Читать онлайн Жена Для Чародея, автора - Кэррол Сьюзен, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэррол Сьюзен

Жена Для Чародея

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Темные тучи закрыли небо, и звезды одна за другой погасли, словно задули свечи. Резкий ветер стучал ветвями деревьев по оконным переплетам, и даже луна давно скрылась.
«Самая подходящая ночь для сборища Сентледжей», - угрюмо подумал Анатоль, глядя в беспросветную тьму небес. Надвигался шторм, и с моря веяло грядущей бедой.
Скованный и неловкий в лучшем черном сюртуке и новых панталонах, Анатоль расхаживал по площадке каменной лестницы, спускавшейся к подъездной дороге. Цезарь беспокойно следовал за ним, словно тревога хозяина передалась и собаке.
Ночной ветер бесцеремонно трепал шейный платок и косичку, но Анатоль не спешил возвращаться в дом. Чтобы успокоиться, он затянулся из трубки - привычка, которую он перенял у Фитцледжа. Ветер, однако, ухитрился задуть даже трубку. Безнадежно вздохнув, Анатоль выбил табак и сунул трубку в жилетный карман.
Он удрал из дома под предлогом, что хочет покурить на свежем воздухе, а на самом деле извела суета последних приготовлений. Целую неделю Анатоль свыкался с мыслью об этом проклятом званом ужине, и в конце концов свыкся. Он передал бразды правления в руки Медлин и старался ей не мешать.
Правда, он не думал, что испытает такое волнение, когда она распахнула двери, запертые уже много лет. Когда вновь загорелись свечи в канделябрах, расставленных вдоль стен длинной галереи, у Анатоля защемило в груди.
Теперь в высоких стрельчатых окнах он ясно, видел стены, затянутые серо-зеленым шелком, изящные стулья и диваны, с обивкой, расшитой розовыми бутонами и цветками лаванды. Сияние свечей озаряло кремовый ковер, мраморную облицовку камина, играло на полированной крышке фортепьяно.
Эта большая гостиная была свидетелем многих празднеств - рождественских ужинов, свадебных пиров, пышных балов. Кубки наполнялись благородным вином, когда многочисленный род Сентледжей пил за здоровье короля или праздновал очередную победу над извечными врагами - Мортмейнами.
Однако вот уже десять с лишним лет эти роскошные покои оставались темными и пустыми, а последней, кто пользовался ими, была мать Анатоля. Сесили Сентледж устраивала пышные торжества, слава о которых шла по всему графству. Она искала забвения от вечного страха в непрерывном круговороте веселья.
Пусть ненадолго, но ей это удавалось, и тогда галерея полнилась светом и музыкой, смехом и танцующими парами. Анатолю, увы, мало что перепадало от всеобщего веселья. Порой, ускользнув из-под бдительного надзора преподобного Фитцледжа, он выбирался из своей комнатки в доме привратника, больше похожей на тюрьму. В длинной белой ночной рубашке он бежал во тьме, словно мошка, летящая на свет. Да, он летел на свет большого дома, где звенел хрусталь, пели скрипки, раздавался веселый смех.
Пригибаясь, чтобы никому не попасться на глаза, мальчик заглядывал в окна, и перед его изумленным взором разворачивалось сказочное зрелище - дамы в пышных нарядах и бриллиантах, кавалеры в парчовых камзолах с кружевными манжетами, такие красивые, что казались ненастоящими.
Однако прекрасней всего была молодая пара у пианино. Тонкие пальчики Сесили грациозно бегали по клавишам, а ее сопрано сливалось с тенором Линдона Сентледжа, который глядел на жену с пылким обожанием.
Анатоль слушал их из темноты, прикрывая ночной рубашкой зябнущие босые ноги, и его юное сердце преисполнялось гордости от того, что эти великолепные полубоги - его отец и мать. От того, что, не признавая этого в открытую, они хотя бы немножко принадлежали ему…
Холодный нос Цезаря ткнулся в его руку, и Анатоль очнулся. И вздрогнул, увидев, что в задумчивости подошел слишком близко к окнам большой гостиной. Воспоминания так захватили его, что он едва не увидел ребенка, скорчившегося под окном. Впрочем, прошлое ушло безвозвратно, и сейчас под окном стоял не ребенок, а зрелый мужчина.
Пробормотав ругательство, Анатоль отступил в темноту. Он стыдился того, что детские воспоминания все еще имеют над ним такую власть, все еще причиняя боль. Проклятие, ведь он уже не босоногий мальчишка, а хозяин замка Ледж, властелин этой земли, этих стен и всех, кто обитает под этим кровом, - и своей жены.
Отчего же тогда приходится напоминать себе об этом?
Анатоль прислонился к стене, и Цезарь прижался к его ногам. Старый гончий пес, как всегда, не понимал причин дурного настроения хозяина, но был готов его утешить.
Анатоль положил руку ему на голову, и ему захотелось, как когда-то, встать на колени, обнять пса, уткнуться ему в шею.
Он уже наклонился, когда Цезарь вдруг насторожился и зарычал, почуяв чьи-то шаги. Анатоль резко выпрямился. Нет нужды оборачиваться, чтобы узнать, кто идет.
В замке Ледж только один человек мог вот так застать его врасплох. Медлин. Шурша шелком, окутанная ароматным облаком духов, она скользящей походкой приближалась к мужу.
Цезарь подбежал к ней, и она ласково поздоровалась с собакой, а потом окликнула Анатоля.
Анатоль стиснул зубы, с ужасом гадая, давно ли она наблюдает за ним, и что могла понять из увиденного. Потом обернулся к ней, вежливо и холодно наклонил голову.
– Мадам.
Ночной ветер раздувал кринолин Медлин, такой широкий, что сама она казалась совсем крошечной.
Подол изумрудно-зеленого шелкового платья был собран фестонами, приоткрывая кокетливую нижнюю юбку. Платье колыхалось и переливалось от ее малейшего движения. Она подошла к Анатолю, бледное личико словно светилось в темноте.
