Читать онлайн Взаимное влечение, автора - Кэрролл Ширли, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взаимное влечение - Кэрролл Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взаимное влечение - Кэрролл Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взаимное влечение - Кэрролл Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэрролл Ширли

Взаимное влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Тери поблагодарила родственника Марии, который отвез ее домой. Он выглядел таким расстроенным. Тери искала слова, чтобы выразить, что она испытывает. Гнев, боль, печаль?
Она ходила по своей гостиной, стиснув руки. Ей было холодно, ее знобило, несмотря на теплую погоду.
Тери как заведенная все ходила по комнате. Надо было лечь спать, но ей казалось, что заснуть она не сможет. Со слов Сэма она знала, в какую больницу отвезли Шеффа.
Она решила туда поехать. Может быть, она чем-то сможет помочь? Если нет, то хоть узнает, в каком состоянии Шефф.
Она схватила ключи и побежала к машине. Сегодня она не будет опускать крышу, хотя солнце так и печет. Почему сегодня прекрасная погода, ведь произошла такая трагедия? Ей казалось, что день должен быть серым, как если бы само солнце надело траур, чтобы дать знать людям на земле: обратите внимание, прекрасный, всеми уважаемый человек тяжело ранен. Но люди спешили по своим делам, как будто ничего не произошло.
Интересно, где сейчас может быть Сэм? Она знала, что он очень переживает, но у нее не было возможности с ним связаться.
Она подъехала к больнице, облицованному гладкой плиткой новому зданию на окраине города, и припарковала машину. Перед входом она помедлила. Прошло много времени с тех пор, как Тери кого-нибудь навещала в больнице. В последний раз это было, когда она еще жила с родителями и ее мать была больна. Тери вспомнились запахи лекарств и дезинфекции, накрахмаленное белье, холодный металл поручней каталки. От этих воспоминаний ее зазнобило.
Набравшись смелости, Тери глубоко вздохнула и толкнула дверь.
Ее охватили ненавистные запахи и звуки больницы. Стараясь не обращать на них внимания, Тери быстро пошла вперед. Надо узнать, как чувствует себя Шефф.
– Меня интересует состояние полицейского, которого ночью привезли к вам с огнестрельным ранением, – сказала она медсестре, сидевшей в приемном покое.
– Я слышала, что он плох, – покачала головой женщина.
– Могу я повидать его родственников?
– Они в комнате ожидания на втором этаже. Полицейские тоже там.
Тери поблагодарила и пошла к лифту, опустив голову и глядя, как ее ноги ступают по линолеуму пола. Знакомые звуки, движение больничных лифтов, скрип резиновых колес каталок, треск переплетов медицинских карт, напомнили ей о долгих часах, проведенных у постели матери. Тери страстно молилась тогда, чтобы ее мать поправилась, но иногда ей начинало казаться, что лучше бы ее мать спокойно умерла и больше не страдала от боли.
Выйдя из лифта на втором этаже, через открытую дверь комнаты ожидания Тери увидела Марию, сидевшую на диване, комкая в руках носовой платок. Знакомый Тери сержант, с которым она говорила в участке в тот день, когда ее задержал Сэм, и человек, которого Тери не знала, сидели рядом с ней. Сержант дружески сжимал руку Марии.
Тери тихо вошла в комнату. Она не была уверена, стоило ли ей сюда приходить. Она огляделась. Тут были еще полицейские в форме, которые пили кофе и тихо говорили о чем-то в углу. Несколько человек – родственники Шеффа, как показалось Тери, – стояли рядом с Марией, проявляя сочувствие.
Сержант поднял глаза, узнал Тери и кивнул ей. Он похлопал Марию по руке, поднялся и подошел к Тери.
– Здравствуйте, мисс Франклин.
– Вы меня помните, сержант?
– Да, конечно. Сэм говорил, что он встречался с вами неофициально.
– Шефф… То есть офицер Шеффер… Он поправится?
– Это станет ясно через некоторое время. Но надежды мало, – негромко ответил сержант. – Остается только ждать.
Тери услышала, как за ее спиной кто-то ходит. Звуки показались ей знакомыми: постукивание дубинки о ремень, поскрипывание кожи кобуры и тяжелых ботинок.
Она обернулась и увидела Сэма. С того дня, когда он остановил ее машину на дороге, она не видела его в полицейской форме. У Тери захватило дух.
