Читать онлайн Жена Для Чародея, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Жена Для Чародея

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Язык пламени лизал сырую каменную стену. На лицо Анатоля ложились багровые отсветы, сообщая ему мрачное, почти демоническое выражение. Держа в одной руке факела другой сжимая запястье Медлин, он буквально тащил ее за собой по узкому проходу, ведущему в старое крыло замка. Она с трудом поспевала за его широкими шагами, стараясь не зацепиться за меч, висевший у него на боку.
Перед ними возникла тяжелая дубовая дверь. Страж, нарисованный над аркой, охранял скрывавшиеся за ней тайны. В неверном свете факела Сентледжский Дракон, летящий в клубах дыма, казался живым, и Медлин почувствовала, что ей уже не так хочется познать его тайну.
Ее тревожило лицо Анатоля - дикое, мрачное, полное отчаяния. Он походил на человека, стоящего на краю бездны. Может быть, сосредоточившись на собственном несчастье, она слишком далеко зашла со своими вопросами? С ее стороны было жестоко так мучить его после того, что ему пришлось пережить из-за Уилла.
Он боялся. Ее отчаянный воин, грозный хозяин замка Ледж боялся, и, когда она это осознала, на ее горле словно сомкнулись чьи-то ледяные пальцы. Что же могло скрываться за этой дверью? Какой правды о себе и своей семье так страшился Анатоль?
Она невольно стала перебирать, в уме все, что говорила Бесс Киннок. Колдовство, проклятия, демонические силы… Разум восставал и сопротивлялся, но вот сердце… Сердце сжималось от непонятного страха, безымянной угрозы, которой была насыщена атмосфера этого мрачного места.
Где- то далеко позади, в теплой и безопасной комнате, часы пробили полночь, и от этого звука по спине Медлин пробежал холодок. Когда Анатоль остановился перед дверью, Медлин попятилась.
– Анатоль, пожалуйста, - проговорила она. - Может быть, лучше подождать до завтра?
– Завтра мне может не хватить смелости.
– Но дверь закрыта, а ты забыл взять ключ. Он бросил на нее странный взгляд, потом повернулся к двери. Она задрожала и открылась.
У Медлин перехватило дыхание. Она ясно видела, что Анатоль не прикасался к двери. «Но нет, он должен был это сделать», - с отчаянием подумала она. Существовало и другое объяснение, но разум отказывался его принять.
Там должен быть какой-то секретный механизм, наконец, догадалась Медлин, и страх тут же уступил место любопытству. Но прежде, чем она успела задать вопрос, Анатоль вошел в дверь, увлекая ее за собой.
Она держалась за его руку, и крепость этой руки придавала ей духу. Они ступили в огромный зал, где царила кромешная тьма. В этом обширном помещении от факела было не больше толку, чем от крошечной свечки. В темноте лишь угадывались непонятные причудливые формы.
– Подожди здесь, - приказал Анатоль, выпустив ее руку. Медлин едва сдержалась, чтобы не уцепиться за его плащ.
Он ворвался в темноту и стал один за другим поджигать своим факелом большие факелы, укрепленные на стенах. Он делал это с таким ожесточенным видом, словно хотел не осветить это место, а спалить его дотла.
Когда в огромном зале стало светлее, Медлин испуганно огляделась по сторонам. Пламя факелов дрожало и трепетало, причудливые блики и тени плясали на том, что осталось от некогда величественного зала, бывшего некогда душой и сердцем средневекового замка.
Теперь здесь было холодно и пустынно. Обветшавшие гобелены горестно шептали о славе давно минувших времен. Сентледжский Дракон, вытканный на них, поблек, и в огромном зеве очага не горело веселое пламя. С резных стульев свисала паутина, а пыльный обеденный стол в грустном молчании ждал возвращения рыцарей, втайне зная, что они никогда не вернутся.
Не самое приятное место для того, чтобы оказаться здесь в глухую полночь, но долгожданных ужасов Медлин не обнаружила. Ни мертвецов, ни скелетов, ни прикованных к стенам безумцев.
Она перевела дух, осторожно прошла в глубь зала. Анатоль нашел на стене место для своего факела и подошел к ней.
– Это и есть ваша потайная комната, милорд? - проговорила Медлин. - Я не вижу здесь ничего, что стоило бы прятать.
Она улыбнулась ему, всем сердцем желая, чтобы он улыбнулся в ответ, чтобы снова стал тем мужчиной, который смеялся вместе с ней и ласкал ее на вершине холма… но перед ней стоял незнакомец с жестким, осунувшимся лицом и блуждающим взглядом.
– Зачем ты меня сюда привел? - спросила она.
– Ты хотела узнать правду, Медлин, и сейчас ты ее узнаешь. Тебе пора познакомиться с остальными Сентледжами.
– Но я уже познакомилась.