Медлин склонила голову к плечу - как всегда, когда что-то вызывало ее интерес. Этот жест уже стал для Анатоля привычным и знакомым.
– Что-нибудь не так? - с беспокойством спросила она.
Не так? Нет, ничего особенного, вот только эта женщина за время своей жизни в замке Ледж открыла слишком много дверей. И словно распахнула дверь в сердце Анатоля, сделав его беззащитным.
Он принудил себя ответить безразличным тоном:
– Что же может быть не так?
– Не знаю. Просто я не нашла вас в доме и забеспокоилась.
Его отсутствие обеспокоило Медлин? Настолько, что она отправилась на поиски? Подобного участия Анатоль не видел и от собственных родителей. Он пристально взглянул в лицо Медлин, но затеплившаяся было надежда тотчас угасла.
Медлин была такой же, как всегда, - улыбчивой и умной. Она отправилась бы искать кого угодно - хоть Уилла Спаркинса, хоть кошку. Медлин не только самая практичная из женщин, у нее на редкость доброе сердце. Вот только Анатоль нуждался не в такой доброте.
– Не о чем было беспокоиться, - сказал он. - Я просто решил выгулять Цезаря, прежде чем запереть его на псарне. Полагаю, вы хотите, чтобы сегодня собак в доме не было?
– Да, благодарю вас… но только Цезаря нужно оставить.
Анатоль изумленно вскинул брови. И удивился еще больше, когда Медлин, не опасаясь за свое новое платье, наклонилась и потрепала массивную голову старого пса.
Значит, его жена питает слабость к потрепанным жизнью и покрытым шрамами созданиям? Тогда, возможно, и для него не все потеряно. Медлин запустила пальцы в собачью шерсть, и Анатоль поймал себя на том, что не сводит с них взгляда.
Проклятье! Если мужчина завидует собственной собаке, стало быть, он дошел до ручки. В свете, лившемся из окон, было видно, что волосы Медлин собраны в сложный узел на затылке и ниспадают на плечо длинными локонами, подчеркивая изящный изгиб обнаженной шеи. Анатоль томился невыразимым желанием прикоснуться к шелковистой теплой коже… но знал, что, протянув руку, уже не сможет остановиться. Поэтому он нарочно сжал кулаки, вытянул руки по швам.
Все это время Анатоль так старательно изображал джентльмена, что сам себя не узнавал. Он не повышал голоса, не приближался к Медлин, если от него пахло конюшней, не сквернословил в ее присутствии - даже обнаружив, что в излишнем усердии она выбросила его любимые охотничьи перчатки.
И кроме всего прочего, он не прикасался к жене, только помогал встать со стула после обеда и торопливо целовал в лоб, желая спокойной ночи. Он твердо решил не требовать большего, пока Медлин сама этого не захочет. Он был таким уважительным, таким заботливым, таким благопристойным.
Замечает ли хотя бы эта женщина неловкие попытки завоевать ее? Неутоленная страсть, нестерпимый жар в крови доводили Анатоля до безумия. Черт возьми, он еще должен завоевывать собственную жену! Медлин принадлежит ему, и он волен обладать ею, когда пожелает.
И Медлин подчинится. Стиснет зубы, и будет терпеть, а потом весело улыбаться, ведь она так разумна и практична. Это-то и ужасно!
Медлин что-то ласково пробормотала и, оставив собаку, обеспокоено глянула на темное небо, по которому неслись грозные тучи.
– Надеюсь, наших гостей не застигнет по дороге буря, - сказала она. - Ветер сегодня так необычно шумит, - словно плачет и жалуется. Странная ночь.
У Анатоля дернулся угол рта. Ночь может оказаться куда более странной, чем представляет себе Медлин, хотя он постарается, чтобы этого не случилось.
Медлин вздрогнула, повела обнаженными плечами. Невинное приглашение заключить ее в объятия, прижать к себе, чтобы согреть ее кровь.
И свою. Вдохнуть в нее свой жар, ощутить всем своим существом податливость ее плоти. И кончится все это тем, что Анатоль сорвет с нее нарядное платье и овладеет ею прямо здесь, под окнами гостиной.
Он подобрался, сжал губы, единственным доступным ему способом укротив демона страсти. Попросту отвернулся.
– Пора вернуться в дом, - пробормотал он. - Здесь слишком холодно.
– О, нет, мне хорошо, - начала было Медлин, но Анатоль уже шел к двери. Она прикусила губу, не закончив фразу.
Ей так хотелось узнать истинную причину этих скитаний в темноте. На миг суровый и властный супруг показался Медлин потерявшимся мальчиком, всеми забытым, ждущим, чтобы кто-нибудь вышел и позвал его в дом.
Впрочем, какие бы думы ни мучили Анатоля, для Медлин они оставались тайной. Как и многое другое в этом человеке. Знакомое отчаяние охватило Медлин. На сегодняшний вечер она возлагала такие надежды, может быть, беспочвенные.
Брак с Анатолем был заключен при странных обстоятельствах, и не менее странным оказалось начало их совместной жизни. Но желание принять у себя родственников, чтобы представить им жену, - что может быть обычнее и естественнее? Медлин надеялась, что этот ужин сблизит ее с Анатолем. Быть может, он научится делиться с ней воспоминаниями, мечтами, секретами, которые, судя по всему, и были главной причиной его отчуждения.
Его скрытность неимоверно осложняла жизнь. Сегодня Медлин должна была впервые исполнять роль хозяйки дома - и почти ничего не знала о своих гостях.
Всю неделю Медлин донимала Анатоля вопросами, но он неизменно уклонялся от пространных ответов. Сказал только, что один его дядюшка владеет торговыми судами, а другой вложил состояние в десять рудников. Все, что касалось прочих Сентледжей, очевидно, находилось под тем же запретом, что и старое крыло замка.
«Я могу лишь надеяться, что вы станете мне доверять».