С головы до пят он был воплощением представителя закона. Его накрахмаленные и выглаженные темно-синие брюки и рубашка выглядели безупречно, без единой складки, кроме положенной стрелки на брюках. Сэм держался очень прямо. Его серебряная бляха блестела под больничными лампами дневного света. Когда он двигался, его ремень, из-под которого торчала полицейская дубинка, и кожаная кобура издавали тот самый скрипящий звук. В полицейской форме он выглядит совсем другим, подумала Тери. Его вид внушал уважение и даже страх.
Сэм пристально смотрел на Тери, не произнося ни слова. На его лице не отражалось никаких чувств, но Тери знала, что это всего лишь маска.
– Сержант, я хотел зайти к Шеффу, перед тем как заступать на дежурство, посмотреть, не лучше ли ему.
– Ему не лучше, – покачал головой сержант.
Сэм сжал зубы.
Он отвел Тери в сторону.
– Спасибо, что пришла. И за то, что присмотрела за детьми.
Тери сжала его руку:
– Я очень хотела бы чем-то помочь. Я так хочу, чтобы он поправился.
– Я знаю. Я тоже хочу этого. Мне надо было быть с ним на дежурстве.
– Не говори так.
На его щеках проступили желваки.
– Тебе было трудно прийти сюда? Я знаю, ты не выносишь больницы, из-за твоей матери и вообще.
– Это сейчас не имеет значения.
Он пристально посмотрел ей в глаза, затем взял за подбородок и провел большим пальцем по нижней губе:
– Мне надо идти. Скоро начнется мое дежурство.
Она кивнула. Он пошел к выходу, и она поняла, что ничего больше не может сделать. Врачи не знали, когда станет ясно, выкарабкается Шефф или нет. Мария была не одна, ее поддерживали родственники, но Тери чувствовала, что должна что-то ей сказать. Она надеялась, что нужные слова найдутся сами.
Несколько шагов до того места, где сидела Мария, Тери преодолела через силу: ноги вдруг показались ей свинцово-тяжелыми. Подойдя к Марии, Тери нерешительно тронула ту за колено.
Мэри подняла на нее красные, опухшие глаза.
– Тери.
– Мне очень жаль Шеффа, Мария. Он поправится, я уверена.
Мария ничего не ответила, уставившись невидящим взглядом в угол комнаты. Тери была уверена, что Мария вспоминает счастливые времена.
В этот момент один из родственников Шеффа принес Марии чашку кофе. Тери тихонько отошла от них и направилась к выходу.
Они ничего не могли сделать. Только ждать.
Еле переставляя ноги, Тери вошла в свою квартиру и устало направилась в спальню. Она стащила с себя одежду и забралась под одеяло, укрывшись с головой.
Она чувствовала себя слабой, опустошенной, беспомощной. Что сейчас чувствует Сэм, она даже боялась себе представить. Тери не знала, сможет ли заснуть, но решила попытаться.
Когда она услышала громкий стук в дверь, ей показалось, что она спала всего несколько минут, но оказалось, что прошло уже несколько часов. Солнце стояло высоко в небе.
Она схватила халат, накинула его и, завязав пояс, босиком подбежала к двери. Она совсем не выспалась и чувствовала себя разбитой. У нее болела голова, глаза воспалились.
Из-за двери она услышала знакомый голос. Сэм повторял ее имя и не останавливаясь барабанил в дверь.
Она отперла дверь, и Сэм вбежал внутрь. Он судорожно схватил Тери в объятия, как утопающий хватается за соломинку. Тери почувствовала, как у него дрожат руки. Сэм уткнулся лицом в ее волосы. Он был в полицейской форме, и Тери ощущала жесткую ткань его накрахмаленной рубашки. Пряжка ремня и пуговицы его формы отпечатались у Тери на коже. Халат ее распахнулся.
Руки Сэма скользнули под ее халат. Под халатом на Тери были только маленькие трусики. Сэм, с силой прижимая ее к себе, медленно ласкал ее тело, водя руками по спине и бедрам. Пряжка его ремня больно впилась в ее живот.
– Тери… – В его голосе звучало отчаяние.
Она обняла его за шею, поднявшись на цыпочки. Потом обхватила его голову, притянула к себе и нашла губами его рот, позволяя ему поглотить ее, отвечая на его отчаянную мольбу тем, что единственно могло помочь ему в данный момент. Он подхватил ее руками под ягодицы и, приподняв, тесно прижал к себе. Оторвавшись от ее губ, он страстно, горячо целовал ее шею.
– Идем.
