если ты окажешься в заговоре с матерью и я узнаю об этом. Тогда – извини.
– Хочешь заключить пари? – Эпсли приподнял бровь.
– Сделай доброе дело, сэкономь свои деньги и время, которое ты затратил бы на поездку в клуб «Уайт», чтобы зарегистрировать наше пари в книге клуба. Так как ты все равно проиграешь.
– В самом деле? – от удивления Эпсли приподнял обе брови. – Ты в этом уверен? – Он сложил руки на груди.
– Не имею ни малейшего сомнения. Так как, сэр, насколько я знаю, больше всего тебе нравится заключать пари на неравных условиях. Но ты подумай, что будет означать твой выигрыш. Случись мне жениться, конечно, я немного остепенюсь и стану более добропорядочным джентльменом, но моей свободе придет конец. Поэтому хочу тебя спросить: где ты найдешь себе друга, способного так же, как и ты, кутить, играть и поднимать бокалы, прославляя Бахуса?
– Кутить, да? – Эпсли почесал затылок, притворяясь, что думает о чем-то. – Думал, ты дал клятву, что остепенишься и станешь уважаемым джентльменом после твоей неудачи с леди Хенсфорт.
– Позволь мне перефразировать. Кутить и пировать в узком кругу вместе со своими близкими друзьями. В обществе я буду держаться как истинный джентльмен с хорошими манерами, который избавился от грехов своей молодости и исправился ради того, чтобы сохранить репутацию своей семьи и доброе имя МакЛаренов.
– Итак, то, чем ты сейчас занимался в саду с баронессой, называется избавлением от грехов? – Эпсли нахмурился. – Она замужем, ты знаешь?
– Да, но я слышал, что он – плохой стрелок, – Лэрд посмеялся над своей грубой шуткой. Да, лондонский сезон на этот раз начат не совсем удачно. Но только и всего. Завтра он исправится. А со временем докажет, что достоин своего титула и хорошенькой вдовы леди Хенсфорт. Он пригладил лацканы на камзоле, выпрямил спину и самоуверенно улыбнулся.
Звук каблуков на мраморном полу заставил друзей воздержаться от дальнейших комментариев.
– Снова твоя мать.
Лэрд покорно вздохнул:
– Приношу свои извинения, Эпсли. Боюсь, что тебе не удастся избежать встречи с ней.
Эпсли притворно вздрогнул, когда слова Лэрда достигли его ушей, а затем, улыбнувшись, повернулся лицом к двери:
– Леди МакЛарен, как сегодняшний вечер? – Он быстро оглянулся на Лэрда. – Ты – мой должник, ты осознаешь это? – прошептал он.
– Да, и я по-настоящему ценю твою жертву. – Усмехнувшись, граф слегка подтолкнул Эпсли вперед, прямо к графине.


Лэрд горестно вздохнул. Он стоял, прислонившись к стене в гостиной, в которой за прошедший час, пока он отсутствовал, заметно прибавилось гостей.
Леди в воздушных шелковых платьях чувствовали себя неловко рядом с джентльменами в темных камзолах. Между многочисленными группками гостей остались узкие проходы с одной лишь целью – чтобы лакеи могли продолжать разносить гостям напитки.
Лэрд посмотрел на часы и вздохнул. Черт побери, еще нет и половины двенадцатого. Довольно рано по стандартам, принятым в обществе. Он давно уже сбежал бы с этого чертового светского раута, не проходи он в его собственном городском доме.
Ему не следовало бы разрешать матери, которая только что сняла траур по отцу и брату, устраивать такой грандиозный прием здесь, на Кокспер-Стрит.
Очевидно, он сошел с ума. Почему он не убедил ее, чтобы она подождала до конца осени, а потом устроила прием в их загородном доме в МакЛарен-Холл? Но молодой граф знал, что это неосуществимое желание: его мать, графиня МакЛарен, заслужила репутацию леди, которая всегда все доводит до конца, не останавливаясь на полпути.
Бал, который она устраивала в честь возвращения МакЛарена в общество, обсуждался в свете в течение восьми недель. Пожалуй, лондонские газеты уделили этому событию столько же места в колонках светской хроники, сколько и событиям, происходившим в Парламенте. Печально, но, казалось, только он и опасался этого светского мероприятия, вовсю разрекламированного прессой.