Медлин и старалась доверять, но это было бы куда проще, если б Анатоль так не отдалялся от нее. Коварные сомнения терзали Медлин ночами, когда она лежала без сна, вперив взор в балдахин над пустой постелью, и думала, что мало, чем отличается от старой девы. Можно было и не выходить замуж. Как и до замужества, Медлин проводила ночи в одиночестве и мечтах о нежном возлюбленном, который шепчет на ухо сладкие признания, о поцелуях, пробуждающих страстные желания, которые ей до сих пор довелось лишь слегка отведать.
После первой ночи с Анатолем она радовалась передышке, но теперь…
Собирается ли муж возвращаться в супружескую спальню? Она убеждала себя, что этот ее интерес имеет чисто практические причины. Анатолю нужны наследники, а ей - дети, которых можно любить и учить.
Или же Медлин еще не постигла все тайны соития? Может быть, его нельзя совершать каждую ночь? Ей показалось, что это занятие требует больше усилий от мужчины, чем от женщины. Возможно, Анатоль может заниматься этим только раз в две недели или даже раз в месяц? Был только один способ узнать наверняка. Спросить.
И все же, когда Медлин глянула на Анатоля, который уже ждал ее под фонарем, качавшимся у входа в дом, ее охватили сомнения. Теперь он был совсем не похож на потерявшегося ребенка. Он стоял и ждал, нетерпеливо распахнув дверь, - рослый, величественный, в нарядном сюртуке и тугих панталонах, облегавших мускулистые бедра.
Анатоль властно махнул рукой, и Медлин, подобрав юбки, побежала к нему. Цезарь уже исчез в доме. На пороге Медлин задержалась и, собравшись с духом, положила руку на рукав мужа.
– Анатоль, могу я задать вам вопрос? В глазах мужа появилось знакомое отчужденное выражение, но он вежливо улыбнулся.
– Мадам, вы задаете слишком много вопросов. Что на этот раз?
– Я только что думала, почему… - Медлин умолкла.
«Почему ты не приходишь ко мне в постель?» Этот вопрос вертелся на кончике языка, но она не сумела выговорить фразу вслух. Потом заглянула в угольно-черные глаза Анатоля, и храбрость ее окончательно покинула.
– Я только что думала, понравлюсь ли вашим родственникам, - неловко закончила она.
Анатоль на миг задумался, потом ответил:
– Конечно. Как вы можете не понравиться?
Сердце Медлин дрогнуло от радости, но тут он добавил:
– В конце концов, вас выбрал Искатель Невест.
– Ах, это… Да, конечно. - Медлин отвела глаза, чтобы скрыть разочарование. - Стало быть, остальные ваши родичи тоже верят в Искателя Невест?
– Ну да. По большей части.
– А ваши дядья и кузены тоже вручали своим женам мечи?
– Нет, - ответил Анатоль. - Только я должен был сделать это - как хозяин замка Ледж.
От его ответа Медлин еще больше пала духом. «Должен был»! «Должен», а вовсе не «хотел» или…
Медлин одернула себя. Какой человек в здравом уме захочет вручать своей жене меч? Жизнь в замке Ледж, как видно, уже оказала разрушительное воздействие на ее прежде безупречную логику.
– А теперь, мадам, мы можем войти. - Анатоль взял ее под руку и направил к двери… но вдруг его пальцы с такой силой стиснули локоть Медлин, что она вскрикнула.
В один миг Анатоль преобразился. Раздувающиеся ноздри, прищуренные глаза, напряженные мускулы - он стал похож на дикого зверя, учуявшего опасность.
– Анатоль, что случилось?
– Он словно и не услышал. Отпустив руку Медлин, он настороженно вглядывался в темноту.
И наконец хрипло произнес:
– Они едут.
– Кто? - У Медлин сжалось сердце, но тут она поняла, о ком речь. Сентледжи. Как могла она забыть о главном событии нынешнего вечера! Медлин устремила взгляд в темноту.
– Вы видите фонарь на карете? - спросила она.
– Нет, - Анатоль поморщился, надавил пальцами на лоб. - Просто когда так много Сентледжей собираются вместе, они… э-э… производят шум.
Медлин непонимающе взглянула на него. Почему же она ничего не слышит - ни грохота колес, ни цокота копыт? Правда, Медлин уже не единожды убеждалась, что у. Анатоля слух Гораздо острее.
Она уже, давно решила быть сегодня идеальной хозяйкой - очаровательной, приветливой и, главное, спокойной. Добиться этого было бы легче, если б муж не казался столь мрачным. Он стоял, уперев руки в бедра, словно военачальник, готовый отразить вражеское нашествие.
Медлин до сих пор не знала, чего ждать от родственников Анатоля, но в душе предвидела, что они окажутся совсем непохожими на ее веселую родню.
Медлин намеревалась обосноваться в малой гостиной до приезда гостей, чтобы потом с царственным достоинством приветствовать каждого из них… но Сентледжи ухитрились нарушить все ее планы.
Она задержалась у себя в комнате лишь настолько, что бы поправить прическу и ваять веер, но когда спустилась вниз, в галерее уже разносились незнакомые голоса.
Медлин с Трудом подавила желание укрыться в спальне и запереться изнутри. Мужа нигде не было видно, зато по нижнему залу в одиночестве слонялся Люций Тригхорн.
При виде его Медлин нахмурилась. Ей удалось привести в божеский вид прочих слуг и даже обрядить их в новые ливреи, но упрямый старик по прежнему щеголял в вязаных панталонах и пожелтевшей рубахе. Он даже не потрудился причесаться.
Когда Медлин сошла с лестницы, Тригг ощерил гнилые пеньки зубов, и злорадно ухмыльнулся.
– Вся компания там, хозяйка. - Он указал грязным большим пальцем куда-то через плечо. Коренастый, похожий на злого гнома старикашка никогда не упускал случая поддеть Медлин, но сегодня она твердо решила не ввязываться в споры.
– Мне это известно, мистер Тригхорн» - сказала она как можно холоднее. - Мой муж еще не выходил?
– Хозяин уже в галерее.
– Тогда займитесь своими делами. На кухне могут понадобиться лишние руки.