Тери взяла его за руку и повела в спальню. Она усадила его на край кровати и встала между его ног. Затем сбросила халат. Он посмотрел на нее изголодавшимся взглядом и притянул к себе, прижавшись лицом к ложбинке между грудями. Тери медленно начала расстегивать пуговицы на его рубашке, Сэм покрывал ее груди поцелуями, и они становились все более страстными. Его руки стащили с нее трусики, и она коротко вздохнула, когда его рука ласкала ее между ног.
– Тери, останови меня.
– Нет. Не теперь.
Он судорожно вздохнул и начал гладить ее рукой, круговыми движениями водя пальцем в ее самом интимном месте, разделяя нежную плоть и лаская ее, пока не почувствовал достаточно влаги, чтобы ввести внутрь палец.
Тери напряглась и крепко обхватила его за шею, когда он оказался внутри. Это была первая близость между ними, такая приятная, такая естественная… Он вынул палец и продолжал ласкать ее кончиками пальцев, водя ими по кругу до тех пор, пока она от страсти уже чуть не кричала. Она распахнула его рубашку и принялась нетерпеливо расстегивать пряжку его ремня. Его руки помогли ей справиться с ним, и вместе они спустили его брюки. У Тери занялось дыхание, когда она увидела его готовым к любви.
– Ты боишься? – нежно спросил он.
– Нет, – прошептала она. Скользнув мимо Сэма, Тери легла на кровать и протянула к нему руки.
Он отбросил ногой брюки и окинул ее взглядом с головы до ног.
Тери подумала, что при других обстоятельствах она бы залилась краской. Но в тот момент она видела только жгучее желание в глазах Сэма и позвала его к себе.
Он лег на нее, покрывая дождем поцелуев ее губы, лицо, шею. Его руки, казалось, были повсюду, стремясь ощутить ее всю. Они скользили вверх и вниз по ее телу, гладили груди и требовательно ласкали между ног.
Когда он, наконец, опустился на колени между ее ногами и потянул ее за бедра навстречу себе, она сомкнула согнутые ноги у него за спиной, страстно желая его. Она хотела почувствовать его в себе, хотела его всего.
Промедление чуть не свело ее с ума. Она нетерпеливо притянула его за плечи и приподнялась, чтобы принять его.
Когда он вошел в нее, ей показалось, что он разбился на мельчайшие осколки. Дрожь прошла по его телу, и у него вырвался короткий вздох, это была волна невероятного облегчения, словно он вернулся домой. Он остановился на миг, пока его тело сотрясала крупная дрожь, затем он спрятал лицо в подушке, на которой лежала ее голова, и начал исступленно двигаться, словно лишь ее тело могло принести ему утешение.
Она готова была на все, чтобы его утешить. Она отвечала ему с безудержной страстью, желая исцелить его, вернуть ему силы.
Через несколько минут он в последний раз глубоко вошел в нее, и у него вырвался громкий стон.
Спустя некоторое время Сэм приподнялся и лег рядом, не выпуская Тери из объятий.
– Прости меня. Я не хотел, чтобы это произошло вот так.
Она погладила его плечо, наслаждаясь ощущением его обнаженного тела, лежащего рядом с ней, твердостью его мускулов.
– Почему? Я не жалею.
Он приподнял голову и пристально посмотрел ей в лицо:
– Не жалеешь?
– Ничуть. – Она откинула волосы с его лба и нежно поцеловала его в губы.
Он притянул ее к себе и прижался лицом к ее груди:
– Ты мне так нужна.
– Я знаю. – Она погладила его по волосам.
– Я должен идти.
– Я понимаю.
– Неизвестно, когда мы сможем снова увидеться. Дел на работе невпроворот.
– Ничего. Вы узнали, как это случилось?
Лежа на спине и глядя в потолок, Сэм нехотя произнес:
– Он остановил на шоссе какую-то машину. Обычное дело. Или почти обычное… Все должно было пройти нормально. – Сэм нахмурился: – Странно. Не понимаю, почему Шефф вообще вышел из своей машины и зачем так далеко отошел. Преступники заманили его к обочине дороги и хладнокровно застрелили.
Взгляд Сэма снова стал жестким. Он перебрался через Тери одним быстрым движением и спрыгнул на пол. Подобрав одежду, он стал натягивать ее на себя.
– Больше нам ничего не удалось узнать.
Он посмотрел на Тери, и в его глазах она заметила ледяной блеск, от которого дрожь прошла по ее спине.
– Но мы все выясним.
Тери внезапно стало холодно, и она зябко потерла себя ладонями. Сэм поймал ее руку и притянул Тери к себе. Он стал водить губами по ее груди, по ее телу, потом нежно погладил груди.