– Только с теми, кто жив.
Медлин недоверчиво взглянула на него.
– Ты хочешь сказать, что в замке обитают духи?
Анатоль мрачно кивнул.
– Но я не верю… - начала Медлин и осеклась, поймав себя на том, что говорит шепотом, словно боясь разбудить дух какого-нибудь давно почившего рыцаря. - Я не верю в духов, - повторила она более твердо.
В это мгновение дверь в зал захлопнулась. Медлин вздрогнула, одним прыжком подскочила поближе к Анатолю. Совсем рядом раздался низкий бархатный смех, и по коже у нее побежали мурашки.
Она взглянула на Анатоля, но он явно не был настроен смеяться.
– Кто… Что это? - еле слышно шепнула Медлин.
– Он, - процедил Анатоль, указывая в тень позади себя.
Медлин посмотрела туда и ничего не увидела. Только потом она поняла, что Анатоль указывал на огромный, больше, чем в натуральную величину, портрет, висевший над очагом. Средневековый рыцарь в полном облачении.
Она ощутила неясное беспокойство, но упрямо покачала головой.
– Нет, должно быть, это просто ветер. Портрет не может смеяться.
– Ветер тоже, миледи.
Если он старается ее напугать, то у него неплохо получается. Впрочем, жесткий взгляд Анатоля смягчился, и теперь Медлин увидела в его глазах сожаление и глубокую печаль. Он ободряющим жестом обнял ее за талию.
Напугать ее? Нет, если бы это зависело от него, он сию минуту подхватил бы ее на руки и унес подальше от этого неспокойного места. Его самого мучил страх перед кем-то или перед чем-то.
Этот сильный, мужественный человек не побоялся бы в одиночку сразиться с любым врагом - от орды Мортмейнов до неприятельской армии. Но он был совершенно беспомощен перед всеми этими семейными небылицами и хаосом, царившим в его разуме. Всю жизнь они преследовали его, как фамильный адский дракон, опаляя пламенем невежества и суеверия.
Если кому-то и суждено победить этого дракона, то только ей, Медлин. Это решение придало ей изрядную храбрость.
Она ласково отвела непослушные пряди, падавшие на лицо Анатоля, и весело проговорила:
– Хорошо. Тогда представь меня духу твоего предка, который, судя по всему, находит меня довольно забавной.
Анатоль неохотно отошел в сторону, чтобы она могла видеть портрет целиком. Медлин удивилась, что не заметила его раньше. Картина подавляла собой весь зал, а краски на ней совсем не выцвели, казались такими же свежими и живыми, как изображенный на портрете рыцарь.
Черные, как смоль, волосы и бородка, смуглая гладкая кожа, ястребиный нос - все в нем безошибочно указывало на принадлежность к роду Сентледжей. Его внешность говорила о бьющей через край энергии, неутолимой жажде новых приключений и свершений. Одна рука рыцаря покоилась на толстой книге с непонятными символами на переплете, а вторая небрежно лежала на рукояти меча, украшенной кристаллом.
Медлин негромко ахнула.
– Этот меч! Это тот же самый меч, что…
– Что вы совсем недавно швырнули мне в лицо, миледи, - с горечью сказал Анатоль.
– Анатоль, я была очень расстроена. Мне очень жаль.
– Не стоит. К тому времени, как я тебе все расскажу, ты еще пожалеешь о том, что не проткнула им мое черное сентледжское сердце.
Эти слова встревожили Медлин, но она не знала, как его разуверить, и потому принялась снова разглядывать портрет.
Рыцарь, по-видимому, не отличался таким высоким ростом и крепким сложением, как ее муж, но в его внешности было несомненное величие. Медлин подумала, что самое примечательное в этом человеке - его глаза. Черные, блестящие, загадочные, чуть раскосые, они притягивали взгляд и манили.
– Кто это? - спросила она.
– Лорд Просперо Сентледж, - с видимым отвращением выговорил Анатоль.
Медлин стало ясно, что ее восхищение этой рыцарственной фигурой никак не радует Анатоля, но она ничего не могла с собой поделать.
– Он был великолепным мужчиной, - вздохнула она.
Анатоль ревниво положил руку ей на плечо.
– Кем он действительно был, миледи, так это гнусным колдуном.
– Анатоль… - протестующе начала она.
– Это правда. Все, что говорила Бесс Киннок - правда. Я действительно потомок колдуна. Вот он стоит перед тобой. Это его проклятая кровь течет в моих жилах и в жилах всех Сентледжей.
– В каждой семье есть своя черная овца.
– Овца! - фыркнул Анатоль. - Вот уж на кого он совсем не походил, так это на овечку. Никто не знает, откуда взялся этот дьявол. Должно быть, из самого ада. По преданию, он однажды ночью просто появился на берегу Корнуолла в блеске молний. Некоторые считают его потомком бедного крестоносца, который пал жертвой любовных чар ведьмы - испанки, цыганки или еще того хуже.