– Зачем это? Любимое блюдо Сентледжей уже готово.
– Правда? - озадаченно спросила Медлин. - Что же они любят?
– Молодых невест.
Медлин бросила на Тригга убийственный взгляд, но старикашка уже удалялся к лестнице для слуг, шаркая, по обыкновению, ногами и посмеиваясь собственной шутке.
Гордо выпрямившись, Медлин подошла к двери в галерею. Приоткрыв ее, сквозь узкую щель она увидела только Анатоля, который стоял, заложив руки за спину.
– Давненько мы не виделись, мой мальчик, раздался чей-то грубоватый голос.
– Давненько, - кивнул Анатоль.
Медлин заметила, что муж скован и напряжен, и, в ней шевельнулась жалость. Она часто ссорилась родными, но все-таки всегда знала, дома ее ждут крепкие объятия и шумные приветствия.
Ей никогда не приходило в голову, что в этот вечер Анатолю может понадобиться ее помощь, это открытие придало Медлин смелости. Распахнув дверь, она грациозно впорхнула в гостиную.
Воцарилась тишина. Изобразив чарующую улыбку, Медлин плавно присела в изысканном придворном реверансе. В этот миг она увидела обращенные к ней лица - и замерла с приоткрытым ртом, не успев завершить движение.
Боже милостивый! Ее обступали мужчины, одни мужчины, разного роста и возраста, но при этом все они были пугающе похожи - пронзительные черные глаза, ястребиные носы. Фамильные черты Сентледжей.
Медлин пошатнулась и, верно, упала бы, если б Анатоль ее вовремя не поддержал. Ошеломленная, она почти не слушала мужа, который чересчур торопливо принялся представлять ей гостей.
– Это мой старший дядюшка, он владеет торговыми судами, - говорил Анатоль, указывая на крупного, кряжистого человека. - Капитан Адриан Сентледж.
Торговые суда? Медлин с трудом изобразила робкую улыбку. Дяди Адриан больше смахивал на старого пирата - обветренное лицо, крепко сбитая фигура, густая борода с пробивающейся сединой. Он улыбнулся, обнажив два ряда крупных белых зубов, которые способны перемолоть косточки самой упитанной невесты. Двои его сыновей; светловолосые Фредерик и Калеб Сентледжи, смотрели на Медлин голодными глазами, словно год не видели женщины. Куда безобидней выглядел другой дядя Анатоля, Пакстон Сентледж, приумноживший свое состояние на добыче олова. В модном коричневом сюртуке и седом пудреном парике, он мало чем отличался от обычного лондонского купца. Его сын, Зак, совсем не походил на отца. Неряшливая одежда и помятая черная шевелюра придавали ему вид потрепанного бурей путника.
Однако самый приметный гость стоял чуть поодаль от прочих, в тени портьеры. Он был необычайно худ, изможден и бледен. Медлин показалось, что он едва держится на ногах.
– Мой двоюродный брат, Мариус Сентледж, - представил Анатоль. - Один из немногих искусных врачей в нашем краю. Он учился в Эдинбурге.
Изможденный человек торжественно склонил голову.
– А это моя жена Медлин, - заключил Анатоль и обвел всех присутствующих свирепым взглядом, словно ждал, что кто-то станет оспаривать это утверждение.
Вцепившись в руку мужа, Медлин присела в реверансе, который трудно было назвать изящным - скорее уж у нее внезапно подкосились колени. Воцарилась неловкая пауза, и шесть пар глаз с интересом рассматривали девушку. Ее так и подмывало спрятаться за широкую спину Анатоля.
По счастью, всеобщее внимание тут же переключилось на худого врача.
– Мариус! - воскликнул Адриан.
Все расступились, и Мариус вышел вперед. Он взглянул на Анатоля, как бы испрашивая соизволения. Тот кивнул, хотя весьма неохотно, и после напряженной паузы подал руку Медлин. Молодой человек крепко сжал ее пальцы в прохладной сильной ладони. Медлин никогда прежде не видела таких бездонных глаз. Она словно падала в пропасть с головокружительной высоты и хотела уже отвести взгляд, но его прикосновение странным образом успокоило девушку. Мариус долго вглядывался в лицо Медлин, а потом расплылся в улыбке.
– Фитцледж сделал правильный выбор, - объявил он.
– Я так и знал! Старик никогда не подведет! - торжествующе вскричал Адриан, и не успела Медлин опомниться, как ее оторвали от мужа и принялись обнимать и целовать в обе щеки. Когда поцелуйный обряд, наконец завершился, она задыхалась от смущения, пылая пунцовым румянцем.
Даже Анатолю не удалось остаться в стороне от всеобщего ликования. Ему жали руки, его поздравляли и хлопали по спине до тех пор, пока плечистый муж Медлин не превратился в сконфуженного школьника.
Медлин бы радоваться, что ее так охотно приняли в семью Сентледж… но радость омрачало одно обстоятельство. На этом семейном сборище, кроме нее, не было ни одной женщины.
Анатоль поминал лишь двух представительниц прекрасного пола в роду Сентледжей. Сердце одной из них похоронено под полом церкви, а вторая… Что говорил Анатоль о смерти своей матери?
«Она умерла от страха и горя».
Медлин осторожно потянула Анатоля за рукав, отвела его в сторону и шепнула:
– Неужели среди вашей родни нет ни одной женщины?
Тот нахмурился, огляделся, словно сейчас заметил отсутствие женщин. Потом подал знак младшему из кузенов.
Калеб Сентледж с готовностью подошел на зов. Это был долговязый подросток с радостной, хотя и несколько рассеянной, улыбкой.
– Где ваши дамы? - требовательно спросил Анатоль.
Калеб смутился - вот-вот примется шарить по жилетным карманам. Потом растерянно почесал в затылке и густо покраснел.
– Кузен Анатоль, ты же знаешь, отец не разрешает нам брать с собой подружек. Говорит, чтоб подождали, пока не женимся.
– Он имеет в виду мать и сестер, олух ты этакий, - вмешался его брат Фредерик. Со всей мудростью своих семнадцати лет он послал Медлин проникновенный взгляд, извиняясь за глупость младшего братца. - Матушка и Элсбет дома.