– Ты такая красивая, – прошептал он, страстно глядя на нее, но через секунду резко отстранился и застегнул молнию на брюках.
Он поднял свой пистолет и засунул его в кобуру. Тери вздрогнула.
Она нагнулась, подняла халат и накинула его на себя. Сэм снова положил руки на ее груди, нежно лаская их, обводя соски большими пальцами.
– Я понимаю, что ты сделала для меня. Но ты заслуживаешь лучшего. – Он приподнял ее подбородок и провел пальцем по ее губам. – И в следующий раз ты это получишь, обещаю, – лукаво добавил он, наклонившись, чтобы коснуться губами ее лба. Затем он нежно запахнул полы ее халата и направился к двери.
– Ты, может быть, голоден? – спросила Тери, идя за ним. – Когда ты в последний раз что-нибудь ел?
– Я выпил кофе, когда ехал сюда.
– Только кофе? Подожди, я сейчас что-нибудь приготовлю.
Когда Сэм выходил, Тери заметила, что, несмотря на свое горе, он улыбнулся. Она вдруг поняла, почему он улыбается. Она ведет себя и говорит как жена. Жена полицейского.
Как громом пораженная, Тери замерла перед телевизором, стоявшим в углу бара, комкая в руках полотенце. Все другие звуки ресторана – звяканье тарелок, голоса и смех клиентов, звон бокалов – отдалились, и она перестала их слышать. Тери слышала только сообщение с экрана, от которого у нее закружилась голова:
– Офицер полиции, который был ранен в начале этой недели во время обычной дорожной проверки, сегодня скончался.
Остальные слова диктора слились в монотонный гул. Все вокруг стало расплывчатым и мутным. Тери стояла, глотая слезы.
– Тери, с тобой все в порядке? – Ханна участливо смотрела на нее.
– Ханна, Шефф умер.
– О Боже, нет! – Ханна горестно наморщила лоб. – Ужасно. Просто не верится.
– И мне тоже. Я очень надеялась, что он выкарабкается.
– Его жена, дети…
– Да. И Сэм. Это известие его убьет. Я должна быть с ним. – Она взглянула на часы.
– Тебе уже немного осталось до конца смены. Ты можешь попросить твою сменщицу прийти пораньше?
– Я попробую. – Тери повернулась к телефону и набрала номер.
Через полчаса она, на ходу снимая передник, уже выбегала из бара. Она звонила в полицейский участок, но смена I Сэма уже закончилась. Куда же он мог деться? Сидит дома и не берет трубку? Это на него не похоже.
Где он может быть?
Тут Тери вспомнила о водопаде. Сэм говорил, что он часто туда приходит. Там он рассказал ей о своем отце. Там ему легче справляться с самыми тяжелыми переживаниями или делиться ими с кем-то близким.
Тери села в свою машину и постаралась вспомнить, где находится парк. Она пыталась припомнить туда дорогу. В любом случае стоило попытаться.
Через какое-то время она подъехала к парковочной стоянке на вершине холма. Мотоцикл Сэма стоял в дальнем конце стоянки, где начиналась лестница, спускавшаяся к водопаду.
Тери остановила машину и выскочила из нее, хлопнув дверью. Подбежав к лестнице, она стала осторожно спускаться по гладким каменным ступеням, придерживаясь рукой за стену, чтобы не поскользнуться. Она не поможет Сэму, если сломает ногу. Ей очень хотелось как можно быстрее его найти.
Выйдя на ровную площадку, Тери увидела Сэма сидящим на плоском камне, где в прошлый раз сидела она. Он смотрел на воду, сидя неподвижно, как статуя; даже его грудь, казалось, не поднималась при дыхании.
Тери тихо подошла к нему:
– Сэм…
Он посмотрел на нее снизу вверх. В его глазах было отчаяние.
Она опустилась на камень рядом с ним и просунула свою ладошку между его стиснутыми руками. Он взял ее ладонь в свои руки, затем отвернулся и снова стал смотреть на водопад.
Они молча сидели на камне, пока не село солнце. Воздух стал холоднее, и стрекотание сверчков сливалось с грохотом водопада.
Похороны состоялись на следующий день. Сэм был одним из тех, кто выносил гроб. Тери стояла в стороне и смотрела, как Сэм и другие полицейские в темно-синей форме ставят гроб с телом Шеффера в катафалк.