Расстроившись, Лэрд стукнулся затылком о стену. У него не было ничего общего с этими светскими невеждами. Совсем ничего.
Ему бы сейчас быть в Ковент-Гарден или за кулисами в опере – с красивыми танцовщицами! А не здесь, тратя время на светские разговоры с молодыми леди в дорогих платьях и с сопровождающими их стариками в накрахмаленных воротниках.
Но Лэрду недавно пожалован титул графа. Он должен доказать, что достоин этого, иначе останется и долгу перед семьей.
Лэрд знал: мать очень надеялась, что в этот вечер ее единственный оставшийся в живых сын встретит женщину, которую будет сопровождать на все приемы до конца сезона. Ради матери он и пытался быть обаятельным, стараясь не выдавать печаль.
Но, что ни говори, женщинами, мало-мальски заинтересовавшими его, оказались те две, которые с охотой вызвались проводить его в сад и развеяли его печаль с таким же успехом, с каким это сделал бы стакан бренди.
Однако сегодня ночью все заканчивалось на удивление быстро. Настроение изменилось, и удовольствие от плотских утех мгновенно улетучилось. Ощущения пустоты, потерянности, вины, которые он давно уже испытывал, только обострились.
Вздохнув, Лэрд оглядел комнату, чтобы поискать какую-нибудь красотку, которая улучшила бы его настроение во время этого нескончаемого светского раута, и заметил слугу, предлагавшего гостям красное вино.
Да, это было его спасением.
Он уже собирался отодвинуться от стены, которую подпирал спиной, как вдруг перед ним появилась необычайно бледная девушка, едва не задевшая его. Странная дрожь пробежала по его телу, словно кто-то нежно пощекотал кожу.
В своем кремовом платье девушка производила поразительное впечатление, и он не мог оторвать от нее взгляда, когда она грациозно и не спеша прошла в центр гостиной, не замечаемая никем, кроме него.
Провалиться! Неужели, ему это кажется? Лэрд тряхнул головой – не наваждение ли? – и сосредоточил внимание всецело на этом нежном создании.
Очень светлые волосы девушки напоминали солнечные лучи в зимнее утро, а ее белоснежная и гладкая кожа была похожа на тончайший фарфор. Настоящий ангел во плоти.
Или, может быть, это было лишь первое впечатление? Но Лэрд очень хотел, чтобы ее образ остался у него в памяти как можно дольше, чтобы продлить удовольствие от созерцания этой прелести. Надо признать, он был поражен: эта девушка заставила трепетать и душу его, и тело.
Ему бы следовало тотчас же направиться в свою спальню, но вместо этого он сделал один неуверенный шаг в ее сторону, затем другой.
И вдруг он явился свидетелем весьма забавного зрелища.
Этот ангел вплотную приблизился к трем джентльменам, которые вели оживленную беседу, но никто из них не заметил, как она взяла бокал с красным вином из руки самого невысокого господина, затем повернулась и поставила его на поднос проходившего мимо лакея.
Довольно странный поступок – как с ее стороны, так и со стороны любого, кто способен сотворить подобное.
Но, к его удивлению, она еще раз повторила этот трюк. На сей раз она взяла бокал из рук хихикающей дебютантки, слишком поглощенной беседой, чтобы заметить, как кто-то взял хрустальный бокал у нее из рук.
Чем она, черт побери, занимается? Уму непостижимо!
Как раз в это время мимо Лэрда проходил лакей. Он остановился около хозяина на некоторое время, давая Лэрду возможность взять с серебряного подноса наполненный вином бокал.
Довольно забавная мысль пришла в голову молодого графа. В глазах засветились озорные огоньки, и он ухмыльнулся. Лэрд торопливо пошел вслед за девушкой-ангелом, медленно обходившей гостиную, в которой было полно народу. С пристальным вниманием он наблюдал за тем, как она высматривала очередную жертву.
Прекрасно, просто прекрасно – теперь она шла к нему. Он подыграет ей. Так, пусть подойдет поближе. Хорошо.
Он стал оживленно беседовать с кем-то из гостей в надежде, что его явное невнимание к происходящему заставит ее выбрать его в качестве своей жертвы. Лэрд стал довольно громко смеяться, словно кто-то рассказал ему какой-то забавный анекдот. Он знал, что в этот момент ее внимание было сосредоточено на нем. Девушка приблизилась к нему. Лэрд чувствовал тепло ее тела, когда она кружила около его собеседников, ожидая удобного момента.