Порыв ледяного ветра пронесся по залу, до самых костей прохватив Медлин. Пламя факелов затрепетало, по портрету забегали тени, и глаза рыцаря грозно потемнели.
Медлин содрогнулась, придвинулась поближе к Анатолю. Конечно, все это игра воображения. Она снова повторила себе, что не верит в сверхъестественные явления… но если бы верила, то посоветовала бы Анатолю вести себя поумнее и не сердить того, кто изображен на портрете.
Возможно, та же мысль мелькнула и у Анатоля, потому что он сбавил тон.
– В любом случае важно не то, откуда он появился, а то, чем кончил. Его сожгли на костре за колдовство.
– Как множество других невинных людей.
– Это Просперо-то невинный? Он был великим мастером черной магии и преуспел во всех ее видах - алхимия, чары, заклинания, особенно любовные зелья.
В последнее Медлин было не так уж трудно поверить. Этот мужчина с его экзотической внешностью, чувственно изогнутыми губами и властным магнетическим взглядом должен был производить на женщин весьма сильное впечатление.
– Однажды он заколдовал самого короля, и тот подарил ему замок Ледж. После этого Мортмейны и. стали нашими заклятыми врагами, - продолжал Анатоль. - Весь Корнуолл вздохнул с облегчением, когда Просперо превратился в пепел.
– И никто его не оплакивал?
– Никто. Он умер в одиночестве. У него не было ни жены, ни законных наследников.
Неожиданно на Медлин нахлынула волна сочувствия. Может быть, ей не зря показалось, что она уловила следы глубокой печали и одиночества в удивительных глазах Просперо?
Ей пришлось напомнить себе, что перед ней всего лишь портрет давно умершего человека. Как бы ни была трагична судьба Просперо, предметом заботы Медлин должна быть судьба его потомка.
Анатоля. Ее мужа, который слишком долго жил в тени легенд о Просперо и поверил в то, что унаследовал нечистую кровь и странную темную силу.
Медлин нежно положила руку на грудь Анатоля и заговорила подчеркнуто спокойным тоном, словно урезонивала раскапризничавшегося ребенка:
– Анатоль, эта история о Просперо очень… интересна, но подумай сам: если Просперо, как ты говоришь, умер неженатым и не оставил после себя законных наследников, то откуда взялись все остальные Сентледжи? Как замок Ледж стал передаваться по наследству? В твоей истории концы с концами не сходятся.
Анатоль испустил тяжкий вздох:
– Медлин, если ты будешь искать логику в истории моего рода, мы просидим здесь всю ночь. А нам еще нужно повидаться с другими предками.
– Есть и другие? Такие же, как Просперо? Вместо ответа Анатоль развернул ее лицом к противоположной стене. Там висели - тесно, как стоят могильные плиты на кладбище, - другие портреты. Миниатюры, овальные и прямоугольные картины в золоченых рамах. Люди, изображенные на них, были одеты в костюмы всех эпох - от пышных нарядов времен Тюдоров до современных пудреных париков.
Никто из них не производил такого сильного впечатления, как Просперо, но во всех было что-то загадочное и волнующее. Глаза, пронзительные сентледжские глаза.
– Фамильные портреты, - с легким испугом прошептала Медлин. - Я часто спрашивала себя, почему в доме нет фамильных портретов.
– Потому что не такие это предки, чтобы ими гордиться, моя дорогая.
Взгляд Медлин скользил по внушительному ряду и с облегчением задержался на поразительно красивой девушке, похожей на цыганку с буйными черными кудрями и одетой в шелковую юбку с фижмами.
– Вот это, например, очень милая молодая дама, - сказала она. - Вряд ли ты сумеешь рассказать мне о ней что-нибудь ужасное.
– Это леди Дейдра Сентледж. Та самая, чье сердце похоронено в церкви.
– О-о, - слабым голосом протянула Медлин.
– Ее убил один из Мортмейнов, когда ей не было еще и семнадцати. Если бы она прожила подольше, то ее наверняка повесили бы за ведьмовство.
– Что ты говоришь, Анатоль? Даже самый невежественный глупец не смог бы обвинить столь невинную девушку в чем-либо подобном.
– Смог бы. Хотя бы потому, что наряду с прочими странными талантами Дейдра умела заставлять цветы расти.
– Моя кузина Хэриетт тоже умеет, но это не значит, что она ведьма.
– Все, что сажала Дейдра, вырастало и расцветало за одну ночь.
Медлин хотела сказать, что это невозможно, но Анатоль увлек ее к другому портрету.
– Это старший брат Дейдры Дрейк Сентледж.
– Который из них? - спросила Медлин. Бок о бок висели две миниатюры. На одной был изображен галантный повеса с волосами цвета воронова крыла, а на другой чопорный пуританин с белокурыми волосами и холодными голубыми глазами Романа Сентледжа.
– Оба. Дрейк был вором. Медлин озадаченно нахмурилась.