Мария все это время молчала. Стоя с высоко поднятой головой, она смотрела прямо перед собой, ничем не проявляя своих чувств. Тери и не подозревала, что Мария может быть такой сильной. Сознание неизбежности смерти близких было невыносимо для нее. Сестра как-то сказала ей, что жена полицейского каждый день проживает со страхом. Тери не была уверена, что смогла бы выдержать такую жизнь.
Длинная процессия потянулась через весь город на кладбище. Бесконечной вереницей двигались полицейские машины с включенными мигалками на крышах и черные лимузины с высокопоставленными официальными лицами. В городе был объявлен траур. Убийство полицейского, да еще во время дежурства, было чрезвычайным происшествием.
После похорон Тери поехала в дом Шеффа. Ей пришлось оставить машину за целый квартал – все места были заняты. Ее сверкающий ярко-красный кабриолет резко контрастировал с припаркованными рядом полицейскими «крузерами» и автомобилями без опознавательных знаков, также принадлежавшими полиции. Тери пошла к дому пешком. Во дворе множество людей, одетых в черное, стояли поодиночке и группами, тихо переговариваясь между собой.
В доме шторы были опущены и царила траурная атмосфера. Повсюду стояли люди с чашками кофе или пунша в руках. Женщины – жены полицейских, как поняла Тери, – хлопотали на кухне и накрывали обеденный стол в столовой. Мария сидела в большом кресле в углу комнаты, а люди по одному подходили к ней и говорили ей несколько слов. Тери показалось, что Мария очень устала, но все равно через силу старалась улыбнуться и пожать руку каждому.
Со двора слышались веселые крики и звуки игры. Странно было слышать детский смех при такой тягостной атмосфере в комнате, но пусть играют, раз им так легче, подумала Тери. Жаль, что взрослые так не могут.
– Тери!
Она обернулась и увидела Сэма, пробиравшегося к ней через толпу. Он, как всегда, был очень красив в полицейской форме, но его глаза были красными, а лицо – посеревшим. Не было никаких сомнений, что прошлую ночь он не спал.
– Сэм… – Она взяла его руку двумя руками и пожала ее.
Он погладил ее по спине, провел пальцем вдоль ложбинки на шее сзади, пристально глядя Тери в глаза. Его взгляд говорил, что он очень благодарен ей за то, что она пришла.
– Тебе, наверное, не хотелось сюда приезжать? Ведь здесь одни полицейские…
– Ничего.
– Мария хочет поговорить с тобой.
– О, нет, я не могу!
– Тери, это нужно, она спрашивала именно о тебе.
– Но, Сэм, она выглядит очень усталой.
– Я и сам вижу, но она очень расстроится, если ты уйдешь, не сказав ей ни слова. Я это знаю наверняка.
– Ну ладно, если ты настаиваешь…
Сэм за руку подвел Тери к креслу, где сидела вдова, усадил ее рядом на низкий стул и отошел, чтобы женщины могли поговорить.
– Спасибо, что побыли с детьми той ночью, Тери.
– Мария, не нужно благодарности. Я была рада вам помочь.
Мария похлопала ее по руке:
– Я хочу сказать вам спасибо. Вы чудесная девушка, Тери.
– Примите мои глубокие соболезнования, Мария.
– Да. Знаете, Тери, я не хочу, чтобы это повлияло на ваши отношения с Сэмом… Вы нужны ему, я знаю.
– Я понимаю, Мария. Но, честно признаться, я боюсь.
– Все мы живем в страхе, Тери. Каждый день. Никогда не знаешь, когда у тебя отнимут жизнь. Но пока мы живы, надо брать из отпущенного нам счастья как можно больше. Я прожила с Шеффом целую счастливую жизнь и никогда этого не забуду. И никогда не пожалею об этом. – Она стиснула руку Тери. – Если вы, ребята, расстанетесь по другим причинам, я скажу: да, всякое бывает. Но пожалуйста, Тери, не отказывайся от него лишь потому, что он полицейский.
Она еще раз сжала руку Тери, перед тем как отпустить ее, и повернулась к другому человеку, подошедшему к ней с соболезнованиями.
Тери тихо встала и направилась к выходу во двор, пробираясь сквозь гудящую толпу, мимо ломившегося от угощений стола. Ей было необходимо глотнуть свежего воздуха.
Крики и смех играющих детей по-прежнему разносились по двору. Дети бегали по саду, догоняя друг друга. Только старшая дочь Шеффа сидела на качелях одна, поддавая ногой пыль. Сердце Тери сжалось от жалости.