– Почему не здесь? - властно спросил Анатоль.
Фредерик пожал плечами.
– Никто не знал, что их тоже пригласили. Анатоль приглушенно выругался, но, прежде чем он успел высказаться внятно, в разговор вступил Адриан:
– Прости нас, парень, но мы получили приказ явиться и ничего не поняли. Кроме того, мы знаем, что в замке Ледж дам не жалуют.
– Однако, - заговорил Пакстон, - моя жена Эспер будет рада принять у себя леди Сентледж, когда та пожелает.
– И моя жена тоже, - добавил Зак Сентледж, отвесив Медлин вежливый поклон.
– И моя, - наклонил голову Адриан.
– Я горю нетерпением с ними познакомиться, - ответила Медлин и порывисто повернулась к Мариусу. - А ваша супруга, сэр?
После минутной паузы Мариус спокойно ответил:
– Увы, дорогая кузина, я потерял жену.
– О-о, простите, мне очень жаль, - пробормотала Медлин, гадая, какую трагедию таит в себе прошлое Мариуса, какое родовое проклятие лишило его жены.
Что бы ни скрывалось за печальной улыбкой Мариуса, Медлин вздохнула с облегчением, когда Калеб заявил:
– Я буду, счастлив, представить вам свою жену, когда мистер Фитцледж мне ее найдет.
Это замечание вызвало презрительный смешок у Фредерика, но старшие мужчины, даже Мариус, рассмеялись, и напряжение рассеялось.
Джентльмены усадили Медлин на кушетку и собрались вокруг нее, словно пчелы над каплей меда. Анатоль стоял у камина, бдительно наблюдая за родственниками, которые засыпали Медлин вопросами, стараясь побольше узнать о ней.
По крайней мере, они делали это обычным способом, в отличие от Мариуса. Анатоль перевел взгляд на бледное лицо кузена, который говорил очень мало, прислушиваясь больше к чужим разговорам, как и подобало врачу.
Как ни клял Анатоль судьбу, наделившую его необычным даром, он всегда был ей благодарен за то, что его миновала участь Мариуса. Даже Сентледжи трепетали в присутствии Мариуса, ибо человеческая душа была для него открытой книгой. Он видел все, даже самые тайные помыслы и побуждения.
Анатоль до сих пор не понимал, как позволил Мариусу взять Медлин за руку, посмотреть ей в глаза. Быть может, оттого, что сам, к стыду своему, до сих пор сомневался. В глубине души Анатоль страшился, что произошла ошибка, что он, подобно своему отцу, женился на Неподходящей женщине, а это означает гибель и для жены, и для мужа.
«Фитцледж сделал правильный выбор».
Какое неимоверное облегчение ощутил Анатоль, услышав эти слова! Теперь он сумеет пережить этот вечер.
Самое страшное позади, его жену приняли в лоно семьи. Что касается остального. Возможно, родственники и не одобряли требования Анатоля не касаться в разговоре некоторых тем, но они наверняка не пойдут против его воли.
Недоразумение с не приглашенными дамами тоже было улажено, и последние следы беспокойства исчезли с лица Медлин, растворившись в сияющей улыбке, когда появился преподобный Фитцледж.
Все Сентледжи приветствовали священника тепло и уважительно, как подобает встречать. Искателя Невест. Фитцледж с равной теплотой отвечал на приветствия, тяжело дыша и отдуваясь» словно всю дорогу бежал бегом.
Пригладив белоснежные волосы, он почтительно поклонился Медлин и извинился за опоздание.
– Сегодня приехала моя внучка Эльфрида. Нам с миссис Бимз пришлось немало похлопотать, чтобы устроить ее поудобнее, ведь в доме так давно не было детей.
– Какая это» должно быть, для вас радость, мистер Фитцледж! - отозвалась Медлин.- Долго ли прогостит у вас девочка?
– Думаю, что долго. Лондонский воздух ей вреден, а ее мать, жена моего младшего сына Коринна, вскоре должна разрешиться от бремени.
– Надеюсь, она родит сына, - сказал Адриан. - Мальчика, обладающего даром. Для следующего поколения нам понадобится новый Искатель Невест.
– Уверен, что Коринна сделает все возможное.
– Велите-ка лучше, как следует потрудиться вашим сыновьям. - Игривое, замечание Адриана вогнало Медлин в краску, а Анатоль удивился, что Адриан не получил от священника обычного мягкого выговора.
Фитцледж, похоже, был чем-то сильно озабочен, и Анатоль понимал, что приезд внучки тут ни при чем. Слишком хорошо он знал своего старого наставника.
Что еще могло произойти?
Впрочем, Анатоль недолго пребывал в неведении. Когда поток приветствий иссяк, Фитцледж увлек его в сторону.
– Анатоль, по пути сюда я увидел нечто весьма тревожное.
– Еще одну загадочную женщину в плаще? - устало вздохнув, поинтересовался Анатоль.
– Слава богу, мет… но только сегодня я узнал, что вы взяли в услужение Бесс Киннок.
– Ну а что? Разве не вы ее прислали?
– Нет-нет, что вы!
Взволнованный тон Фитцледжа не на шутку обеспокоил Анатоля. Нахмурясь, он минуту размышлял, потом пожал плечами.
– Значит, это сделал кто-то еще из деревенских.
– Но разумно ли допускать ее так близко? Понимаю, вы просто хотели проявить участие, но…
– Участие тут не при чем, старина. Это называется угрызения совести.
– Ваша совесть может быть спокойна. Вы не виноваты в смерти матери Бесс, хотя бедная девушка думает иначе. - Фитцледж покачал головой. - Пришлите ее ко мне. Если она нуждается, я подыщу ей место. Как бы не случилось беды. Если принять во внимание, что думает о вас бедное дитя…
– Дитя думает, что я Демон, посланный из ада, и что меня надо было сжечь на костре, как только я родился. Впрочем, это мнение мне хорошо знакомо.
– Мальчик мой, -начал было Фитцледж, беря Анатоля за руку. Тот раздраженно отстранился.
– Оставьте ваши уговоры, милейший Фитцледж. Пока Бесс исполняет свои обязанности и устраивает мою жену, она останется в доме. Я не вижу никакой серьезной угрозы в болтовне деревенской девчонки.