– Ты имеешь в виду, что он переодевался в другого человека? Мой двоюродный прадедушка тоже воровал, но, конечно, переодеваться у него ума не хватало. У него была дурная привычка красть табакерки, а иногда часы.
– Дрейк украл чужое тело.
Медлин застонала, но Анатоль продолжал, будто не слыша ее:
– Когда его собственное тело пришло в негодность во время войны с Кромвелем, Дрейк просто захватил чужое.
Просто? Медлин открыла было рот, но тут же снова его закрыла. Она даже не знала, как приступить к опровержению столь чудовищного заявления. Когда Анатоль перешел к следующему портрету, она беспомощно стиснула пальцами виски, чувствуя приближение мигрени.
Сентледжи. Легионы Сентледжей. Маги, ясновидящие, медиумы, экзорцисты, заклинатели, колдуны, ведьмы и бог знает кто еще. Ее муж рассказывал эти невероятные истории с таким ледяным спокойствием, с такой глубокой убежденностью, что разум Медлин помутился и стал сдавать позиции.
Истории так и сыпались из уст Анатоля, правда, которую он так долго скрывал, изливалась из него, словно порченая кровь из вскрытой врачом вены. Он несся сквозь годы и века, перебирая поколения одержимых бесом Сентледжей вплоть до своего кроткого отца Линдона Сентледжа с его безобидным даром отыскивать потерянные вещи и узнавать содержание еще не полученных писем.
Под конец он уже боялся смотреть на Медлин. Она спокойно стояла, разглядывая портреты с хмурой сосредоточенностью, но не задавала вопросов. Это было так не похоже на его любопытную Медлин. Он предпочел бы горькие слезы, упреки, обвинения в том, что он ее обманул, так долго скрывая страшную правду. Тогда он, по крайней мере, мог бы утешать ее, умолять, просить прощения.
Только не это спокойствие и молчание! Больше всего его тревожило ее молчание. В этот миг он отдал бы все на свете за одну малую толику силы Мариуса, позволявшей заглядывать в сердце человека.
– Ты ничего не хочешь мне сказать? Голос Анатоля вывел Медлин из глубокой задумчивости. Она бледно улыбнулась.
– Что тут можно сказать, милорд?
– Обычно ты без труда находишь, что сказать. Неужели у тебя больше нет возражений? Нет вопросов? - Анатоль глядел на нее с нескрываемой тревогой. - Даже самых очевидных?
Она хорошо понимала, о чем он говорит. Некоторое время она молча смотрела то на Анатоля, то на портреты и в конце концов отрицательно покачала головой.
Но Анатоль слишком далеко зашел, чтобы отступать.
– Давай же, Медлин, - настаивал он. - Я знаю, о чем ты думаешь. «Если все Сентледжи такие странные, то какой же из их проклятых сил обладает мой собственный муж?»
– Я уже знаю. - Медлин нервно затеребила подол платья. - Ты… ты думаешь, что умеешь провидеть будущее. А я предполагаю, что если ты долго смотришь в глаза человеку и беспокоишься о нем, то начинаешь воображать всякие ужасы, и иногда происходит именно то, что ты вообразил.
– Черт побери, Медлин! Я ничего не воображаю.
Она вздрогнула от его тона, и он тут же пожалел, что был резок. Но эта женщина уже начинала сводить его с ума. После всего, что он ей рассказал, она все еще упорно цеплялась за какие-то рациональные объяснения.
Анатоль решил вооружиться терпением и все же доказать свою правоту.
– Я вижу вспышки будущего - такие ужасные, со всеми деталями. Это все равно что… видеть кошмарный сон и знать, что он сбудется. И я ничего не могу сделать, чтобы это предотвратить.
Он видел в зеленых глазах Медлин ужас и жалость. Но не потому, что она ему поверила, понял Анатоль. Его жене пришла в голову мысль, что он сумасшедший.
Анатоль возбужденно прошелся по залу. Что за пытка. Сначала он должен рассказывать Медлин о себе все самое ужасное, а потом еще умолять ее в это поверить.
В приступе отчаяния он вынул из ножен сентледжский меч и поднес к лицу Медлин увенчанную кристаллом рукоять.
– Видишь это оружие? В мече заключена магия Просперо. Кристалл открывает владельцу меча то, что для него важно. Если я долго смотрю на него, то вижу в нем свое будущее.
– Видения будущего? - Медлин вздрогнула. - В мече?
– Да. Прошлой зимой я увидел в кристалле тебя. Твои волосы на ветру, неясные очертания фигуры. Я услышал предостережение: «Берегись огненной женщины».
– Тогда почему ты на мне женился? - жалобно спросила Медлин.
– Потому что у меня не было выбора. Я не могу ничего сделать, чтобы изменить свою судьбу - да и не хотел ничего менять. Ты угрожала и угрожаешь только моему сердцу.
Анатоль с надеждой взглянул на жену. Понимает ли она, что сейчас он рискует своим сердцем? Он обнажает перед ней душу, самые темные ее уголки, и, если она отвергнет его, узнав правду, - что станется с ним?