Несколько взрослых толпились во дворе. Двое мужчин, стоявших отдельно от всех, громко смеялись, прямо-таки хохотали над чем-то. Тери это показалось странным. Она узнала голос одного из этих мужчин: это именно он раздраженно спорил с кем-то, стоя за забором на барбекю в доме Шеффа.
Один из мужчин заметил, что Тери смотрит на них, и толкнул локтем другого. Тот пристально посмотрел на нее, и их смех тут же оборвался.
Неизвестно почему, у Тери мурашки побежали по коже. Она повернулась и вернулась в дом, чтобы найти Сэма.
Она обнаружила его в углу столовой. Сэм что-то доказывал другому полицейскому. Выражение его лица было жестким, он был напряжен, как сжатая пружина. Тери очень ясно представила себе литые мускулы под полицейской рубашкой.
Подойдя ближе, она услышала его слова:
– Мы должны найти этих ублюдков! Не могу поверить, что они все еще свободно и безнаказанно разгуливают по улицам нашего города. Мне бы их только найти, что делать дальше, я знаю.
– Сэм, – тихо окликнула его Тери.
Он резко обернулся. Но когда он увидел ее, его взгляд потеплел.
– Иди сюда, дорогая.
Он обнял ее, и представил своему собеседнику.
– Мне пора идти, Сэм.
– Хорошо. Я провожу тебя до машины. Он обнял ее за плечи и провел через толпу.
– Где ты оставила машину?
– Дальше по улице.
– Я провожу тебя.
– Не надо, со мной все в порядке. Ты можешь понадобиться в доме.
Он бросил взгляд в сторону дома. У Марии хватит сил выдержать все это, но он ни в коем случае не хотел оставлять ее одну.
– Как дети восприняли эту трагедию, Сэм?
– Занятные существа эти дети. Совершенно непонятно, что они на самом деле чувствуют. Они умеют скрывать свои эмоции. Я знаю это по себе. – Он засунул руки в карманы.
– Извини. Я задала глупый вопрос.
Сэм растерянно провел рукой по волосам.
– Прости, я просто не выспался. Я же понимаю, что ты беспокоишься о девочках. Честно говоря, я просто не знаю, что они сейчас испытывают. Я попытался поговорить с ними, но старшая отказалась разговаривать…
– Я заметила.
– А две другие пока не понимают, что произошло. И еще долго не поймут. Вот так обстоят дела. Мне кажется, больше всего поддержка нужна Марии. Она никак не может смириться с этой трагедией. Мы обязаны поймать этих подонков. Тогда ей станет хоть немного легче.
– Но ведь не ты ведешь это дело? Я думала, полицейским не разрешается участвовать в расследовании убийств их сослуживцев?
– Мы все ведем это дело. Пока мы не найдем убийц Шеффа, мы не успокоимся, перевернем все вокруг. Если понадобится, мы перевернем вверх дном Миннеаполис и Сент-Пол.
Тери не понравился ледяной блеск его глаз. Он так же смотрел на нее в тот день, когда принял ее за преступницу и повалил на багажник «бьюика». Но сейчас выражение его глаз было еще жестче, еще беспощаднее.
– Вы кого-нибудь подозреваете?
– Пока никого, но мы найдем. Я не знаю, сможем ли мы с тобой проводить много времени вместе в ближайшее время. Я, как и все наши, буду использовать каждую свободную минуту, чтобы найти убийц.
– Понимаю. Ну, ты знаешь, где я живу.
Он кивнул и поцеловал ее в макушку, но чувствовалось что мысли его сейчас далеко.
– Сэм?
– Да?
– Не знаю, важно это или нет… Но эти двое мужчин на заднем дворе… Кажется, ты говорил, что одного из них зовут Рэйли… Они очень странно себя ведут.
Сэм рассеянно кивнул. Его мысли были очень далеко отсюда. Он думал о подозреваемых, возможных причинах убийства и пытался понять, почему его погибший напарник и лучший друг вел себя так неосторожно. Лучше ему не мешать, подумала Тери. В конце концов, вряд ли так уж важно то, что она видела.
Она медленно побрела к машине, а Сэм так и стоял, глядя на дорогу невидящим взглядом, и о чем-то сосредоточенно думал. Тери решила, что он и не заметил, как она ушла.
После полуночи Сэм сел за руль патрульной машины, бросив мрачный взгляд на своего нового напарника Дэйва, который прямо сказал Сэму, что вид у него еще тот. Наверное, Дэйв был прав. Сэм сравнивал себя сейчас с патрульной машиной, совершившей пробег в 250 тысяч миль. Его глаза воспалились, а шея ныла. Последнее время он работал круглосуточно, выкраивая всего три-четыре часа на сон, все свободное время посвящая раскрытию загадки убийства Шеффа. Но во всем департаменте ни у кого не было ни малейших предположений о возможных мотивах убийства, и пыл сыщиков несколько угас.