Особенно когда приближается истинная опасность. Все чувства Анатоля разом обострились, в мыслях возник образ человека, идущего по коридору. Правда, как ни силился он сосредоточиться, образ оставался расплывчатым. Анатоль не преувеличил, говоря Медлин, что, когда Сентледжи собираются вместе, они производят шум. Силы, присущие им, сливались в единый поток, искажавший восприятие.
Может, это егерь? Недавно Уорфорду сообщили, что видели браконьеров, и… У Анатоля перехватило дыхание от острой боли в висках. Он надавил пальцами на лоб.
Нет, это не теплая энергичная аура Уорфорда, а нечто холодное, острое, словно лезвие ножа, вонзается в мозг.
– Роман!
Это имя сорвалось с уст Анатоля, точно ругательство. Фитцледж вздрогнул. Все разговоры в гостиной разом смолкли, все взгляды устремились к двери. Как говаривал с горечью Анатоль, никто иной не умел так торжественно обставить свое появление.
Сняв треуголку и плащ с капюшоном. Роман обернулся к Бесс Киннок, замершей за его спиной, и с небрежным изяществом сбросил ей в руки одежду.
Потом ущипнул девушку за щеку, отчего Бесс зарделась, и воззрилась на Романа с немым обожанием.
Вслед за тем Роман отвесил собравшимся элегантный поклон. На нем был парчовый камзол цвета слоновой кости и такие же кюлоты, голубой жилет, расшитый серебром. Длинные золотистые волосы Романа были стянуты сзади черной бархатной лентой, открывая красивое точеное лицо. Стряхнув с кружевных манжет незримую пылинку. Роман взглянул на Анатоля. В его глазах плясали зловещие огоньки.
Анатоль вспомнил о злой фее, натворившей немало бед.
Дурное предчувствие стиснуло грудь, и он шагнул вперед, преграждая путь Роману. Кузен с нескрываемой насмешкой оглядел его черный сюртук.
– Боже милосердный! Кто-нибудь умер?
– Пока еще нет.
На губах Романа заплясала довольная усмешка, а в дальнем конце гостиной возникло движение. Двоюродные братья Анатоля вскочили на ноги, Адриан настороженно замер, а Мариус нерешительно шагнул вперед.
Наверняка все они хорошо помнили последнюю стычку Анатоля с Романом, которая произошла здесь же, в замке Ледж.
Это случилось в день похорон Линдона Сентледжа, когда напряжение многих лет взаимной неприязни и соперничества усугубилось горем Анатоля. Они с Романом вцепились друг другу в горло, точно бешеные псы, и, чтобы их разнять, потребовались объединенные усилия всего клана Сентледжей.
А все из- за часов. Часов отца Анатоля, которые по традиции должны были достаться его сыну, но заполучил их Роман.
Он до сих пор не расставался с этой вещицей. Вот и сейчас намеренно неторопливо достал часы из жилетного кармана и открыл, нарочито давая Анатолю заметить портрет матери на обратной стороне крышки.
– Боже мой! - пробормотал Роман. - Мои извинения, кузен. Кажется, я слегка опоздал?
– Опоздал?!- хмыкнул Аиатоль, стараясь не показать, какое впечатление произвел на него вид отцовских часов. Понизив голос, чтобы не слышали остальные, он спросил: - Какого черта тебе здесь понадобилось?
Роман вздохнул.
– Этот вопрос, похоже, входит у тебя в привычку. Надо заметить, весьма утомительную привычку. Я приехал, чтобы присоединиться к этому милому семейному сборищу.
– Что-то не припоминаю, чтобы тебя сюда приглашали!
– А должны были пригласить. Насколько мне помнится, я ношу имя Сентледж.
– А я стараюсь об этом забыть.
В глазах Романа мелькнул зловещий огонек.
– Тогда, пожалуй, придется напомнить.
Анатоль весь подобрался, ожидая стычки, и между ними встал Фитцледж.
– Джентльмены, прошу вас, - заговорил oн тем же огорченным тоном, каким увещевал их еще детьми.- С этой нелепой распрей давно пора покончить. Сентледжи всегда были дружной семьей. Мастер Роман, если вы желаете остаться, то должны вести себя достойно.
Злоба, исказившая красивое лицо Романа, сменилась обычной ленивой насмешкой.
– Да, сэр, конечно, - небрежно согласился он.
– Милорд, - обратился Фитцледж к Анатолю. - Подумайте о вашей жене. Неужели вы хотите огорчить ее неприятной сценой?
Анатоль упрямо выпятил челюсть, но взглядом невольно отыскал Медлин, окруженную Сентледжами. Лицо ее светилось невинным любопытством и удивлением.
«Нет, - подумал Анатоль, - не захочет». Интересно, как далеко он способен зайти в стремлении огорчать Медлин? Пожалуй, спляшет и с самим дьяволом, если понадобится.
Шагнув к Роману, он цепко стиснул его руку повыше локтя.
– Если ты останешься,- прошипел Анатоль сквозь зубы, - то будь добр, придержи свой пакостный язык. Моя жена ничего не знает о наших наследственных странностях, и пока я намерен держать ее в неведении. Попробуешь меня обмануть, пеняй на себя.
Роман удивленно вскинул брови, но сказал:
– Разумеется, кузен, Я далек от желания вызвать твое неудовольствие.
Он высвободил руку, разгладил рукав, изобразив на губах сладкую улыбку, которой Анатоль ни на йоту не доверял. Внутренний голос, редко подводивший его, искушал воспользоваться рожденным даром. Одно хорошее усилие, и Роман отправится не то что за дверь, а прямиком в ад.
И тогда он до смерти напугает Медлин, станет в ее глазах диким, необузданным чудовищем.
Оставалось лишь сделать, то, что Анатоль так часто проделывал прежде, - уступить кузену дорогу.
Когда Роман вошел в гостиную, прочие мужчины перевели дух и немного успокоились. Роман обменялся парой пустяковых фраз с младшими кузенами, но тут увидел Медлин - и обычное сардоническое выражение лица сменилось искренним изумлением. Он смотрел на Медлин во все глаза; и Анатоль отлично его понимал.