Медлин даже не взглянула на него - взгляд ее широко раскрытых испуганных глаз был устремлен на кристалл. То, что он сказал о мече, казалось, произвело на нее самое сильное впечатление.
Уже не раз за сегодняшнюю ночь он ощущал приступы раздражения и гнева, винил Медлин в том, что она вынудила его открыть правду, которая могла причинить вред им обоим. Но теперь у нее был такой несчастный и испуганный вид. Она походила на ребенка, в первый раз осознавшего, что в темноте и вправду прячутся страшилища.
Он хотел лишь убедить ее, а не пугать до полусмерти. Анатоль бросил меч на стол, взял руки Медлин в свои, попытался согреть ее ледяные пальцы.
– Прости, Медлин, - нежно проговорил он. - Я знаю, что все это кажется тебе очень странным. Может быть, не стоит рассказывать остальное?
– Остальное? - Медлин в смятении подняла на него глаза. - Есть еще что-то?
– Да… - Он тяжело вздохнул. - Ты сама не раз замечала, что у меня необычайно острый слух. Это не слух, Медлин. Это что-то другое. Сосредоточившись, я могу чувствовать, что кто-то приближается, и узнать, кто именно.
– А меня ты можешь чувствовать?
– Сначала не мог. Я почувствовал тебя только вчера, под камнем, когда понял, как надо любить тебя. Теперь я могу ощутить твое присутствие, где бы ты ни была. В мире нет места, где ты могла бы от меня спрятаться.
Он хотел сказать этими словами, что всегда будет рядом, чтобы оберегать ее, но она вдруг вырвала руки, отпрянула от него. Скрестила руки на груди, словно заслоняясь от беды.
Такой простой жест. И такой мучительный.
– И это все? - повелительно спросила она. Все, что ты умеешь?
Анатоль испытывал сильнейшее искушение солгать, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы его побороть. Этой части своей исповеди он боялся больше всего.
– Нет, - хрипло проговорил он. - Я… Я еще могу двигать предметы, не прикасаясь к ним. Только силой разума.
Лицо Медлин совсем побелело. Ее взгляд устремился на дубовую дверь, в глазах мелькнуло понимание.
Но она упрямо сжала губы.
– Покажи!
У него екнуло сердце.
– Медлин, неужели ты действительно хочешь…
– Хочу. Если ты обладаешь такой силой, покажи ее мне.
Зная Медлин, он должен был ожидать, что она потребует доказательств. Но как он мог выставить перед ней напоказ тот темный дар, из-за которого мать считала его чудовищем? И это когда Медлин уже и так готова от него отвернуться.
Он вздохнул.
– Что я должен подвинуть? Медлин прикусила нижнюю губу, ее взгляд блуждал по залу.
– Ты можешь снять со стены портрет Просперо?
– Да, и утопить его в море.
– Просто чуть-чуть подвинь. - Медлин встала с ним рядом, и по ее лицу было видно, что она разрывается между недоверием и любопытством.
Понуро ссутулившись, Анатоль сосредоточился на картине. Он смотрел прямо в насмешливые глаза Просперо. Он постепенно увеличивал усилие, потом мысленно толкнул портрет. В висках запульсировала боль.
Но ничего не произошло. Портрет оставался на месте.
Анатоль нахмурился. Картина, несомненно, тяжела, но ему приходилось двигать и более тяжелые предметы. Может быть, он ослаб, потратив так много сил на Уилла? Он прищурил глаза и снова напрягся, морщась от боли.
И опять ничего. Лишь легкая дрожь. Казалось, будто эту чертову картину крепко держит… пара невидимых рук.
Просперо!
– Проклятие! - вскричал Анатоль. - Отпусти эту чертову штуку!
– Н-но, Анатоль, я ее не трогаю, - донесся до его ушей удивленный голос Медлин.
– Не ты. Он.
Медлин дико огляделась по сторонам, потом снова посмотрела на Анатоля - так, словно была убеждена, что он теряет рассудок.
Стиснув зубы, Анатоль снова принялся раскачивать и толкать портрет, но тот не сдвинулся ни на дюйм.
– Прекрати! - рявкнул он.
– Сам прекрати, мальчишка, - засвистел у него в ушах шепот Просперо. - Достаточно того, что я всю ночь терплю твои оскорбления. Будь я проклят, если позволю тебе показывать салонные фокусы при помощи моего портрета!
– Ступай в ад, там тебе самое место!
– Анатоль! - Медлин спряталась за спинку стула.
– Я говорил не с тобой, - с отчаянием в голосе проговорил Анатоль. - Это Просперо. Разве ты его не слышишь?
Медлин покачала головой и судорожно вцепилась в спинку стула. Потемневшие глаза казались черными кругами на белом как мел лице.
– Будь ты проклят! - крикнул Анатоль в потолок. - Чего тебе надо? Убедить мою жену в том, что я спятил? Разве ты не видишь, что пугаешь ее?
– Это ты ее пугаешь, юный болван. Я вел себя с достойной восхищения сдержанностью, несмотря на все твои выпады. Если хочешь моего совета…