Сержант велел Сэму отправляться домой и как следует отдохнуть. Сэм сознавал, что ему не стоит выходить на дежурство, если нервы натянуты до предела, но он ничего не мог с собой поделать. Он не мог оставаться в участке или дома до тех пор, пока убийцы Шеффа гуляют на свободе. А найти их – его долг перед другом.
Они патрулировали центральные улицы Миннеаполиса. Все было спокойно. Ночь выдалась холодная, и большинство жителей сидели дома, что хоть немного облегчало работу полицейских.
– Что это за толпа возле культурного центра? – спросил Сэм Дэйва, кивнув в сторону людей, прячущихся от холода за большими дверями здания.
– Разве вы забыли? Сержант нам говорил. Вы, должно быть, прослушали. Мы должны бывать здесь сегодня как можно чаще. Сегодня люди будут всю ночь стоять в очереди, чтобы утром первыми успеть к кассам и купить билеты на рок-концерт группы «Рэм Джем». Слышали о них?
Сэм начал закипать:
– Я ведь говорил Тери и ее друзьям, как глупа и опасна эта затея! Но сейчас готов держать пари, что они стоят где-то здесь, не поверив ни одному моему слову!
– Может, и так. Почему они должны нас слушать?
– Поезжай помедленнее, и давай посмотрим, все ли здесь в порядке.
Дэйв вел машину вдоль тротуара, а Сэм внимательно вглядывался в толпу. Кто-то из молодежи взял с собой плетеные стулья, другие завернулись в одеяла или влезли в спальные мешки. Большинство стоящих в очереди пританцовывали, чтобы согреться. Сэм переводил взгляд с одного на другого, выискивая своих знакомых.
И разумеется, он нашел то, что искал.
Прежде чем напарник успел затормозить, Сэм выскочил из машины и с подчеркнуто официальным видом направился к стоявшей в очереди миниатюрной женщине белокурыми вьющимися волосами.
– Что ты здесь делаешь? – требовательно спросил он.
– Что ты имеешь в виду?
– Я ведь говорил тебе, что глупо стоять тут ночью, этом квартале. Может случиться все, что угодно.
– Это твое мнение. У меня есть собственное. Я здесь с друзьями.
– Что они смогут сделать, если начнется заварушка? – презрительно спросил Сэм. – Стукнуть преступника по голове книжкой стихов?
Он крепко взял Тери за руку:
– Ты пойдешь со мной.
Тери резко рванулась:
– И не подумаю!
Он отпустил ее и глубоко вздохнул, пытаясь справиться с нарастающей яростью и раздражением.
– Я хочу, чтобы ты поехала домой, – отчеканил он.
Она замотала головой, ее кудри развевались. Он стиснул кулаки, чувствуя, как закипает гнев.
Внезапно он почувствовал, как кто-то положил руку ему на плечо. Он резко отпрянул, отбил эту руку и выхватил пистолет.
– Уй-я-а! – Его новый партнер, Дэйв, отступил на шаг назад, выставив вперед ладони. – Успокойся, Сэм. В чем проблема?
Сэм взглянул на Тери, которая вдруг очень побледнела, и по ее виду понял, что она ошарашена, смущена, но не собирается никуда уходить. Он перевел взгляд на застывших соляными столпами Стэна, Хельмута и Ханну.
– Никаких проблем, – буркнул Сэм, пытаясь взять себя в руки.
– Я думаю, нам надо ехать, напарник.
Сэм кивнул. Он еще раз взглянул на Тери, та молча ответила ему вызывающим взглядом и плотно завернулась в одеяло, которое кто-то успел накинуть ей на плечи. Сэм пошел к патрульной машине и сел на пассажирское сиденье.
– Отвези меня в участок, Дэйв. Пойду-ка я домой. Тебе придется сегодня подежурить одному. Сержант говорит, что мне надо отдохнуть. Думаю, он прав.
– Ну и ну. – Ханна была просто ошарашена.
Тери встревожилась. Они прекрасно провели время, и она не думала, что им грозит опасность. Но ведь нельзя запереться в четырех стенах. Каждый день, находясь за рулем машины или переходя улицу, человек подвергается опасности.
И Тери не собиралась жить, все время чего-то опасаясь.