Со смесью гордости и отчаяния, он думал, что в этот вечер его юная супруга особенно хороша.
– Анатоль, - промурлыкал Роман, не сводя глаз с Медлин,- надеюсь, ты представишь меня своей жене.
В груди Анатоля шевельнулось почти незнакомое чувство, которому он даже не сразу нашел название - страх.
– Медлин, -сухо произнес он, - это мой кузен Роман.
Не обращая внимания на более чем нелюбезный тон Анатоля, Роман склонился над рукой Медлин.
– Мадам, - он поднес к губам кончики ее пальцев, - если бы я знал, что встречу такую красавицу, непременно нанес бы вам визит гораздо раньше.
– Благодарю вас, -пробормотала Медлин. Глаза ее взволнованно блестели. Роман всегда оказывал такое действие на женщин. Глупо было надеяться, что Медлин, такая восприимчивая и чувствительная, поведет себя иначе.
С нелегким сердцем Анатоль слушал, как Роман шелковым голосом расточает Медлин комплименты, превозносит ее красоту и очарование.
Он сам должен был сказать ей, как она прекрасна сегодня, и непременно сказал бы, если б не неуклюжий язык и непонятная застенчивость. И теперь он лишь бессильно глядел на эту сцену, словно стал опять неловким мальчуганом, прижавшим лицо к оконному стеклу.
Безысходная тоска боролась в его душе с иными чувствами. Хотелось оторвать Медлин от Романа, сжать ее в объятиях, чтобы все видели - она принадлежит ему. Борясь с приступом ревности» Анатоль не почувствовал появления нового лица.
Лишь когда от дверей донеслось отчетливое покашливание, он обернулся - и остолбенел при виде немыслимой фигуры. Что за паяц? Лицо мужчины покрывал толстый слой белил и румян, на подбородке чернела приклеенная мушка. Казалось, весь он состоит лишь из огромного парика и шелкового сиреневого камзола, так тщедушно было его тело.
– Какого черта! - Восклицание Анатоля привлекло остальных.
– Боже мой, кто это? - воскликнул Пакстон, выпучив глаза.
– Не кто, а что, -проворчал Адриан. Медлин бесшумно скользнула к Анатолю и шепнула:
– Это еще один ваш двоюродный брат, милорд?
– Черт побери, конечно, нет! - воскликнул Анатоль, возмущенный подобным предположением.
Спокойным оставался лишь Роман. Он направил лорнет на тщедушного человечка и лениво проговорил, растягивая слова:
– Ах, Ив… Прошу прощения, друг мой. Я был так взволнован встречей со своим семейством, что совсем позабыл о вас.
Он махнул рукой, и незнакомец чуть не на цыпочках вошел в гостиную. Теперь Анатоль понял, почему не заметил его присутствия раньше - у этого существа была такая слабая аура, что она растворялась в мощной ауре Романа.
– Джентльмены, милейшая кузина Медлин,- сказал Роман, лениво указывая на незнакомца, - позвольте представить вам Ива де Рошенкура.
Мужчина изогнулся в столь церемонном поклоне, что у Анатоля от омерзения свело челюсти. К тому же от француза несло духами, словно от портовой шлюхи.
Роман продолжал:
– Ив - мой большой друг, и я взял на себя смелость пригласить его с собой.
«Слишком мягко сказано», - подумал Анатоль, приходя в ярость. Мало того, что у Романа хватает наглости являться незваным, так он еще тащит с собой это набеленное чучело! Анатоль хотел уже высказать свое раздражение вслух, но тут его опередил младший кузен.
– Послушай-ка, Роман, - заявил он со свойственной юности прямотой, - это ведь семейный ужин.
Рошенкур испуганно округлил глаза.
– Milles pardon, мсье, мадам, - забормотал он. Странный голос, высокий и резкий, раздражал слух, точно скрежет ржавой пилы по железу. - Я не знал. Certainement, если бы я знал, то не позволил бы себе вторгаться…
Француз попятился к двери. Анатоль было вздохнул с облегчением, но тут Медлин проворно подбежала к гостю.
– О нет, мсье, пожалуйста, не уходите! Для нас будет большой честью, если вы с нами отужинаете, не правда ли?
Сентледжи выслушали ее с каменными лицами, только Фитцледж одобрительно кивнул.
– Милорд? - Она вопросительно взглянула на Анатоля. - За столом достаточно места. Прошу вас, пригласите мсье присоединиться к нам.
Скрестив руки на груди, Анатоль хмуро оглядел родственников. Он хорошо понимал причину их мрачного молчания. Всем корнуэльцам, и ему в том числе, свойственно глубокое недоверие к чужеземцам, но как противиться мольбе, которая светится в зеленых глазах Медлин? Он уже смирился с присутствием Романа, отчего бы не стерпеть еще одного шута?
– Хорошо, - сказал он, наконец, - этот тощий щеголь нас не объест. Пусть остается.
– Как благородно с вашей стороны, милорд! -с издевкой процедил Роман, но тут вмешался Калеб.
– Анатоль… - начал было он, но умолк под строгим взглядом Фитцледжа.
– Довольно, Калеб. - Священник подошел к французу, приветливо протянул руку: - Добро пожаловать, сэр. Мне показалось, я услышал в вашей речи легкий южный акцент. Вы не из Гаскони?
– У вас тонкий слух, мсье, - отозвался француз. Он все еще чувствовал себя неловко, но все же старательно улыбнулся. - Я и вправду родился в Гаскони, в маленькой деревушке, но сейчас живу в Париже.
– Что же привело вас и Англию? - хмуро спросил Анатоль.
Прежде чем француз успел ответить, раздался голос Романа:
– Мсье де Рошенкур весьма одаренный художник. Мне понадобились его услуги.
– Здесь, в Корнуолле? - проворчал Адриан. - Что ему здесь делать?
– Ах, дядюшка, разве я вам не говорил? - с наигранным удивлением проговорил Роман, и его лицо озарилось сладкой улыбкой. При этом, однако, он косился на Анатоля, словно предвкушал действие своих слов. - Ив - мой архитектор. Он будет возрождать к жизни Пропащую Землю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен

Разделы:
Пролог23456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзен



вау.давно не читала таких стоящих внимания романов.читайте не пожалеете. и смех и слезы и любовь...
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзеналена
3.07.2012, 22.26





Понравилось.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенАлиса
15.07.2012, 18.41





И вроде бы сюжет дольно-таки избитый, но мастерство автора, чувство юмора, здравый смысл в поведении гг-в... и хорошее настроение во время и после гарантировано;) Читайте, наслаждайтесь
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенМаруська
16.07.2012, 12.20





хороший роман.ГГ очень понравились.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенЭльмира
16.10.2012, 17.34





роман легкий,красивый,остроумный с адекватными поступками героев.первый прочитаный мною роман этого автора,но точно не последний
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзенвика
24.10.2012, 16.00





Да, юморные моменты были, но чтобы я нзвала этот роман веселым -нет! Захватывающе написано, несколько портило впечатление - чрезмерные комплексы и пароноя у ГГероя, хотя с таким детством... Но как-то многовато отрицательных эмоций у героя.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенЮлия
3.03.2013, 18.00





Роман понравился. Особенно момент первой брачной ночи)) я посмеялась. Короче читайте, и наслаждайтесь
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенЛале
17.03.2013, 20.40





Здорово)))
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенВероника
18.03.2013, 1.29





Роман классный, я с таким упоением читала
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенОкси
27.03.2013, 23.51





)))) на самом деле мало таких романов, где сюжет с самого начала так захватывает! ну и конечное смешные моменты тоже есть - автор не лишен чувства юмора)))))
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенРаяна
15.04.2013, 11.11





)))) на самом деле мало таких романов, где сюжет с самого начала так захватывает! ну и конечное смешные моменты тоже есть - автор не лишен чувства юмора)))))
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенРаяна
15.04.2013, 11.11





Книга замечательная,не могла оторваться!10 из 10!
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзенsveta
25.04.2013, 21.28





Перечитывала несколько раз, очень интересный и необычный роман с мистической подоплекой. На мой взгляд, самый лучший из серии об эстраординарном семействе Сентледжей.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенАрина
8.08.2013, 22.58





Супер! Правда временами главная героиня была занудой,даже в начале книги хотела из-за неё бросить читать, да и страсти не мешало бы ей добавить, а вот семейство Сентледжей и главный герой великолепны!
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенНадежда
18.10.2013, 12.49





замечательный роман.и юмор есть,и слезы и любовь.читала с огромным удовольствием.твердая 10.читайте!!!!!!!!
Жена Для Чародея - Кэррол Сьюзенчитатель)
3.02.2014, 21.05





Восхитительный роман всем советую
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенАлёна
22.04.2015, 19.40





Впервые читала роман с элементами магии.Очень чувственный,местами до слез и в тоже время с юмором.Очень сильные эмоции у героев.Захватывает!!! Рекомендую всем.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенНа-та-лья
9.09.2015, 13.17





Прелестный роман. Его надо читать первым, а после - "Любовное заклятие". А так как у меня получилось наоборот, придется перечитывать. Главные герои сильные личности, а Медлин мне очень симпатична: оказалась с твердым характером, хотя выросла в безалаберной семейке.
Жена Для Чародея - Кэррол СьюзенВ.З., 68 л.
1.02.2016, 15.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100