Сердце напряженно билось, но он не осмеливался взглянуть на нее и только изредка бросал косые взгляды.
Все ближе и ближе подходила она. И вот это, наконец, произошло. Своими нежными пальцами, облаченными в перчатку, она взяла бокал за ножку и стала тянуть его на себя. Граф быстро поднял свободную руку и, прежде чем она поняла, что происходит, схватил ее за запястье и крепко сжал его.
Девушка тихо ахнула и взглянула на него. Лэрд даже присвистнул, когда их взгляды встретились, и брови его приподнялись в изумлении.
Черт побери!
Ее волосы, кожа и даже платье были почти бесцветными, а губы и щеки напоминали нежно-розовые лепестки вишни, цветущей весной. А глаза! Словно сверкнули два золотистых огонька в обрамлении изумрудной зелени.
С минуту они стояли молча, не двигаясь и не произнося ни слова, даже не моргая. Он даже не осознал этого. Казалось, время замедлило свой ход в этом маленьком пространстве.
Молчание прервалось, когда внезапно, передразнивая его, девушка с озорством приподняла свою тонкую бровь. Быстрым движением она вырвала запястье из его руки, повернулась и присоединилась к группе прогуливающихся дам. В ту же минуту она исчезла.
У Лэрда пересохло во рту, он все пытался рассмотреть, в каком направлении ушла девушка, в рассеянности поднял руку, чтобы сделать глоток из своего бокала, но слишком поздно увидел, что бокал исчез.
Все-таки этой озорнице с золотистыми глазами удалось его унести.
Граф поднес к губам пальцы, сжатые в кулак, и ухмыльнулся. Вдруг Лэрд понял свою ошибку.
Черт возьми! Внутри этой девушки пылал загадочный и манящий костер. Возможно, она и была той единственной женщиной, которая в этот вечер вызвала его интерес, а он даже не удосужился спросить ее имя. Было уже два часа ночи, но казалось, что этот светский раут никогда не закончится.


Сколько времени они провели на этом многолюдном приеме, Анна не знала. Да это и не имело значения. Через час она будет дома в своей постели… или в кандалах. От этой мысли у нее застучало в висках.
– Анна, Лиливайт подал знак. – Элизабет, стоявшая у холодного камина, исполняя роль часового, обернулась и посмотрела на сестру. – В коридоре никого нет. Иди. Иди сейчас же.
Завитки волос на нежной шее Анны поднялись вверх.
– Это безумие, Элизабет. Я не могу сделать этого, просто не могу.
– Нет, можешь. Ты знаешь, что должна это сделать. Нет другого способа. Это наш единственный шанс.
– Но в доме остались, по крайней мере, полсотни гостей. Что, если меня увидят? Или, еще хуже, поймают снова?
– О, Анна, перестань беспокоиться. Тот джентльмен пока что не предпринял никаких действий. Ты просто играла в игру, а кто из нас не делал этого во время светских приемов?
– Это не было игрой, Элизабет. Я оттачивала свое мастерство, собирала смелость в кулак. Но потом он увидел меня, когда никто вокруг не замечал. Разве ты не понимаешь? Я не готова. Он увидел меня. – Анна обеспокоенно посмотрела в сторону коридора, находившегося за лестницей.
– Какое это имеет значение, даже если он и заметил тебя? Он был совершенно пьян. Вряд ли он запомнил тебя. – Элизабет схватила Анну за запястье. – Кроме того, Старые Повесы начеку, если что-либо пойдет не так. Посмотри вон туда.
Она кивнула в сторону старого джентльмена, круглого, как яблоко. Он стоял в дверях гостиной и почесывал свой необъятный живот.
– Ты видишь? Лиливайт уже там.
– Граф в гостиной? – Анна окинула взором комнату. – Если его здесь нет, возможно, он уже пошел спать и лежит в своей постели. Кто-нибудь подумал об этом?
– Откуда, скажи на милость, мне знать? Более года он не появлялся в обществе, поэтому я не смогу узнать его. Но Лиливайт уже стоит на лестнице около часа. Никто не проходил мимо него.
– Я не могу пойти, – взмолилась Анна, задрожав всем телом.
– Нет, можешь. – Элизабет подтолкнула Анну к лестнице. – Никто, кроме тебя, не может сделать этого, сестра. И ты знаешь об этом.