Все было прекрасно, пока не появился он. Они не обращали внимания на холод. Веселье толпы оказалось заразительным. Это походило на большую вечеринку.
Теперь вокруг маленькой группы образовалось пустое пространство, и многие бросали на них косые взгляды. Веселое настроение куда-то исчезло. Что Сэм умел делать в совершенстве, так это портить всем веселье.
– Ханна, Хельмут, Стэн, извините, если это происшествие испортило вам настроение.
– Все в порядке, Тери, – улыбнулась Ханна. – Вот посмотришь, через несколько минут все забудут об этом и снова начнут веселиться.
Ханна оказалась права: кое-кто из молодежи, стоявшей в стороне, уже начал дурачиться, оглашая окрестности веселыми криками. Веселье передалось остальным. Скоро все забудут о том, что здесь вообще появлялся полицейский.
– Он действительно так сильно переживает? – Ханна посмотрела в том направлении, куда уехала патрульная машина.
– Я даже не могу тебе передать, Ханна. Он просто не в себе из-за этого убийства. У них нет даже мало-мальски серьезных подозреваемых. Я думаю, он никогда не стал бы себя вести так грубо, если бы не был расстроен тем, что расследование не двигается с места.
– Наверное, ты права. Тебе надо поехать к нему.
– Не хочу. Может, он желает побыть один. Ханна покачала головой:
– Не похоже. Мне кажется, ты ему нужна, Тери.
– Ну ладно, поеду, – глубоко вздохнула Тери. – Не знаю, правда, что из этого получится. Он совсем обезумел. Но я на него не обиделась. Худшее, что может случиться, так это то, что он даже не заметит, что я рядом. Или все же стоит поехать? Нет, подожду до завтра, пускай сегодня он выпустит пар.
Ханна хихикнула.
– Он горячий, – мечтательно промурлыкала она. – Надеюсь, это проявляется и в другом? – прошептала она на ухо Тери.
– Фантазируй, не стесняйся, – ответила Тери со смехом.
– Так я и сделаю.
В этот момент из-за угла показалась патрульная машина, и Тери застонала:
– Надеюсь, это не он вернулся, чтобы снова задать мне трепку.
– Вряд ли, – протянула Ханна. – Они поехали в другую сторону.
Когда «крузер» подъехал к противоположной стороне улицы, от стены большого здания напротив отделились двое мужчин в темной одежде. Один из полицейских вышел из машины и подошел к ним. Кажется, они чем-то обменялись, затем полицейский вернулся к машине. Когда он повернулся, свет упал на его лицо. Тери его узнала. Это был один из тех полицейских, которых она видела в доме у Марии после похорон и который хохотал, стоя на заднем дворе. У Тери до сих пор остался неприятный осадок от этого эпизода. Ей показалось, что они что-то скрывают или замышляют.
– Я знаю этого человека, – шепнула она Ханне.
– Полицейского?
– Да, который идет к машине. При виде его у меня мороз по коже. Я не доверяю ему. Без всяких причин, чисто инстинктивно.
Ханна пожала плечами:
– Иногда интуиция работает безошибочно. Особенно у женщин.
– Да, но я не хочу поспешно судить о людях.
– Неужели? А я-то думала, ты ненавидишь всех копов на свете.
Тери засмеялась:
– Похоже, Сэм меня переубедил. Ханна, ты пойми: я их всех терпеть не могла. А сейчас я оцениваю их как и остальных – по их человеческим качествам. У них есть свои изъяны и слабые стороны, но также есть мужество и целеустремленность… Однако мне все еще кажется, что многим полицейским не помешало бы поучиться хорошим манерам.
– Ну, Тери, ты же не можешь изменить мир.
– Нет, но могу попытаться повлиять на одного человека.
– Это точно, – подтвердила Ханна, слегка ущипнув Тери за локоть. – Пойди и повлияй на него, подружка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Взаимное влечение - Кэрролл Ширли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Взаимное влечение - Кэрролл Ширли



интересная история любви полицейского и обычной девушки
Взаимное влечение - Кэрролл Ширлинаталия
22.06.2013, 16.23





Обычный милый романчик.
Взаимное влечение - Кэрролл ШирлиКристина
2.06.2014, 7.48





Хороший роман 7б
Взаимное влечение - Кэрролл Ширлизлой критик
4.08.2015, 14.38





Ничего особенного . Мило и только. 5 /10.
Взаимное влечение - Кэрролл ШирлиЛАУРА
9.08.2015, 20.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100