– Не хочу! Убирайся отсюда и оставь меня в покое.
Медлин, дрожа, стала пробираться к двери.
– Да не ты, Медлин! - заорал Анатоль.
– Анатоль, пожалуйста, - прошептала она. - Нам лучше забыть об этом и…
– Нет! Ты хотела, чтобы я сдвинул эту чертову картину, и я ее сдвину. Разорву ее на тысячу кусочков, как уже давно следовало сделать!
Он снова сосредоточил силу на портрете, но это было все равно, что пытаться сдвинуть горный хребет.
– Бросаешь мне вызов, щенок? - ехидно заговорил Просперо. - Проклинаешь мое имя? Очень хорошо! Давай посмотрим, что ты запоешь, когда не сможешь воспользоваться столь презираемой тобой силой!
Лицо Анатоля исказила гримаса боли и гнева. Словно издалека он слышал мягкий голое Медлин, умолявшей его остановиться. Но он не желал останавливаться и не видел ничего, кроме багрового тумана ярости, застилавшего ему глаза.
Ярости, которую он долгие годы таил в себе, ярости, направленной на Просперо, на всех Сентледжей, вместе взятых, и в первую очередь на себя самого.
Сдавив руками виски, он устремил на портрет все, что накопилось за долгие годы, - весь свои гнев, все отчаяние, всю боль.
Его вены вздулись буграми от неимоверного напряжения мысли и воли, на губах выступила пена, судороги искажали лицо. Он упал на колени, но и в таком положении продолжал титаническую борьбу со своим предком. Разум против разума, сила против силы.
И Просперо сдался. Колдун, словно для того, чтобы сыграть новую злую шутку с Анатолем, внезапно отпустил, портрет, и Анатоль почувствовал, что его сила неудержимо рванулась вперед. Портрет взлетел под потолок и врезался в деревянную балку. Рама треснула, развалилась на куски. С торжествующим ревом темная сила набросилась на мебель: массивный стол ударился о стену, сентледжский меч описал плавную дугу в воздухе, стулья с жалобным треском сталкивались друг с другом, шпалеры отрывались от стен, факелы взрывались и гасли.
Охваченный ужасом, Анатоль, собрав остатки воли, пытался восстановить утраченную власть над собой. Ослепленный болью, он закрыл лицо руками, и, в конце концов, ему удалось загнать демона разрушения на место, в темную клетку разума.
Рев постепенно утихал, последний стул со стуком упал на пол. Анатоль повалился на бок, думая только о том, чтобы не потерять сознание.
Он дышал часто и прерывисто, как дышат загнанные лошади, голова раскалывалась от боли. Видит бог, в последний раз он до такой степени утратил власть над собой, когда еще был ребенком. Тогда он переколотил фарфоровые фигурки. Всех этих хрупких дам…
Хрупкая дама. Ужасная мысль пронзила его раскаленный мозг.
Медлин!
Боже, что он наделал?
Анатоль поднял голову, заставил себя открыть глаза. Зал был погружен в темноту, горел лишь один факел, лежавший на полу в нескольких шагах от Анатоля.
Он подполз к факелу, взял его в руку и, используя как опору перевернутый стол, медленно поднялся на ноги.
Колени у него дрожали, и только нарастающий ужас не давал ему упасть. Если с Медлин что-нибудь случилось, он никогда себе этого не простит. Охваченный отчаянием, Анатоль бродил с факелом по залу, звал жену, но она не откликалась.
Сосредоточив остатки силы, он мысленно потянулся к ней и нашел - она лежала в дальнем углу за перевернутой кушеткой.
Когда Анатоль побрел к ней, она пошевелилась. От облегчения у него закружилась голова. Медлин могла двигаться. Она поднималась с пола с помощью… Просперо.
Его предок, стоя за спиной Медлин, галантно держал ее за талию обеими руками. Свет факела упал на ее белое как снег лицо, и Анатоль увидел в ее глазах ужас, граничивший с безумием.
«Уйди от нее!» -хотел крикнуть Анатоль, но из его горла вырвался лишь хриплый шепот. Впрочем, предок и без того уже растворялся в воздухе, неодобрительно изогнув бровь.
Но это было неважно. Медлин была так потрясена, что даже не видела Просперо. Ужас в ее глазах относился к нему, Анатолю. Именно этот взгляд он так часто видел в кошмарных снах о разбившихся хрустальных вазах и поломанных цветах.
Он протянул к жене руку с немой мольбой, зная, что похож на демона, вырвавшегося из бездны ада. Растрескавшиеся губы почти не шевелились, слова застревали в пересохшем горле - слова, столь необходимые для того, чтобы ее успокоить, чтобы вымолить у нее прощение.
Он обрел власть над своей силой. Он клянется никогда больше не выпускать ее на волю, даже если речь будет идти о спасении жизни. Он готов скорее расстаться с жизнью, нежели причинить ей вред… О, если б только она перестала так на него смотреть!