Анна молча посмотрела на Элизабет.
Она действительно знала.
Их сестра Мэри, располневшая, на шестом месяце беременности, покинула Лондон и поселилась за городом вместе со своим обожаемым мужем.
Зная, насколько безумна их затея, Анна понимала, что Элизабет с ее медными золотыми кудрями вряд ли сможет сделать хотя бы шаг, чтобы тотчас же не привлечь внимания какого-либо джентльмена.
А вот Анна – нет. Она всегда с болью в сердце признавалась себе, что никогда не привлекала внимания присутствующих и ни один джентльмен не пытался узнать ее имя.
Но почему кто-то должен обращать внимания на нее? Она была просто Анной, средней из сестер Ройл. Той, что следила за своими манерами. Той, что следовала правилам этикета и никогда не делала ничего, что могло бы привлечь чрезмерное внимание к ней и к ее семье.
Ну, по крайне мере, до сегодняшнего дня.
Через открытую дверь гостиной Анна бросила беспокойный взгляд на Лиливайта. Он, сверкнув глазами, поднял подбородок и указал дорогу.
– Иди, Анна.
Она кивнула и, вздохнув, направилась к лестнице.
До этого момента более всего она хотела, чтобы ее заметили, чтобы ее увидели и оценили.
Но в этот вечер, пока она осторожно пробиралась по элегантной гостиной, в которой присутствовали все сливки лондонского общества, Анна специально не поднимала своих золотистых глаз и не делала попыток вызвать у кого-либо из присутствующих желание познакомиться с ней. Она должна полагаться на свой талант оставаться незамеченной. Невидимкой. Ее будущее зависело от этого.
Приподнимая край платья, она шла по величественной лестнице, которая вела в спальню графа. Сердце сильно колотилось, пока она тихими, неслышными шагами поднималась на второй этаж.
Девушка прижала ухо к двери и прислушалась. За дверью стояла тишина. Она нащупала пластинку, закрывающую замочную скважину, отодвинула ее, наклонилась и посмотрела сквозь узкую щель. Анна не увидела света свечи. Она вообще не заметила никакого света.
В комнате царила темнота.
Анна выпрямилась. Надо же, корсет внезапно показался ей необычно тесным. Ей с трудом удавалось наполнять свои легкие воздухом, потому что дыхание ее было затруднено.
Это сумасшествие. Сумасшествие!
Но она понимала, что обратного пути нет. Затаив дыхание, кончиками пальцев Анна осторожно нащупала ручку, повернула ее, а затем проскользнула в темную комнату, беззвучно прикрывая за собой дверь.
Бог мой, она здесь – в спальне графа!
Все теперь зависит от нее. Она должна найти письма. Она должна.
Старые Повесы сказали ей, что это был единственный шанс. Прожди они дольше, и новоиспеченный граф нашел бы их и доставил принцу-регенту. Она должна рискнуть.
Анна ожидала, пока глаза привыкнут к темноте. Лунный свет не проникал в спальню, в комнате стояла такая темень, что казалось, кто-то набросил на глаза кусок темного бархата.
Если бы только она смогла найти окно и приподнять шторы, чтобы лунный свет проник в спальню! Луна появилась сегодня на небе гораздо раньше обычного, и создавалось впечатление, что она висела где-то очень близко. Холодный голубой свет мог бы помочь Анне в ее поисках.
Она слышала биение своего сердца. Держа руки перед собой, широко растопырив пальцы, Анна вслепую шла по спальне. Наконец-то окно!
Девушка схватила гладкую атласную ткань шторы и отодвинула ее, впуская холодный свет в комнату.
Тотчас же она услышала шорох за спиной. Повернувшись, Анна увидела огромную приближавшуюся тень. Глаза девушки расширились от страха.
Господи, помоги!
Она была не одна.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Как соблазнить графа - Кэски Кэтрин



Сюжет немного истоптан, вначале книги чувствуется интрига и предполагается увлекательная история, но увы! Ожидания не оправданы, характеры героев поверхностны, концовка напоминает просмотр фильма в режиме быстрой прокрутки...
Как соблазнить графа - Кэски КэтринItis
19.06.2012, 11.20





Один раз можно прочитать.
Как соблазнить графа - Кэски КэтринК
21.04.2014, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100