Анатоль шагнул к Медлин, но она отпрянула, подняла с пола какой-то предмет и направила на него. Сентледжский меч. Она защищалась от Анатоля его же оружием.
– М-медлин. - Наконец ему удалось хотя бы выговорить ее имя!
Она стала отступать еще быстрее, потом, бросив на него последний, полный страха взгляд, побежала к двери. Она бежала… бежала от него. Вот, наконец, и случилось то, чего он так боялся.
Нет! Шатаясь, Анатоль побрел за ней вслед, но к тому времени, как он добрался до порога, Медлин уже исчезла. Он стоял, еле держась на ногах, качаясь из стороны в сторону, как пьяный, и думал о том, что у него нет никакой надежды. Даже если он поймает Медлин - что с ней делать? Принудить ее остаться с ним, чтобы она жила в вечном страхе, как жила его мать? Или умолять понять, простить… любить его?
Поздно. Все - поздно.
Придавленный отчаянием, он медленно опустился на колени. Факел выпал у него из рук, покатился по каменному полу, погас, и он остался один в темноте.
Наконец голос к нему вернулся, и тогда под каменными сводами раздался его душераздирающий вопль:
– Медлин!
Свеча догорала. Преподобный Фитцледж сидел за письменным столом, уткнувшись морщинистой щекой в страницы недописанной проповеди.
Взбудораженный разум так и не дал ему сосредоточиться и завершить работу, а беспокойные мысли облеклись в форму странного сновидения. Он видел свою уютную церквушку, погруженную в дымный туман. Роман надевал обручальное кольцо на палец загадочной женщине в плаще, держащей в руке букет увядших роз с могилы Мортмейна. Размалеванный француз плясал, дергаясь, как марионетка, и глядел на Фитцледжа бездушными кукольными глазами.
«Что вы здесь делаете, мсье Фитцледж? Ваши услуги больше никому не понадобятся».
«Но я Искатель Невест», - робко возразил Фитцледж.
«Ты больше не Искатель, старик, - ухмыляется Роман. - Твой дар иссяк. Взгляни сам, сколько бед ты натворил».
Туман рассеивается, и Фитцледж видит новую надпись, высеченную на церковном полу:
«Анатоль и Медлин Сентледж».
Он съеживается от страха, когда под сводами церкви раздается дикий хохот. Перед ним стоит Тайрус Мортмейн с обгорелым лицом и тянет к его горлу почерневшие пальцы.
«А ты все это время думал, что Мортмейнов больше нет…»
Фитцледж вздрогнул и проснулся. Сердце бешено колотилось в груди, лицо было покрыто холодным потом. Он не мог понять, где находится, пока его рука не наткнулась на чернильницу.
Дрожащими пальцами он нащупал очки, надел их. Оказывается, он заснул над проповедью. Буквы на верхней странице размазались, а на щеке наверняка осталось чернильное пятно. Слава богу, это еще не самое страшное: если бы он лежал головой поближе к свече, могли бы и вспыхнуть волосы.
Ему давно следовало лечь спать, но он никак не мог успокоиться. Перед мысленным взором мелькали сцены этого ужасного званого ужина, и воскресная проповедь не получалась. Священник был настолько поглощен раздумьями о Сентледжах, что они ему даже приснились.
И, да помилует его господь, какой это был странный и пугающий сон! Он до сих пор слышал стук собственного сердца.
Нет. Фитцледж нахмурился. Это не сердце. Кто-то отчаянно колотил в дверь.
Какая- то заблудшая душа, жаждущая утешения? Должно быть, у человека большое горе, если он решился прийти к нему в столь неурочный час. Но Фитцледж чувствовал себя таким разбитым, таким старым и беспомощным, что ему не хотелось открывать дверь.
Однако он взял свечу и, кряхтя, поплелся к двери. Стук продолжался.
– Иду, иду! - крикнул Фитцледж, но не в полный голос. Его домоправительница всегда спала как убитая, а вот внучка Эффи… Этот дерзкий ангелочек только и ждал возможности вскочить с постели среди ночи.
От волнения руки его не слушались, и он довольно долго возился с замком. Потом чуть приоткрыл дверь: как ни доверчив был старый священник, он научился быть осторожным. Слишком часто ему приходилось сталкиваться с человеческой подлостью.
Но, взглянув в щелку, он широко распахнул дверь.
Это была Медлин. С белым как мел лицом и растрепанными волосами. Без шляпки и накидки. У нее был такой вид, словно она бежала всю дорогу от замка Ледж, преследуемая стаей волков.
– М-мистер Фитцледж, - задыхаясь, проговорила она. Губы у нее дрожали, и старик с трудом разбирал слова. - Нужна помощь… я пришла к вам за помощью.
У Фитцледжа сжалось сердце.
– Мое дорогое дитя! Что случилось?
– Анатоль! - простонала она. - Либо он потерял рассудок, либо… либо это я сошла с ума!
Она покачнулась, и Фитцледж едва успел ее подхватить, прежде чем она потеряла сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен

Разделы:
Пролог23456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен



вау.давно не читала таких стоящих внимания романов.читайте не пожалеете. и смех и слезы и любовь...
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзеналена
3.07.2012, 22.26





Понравилось.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенАлиса
15.07.2012, 18.41





И вроде бы сюжет дольно-таки избитый, но мастерство автора, чувство юмора, здравый смысл в поведении гг-в... и хорошее настроение во время и после гарантировано;) Читайте, наслаждайтесь
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенМаруська
16.07.2012, 12.20





хороший роман.ГГ очень понравились.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенЭльмира
16.10.2012, 17.34





роман легкий,красивый,остроумный с адекватными поступками героев.первый прочитаный мною роман этого автора,но точно не последний
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзенвика
24.10.2012, 16.00





Да, юморные моменты были, но чтобы я нзвала этот роман веселым -нет! Захватывающе написано, несколько портило впечатление - чрезмерные комплексы и пароноя у ГГероя, хотя с таким детством... Но как-то многовато отрицательных эмоций у героя.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенЮлия
3.03.2013, 18.00





Роман понравился. Особенно момент первой брачной ночи)) я посмеялась. Короче читайте, и наслаждайтесь
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенЛале
17.03.2013, 20.40





Здорово)))
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенВероника
18.03.2013, 1.29





Роман классный, я с таким упоением читала
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенОкси
27.03.2013, 23.51





)))) на самом деле мало таких романов, где сюжет с самого начала так захватывает! ну и конечное смешные моменты тоже есть - автор не лишен чувства юмора)))))
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенРаяна
15.04.2013, 11.11





)))) на самом деле мало таких романов, где сюжет с самого начала так захватывает! ну и конечное смешные моменты тоже есть - автор не лишен чувства юмора)))))
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенРаяна
15.04.2013, 11.11





Книга замечательная,не могла оторваться!10 из 10!
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзенsveta
25.04.2013, 21.28





Перечитывала несколько раз, очень интересный и необычный роман с мистической подоплекой. На мой взгляд, самый лучший из серии об эстраординарном семействе Сентледжей.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенАрина
8.08.2013, 22.58





Супер! Правда временами главная героиня была занудой,даже в начале книги хотела из-за неё бросить читать, да и страсти не мешало бы ей добавить, а вот семейство Сентледжей и главный герой великолепны!
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенНадежда
18.10.2013, 12.49





замечательный роман.и юмор есть,и слезы и любовь.читала с огромным удовольствием.твердая 10.читайте!!!!!!!!
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзенчитатель)
3.02.2014, 21.05





Восхитительный роман всем советую
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенАлёна
22.04.2015, 19.40





Впервые читала роман с элементами магии.Очень чувственный,местами до слез и в тоже время с юмором.Очень сильные эмоции у героев.Захватывает!!! Рекомендую всем.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенНа-та-лья
9.09.2015, 13.17





Прелестный роман. Его надо читать первым, а после - "Любовное заклятие". А так как у меня получилось наоборот, придется перечитывать. Главные герои сильные личности, а Медлин мне очень симпатична: оказалась с твердым характером, хотя выросла в безалаберной семейке.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенВ.З., 68 л.
1.02.2016, 15.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100